Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause
В связи с обращением РОО «Аруаа» к гражданам страны, депутатам Парламента и руководству республики, Форум народного единства Абхазии считает необходимым выразить свое принципиальное отношение к Пункту 2.3. «Концепции внешней политики Республики Абхазия», утвержденной 4 декабря 2020 г. Данный пункт представлен в документе следующим образом: "Республика Абхазия допускает возможность создания условий для формирования дополнительного формата многоуровневых переговоров между Грузией и Республикой Абхазия, в рамках которого появится возможность обсуждать с грузинской стороной вопросы, представляющие взаимный интерес, решение которых в рамках Международных Женевских дискуссий не представляется возможным."
 
Какими бы надуманными аргументами и мотивациями внешнеполитическое ведомство РА и партия «Единая Абхазия» ни пытались оправдать это положение, оно, вне всякого сомнения, принижает статус переговорного процесса. Вполне логичен вопрос: о каких многоуровневых переговорах с государством- агрессором мы можем вести речь, когда Грузия неоднократно, под различными предлогами, отказывается рассматривать вопрос заключения мирного соглашения, не намерена признавать независимость нашей страны, более того, официально, на уровне законодательного решения объявила политически самоопределившиеся Республику Абхазия и Республику Южная Осетия, признанные РФ и др. странами, «оккупированными территориями?» О каком дополнительном формате переговоров со страной-агрессором мы можем вести речь, когда все ее усилия направлены на вступление в блок НАТО, пытаясь навязать свою волю республикам, ни де-юре, ни де-факто, не имеющим никаких государственно-правовых отношений с ней?
 
Надеемся, авторы концепции помнят о том, какую позицию шефы НАТО занимают в вопросе независимости Абхазии и Южной Осетии?
 
Разве практика Женевских встреч недостаточно убедила наших дипломатов и политиков, что Грузия не отказывается от своих реваншистских намерений? Разве послевоенный период не продемонстрировал нам, что государство-агрессор в лице своей политической элиты, общественности, интеллигенции не принесло никаких официальных извинений за геноцид, совершенный в Абхазии и Южной Осетии, за грубейшую фальсификацию( продолжающуюся и по сей день!) нашей истории, топонимии, гидронимии, картографии, за уничтожение ( похищение) памятников историко-культурного наследия, за многомиллиардный ущерб, нанесенный нашей национальной экономике, народному хозяйству, науке, культуре, экологии?
 
Или может быть руководство Абхазии, полукелейно утвердившее концепцию внешней политики, забыло о множестве фактов наглого и циничного срыва участия наших творческих коллективов ( в том числе и детских), спортсменов и др. представителей гуманитарной сферы в международных фестивалях ( спортивных состязаниях)? А разве не свежи в памяти факты чуть ли не жандармского вмешательства грузинских посольств и консульств в открытие культурных Центров Абхазии в зарубежных странах? На словах сердобольно заявляя о своей приверженности сохранению абхазского языка и культуры , руководство Грузии продолжает свою фарисейскую политику по международной изоляции Абхазии, в том числе и ее культуры.
 
И на фоне такого оскорбительного отношения к нашей истории и нашему политическому волеизъявлению Вы еще пытаетесь проявить непростительную лояльность к стране, предоставляя ей возможность играть нашей судьбой еще и на непонятных, так называемых многоуровневых переговорах? Такая тактика властей прямо или косвенно ассоциируется со скандальными событиями, связанными с незаконным заездом в текущем году на территорию Абхазии грузинской парламентской делегации во главе с бывшим Вице-спикером Парламента Грузии Инашвили.
 
Мы считаем, что любые переговоры с со страной- агрессором следует вести только на равносубъектной основе, и только в формате Женевских переговоров с непосредственным участием союзника и единственного стратегического партнера – Российской Федерации. В противном случае мы будем расценивать эти дипломатические игры, как попытку сдачи национальных интересов. В целом же пункт «Концепции» о так называемых многоуровневых переговорах, на наш взгляд, является прикрытием для легализации торговых и иных отношений с Грузией.
Мы полностью поддерживаем Обращение РОО «Аруаа», и требуем от Народного Собрания-Парламента Республики Абхазия срочно вернуться к публичному (с участием лидеров партий и общественных организаций), открытому обсуждению данной Концепции, принятой за спиной народа, с обязательным показом данных парламентских слушаний в прямом телеэфире.
 
Политсовет РПП ФНЕА,
г. Сухум, 12 декабря 2020 г.

Нам пишут

Выборы главы государства – это историческое событие. В принципе, выборы президентов – это будущее развитие, но, к сожалению, не всем это удаётся и достигнутые ими результаты не могут быть одинаковыми. В этом, конечно, присутствуют как объективные, так и субъективные факторы. Хотя все они на большой дороге, но не одинаково видели всё. Мне думается, что в некоторых из них много такого, чего не увидишь глазами. Здесь происходит испытание мудрости. У кого она есть, не могут передать её тем, у кого её нет. Здесь проверяется каждый, здесь каждый осознаёт, что в нём есть, здесь глубокий урок. Но в целом всех президентов следует принять, никого не отвергать и никому не отдавать предпочтение. Понятно, что к Владиславу Ардзинба – особое отношение.

Как известно, после изгнания грузинских оккупантов с территории Абхазии и утверждения Республики Абхазия главами государства были поочередно четыре человека: Владислав Ардзинба, Сергей Багапш. Александр Анкваб и Рауль Хаджимба. Все они были связаны не только совместной борьбой с врагом, но и любовью к Абхазии. Образ великого Владислава Ардзинба в корне отличается от образов всех других президентов, их вообще нельзя сопоставить с первым президентом. Во-первых. Владислав Ардзинба стал во главе страны при поддержке всего абхазского народа ещё при советской власти. Он от должности Председателя Верховного Совета Абхазии отказывался, но его заставили принять эту должность, потому что люди хорошо понимали, что Абхазия без него погибнет, он тогда был единственным лидером. А последующие президенты – Сергей Багапш, Александр Анкваб и Рауль Хаджимба пришли к власти в результате острой борьбы с оппонентами. Если Владислав Ардзинба был президентом всего народа, то после него ни один из президентов не был всенародно избран, одна часть народа его поддерживала, а другая противодействовала их деятельности. Такая тенденция и поныне продолжается.

