Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Роуминг (супер роуминг)
Previous Next Play Pause

С порчей бытовой техники в Абхазии из-за перепадов электроэнергии, судя по всему, сталкивается большинство местного населения. «Эхо Кавказа» решило узнать, удалось ли кому-то получить компенсацию за нее.

– Были ли у вас проблемы с техникой из-за перебоев с электричеством? И, может быть, у вас получалось добиться хоть какой-то компенсации за сгоревшую технику?

Гунда Кварчия: Да, у нас большие проблемы из-за отключения света. На работе, в офисе, у нас была счетная машина, она полностью перегорела. Нам пришлось менять всю плату, нам обошлось в 10 тысяч рублей. И сама машинка недешевая. У нас программа бухгалтерии полетела, из-за отключений света она стала глючить. В итоге все наши данные стерлись, теперь нам надо все восстанавливать. Мы даже не можем нормально сдавать баланс. И кто это будет компенсировать, мы даже не знаем. То есть работа у нас полетела полностью.

– Это недавно произошло?

Гунда Кварчия: Это произошло, когда на днях были неожиданные отключения света. Сейчас мы вызываем программиста, потому что надо заново переустанавливать всю программу.

– За компенсацией вы не пытались обращаться?

Гунда Кварчия: Мы даже не знаем, куда нужно обращаться, кому жаловаться, потому что обвинить никого невозможно, все скидывают вину друг на друга.

Анжела Убилава, редактор «Гал ТВ»: Мы живем рядом с перепадной ГЭС, веерные отключения света у нас не так часто происходят. В основном отключают свет, когда бывают аварии. Техника, бывало, сгорала, и телевизор, и холодильник, к сожалению. Даже обратиться, я не знаю, в Общество защиты потребителей – может быть, оно и есть, но нигде это не афишируется. Я даже не пыталась к ним обращаться, приходилось самостоятельно решать проблемы. Телевизор мне удалось спасти, мастер починил. А холодильник, можно сказать, пришлось выбросить. Это, конечно, ужасно, что такое происходит. И никто за это не несет ответственность.

Асида Кортуа: Из-за перебоев с электричеством, я думаю, как и у большей части нашего населения, у нас тоже были проблемы с бытовой техникой. Кондиционеры у нас просто с периодичностью раз в два месяца летят. И уже куда-то обращаться нет сил. В доме было два-три кондиционера, последний кондиционер вчера накрылся. Обращаться мы как-то пытались, но нам было сказано, что кондиционер мог испортиться не от света, не от скачков напряжения. Это надо фиксировать каким-то образом. Честно говоря, уже даже и вникать не стала, потому что это лишняя трата нервов, где-то что-то требовать. Просто обидно, когда ты живешь на съемной квартире, и еще летит чужая бытовая техника, это очень накладно получается. И никому ничего не объяснишь в этом случае.

– Были ли у вас проблемы с техникой из-за перебоев с электричеством? И если да, получалось ли у вас добиться хоть какой-то компенсации за сгоревшую технику?

Аня: Да, у нас теплый пол сгорел и холодильник испортился. Но мы никуда не обращались.

– Когда это у вас произошло?

Аня: Свет то включат, то выключат, у нас пол сгорел где-то месяц назад. А холодильник, наверное, две недели назад. Холодильник у нас не работал, пришлось покупать новый.

Анаид Гогорян

Эхо Кавказа

 

К отключениям электричества в абхазской столице добавились перебои с водой. «Эхо Кавказа» решило выяснить, как местные жители приспосабливаются к тяжелым социальным условиям.

– Как вы справляетесь с перебоями воды и электричества?

Карина: 15 лет назад папа поставил бак для воды, поэтому мы нормально справляемся с перебоями воды. Эта проблема, к сожалению, уже столько лет, послевоенных, поэтому я думаю, что у многих людей всегда есть запасы воды.

– А что с электричеством?

Карина: С электричеством, конечно, посложнее. Летом в духоту остаться без кондиционера, без вентилятора очень тяжело. Зимой остаться без света – холодно.

– Вы понимаете вообще причины того, что происходит?

Карина: Именно потому, что нет финансовых вложений, ремонтных работ в нашу энергосистему, поэтому такая проблема, я думаю, существует.

– А что с водой?

