Сын Абхазии

С Владиславом Ардзинба я познакомился, когда мне было уже 30 лет. До этого о нем я ничего не слышал. В 1971 году, как по мановению волшебной палочки, или по неведомой мне силе, началось наше сближение. Возможно, это судьба. Весной того года ко мне как-то зашел мой школьный товарищ Азиз (Зурик) Хишба. Увидев, что я читаю какую-то книгу, он вдруг сказал: «А ты знаешь, у меня есть двоюродный брат, Владислав Ардзинба, тоже вроде тебя – сидит и все время читает книги». Я поинтересовался, а чем он вообще занимается. Ответил, что учится в Москве и скоро будет защищать кандидатскую диссертацию. На этом разговор о Владиславе закончился, и больше к нему мы не возвращались. И что интересно, несмотря на нашу долгую дружбу, Азиз никогда о нем ранее не говорил.

Через месяц-полтора из Гагры позвонил мой дядя Ирадион Джергения и сказал, что в Москве в ближайшие дни состоится защита Владислава Ардзинба – возможного кандидата в женихи его дочери Светланы. И что мне надо поехать в Москву и познакомиться с ним.

В те годы защита кандидатской диссертации абхазцем была событием, и поэтому не было у меня никаких проблем пойти на эту защиту. Так я оказался на защите у Владислава Ардзинба. Тема диссертации мне была не очень знакома – о хатах, хеттах, их культуре. Кстати, незадолго до этого наш ученый Ермолай Аджинджал в МВД Абхазии, где я тогда работал, прочел лекцию именно по этой теме. От лекции у меня осталось весьма смутное представление. Четким мое представление по этой проблеме не стало и после защиты. Единственное, я понял во время защиты, что это серьезная научная работа, не какая-нибудь компиляция прочитанных статей, а материалы по первоисточникам с использованием клинописных текстов. Несмотря на мои дилетантские знания, диссертация произвела хорошее впечатление, и сам диссертант – тоже. Видимо, он уже знал причину моего появления в Москве, и после защиты пригласил на банкет. Меня очень впечатлили участники банкета, выдающиеся ученые Института востоковедения, особенно запомнился известный к тому времени в Абхазии академик Михаил Коростовцев – человек с очень интересной биографией.

После банкета я приехал в Гагру и доложил родителям Светланы о выполнении мной порученной миссии. Недели через полторы в Сухуме я неожиданно встретился на улице с Владиславом. В тот день мы долго с ним общались. О чем говорили, не помню, но не о женитьбе. Так потихоньку стали складываться самостоятельные отношения. Потом мне стало известно, что он ездил в Гагру, и там были встречи жениха и невесты…

Спустя еще какое-то время меня в Гагру вызвал отец Светланы. Было тепло, двери и окна в доме открыты. Мы сидели на первом этаже с отцом и матерью. А дядя мой любил пошутить, и он то ли в шутку, то ли всерьез говорит мне: «К нам ходят свататься различные женихи, а мать, видимо, с ума сошла, готова выдать дочь за каждого из них. Запуталась». И дальше мы продолжали обсуждать этот вопрос. Вдруг в комнату заскакивает сама Светлана, видимо, слышала наши разговоры, и категорично заявляет: «Я не знаю, о чем вы тут говорите, но я выйду замуж за Ардзинба».

Они и поженились. И стали жить в Москве. Прожили там 16 лет, и там родилась их дочка.

По работе мне часто приходилось бывать в Москве – в Верховном суде, Министерстве юстиции СССР, и постоянно останавливаться у них. Со временем я так привык к Владиславу, что у меня появилось желание почаще встречаться с ним, даже придумывал себе командировки. К этим встречам я относился очень ответственно, как к лекциям и семинарам. Поэтому в пути я обдумывал темы предстоящих разговоров. И хочу добавить, что я человек рассеянный, и очень часто путал этаж, на котором жили супруги. И почему-то я постоянно стучался в дверь этажом ниже. А там жили другие молодожены. После нескольких таких приходов муж решил, что я любовник его жены, и у Владислава были серьезные выяснения отношений, доказывая, что я действительно ошибся этажом.

За эти годы я близко узнал Владислава. И ряд его качеств мне очень импонировали. Первое – это его любовь к науке, большая трудоспособность, четкость изложения своих мыслей. Будучи молодым кандидатом наук, он умел определять основные направления своей научной деятельности и очень интересно рассказывал об этом. Он активно общался с коллегами-учеными. Я неоднократно бывал с ним в институте и присутствовал при их разговорах. Видел, как за эти годы он рос как ученый и пользовался большим авторитетом в научной среде. В нем вырабатывались и лидерские качества. Поэтому его выдвигали на руководящие должности по работе и в общественной жизни. Видимо, ему было интересно и общение со мной. И мы допоздна говорили о различных проблемах. Но я рано засыпаю, и когда я не мог уже сидя говорить, он укладывал меня, садился рядом на маленькую скамейку и продолжал говорить со мной до тех пор, пока я окончательно не засну.

