Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Внесенные с 15 апреля Роспотребнадзором изменения в правила обеспечения режима изоляции и тестирования на COVID-19 наделали в Абхазии много шума. Здесь сделали вывод, что теперь все въезжающие в Россию из Абхазии должны будут заполнять анкеты, уходить в режим изоляции и проходить PCR-тестирование. Однако к вечеру пресс-служба Кабинета министров республики сообщила, что нововведения не распространяются на Абхазию.

Сегодня вступили в силу новые правила для прибывающих на территорию Российской Федерации. Они дополнили существовавшее ранее постановление главного санитарного врача России «Об обеспечения режима изоляции в целях предотвращения распространения COVID-19», которое было принято в марте 2020 года. В соответствии с этим документом любой гражданин России, прибывающий на ее территорию воздушным транспортом, обязан заполнить анкету, а по прибытии к месту назначения в течение трех дней сдать тест на COVID-19 и оповестить Роспотребнадзор о его результатах.

После внесения изменений в постановление главного санитарного врача России эти требования распространяются на граждан России, прибывающих на ее территорию любым способом, в том числе и пешим.

Это решение вызвало в Абхазии бурную реакцию, потому что оно затрагивает почти каждого. Ежедневно российско-абхазскую границу пересекает большое число граждан Абхазии – в частности, дети, живущие в приграничной зоне и обучающиеся в школах Адлера, а также граждане, работающие в Сочи и Адлере. Немало и тех, кто выезжает на один-два дня в Сочи или Адлер для решения медицинских проблем или в иных личных целях.

Возникает и вопрос, приедут ли в Абхазию туристы? Многие из них заезжают лишь на один день из соседнего Сочи и Адлера для осмотра местных достопримечательностей.

Илона Ампар, управляющая несколькими отелями, сообщила, что введение новых правил уже привело к тому, что туристы стали массово отказываться от брони, они отменяют свои планы на посещение Абхазии и требуют вернуть им деньги.

«На самом деле все измененные правила нам не на пользу. Мы так ждали сезон 2021 года, что непонимание того, насколько данный закон будет применим именно к гостям, которые посещают нашу страну, мешает нам отвечать на вопросы тех туристов, которые обеспокоенно звонят. Телефоны обрываются, пошли тотальные отмены бронирования. В 2021 году, даже в межсезонье, отели как никогда были загружены. Наблюдалась очень положительная динамика, на апрель и май было очень много бронирований людей, которые хотели посетить нашу республику. А сейчас отельеры, владельцы бизнеса и наши гости в большом недоумении, поскольку очень маленький период времени был выбран гостями для отдыха. Они брали туры выходного дня и за двое суток, чтобы отдохнуть тут, а потом приезжать и садиться на карантин, ни одному из туристов такой вид отдыха не подходит. Соответственно, мы потеряем весь сегмент, процентов восемьдесят, людей, которые хотели у нас отдохнуть в апреле и в мае».

По словам Илоны Ампар, очень важно, чтобы все ведомства Абхазии в подобных случаях очень оперативно отвечали на возникающие вопросы:

«У наших министерств никаких сведений о том, как у нас все должно происходить и по каким правилам мы будем работать и принимать туристов, тоже нет. Это очень мешает. Все должно быть своевременно. Если пишется закон, то он должен быть проработан молниеносно абсолютно по всем ведомствам, тем более в нашем случае с учетом того, что мы прошли тяжелый 2020 год. Мы только начали надеяться на то, что все долги будут отдаваться своевременно, и мы начнем вставать на ноги, как получается, что мы опять подвергаем себя тем самым рискам и опять останемся без туристов».

Вчера и сегодня абхазские журналисты обрывали телефоны пресс-служб разных ведомств, пытаясь получить пояснения и комментарии. К вечеру пресс-служба Кабинета министров успокоила страсти, сообщив, что новые правила не распространяются на Абхазию.

Руководитель управления пресс-службы и информации Кабмина Диана Зантария проинформировала, что в реестре стран, на граждан которых распространяются новые правила, Абхазии нет:

«Главный государственный санитарный врач Российской Федерации 9 апреля 2021 года подписал Постановление № 12 «О внесении изменений в постановление Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 18.03.2020 «Об обеспечении режима изоляции в целях предотвращения распространения COVID-2019». Приложение Постановления гласит об изменениях режима пересечения границы для граждан Российской Федерации, въезжающих из Республики Армения, Республики Белоруссия и Киргизской Республики. В реестре указано 29 стран, среди которых Республика Абхазия не значится. То есть новые правила не касаются граждан России, пересекающих российско-абхазскую границу в любом направлении и на любой срок. Для граждан же Абхазии продолжает действовать Распоряжение Правительства РФ от 1 августа 2020 года, которое не препятствует и не регламентирует въезд в Российскую Федерацию».