Карина: Пресной воды у нас слишком много, я думаю, что проблема не в этом. Проблема, скорее всего, в трубах, канализациях, которые сейчас делают.

Девушка: Ситуация очень осложняется, когда у тебя есть маленький ребенок. С перебоями воды еще можно как-то справиться, заранее набрать воду. Хотя в последние дни, когда произошла авария на улице 4 марта в Сухуме, даже запасы воды не помогли. Я не могла ухаживать за ребенком, элементарно искупать ребенка не могла три дня! Когда нет света, можно для готовки еды использовать газ, для подогрева воды. Но как согреть помещение, если ты живешь в квартире и у тебя маленький ребенок? Эти вопросы очень остро встают, особенно в зимний период.

– Вы понимаете причину того, что происходит? Почему так часто отключают свет и воду?

Девушка: Все взаимосвязано. Как нам объясняют, воду отключают из-за того, что у нас старые коммуникации, поломки и т.д. Я думаю, что даже при замене коммуникаций по различным проектам происходят ремонтные работы, и я думаю, что они не всегда происходят добросовестно и качественно. Наверное, с этим связаны поломки на новых трубах. Что касается света – это вообще сложная проблема. Когда нет света, естественно, нет и воды. И все это нам предстоит пережить этой зимой тоже.

Ардашес Овсепян, г. Сухум: Когда нет воды, мы делаем запасы. Мы все люди послевоенные, в нашем доме вода вообще начала идти только в 2002 году. До этого носили воду ведрами. Можно сказать, что какой-то опыт такой жизни у нас есть. Что касается света – конечно, тяжело, но разве есть у нас какой-то выбор? Мы прекрасно понимаем, что все оборудование изнашивается, новое все дорожает. Тяжело проводить ремонтные работы. Потребность в электричестве в каждом доме растет. Президент Абхазии еще до повышения цен назвал сумму – 21 миллиард рублей, притом, что наш бюджет 4-5 миллиардов рублей без российской помощи. А это было еще до повышения цен. Теперь представьте, чтобы произвести ремонтные, капитальные работы, нам надо 40-50 миллиардов рублей.

Эмма Шат-ипа: У нас потребление воды и света стало в разы больше. За каждым домом стоит гостиница. Кроме этого, когда увеличено потребление воды, это влияет на коммуникации. Но самое печальное впереди, потому что каждый старается выжить и на чердак своего дома поставить бак с запасом воды. Например, в девятиэтажном доме, где чуть ли не шесть подъездов, каждый поставил бак, кто-то объемом в тонну, кто-то полтонны, кто-то 200 л. Представь, это шестиподъездный девятиэтажный дом, это сколько баков стоит на перекрытии? В будущем может быть беда в таких домах.

– Вы сами как справляетесь с перебоями воды и света?

Эмма Шат-ипа: Когда сразу после войны была такая же картина, мы поставили пятидесятилитровый бак на чердаке, но вода техническая. А что касается электричества, это вообще кошмар! Я, например, купила уже дрова. У меня в квартире есть камин, и попытаемся выжить зимой.

Гунда Кварчия: Если предупреждают заранее и мы успеваем увидеть объявление, то набираем заранее воду в бутылях. Так как мы живем в квартире, на четвертом этаже, куда-то пойти за водой у нас нет такой возможности. Если мы не предупреждены и неожиданно отключают воду, то приходится идти в магазин и покупать пятилитровые бутыли воды. Но это тоже неудобно и накладно для семейного бюджета. Особенно когда у тебя двое детей, они постоянно хотят пить. Конечно, это тяжело. А еще их надо искупать. Надо еще и приготовить на воде что-то. Так и существуем.

– Вы понимаете, в чем причина того, что происходит, почему отключают часто свет и воду?

Гунда Кварчия: Вся инфраструктура и водопровод, и электричество, все осталось с советских времен. Мы за 30 лет не научились все это поддерживать.

Анаид Гогорян

Эхо Кавказа

 

 

«Эхо Кавказа» решило спросить у жителей Абхазии, что они думают о повышении цен на топливо и дефиците бензина.

– Понимаете ли вы, почему в Абхазии выросли цены на бензин и образовался дефицит топлива? И сильно ли это бьет по вашему карману?

