Аквафон Апра
Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Вчера вечером коротенькая информация, распространенная рядом абхазских СМИ, вызвала целый шквал эмоциональных комментариев в соцсетях и на интернет-форумах. Вот она: «Общественная палата Республики Абхазия выступает против снятия ограничений на границе республики, об этом говорится в письме Общественной палаты, которое члены организации отправили президенту страны Аслану Бжания. «Совет Общественной палаты с пониманием относится к нуждам наших сограждан, занятых в сфере туристического бизнеса, но вместе с тем, учитывая ситуацию в сопредельных государствах и Краснодарском крае, а также ограниченные ресурсы нашего здравоохранения, считает более рациональным и ответственным продление режима ограничений с целью сохранения здоровья и безопасности граждан нашей страны», – говорится в обращении членов палаты. Принятые ранее меры по предотвращению распространения пандемии на территории Абхазии в Общественной палате оценили как «необходимые и своевременные».

То, что почти все отклики в Сети будут резко негативными и даже гневными, было абсолютно предсказуемо. «Зачем Палате понадобилось так подставляться?» – рассуждали некоторые наблюдатели, едва прочтя это сообщение. Причем было, исходя из его текста, не совсем понятно, о чем идет речь: об одобрении принятого ранее распоряжения президента Абхазии о продлении ограничений на границе до 28 июля, до которого оставалось всего пять дней, или же о призыве продолжать держать границу на замке и дальше: «выступает против снятия ограничений на границе республики». Судя по накалу страстей, большинство комментаторов восприняло письмо именно как призыв. Напомню, что в понедельник 20 июля Общественная палата посвятила свое заседание этой самой волнующей сегодня Абхазию теме, но не стала принимать никакого постановления, ее члены сошлись на том, что надо дождаться заключения представителей Роспотребнадзора, прибывающих в республику, и оперативного штаба по защите населения от коронавирусной инфекции. И вот вчера Палата, что называется, вызвала огонь на себя:

«Какая к… Общественная палата! Выйдите к людям и спросите, чего люди хотят! С огнем играете!»; «Абсолютно антинародное и антигосударственное обращение, не имеющее под собой оснований. Такие обращения провоцируют народный гнев»; «А кто сидит в этой Палате? Хорошо устроенные деятели, владельцы оптовок, магазинов, у которых все налажено»; «28 июля собираемся в столице или на границе?»: «Я уже транспаранты готовлю!»; «Общественная палата, вы только о себе думаете? Вы решаете за нас всех? Молодцы, очень вы беспокоитесь за свой народ!»; «В Палате сидят пожилые люди, которые переживают за свое здоровье. А еще прикрывают нашу власть, на случай если не откроют границу и в августе. При этом в основном не следят за ситуацией в соседнем Краснодарском крае, а там уже миллионы за месяц отдохнули – и ничего страшного не произошло»; «Палата №6»; «Засиделась эта бестолковая Палата в креслах! Разогнать их надо»; «Чем известна эта организация, кроме болтологии? Какое она имеет право, моральное или юридическое, рекомендовать президенту?»; «Общественная палата пусть оплачивает учебу наших студентов и кормит их»; «Это специальный заказ с тем, чтобы Общественная палата сделала такое обращение к президенту! В этой палате вообще есть разумные люди?»; «А что за апелляция к ситуации в соседних государствах и Краснодарском крае? Мы видим переполненные пляжи и все остальное, люди счастливы, живут обычной жизнью, никаких ограничений»; «Вообще не думают мозгами! Мозги хоть есть у них?! Ходят тут в галстуках, надутые, важные!»

Я позвонил сегодня одному из членов Совета ОП и спросил, читал ли он эти интернет-комментарии, которые обрушились на Палату. Но он бодрился: «Ничего, зато наше слово что-то значит, раз вызвало такой резонанс. Пусть говорят».

Были, надо сказать, и не только такие эмоциональные интернет-отклики исключительно со знаком минус. Один форумчанин стал рассуждать: «К чему это? Митинговать бессмысленно. Пусть Абхазия хоть трижды откроет границу, Россия ее не будет открывать. И что, штурмом российскую границу брать будете? Полный бред. Войны нет, грузы, товары, продукты через границу провозить можно (только законным образом, а не леваком), гастарбайтеры работали и работают, а абхазы сидят, типа скоро голод начнется. Нет денег и работы? Почему бы не выслать (или не уволить) всех иностранных рабочих и самим не поработать? Почему не сделать приоритетным прием на работу в первую очередь граждан Абхазии? Все решаемо, хватит сидеть, работать начинать пора».