К годам 1984-1985-м он уже был готов к защите докторской диссертации. Но у него сложились непростые отношения с тогдашним директором Института востоковедения Евгением Максимовичем Примаковым, что затрудняло возможность защиты в стенах родного института. Как-то он позвонил мне в Сухум и попросил приехать обсудить один очень серьезный вопрос. В Москве Владислав показал мне письмо крупного грузинского ученого-востоковеда Г.Г.Гиоргадзе, в котором содержалось приглашение Владиславу в Тбилиси для защиты докторской диссертации.

Решение этого вопроса для нас было сложным. В течение всего времени нашей дружбы мы постоянно обсуждали вопрос взаимоотношений Абхазии и Грузии. У нас сложилось единое мнение о том, что грузинская элита планомерно занимается ассимиляцией нашего народа, причем она проводила двойственную политику. Публично она заявляла о дружбе и братстве наших народов. Кстати, эта идея официально поддерживалась некоторыми нашими политиками и учеными. А фактически делалось совершенно другое. Это – изменение топонимики, массовое переселение лиц грузинской национальности в Абхазию, закрытие абхазских школ и насильственное обучение абхазских детей грузинскому языку, приобщение к грузинскому языку и культуре, присвоение нашего народного творчества. И всё это делалось, как я указывал выше, под лозунгами братских отношений, различных встреч абхазских и грузинских районов, совместных празднеств. А настоящие отношения проявлялись в периоды обострения ситуаций. Сколько грязи и оскорблений было вылито грузинскими псевдоучеными, политиками на наш народ, на историю, на выдающихся представителей абхазского народа, являющихся нашей гордостью. Мы понимали, что рано или поздно надо будет коренным образом решать вопрос взаимоотношений. И постоянно думали, как найти пути выхода из сложившейся между нашими народами ситуации.

И все это мы обдумывали при решении вопроса о возможности защиты диссертации в Тбилиси.

Защита докторской диссертации в Грузии ко многому обязывала. По крайней мере, видимо, так думали люди, которые приглашали Владислава на эту защиту. Думаю, письмо Гиоргадзе не он сам готовил, и, возможно, приглашавшие его люди надеялись, что после защиты Владислав будет более уступчивым. Они понимали, что он является наиболее яркой фигурой в абхазском обществе, и какие виды они на него имели, нам было непонятно. Но приближение к себе для них было очень важным.

Мы тоже это хорошо понимали. Владислав хотел услышать мое мнение. Я думаю, что внутренне он готов был согласиться, а мое отношение к этому продемонстрировало бы ему, как это будет восприниматься со стороны.

После долгих обсуждений и обдумываний я сказал, что защита докторской диссертации в Тбилиси – это не идеальное решение, но лучшего нам не придумать. Время сглаживает всё. Факт защиты в Тбилиси уйдет на второй план и постепенно забудется. А официальное присвоение звания доктора наук останется навсегда и повысит его статус как в науке, так и в политике. Эта мысль подтвердилась в дальнейшем. Владислав не раз и не два в полемиках по различным вопросам заявлял, что он является доктором наук, а некоторые письма подписывал именно в этом качестве.

Защита прошла успешно. И то, что это произошло в Тбилиси, в настоящее время мало кого волнует. Зато на банкете в Тбилиси после защиты один из крупнейших ученых-востоковедов во всеуслышание заявил, что у хеттов родился новый царь. Статус доктора наук, несомненно, повышал уважительное отношение к Владиславу.

Я уже как-то писал, что мы вместе с Владиславом обдумывали, сможет ли он стать лидером маленького народа. Думаю, что это с одной стороны сложней, так как у нас было мало сил, а с другой – проще, так как масштабы проблем были гораздо меньшими.

Владислав хорошо понимал, что для решения проблем, волнующих наш народ, нужно быть лидером не по должности, а по моральному праву. Начавшийся в Советском Союзе распад государства свидетельствовал, что рано или поздно нам придется решать вопрос самоопределения. Многие из тех, кто ранее готовил себя к лидерству абхазского народа, не были готовы к возможной борьбе. И поэтому они занимали выжидательную позицию – по принципу: куда нас выведет судьба.

Владислав понимал, что таким путем мы ничего не сможем создать. И он сознательно избрал путь борьбы, понимая, что другого пути обретения независимости у нас нет.

