Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Ярмарка организована в рамках сельскохозяйственного проекта, реализуемого Программой Развития ООН (ПРООН) в Абхазии, при поддержке столичной Администрации.

Сухум. 16 ноября. Апсныпресс. Дмитрий Басария. В Сухуме, на площади Свободы, открылась сельскохозяйственная ярмарка. Свою продукцию на ярмарке представили фермеры и индивидуальные предприниматели из всех районов Абхазии.

Рассказывая о целях мероприятия, специалист ПРООН Симон Агрба отметил: «Целью ярмарки является помощь местным фермерам и индивидуальным предпринимателям, самостоятельно производящим продукцию, в реализации их товаров без участия посредников и перекупщиков. Всего в ярмарке приняли участие 15 производителей. Также в рамках мероприятия организована развлекательная программа для детей с участием аниматоров. Мы уже договорились с мэрией об организации в Сухуме новогодней ярмарки».

Индивидуальный предприниматель из г. Гагра Диана Возба рассказала о своей продукции: «У нас маленькое семейное предприятие по обжарке кофе под брэндом «Gagra coffee company». Некоторые торговые предприятия г. Гагра уже реализовывают нашу продукцию. Благодаря этой ярмарке у нас есть возможность познакомить всю Абхазию с нашим уникальным товаром собственного производства. Наш бизнес уникален тем, что мы напрямую от производителей покупаем кофейные зерна всех известных сортов и обжариваем их тремя разными способами обжарки. Кроме того, мы единственные в Абхазии занимаемся обжаркой зеленого кофе. Продукция не содержит искусственных добавок и выращена на плантациях Индии, Бразилии и Эфиопии».

Ярмарка организована в рамках сельскохозяйственного проекта, реализуемого Программой Развития ООН (ПРООН) в Абхазии, при поддержке столичной Администрации.

 

 

 

 

Парадоксы времени

В лучшие годы площадь посевов конопли в СССР достигала миллиона гектаров. Выращивание конопли было сверхдоходной отраслью. Из неё делали кеды и паруса, нитки и краски, косметику и постное масло. А потом вдруг отказались от её выращивания. Совсем.

Коноплю на Руси выращивали издревле: из неё ткали полотно для одежды и постели, производили верёвки и упряжь для коней, плели крепкие канаты, верёвки и сети. Из конопляного семени давили сытное постное мало, которым заправляли каши, да и само семя в голодные годы спасало крестьянских ребятишек от голода.

В России коноплю выращивали на сотнях тысяч десятин земли, а слава о качественной русской пеньке шла по всей Европе – такелаж английского и голландского флота на 90% состоял из русской пеньки, в середине XVIII века Россия поставляла за границу 37 тысяч тонн в год. Перед революцией 1917 года доходы от конопли занимали второе место в казне Российской империи.

После революции СССР стал достойным преемником царской России и продолжил развивать коноплеводство. Постановлением Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) в марте 1934 года за посевы конопли на приусадебных землях и в пойменных угодьях колхозам предоставлялись льготы. А в 1930-е годы в СССР даже был плакат «Увеличивайте производство конопли. Добивайтесь высоких показателей в своей работе! Берите пример с коноплевода Александра Хрипунова!».

В 1933 и 1934 годах в СССР производили по 39400 тонн пеньки и 5000 тонн конопляного масла, а к 1935 году производство выросло до 44900 и 6500 тонн соответственно.

В СССР выращивали два вида конопли – среднерусскую, которая быстро вызревала, достигая 1,5 метра в высоту, и давала прекрасное волокно и семена. И южную коноплю – кавказскую, японскую и итальянскую, которые вызревали дольше, но были в два раза выше.

Пенька шла на изготовление тканей, рыболовных снастей, шпагата, из неё делали одежду и обувь. Канаты из пеньки не растягивались, не рвались, а ткань прекрасно впитывала влагу, дышала. Из конопли делали бумагу её активно использовали в фармацевтике, в косметической и в продовольственной промышленности, из неё делали краски и олифу.

