Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Роуминг (супер роуминг)
Previous Next Play Pause

Группа депутатов парламента Абхазии провела в Москве встречи по проекту открытия железнодорожного сообщения между Россией и Арменией.

Вопрос транзита через Абхазию и Грузию вновь остров встал после того, как для России открылся сквозной путь на Южный Кавказ через Северный.

По мнению парламентариев, для Абхазии будет большой потерей и с политической, и с экономической точки зрения, если вопрос транзита закроется. Поэтому они отправились в Госдуму Российской федерации со своим видением и предложениями.

Как на это смотрят различные политические силы внутри Абхазии, выясняли наши корреспонденты.

Репортаж Марианны Котовой.

АбазаТВ

Встреча 11 января в Москве президентов России, Азербайджана и Армении и достигнутые на ней договоренности вызвали множество откликов и комментариев. В частности, сообщение, что до 1 марта рабочая группа подготовит план возобновления железнодорожного и автомобильного сообщения. В интернет-сообществе Абхазии некоторые, не вникнув в детали, в первый момент восприняли план возобновления железнодорожного сообщения между Россией и Арменией исключительно как очередную попытку реанимировать транзит через Абхазию и Грузию, и в очередной раз возникла полемика между сторонниками и противниками этой идеи. Напомним, что в первый раз такая перспектива была обсуждена в 2003 году на встрече в Сочи президента РФ Владимира Путина и тогдашних президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе и премьер-министра Абхазии Геннадия Гагулия.

Но, как вскоре выяснилось, речь в прошлом месяце в Москве шла о другой железнодорожной ветке – с восточной стороны Главного Кавказского хребта, вдоль берега Каспийского моря и далее через Азербайджан. То есть при всех жертвах, понесенных обеими сторонами конфликта в ходе второй карабахской войны осенью прошлого года, территориальных и прочих потерь армянской стороны, у ее последствий есть и позитивный момент как для региона в целом, так для Армении в частности – реальная возможность разблокировки спустя три десятилетия с лишним очень важных для экономики стран Южного Кавказа железнодорожных и автомобильных путей. Намного более теперь реальная, чем реанимация транзита по Абхазской железной дороге.

Но и у последнего проекта сегодня несколько повысились шансы – за счет того, что самым, пожалуй, последовательным и однозначным его противником в предыдущие десятилетия был Баку, а теперь его позиция изменилась. Парламент Абхазии направил ряд писем во властные структуры причастных к этому проекту стран с предложением включить в него и транзит по Абхазской железной дороге.

Так или иначе, но один из сторонников реанимации сквозного движения по железной дороге через Абхазию – председатель комитета по международным, межпарламентским связям и связям с соотечественниками Астамур Логуа – привлек в республике внимание общественности своими выступлениями на эту тему. «Эхо Кавказа» обратилось к нему с просьбой изложить свои аргументы:

«Я абсолютно убежден в том, что Абхазия не должна оставаться безучастной к подобного рода проектам. Мы все живем в одном регионе. Конечно, это очень хорошо, что лидеры трех стран все-таки покончили с этим конфликтом (прошлой осени) и сегодня уже начинают говорить о торгово-экономических отношениях, о транзитных возможностях, которые можно реализовать, и разблокируют регион. Еще отраднее, что к этому проекту подключились не только три страны региона (Россия, Азербайджан и Армения), но и такие крупные страны, как Турция и Иран. И что находятся точки соприкосновения в данном вопросе. Остались, к сожалению, пока за скобками Грузия и Абхазия. Ну, вы знаете, почему так происходит сегодня. Однако я думаю, что благодаря усилиям всех стран региона, которые вовлечены сейчас в налаживание отношений, в открытие всех этих транспортных коммуникаций, надеюсь, что и Абхазия попадет в этот проект. Потому как если мы собираемся развивать свое независимое государство, мы должны быть вовлечены во все процессы, все проекты, тем более такого уровня, как минимум, региональные. Мы не должны оставаться страной-депо или страной-тупиком на долгие годы. И потому считаю, что мы все должны сделать на своем уровне… Впереди мы не знаем, какой результат нас ждет, но делать на своем уровне должны все, чтобы не остаться за бортом вот такого крупного проекта, который реализуется. Мой посыл такой: хорошо, что происходят эти процессы, но если уж говорить о разблокировании коммуникаций, то давайте делать это по всему региону и на сто процентов, а не на восемьдесят или девяносто процентов. Вот моя логика, и надеюсь, что она будет поддержана коллегами. В парламенте ее, в принципе, поддерживают, и в руководстве страны, насколько я понимаю, у нас одна точка зрения. На уровне нашего комитета в парламенте, и в более расширенном составе мы буквально на той неделе собирались, привлекали и Министерство экономики, и Министерство иностранных дел, говорили на уровне Совбеза Абхазии. Надеемся, что выстроим правильную, скажем так, команду, которая будет заниматься вопросом того, чтобы Абхазия попала в этот проект».

Астамур Логуа подчеркнул, что на данном этапе, до полномасштабного урегулирования грузино-абхазского конфликта, речь идет лишь о движении товарных составов. Но и при этом в абхазском обществе были и есть люди, которые опасаются, что открытие сквозного железнодорожного движения через Ингур, которое было прервано еще в августе 1992 года, несет риски безопасности Абхазии. Правда, сказал Логуа, после его телевизионного выступления за восстановления транзита:

«Я таких людей пока не встречал и мнения такого пока не слышал».