Я вспоминаю, как 17 или 18 августа 1992 года мы с Владиславом были в Бамборском аэропорту и пытались организовать взаимодействие в борьбе с вторгшимися на территорию Абхазии грузинскими вооруженными формированиями. Там находились несколько российских генералов, которые, в общем-то, и не хотели нас слушать. Мы вынуждены были уйти от них ни с чем. И часа в 2 или 3 ночи, находясь на абсолютно пустом поле Бамборского аэропорта, мы обсуждали сложившуюся ситуацию. Владислав спросил меня: «Как ты думаешь, чем все это закончится?» Я ответил: «Если грузины победят, то тебя расстреляют как врага абхазского народа, и не исключено, что это сделают абхазцы. А меня или расстреляют, или арестуют. Другого пути у нас нет».

Не буду сейчас повторять то, что я писал и говорил о начале войны, боевых действиях и их результатах, через какие опасности и трудности вынужден был пройти Владислав Ардзинба. Во время войны он проявил себя выдающимся стратегом и организатором Победы.

А в 2002 – 2004 годах значительная масса нашего народа стала выступать против Владислава. Это были те люди, которые после его знаменитого выступления на съезде Верховного Совета СССР в Москве, во время предвоенных событий, во время войны и в первые послевоенные годы не пропускали ни одного застолья, чтобы произнести тост за Владислава. Что с ними случилось?

У Владислава, возможно, были ошибки, как у любого из нас, которые могли вызвать недовольства, но это были не такие ошибки, чтобы силовым путем врываться в его рабочий кабинет и крушить находящееся там имущество.

А выступлениями против Владислава руководили те, которые в сложное время занимали выжидательную позицию, а после Победы решили, что пришло их время и надо брать власть в свои руки.

Довольно часто говорят и пишут о первом Парламенте Абхазии как о «золотом». Но и он оказался не на высоте и сразу после окончания войны принял участие в обструкции против Владислава. Большинству тех депутатов может быть оправданием, что они не очень понимали, что происходит и что ими манипулируют те, кто стоит в очереди за президентским креслом. Все они обещали исправить сложившуюся в государстве ситуацию. А что из этого получилось? Ничего. Никакого улучшения не произошло. Жизнь показала, что они и не знали, что надо делать. Главной задачей было занять кресло. По сегодняшний день две третьих населения Абхазии не связана налогообложением с государством, а народ живет за счет теневой экономики и российской помощи.

Не скрою, и у меня были проблемы во взаимоотношениях с Владиславом. Меня тоже хотели привлечь к активной борьбе с ним. Вынуждали выступать против него, писать статьи. Обвиняли меня в трусости, что я этого не делаю.

Единственный, кто меня тогда поддержал, – это был Константин Константинович Озган, который сказал мне: «Ни в коем случае не выступай против Владислава». И я прислушался к нему. Единственное, что меня вынудили тогда сделать, – это на съезде «Амцахары» сказать, что принимаемые Президентом решения должны быть понятными. Больше ничего другого меня не вынудили сказать.

Мы часто ссылаемся на зарубежные примеры. Я тоже хотел бы показать, как относятся к лидерам освободительных движений в других странах. Хотя эти страны и по масштабам, и по значимости в мировом сообществе несопоставимы с Абхазией. Но их отношение к своим лидерам может служить для нас примером.

Как мне кажется, судьба Владислава Григорьевича больше всего похожа на судьбу великого француза Шарля де Голля – человека, который прошел две войны. Наиболее разрушительной для французского государства стала война с Германией в 1940 – 1944 годах. Значительная часть Франции была оккупирована немцами, а на юге страны было создано марионеточное вишистское правительство маршала Петена. Франция как одно из великих держав мирового сообщества перестала существовать. Часть французов смирилась с оккупацией и содействовала Германии в её войне против СССР и его союзников. Несмотря на предложение сотрудничать с коллаборационистами, де Голль ушел в Англию и сумел из ничего организовать часть французского народа на борьбу с фашизмом. Это дало возможность Франции вернуть статус великого государства, постоянного члена ООН. Фактически де Голль сумел собрать развалившееся государство, стал руководителем страны. И в период его руководства Франция добилась серьезных успехов в экономике, создала атомную бомбу, вступив тем самым в сообщество ядерных держав. Но в 1968 году молодежь Франции выступила против Шарля де Голля, в стране по её инициативе провели референдум и вынудили уйти его в отставку.

Де Голль провел второй референдум и вернулся к власти, а затем сам добровольно ушел в отставку и отошел от активной политической деятельности.

Не сумел французский народ оценить этого великого человека, да и особых успехов Франция после де Голля не добилась. А вот китайцы поступили более мудро. Мао Цзэдун, основатель великого китайского государства, в ходе своего правления допустил множество серьёзных ошибок. Чего только стоит культурная революция! Сменивший его в качестве лидера китайского государства Дэн Сяопин сумел исправить допущенные Мао Цзэдуном ошибки, которые можно квалифицировать и как преступления. Но он сохранил для истории и китайского народа имя этого человека – имя создателя Китайской Народной Республики, постоянного члена ООН. Этим самым подтверждена правомерность 30-летней войны китайского народа за свой суверенитет и сохранено имя человека, стоявшего во главе этого движения. Они объявили, что на 80% деятельность Мао Цзэдуна полезна, и поэтому он является великим человеком.