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Сухумский городской суд продлил срок содержания под стражей бывшего помощника президента Абхазии Ахры Авидзба до 5 мая. Прокурор просил еще месяц, необходимый для завершения всех процедур и ознакомления сторон с материалами дела, а адвокат и ее подзащитный категорически возражали, называя требование о продлении срока незаконным и необоснованным.

Заседание Сухумского городского суда проходило в здании Службы государственной безопасности Республики Абхазия, где содержится под стражей Ахра Авидзба, бывший помощник президента Аслана Бжания и герой «ДНР», арестованный 6 марта.

Рассмотрение ходатайства следователя началось с оглашения постановления о продлении срока содержания под стражей обвиняемому Ахре Авидзба. Со слов прокурора Адгура Амичба, из материалов дела следует, что в неустановленное время в неустановленном месте Ахра Авидзба в составе группы лиц по предварительному сговору незаконно приобрели, носили, хранили и перевозили огнестрельное оружие и боеприпасы. 5 марта в ходе обыска в доме Ахры Авидзба было обнаружено и изъято два пулемета, две реактивные противотанковые гранты, семь автоматов, карабин, пять пистолетов и патроны разных калибров в количестве 3194 единицы.

6 марта против Ахрика Авидзба, Аслана Гуатижева, Талеха Гасанова, Станислава Культа и Андрея Локтионова возбудили уголовное дело. В этот же день Ахру Авидзба задержали, от дачи показаний он отказался, причастность свою к преступлению не признал.

Следствие требует продлить арест на месяц

7 марта Сухумский городской суд избрал меру пресечения для Авидзба в виде содержания под стражей сроком на один месяц.

Адгур Амичба объяснил, почему следствию не хватило времени и почему срок заключения под стражу Ахры Авидзба надо продлить еще на месяц:

«Срок, избранный в отношении Авидзба, истекает 5 апреля 2021 года. Однако, завершить расследование к настоящему времени не представляется возможным. На данном этапе следственному органу предстоит уведомить обвиняемых об окончании предварительного следствия и составить с их участием соответствующие протоколы, ознакомить с материалами уголовного дела всех обвиняемых и их защитников, на что потребуется более длительное время в виду большого объема уголовного дела. А также составить обвинительное заключение и вместе с материалами уголовного дела направить прокурору для утверждения. Кроме того, уголовное дело необходимо направить в суд не позднее 14-ти суток до истечения срока содержания обвиняемых под стражей. То есть, для выполнения указанных процессуальных действий необходим срок не менее одного месяца».

По мнению прокурора, оснований для изменения меры пресечения на более мягкую нет, потому что инкриминируемое преступление относится к категории «тяжких» и предполагает лишение свободы на срок от двух до шести лет. Обвинение считает, что Авидзба может скрыться от органов следствия и суда, он не сотрудничает со следствием и отказывается от дачи показаний. Находясь на свободе, может согласовать свою позицию с соучастниками преступления.

Зачем продлевать срок, если расследование завершено?

Против удовлетворения ходатайства следователя категорически возражала адвокат Ахры Авидзба Инга Габелаиа, так как считает его незаконным и необоснованным. Она напомнила о том, что Сухумский городской суд, принимая решение об избрании меры пресечения, ограничил срок содержания под стражей одним месяцем. Обвинение с этим решением согласилось и не обжаловало его.

Инга Габелаиа не согласилась с тем, что веским основанием для продления срока содержания под стражей может служить согласование позиций и отказ сотрудничать со следствием:

«Следствие указывает на опасение, что мой подзащитный, якобы, может согласовать свою позицию по делу. Хочу обратить внимание на то, что они тут же в своем постановлении указывают, что предварительное расследование завершено, все находится на завершающей стадии, всем уже вручены уведомления об окончании следственных действий, в частности, моему подзащитному. Он никак не может согласовать свою позицию с другими, потому что те структуры, в которых содержится мой подзащитный, – это здание МВД, ИВС МВД и СИЗО СГБ – режимные объекты, куда мой подзащитный не может прийти, чтобы согласовать свою позицию. Все судебные заседания в дальнейшем будут проходить в одном зале судебного заседания, и все задержанные, если они будут находиться под той мерой пресечения, какая им была избрана, будут находиться в одном изолированном помещении, где они также смогут согласовать свою позицию. Поэтому эти опасения органа предварительного расследования не обоснованы и носят чисто формальный характер. Более того, ознакомление с материалами уголовного дела не занимает так много времени».