Использовать коноплю в промышленности в СССР продолжали вплоть до конца 1970-х годов, когда она вдруг попала под запрет.

Первые наркоманы в России появились ещё в XIX веке. Сначала наркотиками «баловалась» столичная богема: поэты, художники и журналисты. Не зная, что гробят здоровье, они употребляли опий, морфий и кокаин. Особо остро проблема встала в годы Первой мировой войны и позже – в годы Гражданской. В неразберихе нечистые на руку дельцы опустошали вагоны с морфием, предназначенным для раненых, продавали его. Морфинизм оправдывали «тяжёлыми условиями жизни», напряжением, смертью, царящей вокруг. Но и в мирное время наркоманы уже не могли отказаться от дозы – подсаживались окончательно, разрушая здоровье, пуская по ветру талант и вставая на путь преступлений – они грабили, воровали, занимались проституцией.

Правительство СССР быстро поняло, что столкнулось с настоящей проблемой. Наркотики в СССР контрабандой поступали через порты Чёрного моря и завозились из Средней Азии, где издавна местные маргиналы курили гашиш.

Уже в 1924 году большевики ввели монополию на выращивание опийного мака, а спустя 10 лет монополия постигла и «индийскую» коноплю Cannabis indica.

С наступлением 1930-х годов отношение к наркозависимым изменилось, и в Уголовный кодекс было введено достаточно много статей для преследования за употребление, хранение, продажу и производство запрещённых веществ.

Но настоящий удар по производству конопли в СССР нанёс медиамагнат из США Уильям Херст. Он был заинтересован в удешевлении бумаги из древесной целлюлозы и развернул кампанию против наркомании, а главное – против конопли как «источника зелья». На самом деле бумага из неё была качественнее и дешевле. Главным тезисом компании стало то, что люди «под марихуаной» совершают преступления. Партнёр Хёрста бизнесмен Дюпон в это же время стал изготавливать из нефти пластик, целлофан и нейлон – конкуренция ему была не нужна.

Уже в 1961 году страны – участницы ООН подписали Единую конвенцию о наркотических средствах, которая предписывала установить контроль над выращиванием опийного мака, коки и конопли.

Поскольку СССР тоже подписал конвенцию, то посадки конопли в СССР стали сокращать, и доходы от неё, соответственно, упали.

Сейчас в России выращиванием конопли занимаются лишь отдельные предприятия.

Из неё во всём мире по-прежнему производят паруса, снасти, канаты, нитки и ткани, копировальную и папиросную бумагу (в том числе для чайных пакетиков), одежду и обувь. Её используют для внутренней отделки дорогих машин, делают топливо и стройматериалы, наполнители для кошачьих туалетов и подстилки для животных, изоляционные материалы, корма для скота, фитили, масло, краски, косметику, стропы для парашютов и пожарные рукава, сети. Кроме того, из конопли производят чипсы, печенье, конфеты и напитки.

Первое место в мире по производству конопли сейчас занимает Китай.

Газета "Республика Абхазия"

 

На днях одна из известнейших в мире газет – американская «Вашингтон пост» – посвятила статью Абхазии. Конкретнее – гастарбайтерам в ней из КНДР. Поскольку по ряду причин я это ежедневное издание с почти полуторавековой историей, выходящее полумиллионным тиражом, не читаю, познакомился с текстом журналиста Ами Ферис-Ротмана в ней в пересказе некоторых русскоязычных изданий, в частности, Александра Пятина в публикации «The Washington Post нашла в Абхазии «лазейку» для Ким Чен Ына» в интернет-издании «Новый Взгляд».

Мы на «Эхе Кавказа» уже не раз в последние год-два рассказывали о северокорейских гастарбайтерах в Абхазии. Например, недели три назад я приводил данные Миграционной службы Абхазии о том, что в республике сейчас трудится около 3 400 иностранных рабочих. Почти половина из них – это посланцы солнечного Узбекистана, на втором месте по численности находятся посланцы не менее солнечной Армении. Работает в Абхазии (на строительстве отеля близ Красного моста в Сухуме, в Гагре, в овощеводческих теплицах в селе Адзюбжа) и около 250 приезжих из дальнего зарубежья – граждан Корейской Народно-Демократической Республики. Корейцы отличаются высоким качеством производимых работ и дисциплиной, почти что военной.

