Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Депутат Народного Собрания – Парламента РА Натали Смыр рассказала Апсныпресс об обращении парламентариев к Русской Православной Церкви.

Сухум. 10 декабря. Апсныпресс. Дамей Касландзия. Спикер Народного Собрания – Парламента РА Валерий Кварчия подписал обращение к Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу, в котором отмечается прогресс в решении церковных противоречий в Абхазии. Под обращением подписалось большинство парламентариев – 25 депутатов. Об этом Апсныпресс сообщила председатель Комитета Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия по бюджету, кредитным организациям, налогам и финансам Натали Смыр.

«Прогресс стал возможен благодаря поддержке и посреднической роли Президента Республики Абхазия Рауля Хаджимба. В обращении мы выразили благодарность Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу за внимание к проблемам, которые есть у абхазского духовенства. Учитывая положительную динамику, в ближайшее время мы надеемся, что церковные противоречия в стране будут окончательно преодолены. Это станет историческим моментом для абхазского народа. Мы все ждем, когда духовенство Абхазии снова объединится. Надеюсь, что это послужит примером и началом для объединения нашего народа в других сферах общественной жизни», – отметила Смыр.

Депутат также подчеркнула, что положительная динамика в решении церковных разногласий была бы невозможна без «мудрости и понимания со стороны отца Виссариона и отца Дорофея».

 

 

 

Раскол АПЦ допустить нельзя

Шесть дней назад, 11 мая, в Новоафонский монастырь прибыла группа священнослужителей Сухумо-Пицундской епархии АПЦ: председатель Церковного совета Абхазской православной церкви иерей Виссарион (Аплиаа), иеромонах Сергий (Джопуа), иеромонах Василиск (Лейба), иеромонах Игнатий (Киут), иеромонах Давид (Гвазава), иерей Никита Адлейба, иерей Далмат (Гопия) и иерей Матфей (Тужба). В приемном зале Новоафонского монастыря состоялась встреча прибывших священнослужителей с руководством Священной Митрополии Абхазии – архимандритом Дорофеем (Дбар) и иеродиаконом Давидом (Сарсания). Это уже пятая попытка Совета и клириков АПЦ призвать их к покаянию из-за раскольнических действий для снятия с них запрета. Священнослужители Абхазской православной церкви в разное время четыре раза подъезжали к Новоафонскому монастырю, но каждый раз кто-нибудь из представителей власти разворачивал их и клятвенно уверял, что этот вопрос будет решен в ближайшее время. Однако тщетно. Абхазская православная церковь в лице Церковного совета скорбит о дерзостных действиях раскольников в отношении Матери Русской православной церкви, которая вскормила, обучила, рукоположила и облачила их в священный сан иеромонахов. Отец Виссарион неоднократно их предупреждал, просил, делал снисхождения, однако, как подчеркнул отец Виссарион, их тщеславие возымело верх над здравым смыслом.

И в этот раз в ходе встречи иерей Виссарион обратился с требованием ультимативного характера, заключавшемся в предложении к архимандриту Дорофею (Дбар) обратиться с «покаянным письмом» в адрес Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, либо покинуть Новоафонский монастырь. На данное предложение архимандрит Дорофей (Дбар) предложил православной пастве Абхазии простой и понятный способ решения церковного конфликта: совершить в соборном храме Новоафонского монастыря совместное богослужение всего православного духовенства Абхазии. Однако отец Виссарион заявил, что запрещенные в священнослужении священники не имеют права совершать священнодействия и тем более выступать от имени АПЦ с заявлениями. АПЦ не давала никаких полномочий Дбару и Ампару переходить в лоно иной церкви, и если они желают поминать имя Патриарха Варфоломея Константинопольского, то могут это делать на свое личное усмотрение, но никак не в соборах Абхазской православной церкви. После чего архимандрит Дорофей (Дбар) покинул встречу и более не участвовал в дискуссии.