Ему ответили, что масштабный митинг на границе может стать способом воздействия не только на абхазские власти, но и на российские. А еще одна форумчанка начала объяснять, что не надо понимать ситуацию так, будто в скорейшем открытии границы заинтересованы только работники турбизнеса (в принципе, это никакое не открытие, но тем не менее): «Совет Общественной палаты, видимо, не до конца понимает, что из-за закрытой границы страдают не только граждане, занятые в сфере туризма, но и все остальные. Может быть, у меня получится популярно объяснить? На туристах напрямую заработают владельцы гостиниц и те, кто сдает комнаты, владельцы столовых, ресторанов, апацх, заработают деньги и наполнят казну в виде налогов такие объекты, как Рицинский заповедник, Новоафонская пещера и мн. др. При этом зарабатывают не только сами владельцы, но и десятки людей, работающих у них. Заработанные деньги не будут лежать мертвым грузом, их обладатели будут покупать товар в магазинах, ларьках, на рынке – так появятся деньги у продавцов... Думаю, ясно, что и далее будет происходить аналогичный «круговорот». Таким образом, если «занятые в туристическом бизнесе» граждане зарабатывают непосредственно, то гораздо большее количество людей заработают опосредованно!»

Вспоминаются два частных разговора. Один из них, в журналистской среде, происходил еще где-то в начале лета. Кто-то из собеседников высказал мысль, что в турсезоне прямо или косвенно заинтересованы 90 процентов населения Абхазии, и только у 10 процентов достаточно серьезная финансовая «подушка безопасности», чтобы вообще не думать о нем. С этими цифрами никто не стал спорить, хотя понятно, что они были названы «на глазок». Второй разговор состоялся между двумя сухумцами на днях. Один из них стал допытываться у другого: «Ну, вот скажи – лично ты все-таки за открытие границы или против?» Тот ответил образно: «Одно полушарие моего мозга – за, а другое – против». Первый признался, что у него примерно так же, но то полушарие, которое «за», все-таки больше».

И еще. Громкие и дружные интернет-протесты против вчерашнего письма Общественной палаты и принятого 21 июля распоряжения президента о продлении ограничительных мер на границе на неделю не должны, впрочем, вводить в заблуждение и свидетельствовать о полном единодушии по этому вопросу в Абхазии. Учтем, помимо прочего, что в комментариях в соцсетях «кучкуются» обычно единомышленники. Достаточно вспомнить, как накануне 21 июля, когда у некоторых в обществе на основании ряда публикаций СМИ создалось впечатление, что границу вот-вот откроют, противники этого буквально заистерили в фейсбучных комментариях. Можно не сомневаться, что если в ближайшее время мы станем-таки свидетелями этого открытия и заезда в Абхазию иностранных туристов, те же пользователи в соцсетях резко активизируются. Правда, судя по всему, число их в республике намного меньше требующих открытия границы.

Собственно, это столкновение мнений в Абхазии нынешним летом прогнозировалось еще в начале весны, даже раньше, чем ВОЗ объявила коронавирусную пандемию. Правда, тогда у многих существовало представление, можно назвать это иллюзией, что новый коронавирус исчезнет сам по себе с наступлением летнего зноя. Характерен заголовок публикации о ситуации в Абхазии 30 марта на «Эхе Кавказа» «Нам бы только месяц простоять и до лета продержаться…» В принципе, высокая температура воздуха действительно враг коронавируса. Вот как об этом говорил министр здравоохранения Абхазии Тамаз Цахнакия на одном из заседаний Координационного штаба по защите населения от коронавируса: «В летний период присутствует достаточно много факторов, ослабляющих вирус в окружающей среде, – солнечный ультрафиолет, прогреваемый воздух, высокая влажность в нашем климатическом регионе и концентрация в воздухе бактерицидных веществ (особенно в 10-15 метрах от моря – йода)». Мы это видим и по ситуации с пандемией в мире: сейчас она особо быстрыми темпами распространяется в странах Южного полушария, где зима. И тем не менее лето не принесло избавления от коронавирусной инфекции. И дилемма в Абхазии стала во весь рост.

