Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause
13 мая 2020

«Соединение несоединимого» в политической жизни Абхазии

Оцените материал
(1 Голосовать)

Коранавирусная пандемия почти на два месяца, сразу после повторных президентских выборов, отодвинула в Абхазии на периферию общественного сознания внутриполитическую борьбу. Нет, общественность, конечно, следила за процессом формирования правительства, который приостановился, когда неделю назад президент Аслан Бжания и два вице-премьера отправились в рабочую поездку в Москву, но вот, скажем, привычных пикировок в заявлениях политических партий и общественных организаций мы уже давно не видели. При этом можно предположить, что оппозиционные (или, скажем так для точности формулировок, потенциально оппозиционные) партии находятся пока в состоянии перегруппировки сил и ожидании завершения формирования структур исполнительной власти.

И вот вчера во второй половине дня было опубликовано заявление политсовета РПП «Единая Абхазия», подписанное председателем партии Сергеем Шамба. В нем говорится, что в последние дни в соцсетях активно распространяется информация о якобы имеющих место интригах партии «Единая Абхазия» против премьер-министра РА Александра Анкваба. В качестве основных авторов этих интриг называются лидер партии Сергей Шамба, его заместитель Дато Каджая и член политсовета «ЕА» Зураб Каджая.

«Нам, – сказано в заявлении, – инкриминируется распространение в соцсетях порочащей информации в адрес премьер-министра Анкваба, а также подготовка его смещения. Кроме того, авторы этих утверждений бросают тень и на главу АП Алхаса Квициниа, который якобы является информатором политсовета нашей партии. От имени политсовета «Единой Абхазии» заявляем, что данные утверждения являются ложью от первого до последнего слова. Совершенно очевидно, что целью подобных вбросов является провокация раскола между тремя политическими партиями, которые поддержали Аслана Бжания на президентских выборах, – «Единая Абхазия», «Амцахара» и «Айтайра». Кому-то очень хочется, чтобы Аслан Бжания, получивший большой кредит доверия от избирателей, столкнулся не только с объективными проблемами (пандемия коронавируса, экономический кризис), но и с проблемами субъективными, связанными со склоками в команде.

В отличие от анонимов в интернете мы не будем заниматься приписыванием тем или иным нашим оппонентам авторства вбросов в соцсетях. Однако отметим, что тема якобы «соединения несоединимого» – «Единой Абхазии», «Амцахара» и «Айтайра» – была любимой темой некоторых сторонников бывшей власти весь период предвыборной кампании».

Как видим, тут налицо особенности политической борьбы в эпоху «Фейсбука» и других социальных сетей. Анонимы, выступающие под никами, пользующиеся псевдонимами, похожими на реальные имена, могут распространять какую угодно информацию, вести между собой ожесточенную полемику, и попробуй разберись и докажи, кто они. В данном случае ни для кого в абхазском обществе не секрет, что убедительная победа в первом туре выборов (56,5 процента голосов) Аслана Бжания во многом базировалась на союзе трех названных партий и их электоратов. Причем сразу бросается в глаза кардинальное различие предвыборных ситуаций 2014 и 2020 годов. В первом случае практически все политические силы республики, за исключением партии «Амцахара», еще за год-два до выборов объединились в Координационный совет, чтобы «свалить» тогдашнего президента Александра Анкваба, который до поры до времени чувствовал себя весьма уверенно, и сперва добились его ухода в отставку, а затем, через три месяца, победы своего лидера Рауля Хаджимба в первом туре (50,57% голосов) досрочных президентских выборов. Во втором же случае альянс победителей складывался намного дольше и трудней.

В течение нескольких лет между Асланом Бжания, председателем Блока оппозиционных сил, в который, в частности, входили партии «Амцахара» и «Единая Абхазия», и экс-президентом Александром Анквабом, который опирается на партию «Айтайра», существовали определенные расхождения и холодок, хотя это ни разу не выливалось в какую бы то ни было публичную полемику. И лишь после отставки Рауля Хаджимба в январе 2020 года с поста президента (как и за пять с половиной лет до этого – «добровольно-принудительной») между ними было заключено соглашение, в котором оговаривалось, что в случае победы Бжания на выборах кресло премьер-министра достанется Анквабу. Кстати, многим наблюдателям это напомнило предвыборную ситуацию 2004-2005 годов, когда аналогичный альянс был заключен между Анквабом и будущим вторым президентом Абхазии Сергеем Багапшем; и тот тандем в данной конфигурации просуществовал пять лет. Разница между двумя этими тандемами состоит, прежде всего, в том, что в первом из них президент был опытным управленцем и ненамного старше премьера, в нынешнем же – премьер старше и опытнее, как управленец, президента.

