Аквафон Апра
Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Адгур Ардзинба: о нефтедобыче, коррупции и конфликте поколений

Представители политической партии «Апсны» встретились с кандидатом в президенты Адгуром Ардзинба. Главными темами встречи были добыча нефти в Абхазии, борьба с коррупцией, преодоление раскола и конфликт поколений.

Встреча актива проправительственной политической партии «Апсны» с кандидатом в президенты и министром экономики Адгуром Ардзинба прошла в ее офисе за круглым столом. Прежде чем ответить на вопросы, Ардзинба высказался о текущем моменте и назвал главным тормозом развития страны раскол в обществе, который затронул все сферы и группы людей. Раскола не будет, когда к власти придут люди, которые не будут разделять свой народ, будут посылать правильные сигналы обществу, люди с современным мышлением, считает он.

Адгур Ардзинба никаких коалиций ни с кем не создавал и готов работать с профессионалами, независимо от их политических убеждений.

Первый и самый актуальный вопрос был про нефть и про то, насколько учтены интересы государства. Отвечая на него, Адгур Ардзинба заверил, что никаких данных о количестве и качестве запасов нефти в Абхазии у него нет. Он уверен, что таких сведений нет и у России, а все разговоры о добыче нефти назвал «высосанными из пальца».

Он напомнил, что все соглашения по нефти были подписаны давно и принимались кабинетом министров: «Договора эти были подписаны, начиная с 2009 года, потом были продлены, сейчас идет речь только о разведке. Мое мнение такое: для того чтобы быть за или против чего-то, надо понимать: это есть или нет? Когда у нас будет вся информация, мы положим на одну чашу весов количество, качество и предполагаемые блага для абхазского народа и для бюджета, с другой стороны, мы положим на чашу весов предполагаемые риски. И тогда мы будем принимать решение. Президент единолично такие решения не может и не должен принимать. Договора, которые подписаны, о выдаче лицензии на разведку и добычу, там нигде не прописано соотношение долей. Эти лицензии были выданы давно, потом были продлены, в том числе и при мне».

Ардзинба рассказал, что закон «Об инвестиционной деятельности» дорабатывался при президенте Анквабе вице-премьером Бесланом Эшба. В законе предусматривались для инвестиций льготы в виде «налоговых каникул» на период окупаемости, но не более восьми лет. Если бы добыча углеводородов, сказал он, попала в перечень инвестиционных проектов, это бы означало, что период окупаемости был бы 45 лет, и все эти годы нефтедобывающие компании не платили бы ни налог на прибыль, ни налог на имущество, а это гигантские деньги.

Когда после смены власти в 2014 году Адгур Ардзинба был назначен министром (в 2015 году), одной из первых инициатив Минэка стало исключение проектов по добыче углеводородов из перечня инвестиционных. К нему обращались обе компании с просьбами о включении этих проектов в список преференциальных инвестиционных проектов, но им было отказано, потому что соотношение интересов государства и частного бизнеса, который нацелен на добычу углеводородов, не соответствует интересам Абхазии. Он пояснил: «Был скандал, попытки давления, но мы этот вопрос поставили ребром, я особо никого не беспокоил, ни президента, ни вице-президента, просто сам уперся рогами, потому что в законе об инвестиционной деятельности черным по белому написано, что после того, как проект попал в перечень преференциальных инвестиционных проектов, в последующем все налоговые изменения, изменения тарифов и все остальное не распространяется на этот проект. То есть мы оставили для себя, для государства этот люфт, благодаря которому мы можем в перспективе через тарифные и нетарифные меры регулирования недостающую часть наших интересов увеличить».

Председатель Единого духовного управления мусульман Абхазии муфтий Тимур Дзыба выступил против принципа отделения религии от государства и поинтересовался у кандидата, правильно ли отделять государство от духовных чаяний народа? И высказался о том, что принятие 20-й статьи и антикоррупционного закона преждевременно, пока люди получают зарплату 9-10 тысяч рублей, а низкая зарплата вынуждает людей искать незаконные пути обогащения. Сначала надо поднять уровень материального достатка, а потом наказывать за коррупцию, считает Дзыба.

Государство должно поддерживать разные конфессии, но при этом не пересекать тонкую грань и оставаться светским, сказал Ардзинба. Русская православная церковь не признает независимость Абхазии, а абхазский церковный раскол он назвал политическим.

Ардзинба не согласился с тем, что бороться с коррупцией преждевременно, и заявил, что, если человек не может объяснить, откуда у него дом или машина, то он – преступник.

Кандидат сообщил, что за годы работы у него накопились материалы, которые он передавал в прокуратуру, но никаких расследований по ним не было, а коррупция напрямую связана с российской финансовой помощью: «Можете верить, можете не верить, но посадки будут просто потому, что у нас нет альтернативы. Вот я вам маленький пример приведу. Что плохого в том, чтобы наши граждане получали все документы, справки, выписки из реестра в одном месте? Такой проект закона и вся конструкция модели этой работы нами подготовлены почти три года назад. Все это лежит в администрации президента, и никому это не нужно. Кто ее тормозит, я знаю поименно. У нас основная часть коррупционной составляющей связана с российской финансовой помощью. И за эту финансовую помощь идет убийство. Я достоверно знаю, что там уже у некоторых политических сообществ идет борьба за то, кто, где и как будет ее осваивать. Там тоже все надо прозрачно делать. Мы же делали это. Был мой приказ делать все на конкурсной основе, правда, короткий период, потом правительство поменялось, пришли Беслан Барциц и Беслан Эшба, и они это отменили».

Адгур Ардзинба считает, что прозрачность в выделении подрядов позволит справиться с коррупцией и улучшить качество проводимых работ: «Когда люди понимают, кто получил подряд, почему он, а не он, какая смета, какая прибыль, что нам скрывать? Но, когда вы даете подряд, а потом приходишь к человеку, он должен вроде бы стройку заканчивать, а у него и половина не построена, спрашиваешь: почему? Он отвечает: денег нет. А куда деньги делись? Есть завтрак, обед и ужин, но у нас есть категория людей, которые на завтрак хотят пообедать, поужинать и еще завтрак следующего дня съесть, надо раздать всем откаты, а строителю, конечно, ничего не остается. И мы имеет вот то качество строительства, которое имеем. Все это прекратить очень легко, было бы желание. Я столько всего наговорил в этом направлении по всей Абхазии, если я этого не сделаю, меня сожгут на костре. А я это говорю осознанно, потому что потом, если народ поддержит, я буду говорить, что я это говорил всегда».

Ардзинба заявил, что надо отрегулировать законодательство, принять соответствующие нормативные акты и ввести коррупцию и наркоторговлю в статус преступлений, наносящих ущерб национальной безопасности. Пусть ими занимается Служба государственной безопасности, а контролирует ее парламентская комиссия.

На вопрос о том, как он собирается объединить ветеранов, которые разошлись по разным организациям, народ, который разошелся по разным политическим лагерям, и преодолеть конфликт поколений, Адгур Ардзинба ответил, что ему и раньше удавалось сажать за стол переговоров разных людей. Он уверен, что люди придут и будут вместе работать. Никакого конфликта поколений он не видит, а рецепт объединения прост: справедливое и одинаковое отношение ко всем; заслужил хорошее – получил хорошее, заслужил плохое – получил плохое.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Оцените материал
(0 голосов)

1 Комментарий