Характерен заголовок в одном из местных СМИ, основанный на абхазской поговорке, которую можно перевести примерно так: «Чтобы и мясо пожарилось, и деревянный шампур не сгорел». А в одной из газет опубликована иллюстрация к русской сказке, где изображен всадник перед каменным валуном. А надпись на валуне гласит: «Налево пойдешь – турсезон и деньги потеряешь, направо пойдешь – здоровье потеряешь…»

Эмоции сторонников срочного открытия российско-абхазской границы в республике подогреваются и многочисленными публикациями интернет-изданий в РФ типа этой – «Приехавшие в Сочи туристы перестали помещаться на пляжах. В Сети призвали срочно «открывать Абхазию и Турцию». Вот что в ней сообщается: «На кадрах, опубликованных в паблике «Типичный Сочи» во «ВКонтакте», виден пляж «Мандарин» в центре Адлера, на котором купаются сотни человек. «Надо срочно открывать Абхазию и Турцию! Отдыхающие на пляжах уже не помещаются», – написал автор видео. В комментариях пользователи отметили, что в Сочи такую картину можно наблюдать повсеместно: в этом году на курорты приехало огромное количество туристов, которым приходится «лежать друг на друге» из-за недостатка свободного места. «Сомнительное удовольствие», «Это не отдых, а ужас», «Люди сошли с ума ради моря, в которое даже войти спокойно нельзя, потому что очередь…» – пишут в комментариях под видео».

А в это время рядом, на пляжах Абхазии – пустота. Кстати, первые призывы в Facebook собраться на митинг за открытие границы прозвучали в Абхазии еще в конце мая, но тогда у подавляющего большинства они вызвали недоумение и осуждение, даже были восприняты как неадекватные. Сейчас, когда остается лишь пара месяцев потенциального курортного сезона, и на фоне туристического бума на курортах Краснодарского края и Крыма, ситуация совсем другая.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Сегодня в газетные киоски республики, после почти четырехмесячной паузы, поступил очередной номер газеты «Эхо Абхазии». В обращении к читателям в нем говорится: «Не только наша страна, но и весь мир оказался в беспрецедентной ситуации ограничительных мер, связанных с коронавирусной пандемией. Предыдущий номер «ЭА» вышел в свет 25 марта. А сразу после этого в Абхазии начался ввод в действие карантинных мер, было объявлено чрезвычайное положение, временно закрылись как типографии, так и газетные киоски…»

Период жесткого карантина, впрочем, длился у нас не так уж долго. Уже в начале мая, например, заработали в обычном режиме рынки, парикмахерские, а в середине мая – объекты общественного питания. Примерно тогда же, как подтвердил мне сегодня директор РГУ «Издательство газеты «Республика Абхазия» Энвер Ходжава, в этой типографии возобновился и выпуск бумажных версий государственных газет «Апсны» и «Республика Абхазия», гальской «районки» «Мырзакан». В другой типографии вновь выходит газета столичной администрации «Акуа-Сухум». Смогла наладить выход и независимая газета «Новый День». Некоторые же негосударственные газеты еще раньше перешли на выпуск только электронных версий из-за нерентабельности печатания и распространения бумажных, но это, как говорится, совсем другая история…

Сейчас жизнь в Абхазии, если не считать по-прежнему закрытой границы и отсутствия турсезона, уже почти вошла в нормальное русло. Работают газетные киоски, даже те, что простояли закрытыми дольше всех, до июля. Но какую печатную продукцию может приобрести в ней покупатель? Помимо немногочисленных местных изданий, только ту, которая была завезена через КПП «Псоу» до закрытия границы в конце марта. Вот и лежат в них нераспроданные в свое время экземпляры московских еженедельников вкупе со сборниками кроссвордов и прочим. Кое-кто все же и их порой покупает.

Сегодня я подошел к киоску в центре Сухума, на проспекте Аиааира, который открылся неделю назад, и поговорил с реализатором Мариной Роганян. Она подтвердила то, что я, в принципе, и раньше знал: грузовые машины с продовольственными и другими товарами все это время пересекали границу на Псоу, а вот печатную продукцию и почтовые отправления, провоз которых не был обговорен, не пропускали. Марина говорит:

«Легковая машина у нас товар возила, а пропускают только большие грузовики. Почта тоже не может пройти. Они раньше пешком через границу ходили, небольшие сумочки носили, а у нас – легковая машина.

– Как называется ваша организация?

– ИП Аведова, Елена Григорьевна. Вот вроде бы сейчас договариваются, что к кому-то нужно пойти, чтобы сделать пропуск. Но к кому пойти, пока не могут найти.

– Но сейчас вот-вот, говорят, и откроют границу вообще…

– Надеемся, но не знаю…

– А это у вас все мартовское на прилавке лежит?