Даниил Горельников, г. Сухум: Есть две версии, одна из которых, я думаю, официальная, – это коррупционная составляющая внутри страны, из-за которой и рост цен, и из-за которой дефицит. Вторая версия, которая, мне кажется, еще более официальная, – это то, что в России поднялись цены, и некоторые недоработки наших властей с российскими властями, поэтому к нам стал поступать бензин по очень высокой цене. И второй вопрос, бьет ли по карману, честно сказать, прилично не бьет, но ударяет очень и очень прилично. В принципе, с другой стороны, мы уже никуда не денемся, надо смириться и жить дальше.

Никсон Ажиба: По карману, конечно, бьет, все почувствовали. А дефицит, мое мнение, – это все искусственно создано. На наш рынок, можно сказать, новый игрок хочет зайти, и у них внутренняя борьба, кого-то выживут с этого рынка, кто-то станет новым игроком, потому что не секрет, что нефтебазы новые строят. А цена экономически не обоснована, сильно завышена. В России такой тенденции нет, даже в мире. Нефть настолько не подорожала, чтобы так ощутимо цена поднималась, тем более в Абхазии, где бензин был, топливо было дешевле, чем в России, потому что к нам поступает без пошлины. Поэтому это все искусственно создано. И то, что нам говорят по телевидению, логистика и т.д., все это больше похоже на неправду.

Лаша Каличава: Одно из предположений, из-за того, что после пандемии спрос во всем мире вырос, на все, в том числе и на нефтепродукты. Соответственно, российские производители больше ориентируются, наверное, на внешний рынок, чем на внутренний. Внутренний рынок, я так понимаю, государство регулирует, чтобы не было дефицита. А Абхазия – уже другая страна, поэтому здесь нужно было нам самим как-то регулировать этот вопрос, хотя я думаю, что если Абхазия полностью зависит от России в вопросах приобретения бензина и дизтоплива, то не знаю, как можно внутри Абхазии этот вопрос решить. Второй момент, судя по публикациям в СМИ, у меня складывается такое впечатление, что есть что-то, чего не договаривают. Все знают, люди, которые в теме, так сказать, но чего-то не договаривают. Говорят какими-то завуалированными фразами.

– Сильно ли это бьет по вашему карману?

Лаша Каличава: Однозначно, конечно, потому что, когда я только купил машину, бензин практически был в два раза дешевле.

Рустам Зантария, корреспондент «Абаза-ТВ»: Понимания этого нет. Почему сложилась такая ситуация на сегодняшний день, может быть, кто-то понимает, но публично об этом еще никому не сказал. И в обществе такого понимания не сложилось. Мне кажется, что здесь в первую очередь хромает позиция власти в плане информационного освещения и разъяснения этого вопроса. Он, как минимум, нуждается в брифинге, где для СМИ и тем самым для населения будут даны все ответы. Это непонимание рождает определенные настроения в обществе. Чтобы предположений не рождалось, нужно дать четкую позицию и объяснить, что к чему.

– Сильно ли бьет по вашему карману?

Рустам Зантария: Я не являюсь автомобилистом, автолюбителем, водителем, тем не менее это бьет по карману всех без исключения. Рост цен на бензин, на топливо рождает рост цен на все остальное, на продукты питания. Это бьет по карману, и это меняет настроение в обществе. Это приводит к инфляционному росту, ко всему остальному.

– Понимаете ли вы, почему в Абхазии выросли цены на бензин и образовался дефицит топлива?

Дима Турнанба, г. Очамчыра: Честно говоря, такого полного понимания у меня, наверное, нет. Да, я, как и все люди, которые обеспокоены этим вопросом, смотрел статьи в интернете, в СМИ по поводу этого. Там были какие-то объяснения, но, честно говоря, целиком и полностью, наверное, все-таки понимания, наверное, нет.

– Сильно ли это бьет по вашему карману?

Дима Турнанба: Да, безусловно, особенно, когда в первое время был большой дефицит топлива, приходилось искать бензин, во-первых, в разных местах, а во-вторых, раньше я заправлялся АИ-92, АИ-95, но, когда его не стало, приходится заправляться либо тем, который есть, либо АИ-100, который существенно дороже, чем АИ-92 или АИ-95. И, в принципе, когда цены выросли на все, это тоже повлияло.

Анаид Гогорян

Эхо Кавказа

 

Это лето в Абхазии выдалось весьма богатым на стихийные бедствия. Своим опытом и надеждами на исправление ситуации с наводнениями с нами поделились местные жители.