Чтобы не быть голословным, коротко остановлюсь на каждом президенте.

Разумеется, начну с первого президента.

Владислав Ардзинба – Первый Президент. В демократической Абхазии в первый раз президент Абхазии был избран Парламентом 26 ноября 1994 года, а 3 октября 1999 года Владислав Ардзинба всенародно избирается на второй президентский срок. На протяжении всей жизни у него были одни экзамены, которые он успешно сдавал, но они не кончались: выдержит очередной экзамен на высоком уровне – перед ним вставал следующий экзамен. Это говорит о том, что он всегда был на верном пути.

Владислав Ардзинба и его жизнь – это талант и биография. У него есть и то и другое. А талант, кроме всего прочего, и постоянные экзамены не кончались... В результате в одно и то же время у него проявились великие качества – это его личность, патриотизм и его государственный всенародный уровень мышления. Насколько я понимаю этого уникального по природе человека, его всегда волновал единственный вопрос – вернуть Абхазии её государственность, дать народу свободу и независимость. Он хорошо знал, что в Абхазии нет человека, чья семья не принесла бы этому загадочному краю жертв кровью и слезами, не возносила бы к небу жарких молитв, тревожно прислушиваясь к грозным раскатам борьбы с иноземцами за свободу Абхазии.

Активную политическую деятельность во всенародном масштабе он начал вести, когда стал депутатом Верховного Совета СССР. Его имя прозвучало на весь мир, когда благодаря его откровенности автономные республики СССР фактически были приравнены к союзным республикам, и был принят закон, который при определённых условиях давал возможность автономным образованиям выходить из состава СССР. В своём выступлении на первом съезде депутатов СССР Владислав Ардзинба впервые на весь мир рассказал о бедах и проблемах абхазского народа и в целом автономных республик.

Надо сказать, что практически все руководители автономных республик, областей, округов группировались вокруг Владислава Ардзинба.

Когда в 1992 году наступила самая большая беда для Абхазии – грузинские войска вероломно напали на Абхазию, Владислав Ардзинба предстал мужественным, выдающимся стратегом и организатором Победы.

К сожалению, тяжёлая болезнь и преждевременная смерть не дали Владиславу Ардзинба возможность довести до логического завершения всё задуманное им.

Сергей Багапш – Второй Президент. Ещё при жизни Владислава Ардзинба, особенно когда он серьёзно заболел, были попытки досрочно освободить (отстранить) его от президентской должности, но его защитила определённая часть народа и некоторые общественно-политические организации, в том числе и Коммунистическая партия Абхазии. Жизнь абхазского общества резко меняется к худшему и впервые стала распадаться на части именно вследствие рокового несоответствия между ардзинбовской дисциплиной и наступившей демократической анархией в определённой части народа и тяжёлыми социально-экономическими условиями, не говоря уже о законах. Утрата нравов и обычаев у некоторых «ведущих» политиков не могли не вести к разложению общества. Перемена образа жизни сразу не удалась. В стране началась борьба за президентскую власть.

В августе 2004 года Сергей Багапш был выдвинут кандидатом в президенты РА общественно-политическим движением «Единая Абхазия». Его кандидатуру также поддерживало общественно-политическое движение «Айаайра».

В связи с тем, что состоялось повторное голосование 2 января 2005 года, Сергей Багапш был избран Президентом РА. А Рауль Хаджимба стал вице-президентом. Эти две несоответствующие личности постоянно взбудораживали всё население. В мае 2009 года Р.Хаджимба ушёл с поста вице-президента. 12 декабря 2009 года Сергей Багапш был избран президентом РА на второй срок. С именем Сергея Багапш связаны два важнейших события в истории Абхазии: освобождение с помощью России верхней части Кодорского ущелья от грузинских оккупантов и признание Абхазии как независимого государства.

Третий Президент. После смерти Сергея Багапш в августе 2011 года Александр Анкваб был избран президентом РА. Прежде всего хочется сказать, что он был в числе прирождённых руководителей страны. Он вникал в самую глубину любой отрасли народного хозяйства; он хорошо знал, как легче развивать экономику страны, и немало сделано под его руководством. Он и Сергей Багапш – сторонники, единомышленники почти по всем государственным проблемам. Уверен, что Сергей Багапш не решал сам, без Александра Анкваб, ни одну важнейшую проблему в государстве.

Александр Анкваб стремился изменить подход к руководству страной. Управление народным хозяйством перевести на системную основу, как и во всём мире. Однако в мае 2014 года партией «Народный форум Абхазии» в стране был совершён государственный переворот и 1 июня 2014 года Александр Анкваб досрочно подал в отставку.

Рауль Хаджимба – Четвёртый Президент. 24 августа 2014 года председатель партии «Народный форум Абхазии», председатель координационного совета Рауль Хаджимба был избран Президентом РА. Он также прошёл большую школу руководящей деятельности, был председателем Службы государственной безопасности, вице-премьером правительства РА, министром обороны РА, Премьер-министром РА (2003 г.), вице-президентом РА (2005-2009 гг.). Рауль Хаджимба был одним из ближайших соратников Владислава Ардзинба, который доверял ему все эти высокие посты. В отличие от других соратников, Рауль Хаджимба и ныне говорит так о Владиславе Ардзинба, как он говорил раньше, т.е. при его жизни. Это свидетельствует о том, что Рауль Хаджимба – порядочный человек, он был предан Первому Президенту и остался таковым. Я сегодня могу говорить о том, что Рауль Хаджимба истинно большой патриот Родины, он далёк от политической игры со своим народом, как это делают некоторые чиновники большого ранга.