Но автор статьи в «Вашингтон пост» приводит несколько иные количественные данные; согласно им, в Абхазии в настоящее время работает около 400 северных корейцев. Все они – мужчины, многие из которых оставили на родине своих жен и детей, которых теперь поддерживают из-за рубежа. И, кроме того, американский журналист добавил к теме такие любопытные пояснения. В декабре 2017 года ООН ввела санкции, в рамках которых к концу 2019-го все страны, входящие в ООН, должны выслать северокорейских работников. Резолюцию, в том числе, подписали Россия и Китай, на которых приходилась их львиная доля. (Кстати, в РФ остается еще 10 тысяч северных корейцев, которые к Новому году должны ее покинуть.) Смысл этого ограничения в том, чтобы не дать Пхеньяну доступа к валюте, которого он лишен из-за санкций. Чтобы обойти запрет, северокорейские власти отправляют за рубеж десятки тысяч своих граждан, которые работают от зари до зари, но обеспечивают валютные поступления на родину. Согласно докладу ООН от 2015 года, таких работников из Северной Кореи по всему миру было не менее 50 000, и они приносили КНДР валютные поступления на $1,2-2,3 млрд.

Однако Абхазия в ООН не входит, что создает для северокорейских трудовых мигрантов лазейку. Абхазские чиновники, пишет «Вашингтон пост», утверждают, что власти КНДР сами к ним обратились. «Они предложили нам сотрудников для ручного труда. Это то, что они могут экспортировать», – цитирует американская газета президента абхазской Торгово-промышленной палаты Тамилу Мерцхулава. Газета пишет, что ее пригласили в Пхеньян, а группа представителей Северной Кореи приехала в Абхазию, где дегустировала местное вино, киви и мандарины…

Если быть более точным (а я сам около года назад был на совместной пресс-конференции в Сухуме руководителей ТПП Абхазии и КНДР), то корейские гости не просто так дегустировали названную продукцию, но и обсуждали перспективы экспорта из Абхазии в их страну субтропических фруктов, поскольку климат в КНДР слишком суров для их произрастания.

Речь на упомянутой пресс-конференции шла и о возможных поставках продукции из Северной Кореи в Абхазию, но пока главным предметом «экспорта» из этой 23-миллионной страны является ее дешевая и очень дисциплинированная рабочая сила. Напомню, что, несмотря на все активно освещаемые мировыми СМИ попытки американского президента Дональда Трампа «поладить» с северокорейским лидером Ким Чен Ыном, КНДР так и не свернула свою военную программу, угрожающую стабильности в мире, так что снятия санкций ООН с этой страны пока не ожидается. И тут для Абхазии выясняется, что у ситуации, когда ее не принимают в Организацию Объединенных Наций (кстати, Республика Косово, несмотря на сотню признавших ее независимость государств, тоже туда не принята) есть свои преимущества: нам запреты ООН не указ.

«Вашингтон пост» рисует такую картину работы северокорейцев в Абхазии: «Рано утром, еще до восхода солнца группы северокорейских работников отправляется по улицам абхазских городов строить дома и прокладывать железные дороги, держа в руках пластиковые пакеты с едой… Работают живущие в Абхазии корейцы и в сфере услуг. Мужчина по прозвищу Доктор Ким делает массаж отдыхающим из России по $7 с человека».