И самым болезненным во время формирования предвыборного альянса нынешнего года был вопрос о присоединении к нему «Единой Абхазии», учитывая, что ее лидер последних лет Сергей Шамба, который, как и Анкваб, не мог баллотироваться в президенты из-за возрастного ценза, состоял с последним в весьма сложных отношениях, корни чего уходят в 2011 год, в их тогдашнюю борьбу за пост президента (история появления антианквабовского документального фильма с участием бывшего министра обороны Грузии Тенгиза Китовани и пр.). Но не только во внешней политике государств, но и во внутренней политике нет, как известно, вечных врагов и союзников. Причем чем искуснее и закаленнее политик, тем в большей степени он способен переступить во имя поставленных целей даже через самые, казалось бы, необоримые эмоции и обиды.

В заявлении политсовета партии «Единая Абхазия» далее говорится: «В этой связи заявляем, что альянс наших организаций в поддержку Аслана Бжания является не «дружеским междусобойчиком», а поддержкой нашими партиями фигуры Бжания во имя изменения политического и экономического порядка в стране. Что касается имевших место в прошлом политических разногласий, то они глубоко вторичны по сравнению с тем трагическим положением, в котором оказалась наша страна за последние годы. В этой связи стоит напомнить нашим оппонентам слова лидера «Айтайра» Леонида Лакербая, что наши партии поняли, что «вразброс у нас нет шансов поменять систему». Именно это стремление поменять систему является тем, что объединяет всех нас. Что касается якобы имеющих место требований удовлетворить кадровые вопросы в качестве условия поддержки Аслана Бжания, кадровых квотах для тех или иных сил в администрации президента и кабинете министров, то наша партия никогда не ставила никаких кадровых условий, не требовала себе того или иного количества министерских портфелей. Мы всегда исходили и исходим из принципа, что кадровые вопросы – это исключительная прерогатива президента. И что кадровые вопросы решаются не по принципу партийной принадлежности, а исходя из профессиональных качеств претендента на тот или иной пост. Именно это отметил в одном из своих выступлений тогда еще кандидат в президенты Аслан Бжания. В заключение хотелось бы сказать нашим оппонентам, что ситуация в стране слишком трагическая, чтобы осложнять ее еще и мелкими интригами. И мы бы рекомендовали заняться им чем-то более содержательным, чем ложные инсинуации в отношении Аслана Бжания и его команды».

Некоторые наблюдатели не исключают, что появление этого заявления связано с публикациями не только анонимов в соцсетях (кое-что из этого «творчества» после заявления прочел), но и на российском телеграмм-канале «Мандарин», который появился, как слышал, всего месяц назад. Это был на днях мощный «дуплет»: сперва текст с громкими обвинениями в адрес четвертого президента Абхазии Рауля Хаджимба, а затем третьего – Александра Анкваба. В обоих случаях речь шла об их финансовой деятельности в бытность главами государства. Возможно, мол, «ЕА» хочет и здесь отмежеваться от выпадов против премьер-министра Абхазии.

Удастся ли сохранить «соединение несоединимого»? Время покажет. Единственное, что сейчас хочу сказать: жизнь полна парадоксов. Ряды той политической команды, которая шесть лет назад привела Рауля Хаджимба к власти и выглядела когда-то монолитной, довольно быстро по разным причинам стали редеть, и лишь немногие известные публичные фигуры – Даур Аршба, Темур Надарая и еще несколько – оставались до конца рядом с ним. А вот союзы, возникшие с большим трудом, «через силу», могут по разным причинам оказываться, как ни странно, и значительно долговечнее.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Прочитано 1815 раз