Между прочим, при Рауле Хаджимба заметно выросли молодые талантливые и образованные кадры, вполне лояльные и вообще очень симпатичные, которых, на мой взгляд, трудно подвигнуть на резкие выходки и повороты с печальными последствиями.

Между прочим, для всех президентов есть общая беда, как и для всей нашей страны. Это то, что мы, победив в войне, с трудом справляемся сегодня с нашими мирными проблемами.

Главная причина, на наш взгляд, это то, что наши президенты с самого начала не смогли создать в стране государственный порядок, необходимую дисциплину. Дело дошло до того, что населению ничего толком не было предложено, а само население не смогло понять своё дело, выбрать вид и форму своего труда и вести его сообразно со смыслом, а не по каким-либо привходящим соображениям и навязанным показателям. Фабрики и заводы были разрушены, а создать новые не смогли, абхазский крестьянин забыт, сконфужен и как-то он растерялся после того, как перестали функционировать колхозы и совхозы. Прежняя строгая власть держала крестьян в повиновении, заставляла их выполнять непосильные задания. А крестьяне получили свободу и не знали, что делать с огромными площадями дедовских земель.

Когда говорят об экономической независимости, то имеется в виду только одно: без какого-либо внешнего насилия или в неделовых критериях иметь право самому понимать своё дело, определить вид и форму своего труда и вести с умыслом его целесообразности и выгоды.

Речь идёт, прежде всего о том, чтобы превратиться в современную цивилизованную нацию. Быть свободным – значит, иметь силу и способность быть свободным. Для меня все затронутые национальные задачи – это задачи создания истинно свободной и процветающей Абхазии, сильной Абхазии в том смысле, где можно свободно жить, дышать и продвигаться вперёд по общечеловеческому пути. Созидательный процесс в Абхазии должен идти к рождению цивилизованного гражданского общества, общества отличного от государства, общества как самостоятельной жизни человеческих групп, чьи интересы кристаллизуются в системе, и где политическая многопартийность соответствует реальной действительности.

Надеюсь, что меня поймёт читатель, если скажу и такую правду: развал Советского Союза и вероломное нападение Грузии на Абхазию спасли абхазскую народность. Российское руководство достойно оценило всё это и, главное, оно, наконец, поняло, что именно Грузия под руководством США и некоторых Европейских стран представляет роковую опасность для России. И оно решило признать независимость Абхазии.

Вместе с тем мы должны сказать, что идеальных людей не бывает, все наши президенты для нас дороги, они все – героические личности, но, как мне кажется, мы сами мешаем им работать с народом. Как видно, наши президенты не могут превратить свою независимую власть в действительный инструмент, который смог бы повлиять на политическую ситуацию, особенно в острейший период президентской выборной политики. Ведь мы слышали не раз, когда шли на выборы, что «это правительство позорит народ» и «грабит страну», а всё равно мы за них голосовали. Получается, что мы сами себя обманываем, и что ждёт нас впереди в связи с предстоящими выборами президента, мы не знаем. И сегодня мы приходим к выводу, что в целях нынешней системы государственной власти, никакой человек не может действовать так, как он сам хочет.

Здесь следует учесть, что страна ещё переживает болезненно-переходное состояние. Социалистический строй разрушен, а к новому население не приспособилось. Прежние нравы и обычаи отмирают и мельчают, остаются в силе только деспотичные методы и формы, уживающиеся преимущественно с отрицательными сторонами новых понятий. Необходимо отметить, что значительная часть интеллигенции, особенно проживающая в Сухуме, падает морально, подчиняясь влиянию богатых чиновников, которые всё с большим основанием считают их своим политическим орудием. Здесь присутствуют родственные отношения, т.е. чиновники выдвигаются с помощью РОДСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ.

Если взглянуть в корень деятельности всех трёх президентов, то должен сказать, что все они, на мой взгляд, должны были более сознательно относиться к своим обязанностям перед Родиной и перед народом, более глубоко вникнуть в социально-экономическую жизнь своего народа. При всём этом следует учесть, что после войны появились в нашем обществе новые чуждые явления для абхазов. Человеческий характер у многих абхазов оказался чрезвычайно выпуклым, сложным и непонятным. Безусловно, этой особенностью нашей жизни обуславливается немалая трудность управлять страной и осуществлять контроль над работой местных органов власти. В итоге, внутренние язвы нашей жизни, экономической немощи нашего народа и грехи государственной политики, а также смутность и неустойчивость политики у многих ведущих чиновников с годами копили недовольство народа, а это охотно используют борцы за президентскую власть, которые перед каждым выбором президента берут на себя «смелость» сказать о том, что с помощью этой власти они создадут «роскошную жизнь» для своего народа. Если этим словам мы верили 15 лет тому назад, то теперь они для нас являются прикрывающими ложные понятия. Именно эти пустые и расплывчатые слова раскололи наше общество, породили оппозиционные отряды.

Существует и другой тревожный момент: народ стал делить президентов на своих и чужих. Это очень печально. Мы здесь не можем не видеть тех процессов, которые происходят в нашем обществе. Никто из оппозиции (кроме сторонников Хаджимба) в своих личных интересах не хочет вспоминать Владислава Ардзинба, являющегося знаменем, честью и совестью всего абхазского народа. Вот в этом самая главная беда оппозиционных отрядов.

Всё, что происходит в нашей стране, связано только с тем, что многие чиновники забыли великого Владислава Ардзинба. Надо же иметь мужество признать историческое значение этой фигуры, выкованной самой жизнью. Ведь он подарил свободу Абхазии, но не свободу голодать, не свободу нищенствовать. Владиславу Ардзинба действительно было легче, ибо за ним стоял весь народ, готовый защитить Родину; он был на самом деле гений. Он первым призвал к необходимости свободы каждому народу – большому и малому, и он первым добился, чтобы бывшая автономная Абхазия стала свободной и независимой.