Насчет «прокладки железных дорог» американский журналист, видно, хватил лишнего; может, речь шла о ремонте каких-то участков Абхазской железной дороги…

На днях от друзей-журналистов, работающих в здании кабмина Абхазии по ул. Званба, 9, я услышал, что северокорейцы трудятся сейчас на укладке плитки на фасаде этого пятиэтажного здания. И как трудятся! Даже поздно вечером, при свете больших электроламп… И сегодня утром я решил пообщаться с рабочими из Страны Утренней Свежести, как именуют родину корейцы. Подойдя незадолго до девяти к упомянутому фасаду, загороженному строительным забором, увидел пристроенные к нему металлические леса, а на самом их верху, на уровне четвертого-пятого этажей, фигурки рабочих. К слову, в послевоенные десятилетия забором, пусть и не таким внушительным, эти стены уже давно приходилось огораживать, так как отдельные плитки, срываясь с них (вот с таким качеством работ сдавалось когда-то это здание), могли упасть на головы прохожих. И, кажется, были даже такие инциденты – как в российских городах из-за падающих с крыш сосулек и ледяных глыб. Слава богу, дошли наконец у властей руки до этого облицованного плиткой фасада…

Войдя в здание со двора, я вышел через парадную дверь в огороженный участок перед фасадом и подошел к молодому корейцу, который мешал раствор и подавал его в ведре с помощью блока на веревке своим товарищам наверху. Разговор у нас не клеился, тогда мой собеседник начал кричать кому-то и к нам спустился другой кореец, в очечках и немножко знающий по-русски. Его имя оказалось Кан, и это сразу настроило наш разговор на дружескую волну: объяснил ему, что есть такое и абхазское имя, хотя не часто встречающееся. А еще рассказал, как в Абхазии полюбили футболиста по фамилии Айба, который играл в 2016 году в Сухуме на чемпионате мира по версии ConIFA за сборную «Корейцы Японии». Не уверен, правда, все ли собеседник из сказанного мной понимал. В какой-то момент Кан достал мобильник и позвонил своему соотечественнику, гораздо лучше знавшему по-русски, которого зовут Вон. Судя по всему, они оба решили, что я хочу нанять пару рабочих для ремонта квартиры. Я не стал возражать, поскольку действительно намечаю такой ремонт. А на здании кабмина северокорейская бригада, по словам Кана, будет работать еще месяца два-три.

Уже попрощавшись с корейцами, я купил в киоске свежий, вышедший вчера номер абхазской газеты «Новый День», и, надо же, обнаружил в нем на первой полосе перепечатку публикации Александра Пятина, которую здесь пересказывал. Причем редактора этой газеты Сергея Арутюнова не только привлекла тема статьи в американской газете, но он опубликовал и свой комментарий «От редакции». Сегодня в Абхазии, рассуждает он в нем, привычной стала картина, когда узбеки подметают городские улицы, северокорейские строители ремонтируют дома и квартиры, чернокожие африканцы служат портье и аниматорами в местных здравницах. Это уже часть нашего быта. Причем они не пьют, не курят и не употребляют наркотики. У них нет на это времени, они нуждаются в заработке, им надо кормить семьи. Поэтому и трудятся день и ночь в поте лица, и миллионные потоки денег утекают из страны переводами. А в это время наш человек жалуется на тотальную безработицу, неправильную политику, поругивает президента, министров и начальство в целом. Он должен успеть на свадьбу, похороны, юбилей, причем порой в один и тот же день. Нашему человеку заработок не нужен, ему нужны деньги. Желательно много и сразу. А их катастрофически не хватает. Но Ким Чен Ын тут явно ни при чем.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

 

Сухум. 11 октября 2019. Абхазия-Информ. 12 октября исполняется 20 лет со дня принятия «Акта о государственной независимости Республики Абхазия».

3 октября 1999 г. в Республике Абхазия был проведен референдум об отношении граждан к действующей Конституции. На день проведения референдума на территории Абхазии проживало 219 534 граждан, имеющих право голоса, т. е. 58,5% от довоенной численности избирателей. В голосовании приняло участие 87,6% граждан, внесенных в избирательные списки, что составило более половины от довоенной численности избирателей. 97,7% проголосовавших одобрили действующую Конституцию.

12 октября 1999 года президент Республики Абхазия Владислав Ардзинба, спикер Народного Собрания Сократ Джинджолия и депутаты Народного Собрания подписали Акт «О государственной независимости Республики Абхазия».