– Да. Открылись, чтобы люди не забыли все-таки, что мы есть. И газеты спрашивают, и кроссворды».

Нынешнюю ситуацию не назовешь, безусловно, информационной блокадой, как порой говорили про существовавшую в послевоенной Абхазии до середины нулевых годов, когда удалось, наконец, наладить регулярный завоз в республику российской прессы. Не назовешь по простой причине: сейчас уже давно основная масса читателей периодики переместилась в интернет и с содержанием тех же популярных московских еженедельников вполне может знакомиться в их электронной версии. Но ведь есть и другая категория читателей, как правило, старшего поколения, которые признают только ту газету или журнал, страницами которых можно пошелестеть и которые могут пахнуть типографской краской.

Благодаря упомянутым изменениям в последние годы, в частности работе немалого числа абхазских интернет-изданий, в целом ограничительные меры нынешних весны и лета не сказались так уж сильно на ситуации с распространением информации. Ведь электронным СМИ в этом никакой вирус не помеха. Нельзя не отметить и того, как самоотверженно работали телевизионщики обоих наших каналов в самый жесткий период карантина и самоизоляции населения.

Но по потребителям печатной продукции пандемия нанесла удар. На Сухумском рынке закрылся другой газетный киоск, принадлежавший упомянутому индивидуальному предпринимателю. Там сейчас торгуют совсем другими товарами.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

В Сухуме состоялась пресс-конференция председателя Пенсионного фонда Абхазии Дениса Гулария. Тема выплаты абхазских пенсий и пособий волнует в республике многих – ведь пенсионеров здесь почти 45 тысяч человек, около 20% всего населения. И еще в конце мая было объявлено, что в результате финансовых проблем из-за ограничительных мер в связи с коронавирусной пандемией в июне абхазские пенсии будут выплачиваться не 18 числа, как обычно, а с задержкой на неделю и больше.

Денис Гулария, остановившись на этом вопросе, сказал:

«Начиная с 25 июня, как мы и говорили, мы начали финансировать Сухум и Сухумский район. Выплата началась 26-27 числа. На сегодня Пенсионный фонд Республики Абхазия профинансировал четыре региона – это Сухум и Сухумский район, Ткуарчалский район и Очамчырский район. И плюс еще пенсии семьям погибших добровольцев. Вы знаете, что у нас заработные платы, к сожалению, тоже с нарушением сроков выплачиваются теперь бюджетникам; в июне-июле с опозданием на 15-20 дней. Поступления в Пенсионный фонд напрямую связаны с отчислениями от заработных плат, и в связи с этим, естественно, Пенсионный фонд испытывает дефицит средств. Тем не менее мы видим тенденцию к тому, что поступление налаживается, и я думаю, что с открытием границы и снятием ограничительных мер уже к концу августа все вернется в прежнее русло, и мы будем снова вовремя выплачивать пенсии».

Несколько районов еще не получили финансирование по пенсиям за июнь. В середине следующей недели оно будет получено в Гудаутском районе, а до 10 июля – и в остальных.

Гулария констатировал, что Пенсионный фонд оказался не готов к ситуации с пандемией и спаду экономической активности населения, «подушки безопасности», чтобы продолжать выполнять свои обязательства, у него не было.

Денис Гулария отметил, что суммы выплат, аккумулируемые Пенсионным фондом, в последние годы растут из-за увеличения размера выплат отдельным категориям:

«В 2014 году, когда не было еще доплат, мы перечисляли в месяц 60 с лишним миллионов рублей, в 2019 – уже 78, 6 миллиона была потребность, а в 2020-м – почти 91 миллион рублей в месяц.

– С чем это связано?

– Это связано с тем, что с июля прошлого года увеличили пенсии отдельным категория – инвалидам детства, сиротам… То есть наиболее уязвимым слоям населения, то, что Пенсионный фонд мог осилить…»

Большая часть абхазских пенсионеров – 28 тысяч из 45 – получают минимальную пенсию по возрасту в размере пятисот рублей в месяц. Причем размер этой пенсии уже много лет не повышался. Но есть люди, для которых и эти крохи важны, и задержка с их получением создала трудности в их жизни. Повысить же пенсию по возрасту не дает малое число официально работающих и делающих отчисления в фонд граждан. Гулария уточнил:

«По данным статистики, в 2018-м количество работающих у нас составляло 42 120 человек. При населении 245 тысяч. Трудоспособных – 145 тысяч человек. Работающих, повторюсь, 42 тысячи, а пенсионеров на тот период, в 2018-м, было 49 тысяч, то есть на шесть тысяч, точнее на 6 299 человек, больше. И по этим данным нетрудно увидеть, насколько неблагоприятное положение у нас. При такой, как у нас, распределительной системе Пенсионного фонда должно быть соотношение минимум один к пяти: один пенсионер и пять работающих, и тогда более или менее пенсии будут соответствовать прожиточному минимуму. А благоприятное соотношение – это один к десяти. Я не говорю, что кроме этих 42 тысяч никто не работает. Не может быть у нас столько неработающих. Немало людей заняты каким-то своим делом, на сезонных работах, но тем не менее».