Безусловно, всё, что происходит в Абхазии в политическом и экономическом планах, устраивает соседнюю страну – Грузию. Здесь органы печати и телевидение изо дня в день возбуждают ненависть к Абхазии, призывают к насилию для исчезновения абхазов со своей страны. Ведь они же были одними из главных организаторов грузино-абхазской войны и потенциальными виновниками во всём, что происходило между Грузией и Абхазией. Ведь известно, что с первого дня махаджирства грузинская печать постоянно призывала полностью занять освободившиеся места в Абхазии мегрелами, рачинцами и грузинами. Она призывала и убеждала, что абхазские земли должны занять только грузины, но не русские, не армяне и не греки.

***

Процессы, которые способствовали приходу к власти Аслана Бжания, начали формироваться в среде оппозиционной партии «Амцахара». Аслан Бжания увидел в них реальную политическую силу и дополнительную возможность для реализации своего плана через каналы организации (в том числе фонда «Аира»), участвующих в этом движении.

Учитывая всё вышеизложенное, можно считать, что Аслан Бжания как мудрый политик решил оставить раскол общества в прошлом. Это позволяет сказать и тот факт, что ещё до официального объявления результатов голосования на выборах президента Абхазии ЦИКом, после предварительного подсчёта голосов предвыборными штабами ночью 22 марта кандидат в президенты Адгур Ардзинба поздравил своего оппонента Аслана Бжания с победой.

Это говорит о том, что Аслан Бжания в своей деятельности не будет допускать своевольства, он один из первых руководителей, который решил достичь мира с оппонентами, ибо бесконечную борьбу он охарактеризовал как «опасную и пораженческую» для всего общества. Но это не значит, что он не будет строг с непокорными людьми. Он справедливый хранитель мирных интересов всего населения, к которому он будет относиться в духе законности и порядка. Он первым понял значение порядка и дисциплины как начало сближающего все слои нашего общества и серьёзно упрочняющего государственную власть.

Аслан Бжания, пожалуй, самый способный и преданный работник в настоящее время, он отличается не только способностями, он человек большой воли и настойчивости, он гарант сплочения нашего общества. Я думаю, что устойчивость нашего общества облегчила бы ему борьбу против враждебных элементов, которых немало в нашей стране. Это политики, борющиеся за захват власти во что бы то ни стало, это воры и коррупционеры, варвары по отношению к государственной собственности и другие преступники.

Kaк мне кажется, на Аслана Бжания и его команду выпала честь проложить новые пути для нас, абхазов. И люди, которые сгруппировались вокруг него, на мой взгляд, не могут уступить по своему интеллектуальному и моральному уровню тем, которые топтались в старой колее.

Гениальность Аслана Бжания, на мой взгляд, заключается в том, что он всё это знает и признаёт необходимость служить Родине честно и добросовестно. Вместе с Александром Анкваб он сможет сделать всё. Анкваб – это танк, подобный Т-34, который уничтожил немецких оккупантов. Они вместе смогут заложить прочный фундамент развития абхазского государства, и они будут тем увереннее, чем больше будет крепнуть наше государство. Они хорошо знают, что сильное государство можно построить только сознательной массой, зрелым и единым обществом и народом. Отсюда перед нашим новым руководством крупные задачи. Но это начало этапа. С одной стороны перед ним большие задачи сегодняшнего и завтрашнего дня, а с другой – существующие проблемы, оставшиеся от дня вчерашнего.

Понятно, что взгляды, настроение народа можно формировать только на достижениях выполнения прошлых недостатков и трудностей. Нельзя не учитывать этого. Только на этой основе можно достичь новых достижений. У нас сейчас фактически ничего нет, всё надо начинать заново, проложить тот путь, по которому можно идти твёрдо и уверенно. Надо сосредоточить усилия экономистов и хозяйственников на конструктивной разработке методов и средств достижения наших ближайших и перспективных задач.

Следовательно, президентские выборы 2020 г. по сравнению с прошлыми выборами показали, что произошла определённая консолидация нашего общества, что серьёзное поражение понесли некоторые политические фигуры в этих выборах в результате пассивной поддержки их со стороны общественно-политических сил. Эти обстоятельства полностью учитывал автор данной статьи при формировании многих своих выводов по отношению к Президенту Аслану Бжания и Премьер-министру Александру Анкваб. Уже ныне дела идут в лучшую сторону и в этом нет сомнения. Факты говорят о том, что Аслан Бжания стал склоняться к проведению мероприятий, направленных на ослабление напряженности в обществе. С первых дней президентства Бжания столкнулся с необходимостью обеспечения активности всего абхазского общества и народа.

Однако убедить всю массу населения практически невозможно, т.к. позитивные результаты у нынешнего руководства ещё впереди. Каждый из этих деятелей к этому времени уже успел сделать серьёзные заявления в деле улучшения экономической жизни трудящихся Абхазии. Они приняли близко к сердцу эту проблему как определённый долг перед всеми трудящимися нашей страны.

Считаю, что никто не может позволить себе помешать Президенту и Премьер-министру, пытающихся сделать то, ради чего они были избраны. Возможно, будут политики, которые не могут согласиться с каждой деталью их программы, но если мы выступим против неё в целом, то это плохо для всей страны. Все проблемы следует решать в спокойной обстановке.

Политику нового руководства страны следует расценивать как новую свободу, новый курс и новые рубежи, политику новой надежды. Ведь надежда – это уверенность в осуществлении намеченных задач, разработанных сознательно.

Мои личные убеждения и видения, которые я цитирую, являются убеждениями и видениями всего нашего народа. Они являются объективными результатами президентских выборов 2020 года. Могущественные личности Аслана Бжания, Александра Анкваб и их команды являются предварительными успехами нашей страны. У нас на сегодняшний день нет таких личностей, как не было их во время войны, кроме как личность Владислава Ардзинба. Нам необходимо как и тогда, чтобы каждое звено государственных ветвей власти, государственных органов, как в центре и на местах, все общественно-политические организации, все идеологические учреждения, наука, средства массовой информации, каждый человек были единым инструментом, чтобы как в музыкальном инструменте работала каждая струна, которых надо держать строго и в постоянном напряжении. И это есть как раз то самое, которое мы называем единством общества и народа.