Народ Абхазии подтвердил свою решимость продолжить строительство суверенного, демократического, правового государства - субъекта международного права и добиваться его признания международным сообществом. Желание абхазского народа о признании государственной независимости соответствовало Уставу ООН, Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах, Венской Декларации и другим общепризнанным международно-правовым актам.

Принятие «Акта о государственной независимости Республики Абхазия» явилось важнейшим рубежом в многолетней борьбе народа Абхазии за свободное самоопределение. Акт о государственной независимости завершил процесс юридического закрепления суверенного статуса Республики Абхазия

Информагентство «Абхазия-Информ» обратилось к депутатам парламента второго созыва (1996 – 2002) поделится своим воспоминаниями о том знаменательном дне.

Сократ Джинджолия: «Этот важнейший исторический документ был принят в сложной внешнеполитической обстановке 1999 года. Тогда «Акт о государственной независимости Республики Абхазия» подписали президент Владислав Ардзинба и депутаты парламента. Надо отметить, что 3 октября 1999 г. в Абхазии состоялся всенародный референдум, на котором 97,7% граждан республики проголосовали за суверенное, демократическое, правовое государство.

Принятие Акта - это важнейшее событие в новейшей истории нашей государственности, в целом в истории Абхазии, и не стоит забывать, что в нем выражена воля народа жить в независимом, правовом государстве.

Очень хотелось бы, чтобы дата 12 октября нашла свое достойное отражение в календаре знаменательных дат страны.

Главное было в том, что Абхазия уже состоялось как государство. Это была не просто территорией с населением, Она стала в реальности независимым государством, а иначе Россия не признала бы нас».

Александр Страничкин: Акт «О государственной независимости Республики Абхазия» является важнейшим фактом нашей истории, который закрепил окончательно суверенитет и независимость Абхазии. В этом документе отражена историческая и юридическая основа нашей независимости. Хотел бы пожелать, чтобы этот день был отмечен в календаре памятным днем.

В этом году - две важные даты новейшей истории Абхазии, 20 лет со дня принятия Акта о государственной независимости и 25 лет со дня принятия Конституции Республики Абхазия».

Циза Гунба: «Безусловно, 20 лет в истории страны - пусть и не очень большой, но значимый период. Принятие Акта о государственной независимости РА - это важное историческое событие. Это очень важный документ. Вспоминая 12 октября 1999 года – я испытываю чувство радости и вместе с тем печали, потому что до этого дня не дожили многие достойные сыны и дочери Абхазии, погибшие за свободу и независимость Апсны.

30 сентября мы отмечаем День Победы и Независимости Абхазии. Я считаю, что не стоило объединять в один день два важнейших исторических события. Но, как бы ни было. 30 сентября 1993 г. и 12 октября 1999 г. – это две важнейшие исторические даты».

*** *** ***

АКТ О ГОСУДАРСТВЕННОЙ НЕЗАВИСИМОСТИ РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ

Абхазская государственность имеет 1200-летнюю историю. На протяжении столетий народ Абхазии боролся за свою независимость.

С началом процесса распада СССР народ Абхазии усилил борьбу за восстановление утраченной им государственной независимости. Принятие 25 августа 1990 г. Верховным Советом Абхазии «Декларации о государственном суверенитете» явилось первым шагом к ее воссозданию. Разрыв государственно-правовых отношений между Абхазией и Грузией, произошедший по инициативе властей Грузии, и последовавшая за этим абхазо-грузинская война 1992-93 гг. привели де-юре и де-факто к независимости Абхазии.

Конституция Республики Абхазия, принятая Верховным Советом Республики Абхазия 26 ноября 1994 г., явилась правовым оформлением уже созданного независимого государства - Республики Абхазия (Апсны).

3 октября 1999 г. в Республике Абхазия был проведен референдум об отношении граждан к ныне действующей Конституции. На день проведения референдума на территории Абхазии проживало 219534 граждан, имеющих право голоса, т. е. 58,5% от довоенной численности избирателей. В голосовании приняло участие 87,6% граждан, внесенных в избирательные списки, что составило более половины от довоенной численности избирателей. 97,7% проголосовавших одобрили действующую Конституцию.