Священнослужители АПЦ приняли решение остаться в Новоафонском монастыре на период субботнего Всенощного бдения и воскресной Божественной литургии. Во вторник, 14 мая, священнослужители Сухумо-Пицундской епархии начали совершать вечернее богослужение у закрытых дверей собора св. Пантелеимона. Утром 15 мая они там же совершили Божественную литургию. В это же время руководством Священной Митрополии Абхазии было принято решение закрыть 15 мая обитель и созвать экстренное заседание Совета СМА. После этого монастырь закрыли на ключ якобы для предотвращения эскалации ситуации и предупреждения возможных провокаций. Ведь дальнейшее нагнетание обстановки в Новоафонском монастыре может привести к столкновениям среди духовенства и паствы. Таким образом, церковнослужители АПЦ оказались за закрытыми дверями Новоафонского монастыря.

…Когда я подъехала к центральному входу в обитель, вокруг неё стояли автобусы. Недовольные туристы из России сетовали на то, что не могут попасть в монастырь. Я тоже не смогла попасть туда. К решётке двери подошли отец Виссарион и иерей Далмат. Мне пришлось общаться с ними через решетку. И они сказали, что архимандрит Дорофей покинул монастырь, закрыв его на ключ.

– Мы молитвенно призывали их полюбовно уврачевать раскол в Абхазской православной церкви, просили сделать это без противостояния, на основе канонических правил, – сказал отец Виссарион. – Я просил его вернуться в лоно Абхазской православной церкви, даже сказал, что сам поеду в Москву и буду просить РПЦ снять с него запрет. Однако тщетно. Он даже запретил торговлю в лавках вокруг монастыря, сделав причиной «провокационные действия духовенства АПЦ». А истинная причина этого запрета заключается в том, чтобы вызвать возмущение народа и натравить его на нас. У него одна цель – стать епископом. Однако таким путём идти – это абсолютное предательство. Неблагодарность – один из самых тяжких грехов. И со стороны этих нововзращенных абхазских клириков мы сегодня видим именно это. Мы будем стоять до конца.

Де-юре Новоафонский монастырь принадлежит Абхазской православной церкви, и сегодня её руководителя закрыли здесь, и он общается с представителями прессы через решётку. А абхазские чиновники, которые занимаются делами религии, ждут, когда Господь наш залечит незаживающие раны церковного раскола АПЦ. Однако раскол зашел слишком далеко. Опасаюсь, примирения не будет. Но оставлять ситуацию в таком виде, как она есть, тоже нельзя. Нельзя превращать Абхазию в зону межправославного конфликта, который потом может перерасти в противостояние между Россией и Абхазией.

И все это происходит накануне престольного праздника Новоафонского монастыря – одного из ключевых праздников Абхазской православной церкви, святого апостола Симона Кананита.

 

Русудан Барганджия

Сухум – Новый Афон – Сухум

Газета "Республика Абхазия"

 

Сегодня. 15 мая, в Ново-Афонском монастыре состоялось внеочередное заседание Совета Священной Митрополии республики Абхазия с участием председателя Совета архимандрита Дорофея (Дбар) и наместника монастыря св. апостола Симона Кананита иеродиакона Давида (Сарсания). Как говорится в заявлении, опубликованном на сайте СМА, причиной экстренного созыва заседания Совета явились «действия провокационного характера» духовенства Сухумо-Пицундской епархии АПЦ во главе с иереем Виссарионом Аплиаа.

11 мая в Ново-Афонский монастырь прибыла группа священнослужителей Сухумо-Пицундской епархии АПЦ. В приемном зале монастыря состоялась встреча с руководством Священной Митрополии Абхазии. В ходе встречи иерей Виссарион обратился с требованием ультимативного характера, заключавшемся в предложении к архимандриту Дорофею обратиться с «покаянным письмом» в адрес патриарха Московского и всея Руси Кирилла, либо покинуть Ново-Афонский монастырь.

Архимандрит Дорофей со своей стороны предложил простой способ решения церковного конфликта: совершить в соборном храме Ново-Афонского монастыря совместное богослужение всего православного духовенства Абхазии. На это предложение последовали эмоциональные и оскорбительные реплики личного характера от иерея Виссариона Аплиаа, по причине чего архимандрит Дорофей покинул встречу, говорится в заявлении.