Так уверенно пишу не потому, что я ясновидящий, а просто хорошо знаю наших новых руководителей – Аслана Бжания и Александра Анкваб как людей мудрых и опытных работников, страстных и вместе с тем проявляющих самообладание, выдержку и хладнокровие. Они всегда стремились к одной заветной цели – верно служить своему народу. Эти их человеческие качества дают мне основания предвидеть, что у нас будет все хорошо.

Владимир Пилия, государственный и общественный деятель, публицист

Газета "Республика Абхазия"

 

Известный абхазский политик Сергей Шамба 27 июля был назначен указом президента Республики Абхазия секретарем Совета безопасности. Занимавший ранее посты премьер-министра и министра иностранных дел, до последнего назначения бывший депутатом Народного собрания, новый глава Совбеза согласился ответить на вопросы радио «Эхо Кавказа». В беседе был затронут широкий круг тем – пандемия и борьба с преступностью, диалог с Грузией и Западом, отношение к абхазским НПО, паспортизация в Галском районе, продажа недвижимости и добыча нефти.

– Сергей Миронович, на ваш взгляд, какие угрозы безопасности сегодня существуют для Абхазии, и в чем вы их видите – какие угрозы внутренние и какие внешние?

– Внутренние угрозы у нас связаны с тем, что нужно больше внимания сейчас сосредоточить на защите безопасности граждан. Это и борьба с преступностью, и угрозы, которые сейчас исходят от этой пандемии, которая захлестнула весь мир, это и продовольственная безопасность, защита прав личностей. Все вопросы нашей внутренней политики в той или иной степени связаны с вопросами безопасности.

– Если говорить о пандемии, как вы восприняли открытие границы? Для безопасности и здоровья граждан – это позитивное решение или не очень однозначное?

– Неоднозначное, конечно, потому что у нас почти поровну разделилось мнение в обществе – на тех, кто за открытие, и тех, кто против открытия. Но, учитывая все-таки, что значительная часть нашего населения целый год ждет, когда наступит курортный сезон, потому что от этого зависит благополучие их семей, мы пошли на то, чтобы, несмотря на риски, которые в этом плане существуют, открыть границу. Также это было связано с тем, что весь этот период, когда был пик пандемии в мире, у нас была более или менее благополучная ситуация. Сейчас больше случаев заболевания выявляется, но пока это не связано с открытием границы. То, что мы сейчас имеем, связано с нашими внутренними проблемами. Будем ждать, когда появятся вакцины и лекарства. Я думаю, мы не можем изолироваться от всего мира, и то, что переживет все человечество, наверное, переживем и мы, просто нам нужно лучше готовиться к этому, больше внимания уделять нашему здравоохранению. Это тоже был сигнал – то, что произошло.

– Сергей Миронович, у нас такая ситуация сложилась, что единственного врача, который заболел коронавирусной инфекцией в тяжелой форме, увезли лечиться в Грузию. Как вы оцениваете готовность нашей медицины помочь тем, кто будет нуждаться в помощи?

– Ну, видите, опять же это связано с тем, что у нас не было таких сложных случаев до сих пор. А то, что произошло, – это сигнал на будущее. Я думаю, что из этого специалисты должны извлечь урок и искать уже новые пути лечения больных.

– Вы сказали, что одна из внутренних угроз – это безопасность населения. Вы имели в виду криминогенную ситуацию? Есть у вас видение, что нам нужно делать, все ли делается достаточно на данном этапе, и что нам делать, чтобы изменить ситуацию?

– Президент Аслан Бжания во время своей предвыборной кампании акцентировал внимание именно на том, что нужно начать борьбу с криминалом, потому что экономика может развиваться, только если будут инвестиции, инвесторы не могут прийти в условиях, когда нет надлежащей безопасности – все это взаимосвязано. Поэтому я тоже считаю, что первостепенная задача – это навести порядок. За последние несколько лет был такой всплеск преступности, что отпугнуло многих инвесторов, потому что было несколько случаев, связанных с российскими инвесторами, и это повлияло не только на то, что они отказались вкладываться в Абхазию, но и начало портить отношения с нашим стратегическим союзником – Российской Федерацией. Сейчас, мне кажется, это очевидно для нашего общества, что решительная борьба в этом направлении ведется, и я считаю, что нужно усиливать эту работу. И здесь речь идет не только об уличном криминале. Одна из главнейших задач – это борьба с коррупцией, если мы не будем наказывать людей, которые воруют большие деньги, а сосредоточимся только на тех карманниках, которые воруют в троллейбусах, это не будет понято обществом, и это будет неправильно.

– Как вы оцениваете низовую инициативу граждан, которые пытаются добиться принятия закона о декларировании доходов и расходов госслужащих и депутатов?

– Я всецело поддерживаю эту инициативу, потому что это один из важных факторов: если мы говорим о необходимости бороться с коррупцией, то мы должны принять эти законы, и люди, которые находятся на государственной службе, должны быть понятны и прозрачны, а их доходы и расходы должны быть известны обществу. Так что я здесь поддерживаю всецело эту инициативу и надеюсь, что это будет принято в свое время. Мы настроены на то, чтобы начать решать все вопросы, которые накопились за эти годы.

– Какие из этих вопросов наиболее острые?