Хорошо известно так же, что во многих частных организациях работники получают так называемые серые зарплаты.

Гулария рассказал о взыскании задолженностей: «Фонд обладает правом взыскания денежных средств по инкассовым поручениям. Последние пару месяцев на количество поступлений положительно повлияли меры, принятые Минфином и Управлением казначейства – платежи не проводятся, пока нет сведений об уплате отчислений в фонды. Это дало результат. В прошлом году мы взыскали свыше 19 миллионов рублей, мобилизовано около 51 миллиона рублей долгов».

Оговорившись, что этот вопрос, скорее всего, не по адресу, журналисты все же попросили Дениса Гулария прокомментировать появившуюся сегодня в абхазских СМИ информацию следующего содержания: Управление экономической безопасности и противодействия коррупции МВД Абхазии провело проверку по факту растрат и присвоения денежных средств в особо крупном размере сотрудницами Сбербанка Абхазии. Двух сотрудниц дополнительного офиса Сбербанка в Сухуме заподозрили в неправомерной транзакции и обналичивании денежных средств со счетов пенсионеров. С декабря 2018 года по март 2019-го бывшей сотрудницей банка обналичены с пенсионных счетов денежные средства в сумме 1 миллион 821 тысяч рублей, а другая операционистка незаконно обналичила и присвоила 638 тысячи рублей. Материал по данному факту для принятия процессуального решения переслан в прокуратуру Сухума. Журналист, задававший этот вопрос, рассказал также о жалобе сухумского пенсионера: на днях ему на карту поступило только 1350 рублей, хотя его месячная абхазская пенсия – 1500 рублей.

Гулария сказал, что с информацией с сайта МВД он успел познакомиться, но не знает, о каких пенсиях там шла речь – абхазских или российских. Но в любом случае:

«Начисления, которые финансируются через Пенсионный фонд, изначально формируются через органы соцобеспечения или Управление социального обеспечения по городу Сухуму. Потом эти списки отправляются в Министерство социального обеспечения РА, их заверяют и после этого они поступают в Пенсионный фонд. Всю информацию, почему человек получил именно столько, он должен получать в отделе соцобеспечения по месту регистрации».

По его мнению, назначением пенсии и формированием всех документов о выходе на пенсию должен заниматься Пенсионный фонд:

«Это необходимо, чтобы оперативно узнавать ту или иную информацию, чтобы знать, с кого спрашивать. Сейчас Пенсионный фонд, по сути, не видя пенсионных дел граждан, финансирует расчет заявки, а вся ответственность лежит на органах соцобеспечения. Это неудобно, думаю, в последующем необходимы реформы».

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Сегодня в Сухумском городском суде состоялось оглашение приговора (полной его версии) по делу Артура Анкваба, который обвинялся в причастности к похищению предпринимателя Армена Григоряна с целью выкупа. Интерес общественности к этому делу подогревался тем, что подсудимый еще не так давно, летом прошлого года, баллотировался в качестве кандидата в президенты страны, активно участвовал в агитационной кампании, часто выступал на телеэкране. Участию его в выборах на высший государственный пост не помешало то, что в 2017 году Анкваб находился в розыске по факту нанесения тяжкого вреда здоровью и незаконного хранения оружия, в следующем году был осужден за это и приговорен к двум годам наказания в колонии-поселении, но затем освобожден по амнистии. По итогам первого тура выборов в августе 2019 года он оказался на предпоследней строчке с результатом 1,6% голосов избирателей и выбыл из дальнейшей президентской гонки. А уже в декабре того же года был арестован по обвинению в похищении человека.