Но в Грузии в экспертном сообществе уже заговорили на эту тему, и там вопрос в который уже раз упирается в проблему статуса Абхазии. Для Тбилиси, мол, приемлем только тот вариант, если таможенники будут стоять на реке Псоу, но ни в коем случае не на Ингуре. Для Абхазии же такое, наоборот, категорически неприемлемо. Но тогда весь этот «по новой» разговор заранее не имеет смысла? Больше того: в Грузии уже начали рассуждать, что охрану этих составов должны на территории Абхазии осуществлять грузинские службы. Можно не сомневаться, как на такие разговоры тут же откликнутся в Абхазии. Астамур Логуа по этому поводу сказал:

«Для начала надо вступить, скажем так, в переговорный процесс. И, мне кажется, что все-таки разум должен восторжествовать. В самой Грузии должны понять, что если Абхазия и Грузия не попадут в этот проект, Грузия понесет большие убытки.

– Кстати, они уже об этом забеспокоились.

– Я знаю. Я читаю, отслеживаю информацию… Думаю, что разговор неизбежен, и надеюсь, что все-таки в 21 веке мы будем не жить какими-то иллюзиями, а будем выстраивать какие-то ровные добрососедские отношения».

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Отключение воды связано с проведением ремонтных работ на улице Имама Шамиля в Сухуме.

СУХУМ, 9 дек - Sputnik. Часть Сухума останется без подачи питьевой воды в четверг 10 декабря, сообщает столичное МУП "Водоканал".

Отключение воды связано с проведением ремонта пластиковой трубы на улице Имама Шамиля и продлится с 00:00 до 19:00 10 декабря.

Без воды останутся Новый район, Старый поселок, улица Эшба, район вокзала, улица Адыгейская, центральная часть города, ВИЭМ, рынок, Маяк.

"Водоканал" приносит извинения за временные неудобства.

 

 

 

 

Отключение воды связано с прорывом водопровода на пересечении улиц Лакоба и Джонуа в Сухуме.

СУХУМ, 7 ноя - Sputnik. В воскресенье 8 ноября в столице Абхазии будет прекращена подача питьевой воды, сообщает МУП "Водоканал".

Воды не будет с 00.00 до 21.00 в связи с прорывом водопровода на пересечении улиц Лакоба и Джонуа.

Подача питьевой воды будет прекращена во всем городе Сухум, а именно: Новый район, Старый поселок, Колос, район вокзала, ВИЭ­М, центральная и наг­орная части города, рынок, Маяк, Турбаза, Синоп, Келасур, уточняют в "Водоканале".

МУП приносит свои извине­ния за предоставленн­ые​ неудобства.

 

 

«Хлеб всему голова», «Там и рай, где хлеба край», «Без хлеба сыт не будешь», «У кого хлебушко, у того и счастье», «Покуда есть хлеб и вода, все не беда». Таких пословиц, говорящих о значимости хлеба, немало не только в русской культуре, но и в культуре всех народов мира. Безусловно, есть они и в абхазской культуре.

Осознание роли хлеба в жизни человека приходит не сразу и к каждому по-своему. Помню, как в школьные годы делал нам внушение один из учителей. «Когда вижу хлеб валяется, сердце обливается кровью, – сказал он. – Не доели хлебушек или булочку, не бросайте, отдайте птичкам или животным. Не дай бог, чтобы в вашей жизни наступил момент, когда вы будете мечтать о кусочке хлеба». Не все восприняли слова учителя, кое-кто посмеивался. Конечно, тогда было трудно себе представить, что вдруг не станет хлеба. Его ведь полно, везде, что за чушь!

Я всегда ценила хлеб, но особое, бережное отношение к нему у меня появилось во время грузино-абхазской войны. С едой в оккупированной врагами Очамчыре было плохо, но если с продуктами как-то перебивались, делились друг с другом тем, что имели, хлеба не было совсем – естественно, у абхазов и других представителей негрузинской национальности. Абхазы не выходили за хлебом, а русских оккупанты разгоняли с автоматами, покрикивая: «Пусть Ельцин вам хлеб дает».

Во время войны хлеб был не простой обычной пищей. Он стал редким лакомством. О нем дети мечтали так же, как и о сахаре, конфетах и пирожных. И мне известны случаи, когда родные, выбравшись по неотложным делам из села в Гудауту, старались привезти детям именно хлеб.

Это было сразу после войны в Сухуме. Я возвращалась после работы домой. По дороге купила хлеб. Обычно, чтобы сократить путь, я шла по перрону, а затем мимо старых заброшенных вагонов. На перроне, как всегда, никого. Тогда Сухум еще был полупустой.

Свернув к вагонам, я вдруг увидела, что за мной идет парень. Откуда появился, не поняла. Мне стало не по себе. Я ускорила шаг, он тоже. Поравнялся со мной и сказал: «Девушка, пожалуйста, можете мне дать кусочек хлеба?». Я тут же отломила ему кусок хлеба. Он сказал мне спасибо, взял хлеб, прижал к груди, вдыхая его аромат, а потом стал есть. Парень прилично одетый, видно, что не попрошайка, скорее всего, опоздал на электричку, а время позднее, уже и никакого другого транспорта нет. Я часто вспоминаю этот эпизод.

Прошло столько лет после войны, но и сегодня, если на столе самые изысканные блюда, а хлеба нет, у меня остается ощущение голода, а выпью просто чай, но с хлебом, и сыта.

Если кто-то выбрасывает хлеб, вспоминаю слова учителя: «Когда вижу – хлеб валяется, сердце обливается кровью». Теперь и я это чувствую.

Елена Теренина

Газета "Республика Абхазия"

 

Страница 1 из 5