Священнослужители АПЦ приняли решение остаться в Ново-Афонском монастыре. Накануне они, игнорируя предложения о совместном богослужении, самочинно начали совершать вечернее богослужение у закрытых дверей собора св. Пантелеимона. Сегодня утром на том же месте ими была совершена Божественная Литургия. Деяния священнослужителей АПЦ на территории Ново-Афонского монастыря преследуют одну цель - насильственный фактический захват обители, считает Совет СМА.

Для предотвращения эскалации ситуации и предупреждения возможных провокаций руководством Священной Митрополии Абхазии было принято решение закрыть обитель для посетителей и созвать экстренное заседание Совета СМА. В ходе обсуждения и обмена мнениями Совет решил «закрыть для посещений монастырь св. апостола Симона Кананита вплоть до прекращения провокативных действий со стороны представителей Сухумо-Пицундской епархии АПЦ».

Совет также предлагает духовенству Сухумо-Пицундской епархии АПЦ восстановить еврхаристическое общение посредством совершения совместных богослужений; вернуться к совместно принятому предложению на встрече 8 марта о создании двухсторонней рабочей комиссии для поэтапного решения абхазской церковной проблемы.

В заявлении подчеркивается, что «дальнейшее нагнетание обстановки в Ново-Афонском монастыре может привести к столкновениям среди духовенства и паствы». В связи с этим Совет Священной Митрополии Абхазии уведомляет руководство и соответствующие структуры о необходимости обеспечения правопорядка и общественной безопасности на территории монастыря.

Эхо Кавказа

 

Апсадгьыл-инфо, 3 апреля 2019 г. Священнослужители АПЦ категорично требуют от священнослужителей СМА покинуть монастырь в Новом Афоне. В свою очередь духовенство СМА считает категорически невозможным совершение раздельных богослужений на территории Ново-Афонской обители, как предлагали представители АПЦ.

В резолюции, принятом на расширенном заседании Совета СМА 8 марта говорилось, что «в целях достижения мира и согласия среди православной христианской паствы, Совет СМА предлагает сделать совместное заявление с представителями Сухумо-Пицундской епархии АПЦ о том, что оба церковных института на территории Абхазии (СМА и АПЦ) считают своей единственной целью воссоздание автокефальной Поместной православной церкви в Абхазии».

Также Совет предлагал создать совместную комиссию для разработки мер по выходу из сложившейся ситуации.

«Духовенство Совета СМА готово к сослужению с духовенством Сухумо-Пицундской епархии АПЦ, в том числе и в храмах Ново-Афонского монастыря, однако, считает категорически невозможным совершение раздельных богослужений на территории Ново-Афонской обители в связи с неприемлемостью такой формы реализации церковной жизни паствой Священной митрополии Абхазии. В случае отказа духовенства Сухумо-Пицундской епархии АПЦ в совместном служении с духовенством Священной митрополии Абхазии из-за прещений, наложенных на архимандрита Дорофея (Дбар) Русской православной церковью в 2011 г., и впоследствии трижды продленных, Совет СМА призывает представителей Сухумо-Пицундской епархии АПЦ обратиться с ходатайством к священноначалию РПЦ о снятии прещений с архимандрита Дорофея (Дбар) в безусловной форме», - отмечается в резолюции СМА.

Как сообщается на сайте СМА, после этого в Ново-Афонском монастыре состоялась встреча Совета СМА с уполномоченными представителями Церковного совета Сухумо-Пицундской епархии. Член Церковного совета АПЦ Сергей Шамба от лица Сухумо-Пицундской епархии выразил принципиальное согласие с идеей создания совместной комиссии.

«Однако, 22 марта 2019 года, представители Сухумо-Пицундской епархии иеромонах Василиск и иерей Далмат Гопия передали председателю Совета СМА архимандриту Дорофею документ, содержание которого в очередной раз нивелирует попытки Совета разрешить недопонимание и восстановить братские христианские отношения в среде православного духовенства Абхазии», - сообщает сайт митрополии.