Согласно Конституции и Закону Республики Абхазия о всенародном голосовании (референдуме) народовластие - основа государственной власти в Республике Абхазия, народ осуществляет свою власть непосредственно путем референдума - или через своих представителей. Таким образом, народ Абхазии подтвердил свою решимость продолжить строительство суверенного, демократического, правового государства - субъекта международного права, и добиваться его признания международным сообществом.

Основываясь на воле народа, мы еще раз подтверждаем и провозглашаем Государственную Независимость Республики Абхазия.

Права и свободы, закрепленные Всеобщей декларацией прав человека, Международными пактами об экономических, социальных и культурных правах, о гражданских и политических правах, другими общепризнанными международно-правовыми актами, являются одной из главнейших основ Конституционного строя Республики Абхазия.

Республика Абхазия намерена строить свои отношения с другими государствами на основе равенства, мира, добрососедства, уважения территориальной целостности и суверенитета, невмешательства во внутренние дела, других общепризнанных принципов политического, экономического и культурного сотрудничества между государствами.

Исходя из этого, мы обращаемся к ООН, ОБСЕ, ко всем, государствам мира с призывом признать независимое государство, созданное народом Абхазии на основе права наций на свободное самоопределение.

Президент Республики Абхазия В. Ардзинба

Спикер Народного Собрания РА – С. Джинджолия

Депутаты Народного Собрания РА

Несмотря на расхожую фразу «История не знает сослагательного наклонения», время от времени в Абхазии любят порассуждать на темы: «Была ли неизбежна грузино-абхазская война?»; «Была ли предопределена в ней победа абхазов и подержавших их народов?» На первый вопрос я уже не раз пытался отвечать в своих публикациях в таком примерно духе: распад СССР сделал эту войну, как и войны в ряде других «мест межнационального напряжения» бывшего Союза почти неотвратимой, но именно почти; до самых последних дней в канун безумного похода войск Госсовета Грузии мир еще можно было сохранить. Что касается предопределенности победы, то вставшие на защиту Абхазии с оружием в руках почти и не рассуждали на эту тему, они следовали старому правилу: делай, что должно, и будь что будет. Если же говорить о предопределенности в глазах сторонних наблюдателей, то тут, скорее, она была в пользу Грузии: ведь грузин в бывшей Грузинской ССР жило больше абхазов в сорок раз. Но если бы все в жизни решалось лишь вот такой арифметикой… Кстати, именно это огромное численное преимущество и сыграло с грузинской правящей элитой злую шутку, породив шапкозакидательские настроения в канун и в начале военного столкновения.

Сейчас, задним числом, с высоты прожитых лет и десятилетий, а также в сопоставлении с параллельно развивавшимися в мире аналогичными вооруженными конфликтами, гораздо легче разложить все по полочкам: почему получилось так, а не иначе. Но не буду раскладывать, дабы не занимать здесь слишком много места и не повторяться, ибо делал это уже не раз.

Не вижу большого смысла, хотя это порой и увлекает, в словесных упражнениях на тему: «Что было бы, если б…» Ну, типа текстов, популярных на просторах «Яндекс. Дзена»: «Если бы ось «Берлин – Рим – Токио» победила во Второй мировой войне». Подобными фантазиями можно развлекаться без конца и без толку. Вместо этого коснусь того, как виделось мне и моим близким знакомым будущее в судьбоносные исторические моменты. Уже хотя бы потому, что эти попытки предсказать будущее сами по себе были уже реальными фактами жизни.