Адвокат опровергла утверждение прокуратуры, что ее подзащитный не сотрудничает с органами расследования:

«Я не понимаю, почему следствие считает, что мы не сотрудничаем со следствием? Мой подзащитный не отказывается ни от одного следственного мероприятия, все процессуальные действия, которые необходимо проводить, на них мой подзащитный присутствует и, естественно, активно себя позиционирует в рамках расследования данного уголовного дела».

Инга Габелаиа обратила внимание на то, что по сложившейся практике мера пресечения продлевается на все время рассмотрения дела в суде, поэтому, если сегодня решение о продлении срока будет принято, это решение распространится на весь период рассмотрения уголовного дела. Она попросила суд отказать в удовлетворении ходатайства и не продлевать срок содержания под стражей.

Меня судят за мои убеждения

Против продления срока заключения возражал и Ахра Авидзба, который заявил, что верит в закон, но не доверяет абхазскому суду. Он также не согласился с доводом, что не сотрудничает с органом расследования и сказал, что готов был давать показания при условии, что у него будет возможность изучить то, что пишет следователь.

Авидзба сообщил, что его проверяли на содержание в крови наркотических препаратов, однако этот факт и результаты проверки не отражены в материалах дела. Он никогда не употреблял наркотики. «Тогда что эти сотрудники делали у меня дома?» – задал вопрос Авидзба и сам же ответил: «Если бы не оружие, они бы обнаружили у меня наркотики».

Ахра Авидзба считает, что его судят за убеждения, и он является политическим заключенным:

«Вопрос простой задаю: почему из четырех стрелков, убивших моих братьев, только трое сидят, почему четвертый на свободе? Люди, которые совершали разбои, похищения, убийства, простреливали ноги, и все это делалось демонстративно особо опасными для общества методами, они сегодня на свободе и дома. Я сегодня, который за свой флаг, за свою родину – я сижу. Вопрос: мое оружие, как вы говорите, где-то стреляло? Я где-то стрелял? Я где-то подозревался в похищениях, убийствах? Когда двадцать человек, которые совершили особо тяжкие преступления на территории Российской Федерации, экстрадируют сюда и здесь отпускают; когда людей, не имеющих абхазского гражданства, по поддельным документам сюда экстрадируют и отпускают накануне Нового года, вам ли, прокуратура, или вам ли, суды, этого не знать? И поэтому доверия к вам у меня нет. Одно я точно для себя знаю, что сегодня меня судят не за оружие, меня судят за мои убеждения. И я сегодня являюсь политическим заключенным».

Выслушав стороны, судья принял решение продлить срок содержания под стражей Ахры Авидзба на месяц до 5 мая.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

 

Автомобили с абхазскими номерами изымают и водворяют на штрафстоянки в Кыргызстане, а граждане митингуют и требуют их регистрации. Машин с абхазскими номерами немало в России и в других странах Евразийского экономического союза. «Эхо Кавказа» разбиралось в том, как они туда попадают и почему таможенное оформление автотранспорта в Абхазии пользуется таким спросом у желающих его приобрести.

В СМИ появилась информация о том, что в Кыргызстане проводятся рейды по выявлению незаконно ввезенных автомобилей с абхазскими номерами. В Бишкеке прошли митинги, участники которых требовали решить вопрос с их регистрацией.

Кыргызская таможня сообщает, что владельцы таких автомашин нарушили правила пользования временно ввезенным на таможенную территорию Евразийского экономического союза (ЕАЭС) транспортом. Речь идет о просроченных декларациях временного таможенного ввоза.

Издание «Вечерний Бишкек» информирует о том, что машины с абхазскими номерами обходятся владельцам почти в три раза дешевле, чем аналогичные авто, оформленные в Кыргызстане.

Кыргызская таможня настоятельно рекомендует не приобретать и не эксплуатировать автомобили, стоящие на регистрационном учете в Абхазии, а ввоз их в страну без таможенного оформления и постановки на учет подпадает под статью уголовного кодекса.