– Есть много вопросов, которые не были решены, потому что внутри нашего общества между политическими силами трудно находить консенсус, его почти нет, и вся внутриполитическая деятельность, с моей точки зрения, чаще всего носит иррациональный характер: если власть, скажем, говорит, что это белое, то оппозиция обязательно скажет, что это черное. Это было и раньше, это есть и сегодня. В этом ничего полезного для нашего государства, для развития нашего общества нет. Напротив, это то, что тормозило все эти годы наше развитие. Одна из главных, может быть, задач – я намерен сосредоточиться на этой деятельности, – нужно найти способы преодолеть эту проблему иррационального подхода к нашим внутриполитическим и внешнеполитическим вопросам. Нужно начать диалог, чтобы приблизить стороны к консенсусу. Я, например, раньше всегда был сторонником того, чтобы в парламенте превалировала оппозиция, потому что считал, что это дает возможность исполнительной и законодательной власти найти консенсус по многим вопросам. Это сняло бы напряжение в обществе и привело бы к тому, что проблемы обсуждаются в парламенте, а не на улицах и площадях. Но, к сожалению, сегодня все политические силы у нас пытаются исходить из каких-то своих личных интересов и амбиций, а не из интересов общества.

– Будучи депутатом, вы предлагали закон о продаже недвижимости иностранным гражданам. На сегодняшний день как вы видите место этого вопроса в нашей внутриполитической повестке?

– Я не только в этом вопросе, но и во многих других вопросах, где у нас есть запреты, вижу, что там, где есть запреты, обязательно начинается какая-то подпольная, «серая» экономика и криминал. В наших условиях, когда достаточно слабая правоохранительная система, с этим бороться было практически невозможно. Мы прекрасно знаем, какие существовали «серые» схемы, чтобы люди могли купить недвижимость в Абхазии: для этого приобреталось незаконным путем гражданство Абхазии, что тоже, в свою очередь, порождало коррупцию. Люди находили разные схемы, потом это превращалось очень часто в то, что людей, которые покупали дом, обманывали, начинались тяжбы, и все это происходит до сих пор. Я говорил о том, что нужно найти выход из этой ситуации и извлечь пользу.

Если мы будем продавать недвижимость, как это сделать – это другой вопрос, я же об этом тогда не говорил, тут можно находить выходы. Не предоставляя гражданство, очень многие страны, благодаря притоку людей и их капиталов, извлекают из этого процесса выгоду. Я не вижу в этом ничего страшного. Можно было бы многие вопросы решить: например, если мы разрешаем торговлю первичным жильем и ставим условие, что какая-то часть – процентов 23-30 – должна выделяться муниципалитетам, городским администрациям, чтобы они могли решать вопросы людей, которые стоят в очереди на жилье, из этого можно было бы извлечь пользу. Если бы люди, которые имеют жилье в Абхазии, приезжали сюда, покупали товары, оставляли здесь деньги, – разве это не выгодно для Абхазии? Я считаю, что этот вопрос надо решать.

– Озвучьте те угрозы, которые на данный момент вы видите со стороны окружающего нас внешнего мира.

– На протяжении многих лет наша главная угроза исходила от Грузии. Мы до сегодняшнего дня в Женеве пытаемся договориться о необходимости подписания соглашения о мире, но этого не происходит в течение многих лет, потому что грузинская сторона считает, что это будет межгосударственный договор, и тем самым в какой-то степени признание Абхазии как равноправного партнера в переговорном процессе. Но я должен сказать, что в 1997 году, когда Владислав Ардзинба по инициативе (Евгения) Примакова посетил Тбилиси, я был в этой делегации – тогда был подписан в Тбилиси меморандум о том, что стороны отказываются от применения силы и даже от угрозы применения силы. Так что такой документ, который подписали два президента – (Эдуард) Шеварднадзе и (Владислав) Ардзинба – существует. Это – во-первых.

Во-вторых, после событий 2008 года и признания независимости Абхазии, подписания договора с Российской Федерацией у нас с Россией сегодня стратегический союз, и это дает нам хорошие гарантии безопасности, поэтому угроза со стороны Грузии перестала быть настолько актуальной, насколько она была все эти долгие годы после войны. И то, что было в 1998 году, дестабилизация ситуации в Галском районе, вторжение сюда вооруженных грузинских подразделений, то, что на территории Галского района действовали отряды «Лесные братья» и «Белый легион», террористические диверсионные группы и т.д., то, что происходило в верхней части Кодорского ущелья, – все это мы преодолели. Сегодня такой угрозы мы не видим со стороны Грузии. А дальше все угрозы, связанные с сохранением нашей государственности, нашего суверенитета, лежат внутри политической плоскости. Сохранению и упрочению нашей независимости и государственности могут помешать наши внутриполитические взаимоотношения – неспособность находить консенсус и отсутствие понимания того, что нужно все-таки рационально подходить к решению вопросов, имеющих общенациональный, государственный характер. Есть вопросы коренного характера, где невозможно говорить о компромиссах, – это сохранение нашего государства, независимого, демократического и суверенного. Здесь компромиссов быть не может. Во всех других вопросах, которые мы внутри обсуждаем, мы должны находить компромисс.

– Сергей Миронович, не так давно Аслан Георгиевич Бжания, выступая публично, сказал о том, что «нам нужен диалог с Грузией». С вашей точки зрения, что имелось в виду – нужно ли строить какие-то отношения с Грузией, и если нужно, тот как?

– Я сам неоднократно говорил о том, что нужен диалог, потому что совершенно очевидно, что есть целый ряд неразрешенных проблем между Абхазией и Грузией. А когда есть проблемы, нужно разговаривать, чтобы их решить. Я очень часто слышу как те, кто против такого диалога, говорят: «нет, пускай нас признает Грузия», «нет, пускай то сделают, это сделают», но для того, чтобы этого достичь, нужно разговаривать, переговоры нужны.

Я много лет был дипломатом, поэтому знаю, что любую проблему нужно решать путем диалога. Некоторые сложные вопросы можно десятилетиями решать, но у нас много потерянно времени. Однозначно, что мы с Грузией соседи, у нас соседи – Россия и Грузия, нам предначертано судьбой наши взаимоотношения определять.