К сожалению, «Эхо Кавказа», как и абхазские СМИ, не следило за ходом судебного следствия, так как мы не были осведомлены о нем: сайт Сухгорсуда не размещает списки дел, назначенных к рассмотрению. Лишь в начале этого месяца из сообщения на этом сайте стало известно, что суд выслушал прения сторон (при этом гособвинитель в лице прокурора судебного управления Генпрокуратуры Асиды Квачахия запросил в отношении подсудимого по совокупности преступлений наказание в виде десяти лет лишения свободы в колонии строгого режима) и удалился в совещательную комнату.

Председательствующая судья Зарина Габеева начала сегодня оглашать приговор в отсутствие Артура Анкваба. Он появился только спустя полчаса в сопровождении конвоира и занял место на скамье подсудимых. Артур Анкваб обвинялся в причастности к похищению Григоряна, которого, по версии следствия, похитили 24 ноября 2019 года в городе Сухуме и у которого вымогали денежные средства в особо крупном размере в качестве выкупа за освобождение. Григоряна нашли 1 декабря в одном из сел Гудаутского района, где он содержался. Однако, суд посчитал, что сторона обвинения не смогла предоставить достаточные доказательства причастности Анкваба к похищению Григоряна, и согласился с доводами защиты, просившей оправдать обвиняемого.

Среди журналистов, которые, как и все присутствовавшие в зале суда, терпеливо слушали текст приговора стоя, царила убежденность, что приговор будет обвинительным, и они гадали только о том, сколько им еще придется простоять. Простояли около полутора часов, и лишь незадолго до конца оглашения все почувствовали, что приговор будет оправдательным. И, наконец, Зарина Габеева произнесла:

«На основании изложенного… суд приговорил: Анкваба Артура Миродовича… оправдать в силу непричастности к совершенному преступлению. Ранее избранную в отношении Анкваба меру пресечения в виде заключения под стражу отменить и из-под стражи освободить его немедленно в зале суда. Признать за оправданным Анквабом А. М. право на реабилитацию. Направить Генеральному прокурору Республики Абхазия материалы уголовного дела №… для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Приговор может быть обжалован в кассационную коллегию по уголовным делам Верховного суда Республики Абхазия через Сухумский городской суд в течение 15 рабочих дней со дня его провозглашения… Прошу присаживаться. Подсудимый должен сесть рядом со своим адвокатом. То есть оправданный, простите…».

После того, как судебное заседание было объявлено закрытым, оправданный обратился к присутствовавшим на нем журналистам и попросил выслушать его заявление для СМИ. Он сказал:

«В первую очередь я хочу отметить тот факт, что в течение последних шести лет, то есть с момента государственного переворота, который имел место в 2014 году, на базе правоохранительной системы руками экс-президента Рауля Хаджимба и его так называемых сподвижников, в самом отрицательном смысле этого слова, была создана карательная система, направленная против граждан Абхазии. Я очень надеюсь, что сегодняшние преобразования, которые имеют место в нашей республике, будут иметь продолжение и те молодые специалисты, таланты, которые назначены на должности генерального прокурора, министра внутренних дел, зам. Генпрокурора, начальника следственного отдела Генпрокуратуры позволят правде, в конце концов, восторжествовать в судах и чтобы не фабриковались ложные уголовные дела».

Анкваб также выразил надежду на то, что в ближайшее время ему удастся провести пресс-конференцию, на которой он представит доказательства о сфабрикованных уголовных делах в отношении него в 2014, 2017 и 2019 годах. Он сказал, что после его заключения под стражу он обращался к Генпрокурору и министру внутренних дел с просьбой предоставить возможность пообщаться с прессой и передать ей материалы, которые «имеют огромное значение для будущего Абхазии», но ему было в этом отказано.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Примерно через неделю Координационный штаб по защите населения от коронавирусной инфекции вновь соберется на заседание, чтобы в очередной раз обсудить режим ограничительных мер в Абхазии еще на полмесяца, до 15 июля. И если, напомню, 28 мая на заседании этого штаба очень короткая дискуссия возникла только по вопросу открытия детсадов, а 11 июня весьма долго дискутировали о том, разрешить или нет проведение театральных спектаклей и других зрелищных мероприятий в закрытых помещениях, то на предстоящем заседании в центре внимания должен оказаться вопрос открытия абхазо-российской государственной границы по реке Псоу. Ведь почти все остальные послабления в республике были уже объявлены ранее. По-прежнему под запретом остаются работа детских садов и организация экскурсий. Последняя, впрочем, тоже непосредственно связана с туристическим сезоном.