Машины оформляют на граждан Абхазии, и они едут, куда им заблагорассудится

Первый заместитель председателя Государственного таможенного комитета Алиас Лабахуа прокомментировал ситуацию и сообщил, что машины, в соответствии с действующими законами, оформляются на граждан Абхазии и потом, получив удостоверения временного ввоза, могут въезжать на территорию Евразийского экономического союза:

«Что могу сказать по этому вопросу? Мы должны знать идентификационные номера этих машин, я сейчас затрудняюсь сказать. Но они фактически были оформлены здесь, в Абхазии, в установленном законом порядке, как положено, на граждан нашей страны. Часть из них находится, естественно, здесь в Абхазии, часть покинула территорию Абхазии. При въезде в Российскую Федерацию и на территорию ЕАЭС выписывается удостоверение временного ввоза, и эти машины едут спокойно, куда заблагорассудится владельцу. Дальнейшую их судьбу мы не прослеживаем, потому что это не наша компетенция. Как таможенник я понимаю, что, видимо, они просрочили временный ввоз, поэтому такие действия начались со стороны властей Киргизии. Это может произойти не только в Киргизии, это может произойти в любом государстве, которое входит в ЕАЭС».

В сообщениях о митинге в Бишкеке было пояснение о том, что речь может идти примерно о семи тысячах машин с абхазскими номерами в Кыргызстане. Отвечая на вопрос о том, каким образом они могли туда попасть, Алиас Лабахуа привел данные о количестве автомобилей, проходящих ежегодно процедуру таможенного оформления:

«Я не могу на этот вопрос ответить: семь тысяч, семьсот или семь машин. Со слов митингующих я это комментировать не могу. Мы можем предоставить информацию, сколько машин было оформлено в прошлом году и сколько оформлено за два месяца этого года. 9130 машин было оформлено в прошлом году, а в этом году, на сегодняшний день – 2900.

– Почему абхазские машины так популярны и что получает бюджет по результатам этой деятельности?

– За таможенное оформление машин взимается определенная пошлина. Естественно, по сравнению с другими государствами, у нас она в разумных пределах. Понимая финансовое положение наших граждан, правительством в свое время были установлены ставки ввозных таможенных пошлин. Их размер зависит от года выпуска машины, от объема двигателя автотранспортного средства, и в соответствии с этим оплачиваются таможенные процедуры. Поэтому и машины, которые ввозятся в Абхазию, не дорогие. Вы сами видите, они стоят 200-250 тысяч рублей и, естественно, таможенное оформление обходится не так дорого и не так болезненно для наших граждан. В 2019 году государству было внесено 102 млн 974 тысячи рублей, а в 2020 году – 89 млн 592 тысячи именно за таможенное оформление автотранспортных средств».

Самая низкая госпошлина на постсоветском пространстве – в Абхазии

Абхазский блогер Роин Агрба говорит, что растаможка автотранспорта обходится в Абхазии в разы дешевле, чем, например, в России и других постсоветских странах:

«Кыргызстан, видимо, упустил, они не запретили своевременно, потому как самая низкая пошлина на постсоветском пространстве у нас в Абхазии, нигде такого нет.

– Например, для сравнения в России во сколько обойдется растаможка автомобиля?

– Допустим, если здесь я растаможу за 200-300 долларов, потом поставлю на учет и получу госномера, а они у нас тоже дешевые, насколько я знаю, 1200 рублей, в России это обойдется не менее трех тысяч долларов. Растаможка очень дорогая. Они это сделали, чтобы защитить собственного производителя, так как Россия производит машины. Еще, почему Абхазия? Потому что контейнерная перевозка стала дешевой. То есть они привозят в Новороссийск машины в контейнерах и оттуда транзитом уходят в Абхазию. В Абхазии растаможивают, номера ставят и поехали дальше. Во всех регионах России можно наши машины сегодня встретить. Абхазские номера не запрещены в России».

По словам Роина Агрба, продажа автомобилей происходит через интернет-магазины:

«Существуют интернет-магазины, где в онлайн режиме люди могут покупать себе машины. Российские дилеры сами их покупают или получают заказы, порядка 30% стоимости отплачивают заранее, покупают и привозят в Новороссийск контейнерами. Уже в контейнерах отправляют прямо сюда. Доставка одного контейнера стоит порядка двух тысяч долларов. Здесь растаможивают, и опять же через интернет продают эти машины. Даже были случаи, когда румыны продавали машины с абхазскими номерами. Через этот рынок машины попадают в зоны, где их содержат. Говорят, там тысячами машины стоят, у каждой есть своя нумерация, они ждут своего контейнера. Крупные поставщики контейнеров входят в Новороссийск, только новороссийский порт в состоянии принимать их на Черном море».