В письме АПЦ отмечается, что они неоднократно призывали отца Дорофея вернуться в лоно АПЦ, «так как сосуществование в состоянии разъединения и разногласия пагубно» и «церковная раздробленность приводит к расколу в народе».

В этом обращении священнослужители АПЦ напоминают, что, учитывая запрещение отца Дорофея в священнослужении в Русской Православной церкви, они ходатайствовали перед патриархом Московским и Всея Руси Кириллом о снятии с него данного прещения для продолжения беспрепятственного служения в качестве клирика на территории Абхазии, «но с вашей стороны нужно было принести покаяние, на что вы не согласились».

«Отец Дорофей, Вы знали, что Святейший патриарх Кирилл согласился снять с вас запрещение, естественно, через покаяние, и первое, что Вы должны были сделать – перестать служить, находясь под запрещением. Но вы и на это не решились», - говорится в письме.

Священнослужители Церковного Совета «с сожалением приняли» решения последнего заседания Совета СМА и считают, что неприятие предложения о раздельном служении в Ново-Афонском монастыре – «тупик и пагуба для всего нашего православного народа». Они категорично требуют от священнослужителей СМА покинуть монастырь в Новом Афоне.

«В связи с Вашим нежеланием принести покаяние и вернуться в лоно Абхазской православной церкви, мы решили поставить вопрос о том, что вы должны покинуть стены Ново-Афонского монастыря, так как он Вам не принадлежит», - высказываются категорично священнослужители АПЦ.

«Мы напоминаем о недопустимости осквернения прихожан вашим служением, находясь под запрещением, в святой обители, Ново-Афонском монастыре. Мы не скрывали, что АПЦ была в ожидании, что Вы повернетесь лицом к Церкви и принесете покаяние. Но, к великому сожалению, этого не произошло. К вам было проявлено величайшее снисхождение со стороны Святейшего Кирилла Патриарха Московского и Всея Руси и Церковного совета АПЦ», - говорится в заключении письма, переданного отцу Дорофею.

Представители Церковного совета напоминают, что решением Кабинета министров от 28 декабря 2010 года, Ново-Афонский монастырский комплекс передан в бессрочное пользование АПЦ.

 

У каждой из пяти, начиная с 2004 года, пережитых нами за эти полтора десятка лет кампаний по альтернативным выборам главы государства были свои характерные особенности. Никому еще не ведомо, какими в конечном итоге останутся в народной памяти президентские выборы 2019-го, но что касается предыстории их, можно с убежденностью сказать: никогда еще внутриполитическая ситуация не была такой «рассыпчатой» и напоминающей броуновское движение. Это относится как к властной команде, которую с 2015 года по разным причинам покинуло немало политиков, чей «бронепоезд стоит на запасном пути», так и к оппозиции, кое-кто из видных представителей которой перешел во властные структуры, другие же бесконечно далеки от той консолидации, которой в преддверии 27 мая 2014 года смогли добиться Координационный совет и лидер тогдашней оппозиции, а ныне действующий президент Рауль Хаджимба.

Сейчас, когда до официального назначения даты выборов и старта избирательной гонки осталось самое большее два месяца, в республике – период, если его можно так назвать, кастинга кандидатов, закулисных переговоров и перешептываний. И тут обнаруживается еще одно отличие нынешней кампании от предыдущих. Ранее, и довольно уже давно, за «абхазским типом» демократии закрепилось в рассуждениях наблюдателей название «портретная». Мол, избиратели у нас объединяются не вокруг идей, концепций и т.д., а вокруг той или иной личности лидера. Да, это так, хотя я и не вижу здесь проблемы, которую требуется срочно решать: что делать, если современная геополитическая ситуация не оставила для нашего частично признанного государства простора для маневра, и любой вменяемый его руководитель придерживается и будет придерживаться одних и тех же стратегии, целей и задач – борьбы за полное признание в мире с ориентацией на защитника и покровителя в лице России и на развитие рыночной экономики. И что, придумывать какие-то искусственные идеологические различия? Причем есть партия, которая по определению отличается от других – Коммунистическая, но она в борьбе за президентское кресло сознательно не участвует.