В Абхазии вслед за Россией выросла цена на бензин. Потребители отмечают, что подорожали и другие товары. Жители Сухума рассказали «Эху Кавказа» о собственных наблюдениях.

– Заметили ли вы рост цен, если да, то на что и насколько?

Илона: Цены выросли на все, начиная от моркови, заканчивая лекарствами. Бензин в последнее время нас всех шокирует. Стоил месяц назад 43 рубля, на вчерашнее утро было 53,50 рублей. И это еще не конец. Цены выросли на все, но при этом зарплаты, пенсии, пособия многодетным семьям, инвалидам - ничего не повышается. Жить стало гораздо сложнее.

Председатель Ассоциации женщин-инвалидов, участниц боевых действий Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 гг. Лариса Киут: Государство должно заботиться о народе, если на что-то повышают цены, и на это есть основания, то вы должны параллельно делать так, чтобы не ущемлять права простых граждан, должны повышать зарплату, пенсии инвалидам войны. При всем том говорят, что туристов много в этом году, в бюджет идут деньги. Где пенсия инвалидам, которую мы получаем на месяц с опозданием? Остальные пенсии не повышаются, зарплаты не повышаются. Наша ассоциация полностью расформирована. Почему мы, ветераны, инвалиды Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов остались без работы? Все цены взвинтили почти в два раза! Бензин подорожал. За счет этих повышений у меня такое ощущение, что живут какие-то чиновники. Прожиточный минимум ниже низшего уровня.

Ирма Цулукия, помощник спикера парламента РА: В день мне в среднем, я живу одна, хватало 500 рублей. А теперь нет, до 1000 рублей с натяжкой в день надо. Это, конечно, очень сильно бьет по карману. Видимо, сказался рост цен на бензин. Такси стоит 150 рублей. С учетом пандемии COVID-19 хотелось не пользоваться общественным транспортом, такси было 100 рублей, а 150 рублей – я уже подумаю. Междугородний транспорт, поехать в Ткуарчал – 200 рублей в один конец, плюс 150 рублей такси, чтобы мне добраться до дома от конечной остановки автобуса. В Ткуарчале общественный транспорт практически не функционирует. Поехать в Ткуарчал и приехать обходится в 700 рублей, а я бюджетник. Словом, растет все, кроме зарплаты.

Ардашес Овсепян: В основном я заметил рост цен на строительные материалы, в 2-3 раза подорожало. Металл на ту же отметку. Выросли цены на древесину. Один мой знакомый хотел дома построить беседку, у него было 200 тысяч рублей, и он отправился в магазин для того, чтобы приобрести все необходимые материалы. И оказалось, что ему не хватает еще 100 тысяч рублей. И вот в течение года он собрал долгожданные 300 тысяч рублей, взял их, пришел в магазин в июне месяце, но оказалось, что ему необходимо уже 450 тысяч рублей.

Диана: Конечно, рост цен невозможно было не заметить, особенно на топливо, которое очень резко и очень сильно подорожало. Соответственно, дорожают и все остальные продукты. Например, подсолнечное масло очень сильно подорожало - 185 рублей, а оно стоило 85 рублей.

Вартан Мумджян, г. Сухум: В первую очередь я заметил рост цен на топливо, я заправляюсь 95-м, и за месяц цена поднялась приблизительно на 10 рублей. Это, конечно, ощутимо. Я думаю, что после этого, соответственно, поднимутся цены и на все остальное. Может быть, они повышают цены, потому что закупочная цена поднялась, я не знаю.

Римма Хашба: С января месяца мы занялись гастрономией. Больше всего цена выросла, особенно за последние два месяца, на подсолнечное масло, сахар, гречку. Почти на все товары повысились цены. На молочные, на хлебобулочные не поднялись. На овощи цены выросли, особенно буряк. Килограмм стоит 150 рублей! Картошка стоит уже 58 рублей.

Анаид Гогорян

Эхо Кавказа

 

Страница 1 из 6
E-sim
Кэшбек
Аквафон Море Макси
Аквафон ЦО
Аквафон Красивый номер
Аквафон Апра
Онлайн платежи
Приложение Aquafon
Тинькофф
Двойная квота
Previous Next Play Pause
Image
banner01сайты
JapanAuto
banner03
banner02
Previous Next Play Pause