Он считает, что кризис в Киргизии возник из-за того, что бюджет не досчитался госпошлин:

«Если они договариваются с таможней, они получают транзитные бумажные номера на Абхазию, и они должны в течение скольких-то суток пересечь границу. Потом их нужно легализовать. Через таможню они проходят легально и оформляются на граждан Абхазии, потому что на российских или тем более на киргизских граждан они не оформляются. На каждого человека можно оформить три машины, все эти три машины могут гулять, где угодно – в Кыргызстане, в России или еще где-то.

– Насколько я знаю, они каждые три месяца должны в Абхазию въезжать, правильно?

– Какое-то время есть. Из Кыргызстана, конечно, сюда не выедешь. Они будут выезжать куда-нибудь поближе, но выезд из страны они должны зафиксировать, если машина с иностранными номерами. Они, скорее всего, хитрят, выезжают в Узбекистан или в Казахстан, как им удобно, и возвращаются обратно. Это как бы общие правила на постсоветском пространстве. Только в Кыргызстане они чуть-чуть более продвинутые в этом отношении, там больше свободы.

– А почему они сейчас начали запрещать машины с абхазскими номерами?

– Может быть, бюджет пострадал, люди перестали покупать машины с кыргызскими номерами, а кыргызские номера – это госпошлина, растаможка, и тому подобное. Поэтому, наверное».

Старые машины – угроза экологии

Значительную часть авторынка составляют праворульные машины. Во многих странах их запретили, а в Абхазии пока – нет. Производители этих машин предпочитают их дешево продавать, так как утилизация обходится дороже.

Роин Агрба отметил, что в истории с автомобильным бизнесом есть одно «но». В Абхазию зачастую попадают старые машины. Они очень дешевые, их хорошо покупают, но в скором времени они превращаются в хлам и скапливаются на территории республики. Никакой возможности утилизовать старые шины, аккумуляторы, моторы и кузова нет, что создает дополнительную угрозу экологии.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Абхазская общественная организация «АИДГЫЛАРА» призвала президента Аслана Бжания поставить «политический заслон от госпереворотам», дать им политическую оценку и объявить политическую амнистию. Член высшего совета «АИДГЫЛАРА» Эшсоу Какалия пояснил, что стоит за этим призывом.

С 2004 года каждая новая команда приходит к власти в Абхазии, освобождая правительственные кабинеты при помощи силовых действий. Угроза очередного государственного переворота висит как дамоклов меч над каждым новым президентом. Подобная практика вызывает раздражение у широких слоев населения и бытует мнение, что с каждым новым штурмом комплекса правительственных зданий страна оказывается отброшенной назад с пути развития.

В своем обращении представители общественной организации «АИДГЫЛАРА» вспомнили слова второго президента Сергея Багапша, который предлагал «начать движение с чистого листа». Они призвали пятого президента Аслана Бжания «дать политическую оценку всем событиям, сопряженным с насильственной сменой действующей власти, ставивших под угрозу национальную безопасность и правопорядок в республике в период с 2004 года по настоящее время, после чего незамедлительно объявить политическую амнистию с тем, чтобы данное решение способствовало внутриполитической стабильности».

Член высшего совета «АИДГЫЛАРА» Эшсоу Какалия, отвечая на вопрос, сообщил, что обращение готовилось давно и никак не связано с арестом Ахры Авидзба:

«Никакой связи с арестом Ахры Авидзба в данном случае нет. Идея подобного обращения обсуждалась в нашей организации уже около двух месяцев. Мы готовили все это время документ, выверяли его, и в настоящее время пришли к выводу, что он достаточно зрелый, поэтому опубликовали данное обращение».

