Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause
08 сентября 2020

Аналитическая справка РПП ФНЕА, в связи с публичным обсуждением прецедента незаконного пребывания в Абхазии представителей альянса «Патриотов Грузии» во главе с вице-спикером Парламента Грузии И. Инашвили

Оцените материал
(0 голосов)
После известных августовских событий 2008 года, завершившихся признанием независимости Абхазии, подписанием Договора «О дружбе, сотрудничестве, взаимной помощи между Россией и Абхазией (2008), Российской Федерацией были обеспечены реальные гарантии безопасности и благоприятные условия для динамичного социально-экономического развития нашего государства. Тема новой военной угрозы со стороны Грузии, несмотря на сохраняющиеся в ней реваншистские настроения, становится менее актуальной. Еще одним стратегически важным, стабилизирующим фактором стала ратификация российско-абхазского Соглашения об объединенной военной группировке. Документ был подписан В.В. Путиным в 2015 г. Новые реалии фактически отодвинули на второй план проблематику абхазо-грузинских отношений.
 
Однако, новая, действующая власть неожиданно для большей части абхазского общества вновь искусственно актуализировала вопрос отношений с Грузией. По вопросу возобновления прямого диалога с Грузией и пересмотра правового статуса жителей Галского района почти одновременно, и в унисон, высказались высшие должностные лица страны: А. Бжания, А. Анкваб, С. Шамба.
 
Секретарь Совета Безопасности страны по сути стал идеологом развития двустороннего диалога с Грузией. Некую дорожную карту в этом направлении С. Шамба обозначил в интервью журналисту Елене Заводской. В беседе с ней, он усиливает акценты на том, что диалог необходим, и, в частности, отмечает: «Я бы начал все-таки с неформальной дипломатии, неправительственных организаций. Такие контакты очень интенсивные, были даже при Владиславе Ардзинба…»
 
Исходя из этих посылов и критериев, главным участником двустороннего процесса, С. Шамба определяет неправительственный сектор. В качестве примера в своем интервью он упомянул так называемый Шляйнингский формат (т.е. Шляйнингский процесс – встречи представителей грузинской и абхазской сторон при участии международных экспертов-конфликтологов). Он проходил под эгидой европейских институтов по конфликтологии на территории европейских стран – и только в начальной стадии был представлен делегациями из представителей неправительственного сектора. Впоследствии, по настоянию Владислава Ардзинба, в этот процесс с абхазской стороны были вовлечены и представители официальных кругов – министры, депутаты парламента, представители администрации президента. Это была принципиальная позиция тогдашнего руководства страны. Секретарю Совбеза хорошо известно, что Шляйнингский формат был одним из уровней многочисленных на тот период площадок абхазо-грузинских переговоров. Под эгидой ООН и при участии стран, вовлеченных в процесс урегулирования конфликта (США, Великобритания, Франция, Германия, Россия) проходили встречи по укреплению мер доверия. Стороны были представлены высокими должностными лицами, известными политиками, представителями интеллигенции, а на одном из таких форумов (в Стамбуле) присутствовал Президент Абхазии Владислав Ардзинба. Несмотря на высокий протокольный уровень данного формата, фактически, эти встречи не дали никаких реальных результатов, т.к. все они были нацелены в конечном итоге на сохранение территориальной целостности Грузии. К их организации и лоббированию на них интересов Грузии был подключен так называемый клуб «друзей Грузии».
 
Следует отметить, что абхазская сторона не строила особых иллюзий в отношении подобных процессов, их участники не продвинулись дальше принятия каких-то общих, ничему не обязывающих деклараций. В то же время для Абхазии важно было в условиях ее непризнанности, экономической блокады, информационной изоляции, использовать эти площадки для выхода на международную арену и донесения своей позиции до мировой общественности. А так называемый Шляйнингский процесс завершился после признания Абхазии, когда Саакашвили отказался посылать своих представителей на встречи вышеупомянутого формата.
 