Так вот, и сейчас есть лидеры, вокруг которых как потенциальных кандидатов в президенты группируются их сторонники. Но появилось и другое явление – политические силы, которые находятся в поиске своего кандидата.

Именно с такой декларацией о намерениях выступила учрежденная 21 декабря прошлого года общественная организация «Общее дело», за которой очень быстро закрепилась характеристика «третья сила», так как она решительно отмежевалась и от действующей власти, и от альянсов политической оппозиции. Председатель новой организации Вадим Смыр и другие ее лидеры ни разу не назвали имя предполагаемого кандидата от нее, пообещав сделать это весной, но сперва по сарафанному радио, а потом в интернет-сообществе стремительно распространилась информация, что отцы-основатели «Общего дела» настроены сделать ставку на кандидатуру председателя Священной митрополии Абхазии отца Дорофея (Дбара).

При всей неожиданности для общества этой кандидатуры многих она увлекла. Кое-кто разглядел схожесть в звучании его священнического сана – архимандрит – и сана самого известного православного священнослужителя, ставшего главой светской власти – архиепископа Макариоса на Кипре. Иные уже видели в нем будущего абхазского Никола Пашиняна или даже Ли Куан Ю. Особо заинтересованные знакомились с информацией о нем в Википедии: о том, что доктор теологических наук Дорофей Дбар родился 18 января 1972 года в селе Мгудзырхуа Гудаутского района. В 1988 году окончил абхазскую среднюю школу № 1 в городе Гудауте, в 1991-м – Сухумское художественное училище. После этого поступил в Абхазский государственный университет, на отделение изобразительного искусства. И лишь потом по рекомендации Владислава Ардзинба отправился вместе с другом учиться в Московское духовное училище, после окончания которого поступил в Московскую духовную академию…

И вот вчера, ближе к вечеру, архимандрит Дорофей разместил на своей странице в соцсети Фейсбук большой пост, который был тут же пересказан рядом интернет-ресурсов в Абхазии и стал активно обсуждаться комментаторами. В последние полгода, пишет он, в различных СМИ и социальных сетях стало часто упоминаться имя архимандрита Дорофея (Дбар) как возможного участника предстоящих выборов президента нашей страны. И продолжает:

«При этом я такого намерения нигде публично не высказывал. В январе 2018 года в Новоафонском монастыре у меня состоялась встреча с группой депутатов Народного Собрания – Парламента РА первого созыва, которые долго убеждали меня в необходимости заняться политикой и выставить свою кандидатуру на выборах президента Абхазии в 2019 году. Тогда я отказался. Однако именно та встреча побудила меня к написанию размышлений относительно настоящего положения Абхазии и того, что нужно сделать всем нам, гражданам страны, чтобы изменить ситуацию к лучшему... Летом 2018 года те же депутаты первого нашего парламента и ряд других молодых политиков вернулись к разговору о перспективах выдвижения моей кандидатуры на пост президента Абхазии в 2019 году. С того момента – с учетом моего абхазского воспитания, христианских убеждений, личного уважения к старшим и уважительного восприятия их мнения – я перестал быть столь категоричным в своем отказе. Когда в декабре 2018 года создавалось общественно-политическое движение «Общее дело», стали упорно муссироваться слухи, что создается оно якобы «под архимандрита Дорофея». Однако ни на одном из собраний этой организации (в том числе и учредительном) я не присутствовал и вообще в работе движения участия не принимал и не принимаю... К концу 2018 года я принял для себя решение: если я и буду выставлять свою кандидатуру на президентских выборах, то сделаю это исключительно в качестве независимого кандидата. При этом я определил для себя ряд необходимых и обязательных к выполнению условий».