Эшсоу Какалия уточнил, что речь идет не о правовой, а о политической оценке указанных событий, которую надо дать действиям, без поиска виноватых:

«В нашем обращении нет ни одного слова о праве. Мы все время говорим о политике. Это чисто политические вопросы и чисто политическое решение. Мы считаем, что, если всем действиям, о которых мы говорим в своем обращении, будет дана политическая оценка и после этого будет объявлена политическая амнистия, это, безусловно, объединит наше общество. Во всяком случае, по основным, ключевым вопросам. Как это будет сделано, какие механизмы будут задействованы, это – вопрос второй. У нас есть основания считать, что наше обращение поддержат ветеранские организации, скажем так, как провластные, так и оппозиционные. У нас есть основания полагать, что поддержка этого документа будет. Самое главное – начать поступательное движение.

– Кому нужно объявить политическую амнистию?

– Действиям, исключительно действиям, без поиска виноватых. Понимаете, если мы начнем сейчас искать виноватых, мы из этого пике не выйдем никогда!»

По словам Эшсоу Какалия, «АИДГЫЛАРА» надеется, что все политические силы в Абхазии подпишутся под тем, что насильственных действий по свержению власти больше не будет:

«Мы начинаем внутриполитическую деятельность с чистого листа. Обязуемся и подписываемся под тем, что насильственных действий в стране больше не будет. Мы обязаны найти выход из ситуации. Мы довели ситуацию до того, что сегодня вынуждены договариваться между собой, я условно говорю, что два плюс два будет четыре. Но, раз такая необходимость есть, на это тоже надо будет пройти. Мы делаем все необходимое, как организация, чтобы наше молодое государство состоялось и развивалось дальше в правовом поле и в правовой культуре. Общество должно быть едино в том, что государственный переворот – это плохо. Я считаю, что сделан очень серьезный шаг, я полон оптимизма, и не только я, все в нашей организации полны оптимизма, поэтому я думаю, что мы сможем выйти на новый уровень».

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

В абхазских соцсетях с подачи ряда зарубежных СМИ активно обсуждаются документы, свидетельствующие о хищении в объеме 60 млн рублей, якобы совершенном бывшим министром экономики Абхазии Адгуром Ардзинба и владельцем гостиницы «Гранд-отель Сухум 2» Отаром Какалия. Как заявил «Эху Кавказа» сам Отар Какалия, новость представляет собой фейк, а выложенные для убедительности документы – сфальсифицированы.

На сайте «Первая крымская» появилась публикация под названием «В Абхазии не досчитались более 60 миллионов российских инвестиций». Там же сообщили, что в хищении средств подозревается экс-министр экономики Абхазии Адгур Ардзинба. А средства были предназначены для строительства гостиницы «Гранд Отель Сухум». Правоохранительные органы России изучают хищения российской финпомощи в Абхазии, информирует издание.

Данная публикация не подписана, автора у нее нет, но есть ссылка на копии документов, «свидетельствующих о масштабных хищениях со стороны экс-министра экономики Абхазии, а ныне одного из оппозиционных политиков Адгура Ардзинбы», которые были выложены в социальную сеть советником первого заместителя руководителя Администрации Президента Абхазии и блогером Сарией Чамагуа.

«Первая крымская» утверждает, что среди проектов, получивших одобрение министерства экономики Республики Абхазия, было строительство гостиницы «Гранд-отель Сухум»:

«На счет ООО «Гранд-отель Сухум 2» поступило 195 млн. руб. 9 августа 2016 года ООО «Гранд-отель Сухум 2» перевело на счет ООО «Юг Строй Комплект» 45,6 млн. руб. «за оказание консультационных услуг». На следующий день 10 августа 2016 года все переведенные средства были обналичены в кассе головного офиса Сбербанка Абхазии в г. Сухум. 10 ноября 2016 года ООО «Гранд-отель Сухум 2» дополнительно перевело на счет ООО «Юг Строй Комплект» еще 15 млн.руб., которые также были обналичены в тот же день в кассе головного офиса Сбербанка в г. Сухум. Гостиница до сих пор не построена. Как утверждает руководитель проекта ООО «Гранд Отель Сухум 2» Отар Какалия для завершения не хватает еще 23 миллиона рублей».

«Дать понимание народу»

Мы попытались выяснить, что во всей этой истории правда, а что нет. И откуда взялись документы, опубликованные в сети.

Георгий Берзения, пресс-секретарь Министерства экономики, работавший с Адгуром Ардзинба, на просьбу прокомментировать публикацию в «Первая крымская» ответил:

«Мы не будем комментировать очередные анонимные вбросы. Адгур Ардзинба сам уже неоднократно обращался по разным таким выпадам в Генеральную прокуратуру для того, чтобы она дала правовую оценку. И всегда демонстрирует открытость и готовность ответить на любые вопросы и оказать содействие правоохранительным органам в случае необходимости».