Поэтому ссылки С. Шамба на контакты, которые, по его выражению, «были даже при Ардзинба», на наш взгляд, в новых реалиях не совсем уместны и обоснованы. Неудивительно, что новые инициативы секретаря Совета Безопасности по грузинскому вектору политики вызвали вполне предсказуемый негативный резонанс со стороны общественных организаций и политических партий, которые считают, что для диалога в подобном формате нет никаких предпосылок с грузинской стороны, продолжающей агрессивную политику полной изоляции Абхазии на международном уровне, распространяя ее и на гуманитарную (культурно-информационную) сферу, в нарушение общепринятых правовых норм. В «логику» новых внешнеполитических инициатив власти «вписывается» скрытая от абхазского общества акция по доставке иконы из Грузии в Илорский монастырь, в результате которой были нарушены законы РА по пересечению государственной границы и существующие церковно-канонические нормы. Данный прецедент взбудоражил абхазское общество и вызвал много вопросов, так как в эту авантюру были вовлечены Вице-спикер парламента Грузии и помощник Президента Абхазии. Кто принимал решение по проведению этой акции? Кто уполномочил на участие в данной встрече? Кто дал разрешение на пересечение границы по реке Ингур официальному должностному лицу Грузии, которая к тому же обладает статусом ветерана грузино-абхазской войны? Общественность ждала от закрытого заседания Парламента Абхазии, куда по просьбе ветеранской организации «Аруаа» был приглашен Президент А. Бжания, внятного объяснения сложившейся ситуации. Однако, после состоявшейся с депутатами встречи, в силу отсутствия развернутой информации пресс-служб Президента и Парламента, в социальных сетях и некоторых СМИ появилась двойственная, разноречивая интерпретация выступления Главы государства перед парламентариями. Судя по одной из версии, исходящей от определенной части депутатов, Президент заявил, что переговоры по обсуждаемому вопросу начались в ходе его московских встреч, и мотивацией взаимодействия с «Альянсом патриотов Грузии» якобы послужила готовность альянса к признанию независимости Абхазии.
 
Отдельно в Парламенте обсудили факт передачи иконы грузинской стороной в дар Илорскому храму. Президент назвал это гуманитарной миссией. Накануне, на встрече Президента с представителями «Аруаа» С. Шамба заявил о том, что руководство страны знало о готовящейся «гуманитарной акции». Также в сообщениях, распространенных в социальных сетях, отмечено, что Глава государства признал ошибкой принятие решения о взаимодействии с грузинской стороной. Однако позже секретарь Совбеза опровергает это сообщение и утверждает, что «так прямо, мы ошиблись, сказано не было…». По этому поводу можно отметить лишь следующее: если даже эта оценка была высказана не в буквальном выражении, факт признания ошибки здесь реально присутствует. Политический просчет допущен по определению и его отрицать невозможно. Между тем, Вице-спикер Ирма Инашвили активно использует «вояж» в Абхазию в своих политических предвыборных целях, заявляя о том, что ее визит дал старт сложному процессу примирения, в то же время она публично опровергает информацию о готовности признать Абхазию.
 
О каком примирении можно вести речь, когда тайное пребывание грузинской делегации еще больше обострило политическую напряженность в Абхазии. Никто кроме определенных высокопоставленных лиц у нас не считает партию «Альянс патриотов Грузии», в руководство которой входит Инашвили, серьезной политической структурой, способной прямо или косвенно влиять на абхазо-грузинские взаимоотношения. И поэтому, с самого начала это была проигрышная, бесперспективная игра, заведомо обреченная на неудачу и провал, и в которую, к сожалению, был вовлечен Президент Республики Абхазия. И вряд ли можно в этой ситуации говорить о каких-либо политических и дипломатических дивидендах для Абхазии, кроме как об ущербе, нанесенном ее международному имиджу. В целом, все, что связано с данным событием лишний раз подтверждает отсутствие четких внешнеполитических ориентиров у руководства страны.
 
В связи с поручением данным МИД РА по подготовке видения ситуации, необходимости взаимодействия с Грузией, целесообразностью обозначения точек зрения общественных и политических организаций по данной проблематике (об этом судя по имеющейся информации шла речь на встрече Главы государства с депутатами), Республиканская политическая партия «Форум Народного Единства Абхазии» считает, что следует придать новый импульс Женевскому формату и вынести на повестку следующие вопросы:
 
  1. Грузинской стороне отказаться от реваншистской риторики в отношении Абхазии и отозвать закон об оккупированных территориях;
  2. Не препятствовать процессу международного признания Абхазии;
  3. Разблокировать транспортные коммуникации (морпорт, аэропорт, ЖД);
  4. Не препятствовать свободному передвижению граждан Абхазии и международной деятельности в сфере культуры, образования, спорта и т.д.
  5. Взять документально подтвержденные международные обязательства по неприменению силы в отношении Абхазии.
Никто не может рассчитывать на быстрое достижение желаемых результатов по данным проблемам, но задача абхазских политиков и дипломатов настойчиво, шаг за шагом добиваться реализации поставленных приоритетных задач, а не играть в дешевые закулисные игры, ставящие в унизительное положение народ-победитель.
 
РПП ФНЕА
г. Сухум, 8.09.2020 г.
Прочитано 614 раз Последнее изменение Вторник, 08 сентября 2020 21:06

Похожие материалы (по тегу)

Оставить комментарий