Разумеется, это произойдет в случае, на что все надеются, если ни в Абхазии, ни в России не случится в предстоящую неделю ухудшения ситуации с коронавирусной пандемией, а, наоборот, сохранится нынешняя тенденция к снижению заболеваемости и снятию ограничений. Раньше на заседаниях штаба до обсуждения вопроса об открытии границы дело даже не доходило, ибо закрытая граница оставалась залогом эпидембезопасности внутри страны. Но вот кривая вновь заболевших в РФ постепенно пошла на спад, снимаются карантинные ограничения, а в Абхазии, как известно, активная фаза летнего туристического сезона как раз и начинается обычно с 1 июля. Плюс финансовые проблемы в республике, ставшие неизбежным последствием ограничительных мер из-за пандемии. Словом, если даже раньше некоторые лоббисты открытия границы пытались проводить акции с целью оказать соответствующее давление на власть, то теперь явно приближается тот час Х, после которого в случае неудовлетворения их требования возможен и серьезный социальный взрыв. Между тем, достаточно явственно звучат и голоса считающих, что преждевременно «распахнутая» граница на Псоу если не смерти подобна, то сопряжена с чрезмерными рисками. Словом, два подхода в этой ситуации, возможное столкновение которых в Абхазии прогнозировалось еще ранней весной, теперь напоминают мчащиеся друг другу навстречу по одному пути локомотивы…

Некоторые вчерашние сообщения СМИ активизировали настроения за скорейшее начало турсезона. Так, ряд российских интернет-изданий привел данные сервиса бронирования жилья для отдыха tvil.ru на лето 2020 года. И оказалось, что чаще всего за рубежом россияне, при неясностях пока с дальним зарубежьем, бронируют места для отдыха в Абхазии. На нее пришлось 94% оплаченных заявок — на Пицунду, Новый Афон, Гагру, Сухум и другие города-курорты. В Грузию планируют поехать этим летом 4% туристов, а 2% – в Белоруссию.

Список составлен на основании данных бронирований жилья для отдыха туристами на период с 1 июня по 31 августа 2020 года. Председатель Экспертного сообщества агентства Инновационного развития регионов России Елена Чурина считает, что Абхазия справедливо лидирует в этом рейтинге. «Во-первых, это любимые курорты для россиян. Только Турция могла бы соперничать, но сейчас она закрыта. Соответственно, если российский турист выбирает, куда ему поехать вместо Турции, то по цене, удобству, экологии, гостеприимству – это, конечно, Абхазия. Поэтому количество заявок, посчитанных в этом рейтинге, справедливо ставит Абхазию на первое место. Абхазию, как черноморский курорт всегда любят. Другое дело, что если платежеспособный клиент выбирает между Абхазией, Турцией или Крымом, то он поедет в Турцию. На момент пандемии, когда в Турцию нет ни самолетов, ни чартеров и непонятно, как добираться обратно, конкуренция устанавливается между Абхазией, Крымом и Сочи. Если брать критерий «цена, экология, гостеприимство», то Абхазия выигрывает во всех отношениях. При всей моей любви к красоте и удобству Крыма, уникальность природы Абхазии несомненна», – отметила Чурина и добавила, что немаловажным фактором в формировании рейтинга курортов оказался тот факт, что в Абхазии мало заболевших коронавирусом. «Есть надежда, что границу достаточно быстро откроют и российский турист поедет на излюбленные курорты Абхазии», – сказала она.

Комментаторы в абхазском сегменте соцсетей восприняли эту информацию как весьма для Абхазии лестную, особенно когда она была изложена в публикации под заголовком «Абхазия обходит Грузию по числу бронирований на отдых россиян на 90%». Но наиболее информированные из них не могли не обратить внимание на несоответствие между этими оптимистичными цифрами и тем, что, согласно подписанному 12 июня распоряжению президента Абхазии, бронирование в местах размещения туристов по-прежнему до 1 июля не разрешено. То есть тут, скорее, мы имеем дело с некоей «двойной бухгалтерией». А еще понятно, что бронирование в июне – это пустой звук, так как россияне в этом месяце уже не приедут.

Воспряли духом с нетерпением ждущие начала турсезона интернет-пользователи и ознакомившись вчера с сообщением о том, что губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев заявил: карантин в регионе отменяется с 21 июня. «Не выявлен ни один заболевший среди отдыхающих. Это то, за что мы переживали, начав открываться (с начала июня)… Это говорит о том, что мы действуем логично, мы действуем правильно… Мы возвращаемся к прежней жизни во всех сферах, но поэтапно», – сообщил Кондратьев в ходе заседания оперативного штаба. Все, кто въезжает в Краснодарский край из других регионов России, не будут помещаться на обязательный карантин в обсерваторы. При этом сохраняется масочный режим; на въездах в край, в аэропортах и на вокзалах у всех приезжающих будет измеряться температура.