Да, была война, но в нашей истории было много случаев, когда была интервенция со стороны Грузии на территорию Абхазии, была интервенция со стороны Абхазии на территорию Грузии – всякое было в нашей истории. И это не только в истории взаимоотношений Грузии и Абхазии, но и во всем мире – посмотрите, в той же Европе, я уже неоднократно об этом говорил и приводил пример, все страны воевали между собой, и кровавые войны были, но сегодня они живут дружно и развиваются прекрасно. Поэтому все время жить во вражде невозможно. Забывать мы не можем нашу историю – война… мы прекрасно знаем, кто был в этом повинен, как все это произошло, но эта страница уже перевернута, нужно думать о будущем, о наших детях. Мы не можем воспитывать молодое поколение в ненависти, этого нельзя делать, это разрушает душу молодых людей. Это все прошло, значит, надо думать о том, как выстроить дружественные отношения.

– Если диалог нужен, то какие вы видите направления, с которых можно было бы начать?

– Я бы начал все-таки с неформальной дипломатии, неправительственных организаций. Такие контакты, очень интенсивные, были даже при Владиславе Ардзинба. Были Шляйненгский процесс и разные другие встречи на разных уровнях – встречались общественные деятели, иногда государственные деятели участвовали в таких неформальных встречах. Можно с этого начать и постепенно определить темы, которые требуют обсуждения, – их немало. Те люди, которые говорят, что, «нет, не надо разговаривать», забывают, что у нас есть диалог. Я не говорю сейчас даже о Женевских встречах – вот, пожалуйста, ИнгурГЭС – это же наша общая проблема, и постоянные контакты есть между сторонами.

Я много раз говорил, что надо узаконить нелегальную торговлю, которая через реку Ингур у нас происходит, но многие выступали против. А недавно в парламенте была встреча, в которой участвовали все политические партии, встреча была с депутатами, и те аргументы, которые я приводил, получили поддержку большей части присутствующих, в том числе, и оппозиционных политических партий.

– Что это были за аргументы?

– Это реально происходит, просто запреты ничего не дают, весь поток идет мимо нашего бюджета, и на этом наживаются люди. Это было в течение многих лет, и против выступали именно те влиятельные силы, которые пользовались тем, что у нас дыра на границе. Мы помним прекрасно, как из Абхазии в Грузию шли потоки нефтепродуктов, бензина, потому что у нас он был дешевле, туда шли сигареты, туда сегодня идут орехи. Оттуда идет контрабанда – это можно увидеть в магазинах и на рынке. Как это происходит? Почему бы не установить таможенный контроль на границе и не узаконить все это?

Я не говорю о том, что нужно договор с Грузией заключить о торговле, межгосударственный – это нереально сегодня, сама Грузия на это не пойдет, но мы можем на границе брать необходимые налоги с тех товаров, которые оттуда идут или отсюда туда идут. Вот о чем я говорил.

– В общественном мнении мы видим негатив по отношению к абхазским неправительственным организациям, звучат даже призывы принять закон «Об иностранных агентах». Непонятно, на каком основании их часто обвиняют в том, что они сдают какие-то национальные интересы. Я знаю, что у вас всегда были контакты с неправительственными организациями – какова ваша позиция в вопросе абхазских НКО?

– Я считаю, что такое отношение – это зеркальное отражение того, что происходит в России. Да, там среди многих неправительственных организаций есть такие, которые приносят пользу, а есть такие, которые работают не на интересы государства, а на интересы каких-то внешних сил. Переносить эту ситуацию на Абхазию – это совершенно необъективный подход, потому что, во-первых, всех людей, которые в этом участвуют, мы знаем прекрасно, все они патриоты Абхазии. Я всех их прекрасно знаю и, будучи министром, поддерживал их в этом диалоге, потому что и тогда считал, и сейчас об этом говорю: нужен диалог не только на правительственном уровне, но и на неформальном уровне тоже – это очень полезная и важная вещь. Другое дело, если бы мы знали, что есть такие организации, которые работают не в интересах нашей страны, а в интересах других каких-то стран, тогда, конечно. Но я таких, честно говоря, не знаю. Если таковые есть, пусть называют, кто это такие. Есть для этого спецслужбы, которые должны определять. А так, огульно говорить и всех называть какими-то там агентами, – я бы не стал советовать вообще это делать, это тоже один из вопросов, который раскалывает наше общество.

– Как вы видите контакты с западным миром – они нужны Абхазии, должен быть этот вектор в нашей внешней политике?

– Несомненно. Мы – государство независимое и должны иметь полноценную внешнюю политику. Сегодня нас признала Россия, это очень важно для нас. Россия – огромная страна, где мы можем все свои интересы, если говорить об экономике, решить. Но наша задача – строить отношения со всем миром, мы должны быть признаны мировым сообществом. Для того чтобы мы были признаны мировым сообществом, мы должны показать, что на самом деле заслуживаем этого, что мы демократическое государство, что мы развивающееся государство, что мы хотим соответствовать тем ценностям, которые приняты в цивилизованном мире.

Поэтому всякие наши неконструктивные действия не могут нам придавать привлекательный имидж, они только создают нам отрицательный имидж, но мы еще не созрели, не дозрели до такого признания. Мы говорим о том, что не нужен диалог, не нужно разговаривать, мы агрессивно себя ведем, я не раз слышал от некоторых, что наша политика должна быть агрессивной. Я считаю, что наша политика должна быть дружелюбной, мы должны показать, что мы страна мирная, миролюбивая и хотим быть дружественными со всеми соседями. Когда мы показываем, что не способны с соседями разговаривать, то как мы можем ожидать, что нас и другие какие-то страны будут понимать, если они видят, что мы не можем с соседями договариваться. Наша внешняя политика должна быть направлена на то, чтобы как можно больше стран признавали Абхазию. Если мы хотим чего-то добиться, сначала нужно разговаривать, устанавливать диалог, определенная работа должна быть проведена – вот это задача внешнеполитического ведомства.

– Паспортизация жителей Галского района – им сначала выдали паспорта, потом их лишили этих паспортов. Как вы оцениваете всю эту ситуацию и как, по-вашему, сегодня Абхазия должна решать эти вопросы в Галском районе?