Подробно изложив эти шесть условий, в том числе упомянув, что в случае выдвижения своей кандидатуры в качестве кандидата на должность президента Республики Абхазия он был намерен до выборов огласить имена ключевых фигур будущего правительства Абхазии (ни с кем из предполагаемых кандидатов этот вопрос не обговаривался), отец Дорофей закончил пост так:

«В марте 2019 года я стал замечать, что люди, усиленно убеждавшие меня в необходимости принять участие в президентских выборах, стали дистанцироваться. Почему – остается только догадываться. Да, я признаю, что никогда не был «покладистым и пушистым»! Да, я всегда действую самостоятельно, следуя своим принципам и убеждениям (пусть даже они ошибочны)! И я никогда не играл в закулисные игры! Никогда не интриговал! Но – все это было с самого начала известно всем, кто уговаривал меня заняться политикой. Совсем недавно я узнал, что наш парламент всерьез намерен обсудить вопрос о лишении возможности участвовать в выборах президента Абхазии представителей абхазской зарубежной диаспоры. То есть абхазы, фактически постоянно проживающие за пределами Абхазии, могут лишиться права голосовать за президента Абхазии. Саму постановку вопроса таким я воспринимаю как оскорбление наших братьев и сестер, проживающих за пределами Абхазии, в том числе и не по своей воле! Все вышеизложенное, а также внутреннее убеждение, окончательно сложившееся в течение двух недель проходящего Великого поста, побудили меня принять бесповоротное решение: 1. Я не намерен заниматься политическими игрищами и говорю «όχι» («нет») своему участию в выборах президента Республики Абхазия в 2019 году в качестве кандидата. Признаться честно, особого желания ввязываться в президентскую гонку у меня и не было. 2. На президентских выборах 2019 года я буду голосовать против всех кандидатов, и такое решение у меня назрело уже давно. Я и впредь буду голосовать «против всех», собственно, до тех пор, пока нынешняя политическая элита Абхазии не будет вынуждена уйти со сцены и мы не увидим политических фигур новой формации…»

Итак, интрига, которая уже немало времени занимала в Абхазии умы многих: как будет выглядеть и какие комментарии за рубежом вызовет выдвижение в Абхазии столь необычной кандидатуры в президенты, как это воспримет столь влиятельная сила, как РПЦ, сколько процентов голосов сможет набрать человек, не имеющий опыта в политике, и так далее – завершилась, так и не успев стать реальной.

А позавчера, 19 марта, СМИ распространили информацию «Партия «Амцахара» идет своим курсом». В ней сообщалось, что накануне вечером состоялось экстренное заседание политсовета оппозиционной политической партии «Амцахара». И далее: «Возмущение собравшихся вызвали упорно распространяемые особенно в последнее время слухи о расколе в рядах оппозиции и в самой партии «Амцахара». По словам партийцев, «все мы едины, партия идет своим курсом и неизменно следует своим принципам». На заседании речь шла и о предстоящих президентских выборах, обсуждался план мероприятий по подготовке к ним. Участники заседания заявили, что «оппозицией в свое время будет озвучено имя достойного кандидата на пост президента Республики Абхазия».

Один из интернет-комментаторов удивился: «По-моему, именно благодаря этой информации подавляющее большинство тех, кто знает сейчас об этом якобы расколе, и узнало о нем». Другой заметил: «Так вроде бы «амцахаровцы» давно уже определились, что их кандидатом будет Аслан Бжания?»

Вообще-то, насколько слышал, разговоры о расколе и пошли, или были запущены, после того, как двое представителей партии обратились к одному влиятельному абхазскому политику с вопросом, поддержит ли он эту кандидатуру, а тот ответил, что нет. Поговаривают, что он хотел сделать ставку на другого потенциального кандидата, мало известного в публичной политике, но тот, посоветовавшись с близкими, отказался. Понятно, почему я не называю никаких имен: публичных подтверждений этим так называемым консультациям не имеется.

Не раз в разговорах всплывало в качестве возможного кандидата имя ушедшего из политики лет пятнадцать назад Астамура Тарба, но он в публичном пространстве никак пока не обозначился.

Зато в обществе активно обсуждают публичную полемику с припоминанием старых счетов и обид между состоящими сейчас вроде бы в одном оппозиционном альянсе партии «Единая Абхазия» и общественной организации «Айтайра».

Виталий Шария

Эхо Кавказа