Сумели ли мы поддержать авторитет такого выдающегося государственного деятеля, как Владислав Ардзинба, когда врывались в его кабинет и ломали находящиеся там личные вещи основателя нашего государства? Выполнили ли свои обещания те, которые торопились сесть во властные кабинеты? Всему этому, я надеюсь, история даст объективную оценку.

Болезнь помешала Владиславу завершить свои задачи по созданию независимого государства, одну из которых он не смог из-за болезни реализовать, – это план по обеспечению продовольственной безопасности нашего народа и государства.

Он в своей деятельности стремился строить, насколько это возможно, на равных отношения с руководителями соседних государств. Во время его болезни представители России напрашивались к нему на прием. Можем ли мы сказать это о последующих после него руководителях?

Владислав был личностью, и это признавали его друзья и враги.

Не могу не рассказать о том, как был воспринят слух о тяжелом ранении или гибели Владислава Григорьевича. В январе 1993 года мы находились с ним в Москве, и нам в Кремле предстояли очередные ответственные встречи. По договоренности мы с Владиславом должны были встретиться у Спасских ворот Кремля в 17 часов. Он запаздывал. Без пятнадцати пять я позвонил Юрию Владимировичу Скокову и сообщил, что по каким-то причинам Владислав задерживается. Скоков же мне в ответ сказал: «А вы ничего не знаете?» Я: «Что именно?» «По радио передали, что Владислав тяжело ранен».

Я начал звонить по всем известным мне телефонам и никак не мог дозвониться ни до кого. Оказывается, все, кому звонил, также звонили друг другу и проверяли эти же слухи. Все это продолжалось минут 30, которые мне показались вечностью. Я почувствовал, как у меня поднялось давление. И я в это время думал только об одном: а кто его заменит, если, не дай Бог, что-то случилось.

Вдруг я увидел подходящего ко мне одного из охранников Владислава. Без слов понял, что всё нормально. За ним подошел и Владислав, а он ничего не знал. Оказалось, что его транспорт попал в пробку, и они не могли проехать. Я ему обо всем рассказал. И о чем думал – тоже. Он лукаво улыбнулся и спросил: «А ты не вспомнил, что я твой зять? И тебе меня не жалко как человека?» Я ответил: «Конечно, жалко. Но в этот момент для меня была важней судьба нашего народа, судьба государства».

Слухи о гибели Владислава дошли и до наших врагов. В течение длительного времени они ликовали и на радостях стреляли из всех видов оружия. А наместник грузин в Абхазии Надарейшвили в течение месяца доказывал, что Владислава нет в живых. Он успокоился только тогда, когда его заявления не подтвердились. Вот кто такой был для всех наш лидер Владислав Ардзинба!

Я не хочу сравнивать свои отношения с Владиславом с более важными событиями в жизни нашего государства. Но все-таки расскажу еще об одном факте. Я уже говорил, что наши дружеские и рабочие отношения в целом продолжались около 30 лет. Но был один период в начале двухтысячных годов, около двух лет, когда произошло охлаждение наших взаимоотношений. Я чувствовал, что мы можем прийти к этому и неоднократно говорил Владиславу: не верь никому в то, что говорят обо мне; нас просто хотят столкнуть лбами, и это делают твои и мои завистники. В моем представлении Владислав был как большой океанский лайнер, к днищу которого прилипают различные моллюски и планктоны и замедляют его движение. К сожалению, эти прилипалы сделали свое дело. И как известно, я был снят с работы.

Но как ни пытались наши недоброжелатели, они не смогли добиться моего противостояния Владиславу. Со временем Владислав понял, что произошло. Но изменить случившееся уже было невозможно. Мы стали с ним общаться уже после того, как он перестал быть Президентом. И в один прекрасный день он спросил: «А ты считаешь меня своим врагом?» Я сказал: «Нет». «Но я же снял тебя?» «Да, снял. Но этого не надо было делать. Мое снятие с работы пошло во вред нам обоим, и изменить ничего мы не можем. Но для меня ты остаешься создателем нашего государства, что кроме тебя никто не мог сделать. И это не идет ни в какое сравнение с моим снятием с работы».

К этому вопросу Владислав возвращался еще несколько раз, но я отвечал то же самое. Видимо, Владислав тоже переживал.