Берзения посоветовал обратиться к Сарии Чамагуа, чтобы она ответила, кто автор этой идеи и кто ей дал поручение все это выложить?

Мы обратились к Сарии Чамагуа, на которую ссылается «Первая крымская», и попросили ее ответить на вопросы: «Насколько она уверена в достоверности тех документов, которые опубликовала? Раз обнаружились документы, свидетельствующие о коррупции, то будет ли по этому факту официальное обращение в прокуратуру?»

Сария Чамагуа ответила следующее: «Документы были переданы мне неравнодушными гражданами. Они направлены в Генеральную прокуратуру в официальном порядке. Уверена, что Генпрокуратура легко может подтвердить подлинность документов. Считаю, что такие вопросы нельзя замалчивать. Все нужно делать открыто и прозрачно, чтобы народ все знал. Поэтому считаю, что Генпрокуратура должна дать понимание народу в виде развернутого отчета, а не сухого комментария».

«Видно, что это подделка, здесь явный подлог»

Директор ООО «Гранд-отель Сухум 2» Отар Какалия утверждает, что вся информация, размещенная на сайте «Первой крымской», является фейком, а опубликованное там платежное поручение на сумму 45 млн 600 тысяч рублей сфальсифицировано:

«Генеральная прокуратура никакой проверки по этому поводу проводить не может, так как данная платежка никакого отношения не имеет к бывшему министру экономики. Что еще глупее выглядит, так это то, что, якобы, российские органы проводят проверку на предмет расхищения денежных средств, направленных на Гранд-отель Сухум. Все бы выглядело правдоподобно, но есть одно «но». Это деньги частные, они не бюджетные. Это деньги, выданные коммерческим банком нашей компании. И за эти деньги мы заложили свою частную собственность. Это не те деньги, которые поступили по линии государственных инвестиций. Министерство экономики оказывало нам помощь в этом проекте, и это – нормальное явление. И платежка, которую вы прислали мне, я вам в ответ послал оригинал банковской выписки, там указано назначение платежа. В нашем оригинале от нашего банка написано четко, что деньги направлены за строительство и это является авансом за строительно-подрядные работы. То есть, мы отправили строительной компании эти денежные средства, а та платежка, которая выставлена в этих фейковых новостях, там компьютерным шрифтом допечатано, якобы за какие-то консультативные услуги. Видно, что это подделка, здесь явный подлог. Цель – просто пустить пыль в глаза людям, которые не разбираются в этом».

Он заявил, что невозможно было бы построить гостиницу, если бы из 195 млн рублей 60 млн были украдены:

«Сария Чамагуа медвежью услугу оказывает кому-то, я не знаю кому, публикуя несуществующие вещи. Это, наоборот, вызовет отторжение, когда потом официальные власти будут заявлять и говорить что-то после того, как они такую ложь выкидывают. Смешно, 60 млн рублей если бы были обналичены и выведены, то на что бы здание вообще построилось? Бред какой-то! Мы ничего не скрываем, нам нечего бояться. Мы строим прекрасный объект с прекрасным бассейном, с панорамным рестораном, мы обеспечиваем рабочими местами 70 человек. Мы работаем, нам некогда разбираться с фейковыми новостями. Это какие-то политические дрязги, кто-то кого-то хочет потопить, я в этих вещах не принимаю участия. Мы – предприниматели, я давно ушел из политики».

Объект построен и практически завершен. По словам Отара Какалия, он уже частично функционирует и принимает туристов.

Блогерство и официоз несовместимы

Замглавы Администрации президента Зураб Каджая, советником которого была Сария Чамагуа, сообщил «Эху Кавказа», что она больше не работает в администрации:

«Сария уже фактически не является помощницей. Она была освобожденной, она не была штатной работницей. Я не могу ее публикации комментировать. А это непроверенные факты, я так понимаю. Я увидел, что она блогерством занимается, и я ей сказал: «То, что ты пишешь, – это неофициально. Потом будут ко мне обращаться, зачем мне это надо? Я сам это прочел в Фейсбуке.

– То есть, вы не были в курсе, вы не знали?

– Нет, а как я могу о такой непроверенной информации сказать, что это исходит от официальных лиц? Я ей сказал, что ты уже здесь не работаешь. Это было буквально месяца три назад».

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Страница 1 из 15