«А мы чего ждем? Окончания сезона?» – задался вопросом один из абхазских интернет-комментаторов. Другой вообще перевозбудился от гнева: «Бесконечное продление... выдумывание новых правил... Все для того, чтобы простому человеку создать массу проблем и преград, чтобы жизнь медом не казалась... Согнать бы эту кучку «затейников» с их мест!». Некоторых весьма смутило то, что прибывшие в край из-за границы по-прежнему будут помещаться в обсерваторы: «И кто с нашей стороны въедет на территории РФ, будет закрыт на 14 дней? Т.е. туристы, выбирайте сами, хотите поехать в Абхазию, тогда на обратном пути засядете у нас в обсерватор! Краснодарский край из года в год всякие подлянки нам устраивает перед сезоном, чтоб туристы не ехали в Абхазию, а тут у них вообще все карты на руках».

Однако, нетрудно догадаться, что активничают в таких случаях «материально заинтересованные» в турсезоне интернет-пользователи. Президент Абхазского союза туризма Анна Калягина опубликовала в соцсетях шутливый пост: «Кто еще задаст мне вопрос, когда откроют границу на Псоу, будет расстрелян». Последовало около ста комментариев в тон ей.

Чтобы познакомиться с настроениями в обществе в целом, я начал задавать своим знакомым сухумцам вопрос, стоило бы, по их мнению, начать в Абхазии турсезон с 1 июля. Как выразился один из них, «и хочется, и колется, и Скорик не велит», заменив слово «мама» в известном присловье на фамилию главного санитарного врача Абхазии Людмилы Скорик. При этом, конечно, не имело смысла опрашивать занятых в турбизнесе или же медиков: их ответы были бы известны заранее.

Сегодня обзвонил несколько экспертов и задал им тот же вопрос.

Лиана Кварчелия, замдиректора Центра гуманитарных программ, ответила:

«Я думаю, мы не готовы с 1 июля открывать курортный сезон, потому что… Я считаю, что это очень опасно. Если бы мы подготовились, к августу какие-то меры безопасности предприняли бы…

– То есть вы считаете, что в лучшем случае только с 1 августа можно?

– Думаю, да. Нам надо посмотреть, как в России пойдет развитие ситуации. То, что там объявляют, – одно. А то, что реально происходит, то, о чем мы читаем в соцсетях и на разных ресурсах, – это совершенно другое».

Режиссер Ибрагим Чкадуа тоже считает, что лучше не торопиться:

«Надо твердо договориться с российской стороной, как-то увязать открытие сезона в том смысле, что, если у нас вдруг произойдет массовое заражение, мы не справимся сами, и чтобы к нам пришли на помощь. Я бы оттянул начало сезона как можно дальше, до 15-го.

– До 15 июля?

– Да».

Блогер Роин Агрба мыслит примерно так же:

«Нужно на ситуацию посмотреть. Может быть, ближе к августу. Если будет такая необходимость, можно и вообще без турсезона остаться. Ну, а что? Жили десять лет в блокаде – прожили же!».

Общественный деятель Алхас Тхагушев считает:

«Мне кажется, у нас есть возможность посмотреть, какова будет динамика в Сочи. Вот они, предположим, открыли шлюзы и к ним поехали люди из других регионов России. И мы за две недели… я не думаю, что две недели – это такой критический срок, за который мы настолько обнищаем, что у нас коллапс случится. Две недели – это некритично. Нужно посмотреть. А то, что мы здесь не будем соблюдать самых элементарных норм самоизоляции, для меня совершенно очевидно».

Премьер-министр Абхазии Александр Анкваб встретился с представителями сферы здравоохранения, членами Координационного штаба по защите населения от коронавируса, министром здравоохранения Тамазом Цахнакия, главным санитарным врачом страны Людмилой Скорик, главным санитарным врачом города Аллой Беляевой. В работе совещания также принял участие министр туризма Теймураз Хишба. Обсуждались текущие мероприятия по недопущению распространения коронавирусной инфекции в Абхазии, возможность и условия выхода из режима ограничений в области туризма. Представителям медицинского сообщества совместно с Минтуризма согласно поручению главы правительства предстоит сформировать экспертное мнение и вынести вопрос на ближайшее заседание штаба до 1 июля 2020 года.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Страница 1 из 22