В заключение я хотел бы еще раз высказаться о роли Владислава Григорьевича Ардзинба в национально-освободительной борьбе 1988 – 2002 годов. Кое-кто пытается принизить его роль, утверждая, что в войне 1992-1993 годов победил наш народ. Это правда. Но не вся. В этой борьбе были две равновеликие силы – Владислав Ардзинба и абхазский народ. Народ в данном случае – это те, кто защищал Родину с оружием в руках и сделал вместе с Владиславом то, что казалось невозможным тогдашним и нынешним критикам. Без народа Владислав Ардзинба не смог бы выиграть войну, но и без него народ также не смог бы это сделать. С первых дней войны именно он и только он взял на себя ответственность за судьбу народа и уверенно заявил, что мы победим. А те, кто пытался принизить его роль, во время войны готовы были пойти на примирение с врагом, вплоть до создания абхазского варианта вишистского правительства (Лорик Маршания, Рауль Эшба, Аркадий Хашба и другие). Владислав Ардзинба, несмотря на всё это, несмотря на поражения в некоторых военных эпизодах, сумел объединить и организовать настоящих патриотов государства и привести наш народ к Победе.

Анри Джергения

(Записала Заира Цвижба)

Газета "Республика Абхазия"

 

Без права на ошибки

Мэр столицы Абхазии – политик, у которого почти всегда карт-бланш. Адгур Харазия – главный человек, отвечающий за внутреннюю политику в Сухуме. У него есть свое представление, как делается политический менеджмент и как должны приниматься политические решения. У него есть политическая интуиция, он умеет корректировать ошибки. Не слишком любит медийную активность – потому затеи мэрии часто наносят удар по имиджу некоторых чиновников.

Он – антипиаровский человек, он – управленец. Сам следит за публикациями о мэрии, читает сообщения в соцсетях и смотрит абхазское телевидение. Есть ли у Харазия отдельное политическое будущее, неясно. В окружении чиновника говорят, что он примет участие в предстоящих президентских выборах. Он самостоятелен.

На мой вопрос, как он относится к процессу выборов в стране, А.Харазия ответил так:

– Сегодня выборы зачастую подаются в прессе как всего лишь столкновение противостоящих идеологий, как политическое соперничество различных партий, в частности, между ФНЕА и «Единой Абхазией», «Апсны» и «Амцахара». Думаю, что при решении вопроса о профессионализме и компетенции управленцев не должно быть никакого противостояния идеологий. Важны, прежде всего, конкретные результаты работы, умение, опыт и возможности. Ну при чём тут идеология, если надо, предположим, благоустраивать городские дворы и дороги?

Подобная позиция вовсе не означает, однако, политической индифферентности.

– Я никогда не был конъюнктурщиком, – продолжает мэр столицы, – не перебегал из партии в партию в угоду сиюминутным выгодам и каким-либо возможным преференциям. Я не состою ни в какой партии и горжусь этим. При этом отдаю себе отчет в том, что это накладывает на меня дополнительную ответственность. Я не имею права подвести своих граждан, своих земляков. Не имею права на промахи, ошибки, малодушие, беспринципность. Если другим это, возможно, простится, то мне – никогда. Должен сказать, что чувство личной ответственности за свои слова и поступки привили мне, прежде всего, родители, а также наставники, где я начинал свой трудовой путь, и, конечно, товарищи по национально-освободительной борьбе и оружию. Для меня слова «Если не я, то кто?» – это вовсе не звонкая фраза, это моя жизненная позиция.

Для нашего народа партийная система не приемлема. Я считаю, что выбирать лидеров страны, городов и районов должен народ на сходах. Сельские сходы должны делегировать своих избранников для выборов руководителей городов, районов и страны. Партийная система пагубна для нашего государства. При ней легко можно управлять народом. Это не путь для нашего развития. Нужно менять мышление людей. Нам нужны образованные, интеллигентные люди. Нужно создавать культурные сообщества. Именно эти люди смогут изменить нашу действительность. В прошлые президентские выборы баллотировались четыре кандидата из силовых структур, и не было ни одного хозяйственника. Это говорит о том, что мы ещё не сформировались как цивилизованное общество. Чтобы быть руководителем, нужно иметь талант, необходимо уметь вести за собой народ. Тут важна личность, иначе ничего не получится.

Ярко выраженные организаторские способности, высокий профессионализм, умение принимать правильные решения и эффективно их реализовать обеспечили Адгуру Харазия довольно быстрый служебный рост.

Слову мэра можно верить

Преобразился город за последнее время! Появились детские и спортивные площадки, скверы, украшенные клумбами и цветниками. На удобных скамейках так приятно отдыхать ветеранам и пенсионерам, родителям с детьми, молодежи. А сколько новых деревьев высажено! И чудесная набережная никогда не пустует. Однако много ещё в столице изъянов в коммунальном хозяйстве, энергетической системе, немало разрушенных дорог и неблагоустроенных тротуаров и дворов. Я спросила, каковы причины такого положения дел? Ответ мэра был конкретным.