Вспоминаю, например, диалог с одним знакомым абазином. Он жил тогда то в Абхазии (мы работали в 80-е годы в одной редакции), то в Тбилиси (жена у него была грузинкой), а после грузино-абхазской войны он встретился мне в Карачаево-Черкесии. Так вот, разговор наш проходил в первые месяцы 1992-го у меня дома в Сухуме. Война тогда представлялась почти уже неизбежной. Мы рассуждали о том, где может пройти линия фронта, если Тбилиси решится на военный поход в Абхазию, и сошлись на том, что, скорее всего – по автотрассе в Очамчырском районе, к северу от которой преобладало абхазское население, а к югу – грузинское. Так оно потом на Восточном фронте примерно и оказалось. А вот то, что весь Сухум на третий день войны окажется под контролем грузинским войск, это нам в голову не приходило (хотя было вполне объяснимо и логично, учитывая перевес грузинского населения в городе), не говоря уже о том, что благодаря морскому десанту под этим контролем на полтора месяца окажется и почти весь Гагрский район.

А теперь перенесемся в октябрьские дни 1993 года. Еще жило тогда в части абхазского общества опасение, что грузинское воинство может «прийти в себя» и предпринять в ближайшие месяцы попытку реванша», но укрепивший власть Шеварднадзе пресек, как известно, такой «самодеятельный» поход Китовани на корню. В целом же настрой общества был оптимистичным. Помню, я даже размечтался в какой-то публикации (чуть позже, в 1994 году) о том, что после признания Грузией независимости Абхазии мы установим добрососедские отношения, и снова между Тбилиси и Сухумом будет ходить очень удобный пассажирский поезд (поздно вечером ложишься спать и просыпаешься к прибытию поезда в конечный пункт). Можно ли это сейчас назвать прекраснодушием и наивностью? Наверное, да. Но хочу напомнить, что в своих представлениях о будущем человек неизбежно опирается на воспоминания о прошлом.

А что после 30.09.1993 было в прошлом? С середины двадцатого века десятки молодых государств после признания их бывшими метрополиями, а затем и другими государствами пополнили ООН. Также и Белград, несмотря на кровопролитные войны в бывшей Югославии, признал независимость бывших союзных республик СФРЮ. Не говорю уже о признании Прагой Словакии. Война в Нагорном Карабахе и вокруг него еще продолжалась. Ну, и неясной оставалась после скоротечной войны лета 1992 года ситуация с Приднестровьем. А прецедент с Северным Кипром, который вот уже двадцать лет тогда оставался признанным одной страной – Турцией, представлялся исключением, которое только подтверждает правило… Но теперь-то мы знаем, что начало 90-х годов прошлого века стало и началом нового этапа в мировой истории, который можно назвать эпохой геополитической амбивалентности.

И еще одна картинка из октября 1993 года. Вычитал на днях этот эпизод в многостраничной книге грузинского историка, профессора Зураба Папаскири «Моя Абхазия», вышедшей в Тбилиси в 2012 году. Зураб Папаскири, 1950 года рождения, немало лет работавший в Абхазском госуниверситете и известный своей полемикой в прессе с абхазскими историками, был задержан абхазскими властями в Сухуме как старший офицер отдела работы с личным составом Второго армейского корпуса Минобороны Грузии. 18 октября в ИВС МВД Абхазии, где он содержался, его навестила группа знакомых абхазов, и тут же завязался спор. В ответ на реплику одного из посетителей: «Ну что, Зураб Валерьянович, мы добились же своего, Абхазия теперь независимое государство!» – Папаскири ответил: «Да, вы вышли победителями, но что это меняет? Вас даже Россия никогда не признает». Россия действительно не признавала независимость Абхазии почти пятнадцать лет, но в конце концов это произошло, и еще до выхода книги Папаскири. А один из его собеседников, рассуждая о будущем, ошибся еще больше. В те дни вооруженные отряды, которые поддерживали Звиада Гамсахурдия, были близки к тому, чтобы занять Кутаиси, и он предрек, что вот-вот «Грузия распадется на пять частей»…

Все это я рассказываю как лишнее напоминание о том, насколько это неблагодарное дело – пытаться предсказать будущее, тем более в деталях. Из слишком уж большого числа закономерностей и случайностей оно складывается… И все же стараться вычленить закономерности, которым учит нас история, надо. Тогда и в будущем она не будет наказывать столь строго и больно.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Страница 1 из 11
Яндекс.Метрика