– Годовой бюджет города 1 миллиард 80 миллионов рублей. Из них только 413 миллионов идёт на образование: в городе 17 школ и 13 дошкольных учреждений. Кроме этого, у нас ещё семь медучреждений – три больницы и четыре поликлиники. Из Минздрава мы не получаем абсолютно ничего. Ставили вопрос об увеличении бюджета, для чего хотели добиться разрешения для проверки коммерческих предприятий на территории города. Но сегодня на это наложено табу, и я как самое заинтересованное лицо в столице в прозрачном поступлении налогов в казну не имею права это делать. Сегодня ни ОБЭП, ни налоговая инспекция городской администрации не подчиняется. Хотя при Владиславе Григорьевиче Ардзинба мэрия контролировала эти органы. Таким образом, в ближайшее время увеличить городской бюджет нереально.

Я поинтересовалась, можно ли восстановить и благоустроить Сухумскую гору с помощью инвесторов, которые будут в дальнейшем «опекать» и ремонтировать этот объект, получая свои дивиденды. Ведь там можно соорудить и построить немало развлекательных объектов, ресторанов, баров и кафе.

На этот вопрос мэр столицы ответил так:

– В прошлом году в рамках празднования юбилейных дат – 25-летия Победы и десятилетия со Дня международного признания независимости Республики Абхазия – я распорядился каждую пятницу проводить уборку города вплоть до 30 сентября. Уже в июне сотрудники нашей Администрации провели уборку дороги и расчистили территорию вокруг фонтана на Сухумской горе: была покошена трава, собран и вывезен собравшийся там бытовой мусор, пострижены кустарники, асфальтовое и бетонное покрытие расчищено от проросшей травы, покрашены лавочки. Восстановили нижний фонтан: провели новые трубы, установили новый насос. После капитального ремонта он стал функционировать. Как всегда, на помощь коммунальной службе пришли добровольцы – горожане, которым небезразличен облик их родного города. Сухумская гора некогда была популярным местом, которое горожане выбирали для проведения досуга, и мы ставим перед собой задачу привести его в надлежащий вид и снова сделать популярным местом отдыха. Мы хотим вернуть былую славу этому месту, чтобы туда могла приходить на отдых наша молодежь. В перспективе, надеюсь, будем устраивать там кинопоказы и проводить концерты. С наступлением тепла планируем произвести расчистку пантеона. Ко мне приходили горожане с такой инициативой, и мы их поддержали.

Что касается передачи Сухумской горы инвесторам, этот вопрос нужно решать с Министерством культуры и охраны историко-культурного наследия, так как этот объект юридически принадлежит этой государственной структуре. Он просто территориально находится в черте города, но к нам относится чисто формально. Я неоднократно говорил, что эту территорию необходимо реанимировать любым способом. Я искал инвесторов. Однако сегодня общество занято другими проблемами, в нём присутствует нигилистское отношение к действительности, народ перестал доверять власти. Найти инвесторов тоже нелегко, так как в России сегодня наблюдается спад экономики, который отражается и на нашей жизни. Пока у нас не будет своей концепции развития экономики, дело не сдвинется с мёртвой точки. Программы создаются, однако реализации этих идей нет.

Нефть и экономическая политика

Об экономической политике Адгур Харазия говорит следующее:

– Я считаю, что нефть нужно добывать, но с добавленной стоимостью. Мы не должны продавать сырую нефть, на этом заработать невозможно. Нужно продавать конечный продукт, а для этого нужно построить нефтеперерабатывающий завод. И не должно быть никаких промежуточных звеньев – различных посреднических фирм. На первом плане должны стоять интересы нашего государства. Зачем нам нужна такая нефть, если на ней будут наживаться отдельные лица. Это народное достояние, поэтому в договоре должно быть чётко прописано, что будет получать государство с первого дня добычи нефти, а не тогда, когда инвесторы вернут свои вложения. Это может длиться годами, и государство останется ни с чем. Добывать нефть надо, но не в такой форме договора. Это никак не отразится на нашей экологии. Даже если нефть попадет на поверхность почвы, то это будет удобрением для неё. Ведь торф – это нефтяное образование. В Калифорнии в центре городов стоят вышки для добычи нефти, и по подземным трубам она течёт на нефтеперерабатывающий завод. И никакая экология не нарушается. Просто всё должно быть прозрачно. И надо спешить, время нефти – 10 лет. Потом она не будет нужна. Современные технологии быстро развиваются. Например, с января 2020 года автомобильная фирма «VOLVO» полностью переходит на производство электромобилей. Все европейские страны ежегодно увеличивают выпуск электромобилей. Сегодня уже созданы технологии, которые позволяют полностью отказаться от нефти и газа. Однако к этой системе нужно подходить постепенно, так как может образоваться многомиллионная армия безработных.

Нам нужна чёткая налоговая и таможенная политика. Они должны защищать местного производителя.

На вопрос, с чего нужно начать новому президенту, Адгур Харазия сказал:

– Первое – это установка правопорядка. Необходимо дать полномочия сотрудникам милиции и не диктовать им сверху – кого сажать, а кого отпускать. Я имею в виду добросовестных сотрудников. Нельзя преступников отпускать на свободу. Второе – упорядочить систему управления. Необходимо сократить раздутый штат чиновников министерств и ведомств. Много у нас проверяющих. А физическим трудом занимаются лишь гастарбайторы. Так что безработицы у нас не будет. Выдворим пять тысяч гастарбайторов и заполним эту нишу нашими безработными жителями. Будем строить дома, дороги. Третье – изыскивать деньги для кредитования населения. После сокращения штатов появятся деньги: ведь огромные средства идут на содержание автопарка министерств и ведомств. Наполовину сократил бы министерства. Министров назначать на конкурентной основе. Ведь министр должен быть специалистом в своей области, а не просто хозяйственником. Кредиты очень важны для развития государства. Надо исследовать бизнес-планы, кредитные истории. Иначе развиваться мы не сможем.

Публикацию подготовила Русудан Барганджия

Газета "Республика Абхазия"

 

Экспертиза останков бойцов произведена в ДНК лаборатории в городе Загреб (Хорватия) при содействии миссии Международного Комитета Красного Креста в Абхазии.

Сухум. 30 марта. Апсныпресс. Лана Цвижба/Тамара Ачба. В Сухуме, в Парке Славы, прошла церемония прощания с участниками Отечественной войны народа Абхазии, опознанными в рамках деятельности Комиссии по вопросам пропавших без вести при Кабинете Министров Республики Абхазия: Ахмедом Хамитовым и Раулем Цвижба.

В мероприятии приняли участие Президент РА Рауль Хаджимба, представители правительства, движения «Матери Абхазии за мир и социальную справедливость», родственники погибших, общественность.

Выступая на траурном митинге, ветеран Отечественной войны народа Абхазии Геннадий Цвижба отметил: «Героический путь, пройденный нашим народом, очередной раз доказывает, что суть величия страны определяет сила духа народа, который никогда не оставался в долгу ни перед врагом, ни перед другом. Именно это мужество, которое показали такие бойцы как Ахмед Хамитов, Рауль Цвижба и многие другие, является образцом для будущих поколений. Хочу выразить благодарность руководству страны, представителям МККК за то, что возвращаются имена наших героев!»

Сын Героя Абхазии Ахмеда Хамитова Умар Хамитов рассказал, что ему было всего два года, когда отец уехал в Абхазию: «Он умер 4 июля, а 6 июля мне исполнилось три года. Я совершенно не помню своего отца. Наши знакомые рассказывали, что отец был очень храбрым и серьезным человеком. Когда я узнал о том, что нашли останки отца, я был рад, потому что теперь у нас будет могила, и я смогу показать друзьям, где похоронен мой отец. До этого мы не знали где он, не знали практически ничего. Было известно только то, что он пропал без вести. Отец будет похоронен у себя на Родине, там, где его мать, брат и все родные», - сказал сын ветерана.

Председатель Ассоциации добровольцев из Чечни Вахид Керимов отметил: «Сегодня, благодаря МККК и правительству Республики Абхазия, появилась возможность похоронить своих братьев, которые 25 лет числились пропавшими без вести. Эти ребята с первого дня знали на что идут. Они четко осознавали, что если надо будет отдать жизнь, они отдадут ее за Абхазию. Цель была одна – достичь Победы. Благодаря Всевышнему, так оно и случилось. Сегодня мы проведем наших братьев в последний путь. Пусть земля им будет пухом!»

По данным комиссии, участник Отечественной войны народа Абхазии Ахмед Хамитов принимал участие в боевых действиях и состоял в батальоне «Горец» в качестве добровольца, в 1994 году Указом Президента Республики Абхазия Владислава Ардзинба посмертно награжден званием «Герой Абхазии».

Ахмед Хамитов погиб в 1993 году при попытке высадки десанта на горе Ахбюк.

Рауль Цвижба воевал в составе 3 батальона «Пакуаш» 3 полка Восточного фронта, погиб в 1993 году при крушении вертолёта на Марухском перевале.

Рауль Цвижба награждён медалью «За отвагу» посмертно. Захоронение останков Рауля Цвижба состоится в родовом селе Пакуаш Очамчырского района.

Останки Ахмеда Хамитова похоронят в родном ауле в Чеченской Республике.

(АП): В рамках совместной работы Комиссии по вопросам пропавших без вести при Кабинете Министров Республики Абхазия и Международного Комитета Красного Креста в 2019 году осуществлена идентификация останков двух бойцов Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов: Хамитова Ахмеда Магомедовича 1957 года рождения и Цвижба Рауля Кантовича 1964 года рождения. Экспертиза останков бойцов произведена в ДНК лаборатории в городе Загреб (Хорватия) при содействии миссии Международного Комитета Красного Креста в Абхазии.

Церемония прощания с Героем Абхазии Ахмедом Хамитовым и Кавалером медали "За отвагу" Раулем Цвижба состоится 30 марта в 10:00 у Мемориала в Парке Боевой Славы в Сухуме.

СУХУМ, 28 мар - Sputnik. Лаборатория в Загребе идентифицировала останки двух бойцов Абхазской армии, погибших во время Отечественной войны народа Абхазии, сообщили в пресс-службе Кабинета министров Абхазии.

Речь идет о погибших в 1993 году Ахмеде Хамитове (1957 года рождения) и Рауле Цвижба (1964 года рождения).

По данным комиссии, Ахмед Хамитов приехал на войну в Абхазию из Чечни, принимал участие в боевых действиях и состоял в батальоне "Горец" в качестве добровольца. Погиб в 1993 году при попытке высадки десанта на горе Ахбюк. В 1994 году указом президента Абхазии Владислава Ардзинба посмертно награжден званием "Герой Абхазии".

Рауль Цвижба воевал в составе третьего батальона "Пакуаш" 3-го полка Восточного фронта, погиб в 1993 году при крушении вертолета на Марухском перевале. Награжден медалью "За отвагу" посмертно.

Экспертиза останков бойцов произведена в ДНК лаборатории в городе Загреб (Хорватия) в рамках совместной работы Комиссии по вопросам пропавших без вести при Кабинете Министров Абхазии и Международного Комитета Красного Креста, отметили в пресс-службе.

Церемония прощания с участниками войны 1992-1993 годов состоится 30 марта в 10:00 у мемориала в Парке Славы в Сухуме.

Захоронение останков Рауля Цвижбы состоится в родовом селе Пакуаш Очамчырского района.

Останки Ахмеда Хамитова похоронят в родном ауле в Чеченской Республике.

 

 

26 марта 1989 года в СССР состоялись первые за всю историю страны выборы народных депутатов на альтернативной основе.

СУХУМ, 25 мар – Sputnik, Бадрак Авидзба. В результате первых альтернативных выборов народных депутатов в Верховный совет СССР Владислав Ардзинба получил путевку в большую политику, сказал в интервью Sputnik историк Аслан Авидзба.

26 марта 1989 года состоялись первые за всю историю СССР выборы народных депутатов на альтернативной основе. В соответствии с новым избирательным законом, принятым на XIX Всесоюзной партконференции летом 1988 года, высшим органом государственной власти становился Съезд народных депутатов.

Как и во всех республиках, альтернативные выборы прошли и в Абхазии, среди избранных был Владислав Ардзинба, работавший в то время директором Абхазского института языка, литературы и истории имени Дмитрия Гулиа.

В результате альтернативных выборов в Абхазии было избрано восемь депутатов абхазов, которые должны были доносить правду об Абхазии до всего остального советского народа.

"Я хотел бы заострить внимание на депутате, избранном тогда от Ткуарчалского округа, это Руслан Аршба. Это был самый близкий сподвижник Владислава Ардзинба в Верховном Совете СССР", - отметил историк.

Владислав Ардзинба стал членом Совета национальностей Верховного Совета СССР. И уже на первом съезде народных депутатов Владислав Ардзинба поднял вопрос о притеснении малых народов СССР.

"Первый съезд народных депутатов состоялся в мае 1989 года. Владислав Ардзинба с первого дня пытался выступить, он хотел донести мнение избравших его людей. В его воспоминаниях записано, что в тот день, когда он был готов сложить депутатские полномочия в знак протеста, что ему не дают слово, объявили, что ему предоставляют слово. Это было 2 июня 1989 года - знаменитое и нашумевшее выступление Владислава Григорьевича на съезде Верховного Совета", - рассказал Авидзба.

Историк отметил, что Владислав Ардзинба предложил изменить отношения подчинения между республиками и автономиями на договорные, чтобы в случае выхода республики из состава СССР, автономии, входящие в нее, могли самостоятельно выбрать свой дальнейший путь. В качестве примера он привел договор между ССР Абхазия и ССР Грузия в 1921-1936 годах.

К моменту проведения первых альтернативных выборов 26 марта 1989 года накал политических страстей, общественно-политическое противостояние были высоки. В Грузии в то время уже были влиятельные силы, которые заявляли о выходе из состава Советского Союза, подчеркнул историк.

"Абхазия видела свое будущее только в составе СССР. За неделю до выборов, 18 марта 1989 года, состоялся "Лыхненский сход", на котором было принято обращение восстановить статус союзной республики Абхазии", - отметил Аслан Авидзба.

Находясь в Верховном Совете Владислав Ардзинба возглавлял подкомиссию по проблемам малых народов Советского Союза.

Благодаря работе Владислава Ардзинба по поддержке малых народов и автономных образований, были разработаны законы, которые позволили Абхазии доказать свое право на независимое государство, отметил историк.

 

Страница 1 из 20
Яндекс.Метрика