– Непростая ситуация. Я понимаю отношение к выдаче абхазского гражданства жителям Галского района, потому что она была основана на том, что эти люди имеют гражданство Грузии, а у нас с Грузией не предусмотрено двойное гражданство. У нас с Россией, кстати, еще не подписано соглашение о двойном гражданстве, но там у нас есть все-таки какие-то договоры и есть другие взаимоотношения. А с Грузией этого ничего нет. Я понимаю, когда этот вопрос был поднят… Здесь такая амбивалентная тема.

Если мы начнем копаться, кем были когда-то их предки, мы ничего хорошего из этого не извлечем и никогда не разберемся в этом вопросе
Вместе с тем, мне кажется, что мы не должны этих людей отталкивать, потому что это в большей степени коренные жители Абхазии, одного из районов Абхазии – Самурзакана, ныне Галского района, – и нам нужно как-то все-таки решить вопрос их гражданства в Абхазии. Сегодня они имеют права на вид на жительство, но я думаю, что это для них оскорбительно, потому что их предки жили на этой земле, многие из них были когда-то абхазцами. Я не сторонник того, чтобы в этом копаться, потому что если мы начнем копаться, кем были когда-то их предки, мы ничего хорошего из этого не извлечем и никогда не разберемся в этом вопросе. Расовый подход вообще неприемлем в цивилизованном обществе, и тем более у нас, где такое смешанное население, такой разговор, такая тема вообще не должны присутствовать. Надо, мне кажется, все-таки разбираться с их гражданством в Абхазии.

– А как разбираться?

– Сейчас я вам скажу: в демократическом мире ты можешь иметь какое угодно гражданство. Если нет межгосударственного договора о двойном гражданстве, остаются неопределенные вопросы службы в армии или голосования, а так, ты можешь иметь гражданство какой хочешь страны, просто эти вопросы не будет урегулированы. Поэтому зацикливаться на том, что они имеют грузинское гражданство, я думаю, все-таки неправильно. Мы не должны отталкивать этих людей, мы должны их абсорбировать в абхазское общество, мы должны их сделать полноценными гражданами нашей страны, чтобы они болели за интересы нашего государства, чтобы они участвовали в строительстве государства, чувствовали себя гражданами Абхазии, а не изгоями на земле. Так мы будем иметь только «пятую колонну» - для чего нам это надо? Я считаю, что это неправильный подход, все люди, которые здесь живут у нас, на нашей территории, должны быть гражданами этой страны. Я не имею в виду гастарбайтеров, которые приезжают временно, чтобы заработать и уехать. Я имею в виду тех, чьи предки здесь родились, кто сами здесь родились, живут и работают – они должны быть полноправными гражданами государства и должны вместе с нами участвовать в строительстве этого государства.

– У нас есть еще такой актуальный вопрос добычи в Абхазии нефти. Вот куда вы его относите – к внешним угрозам, может быть, вообще не к угрозам? Какова ваша позиция по добыче нефти?

– Угрозу можно создать на ровном месте, везде можно создать угрозу, а можно избегать этих угроз. Все зависит от того, как мы себя поведем. Что касается добычи нефти, тут сейчас идет период изучение – есть она или нет. Если она есть, то я считаю, что, конечно, этот ресурс нужно направить на благосостояние нашего общества. Те договоры, которые я сегодня видел, надо пересматривать. Доходы от добычи нефти должны идти на социальные проекты. Я считаю, что должна быть создана государственная компания, в которой будут сосредотачиваться доходы от добычи нефти, и все эти доходы должны быть направлены на социальные нужды. Это наши недра, это всеобщее достояние, и поэтому все люди должны почувствовать пользу от добычи этой нефти.

– Сегодня у нас существует явное недоверие населения к власти, и это связано в первую очередь с коррупцией. Часто говорят о том, что все это разворуется. Если сегодня или завтра в том состоянии, в котором мы есть, начать добывать нефть, то все доходы уйдут по карманам отдельных людей, а народу ничего не достанется.

– Такие опасения понятны. Нельзя сказать, что они необоснованны. Вся наша предыдущая история показывает, что это имеет место на самом деле. Но мы же говорим о том, что новая власть пришла для того, чтобы преодолеть негативные уроки прошлого. Если мы со временем увидим, что и эта власть повторяет ошибки прошлого, ну, тогда, конечно, будет разочарование в обществе.

Тот договор, который сегодня есть, – это неприемлемый договор. Нужно, чтобы власть была прозрачной, открытой и понятной для общества. Всякие кулуарные, закрытые формы правления как раз и приводят к тому, что люди прекрасно видят, что зачастую многие представители власти действуют исключительно в своих собственных интересах, а не в интересах общества. Это то, с чем мы должны бороться. В этом я вижу свою задачу на этом месте.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Комментарии Пресс-службы РПП ФНЕА
к дискуссии в Парламенте РА по вопросам внешней политики , состоявшейся 24.07.2020 г.

В Народном Собрании-Парламенте РА состоялись слушания по вопросам внешней политики, в частности, взаимоотношений Республики Абхазия с Республикой Грузия. Дебаты были организованы по инициативе Общественной ветеранской организации «Аруаа», ранее официально и публично обратившейся к руководству Парламента с подобной просьбой и предложением.
В обсуждении приняли участие руководители партий и общественных организаций «Форум народного единства Абхазии», «Единая Абхазия», Народной партии Абхазии, партии «Апсны», «Аитаира», «Аинар «,«Народный фронт», и др. общественно-политических структур, кроме партии «Амцахара».

Руководство «Аруаа» в лице ее председателя, ветерана Отечественной войны народа Абхазии Т.Гулиа выразило благодарность Парламенту за предоставление этой площадки. Оно надеется на расширение формата слушаний с вовлечением экспертов, парламентариев, представителей внешнеполитического ведомства Абхазии. С предложениями «Аруаа», изложенными в ее письме руководству Парламента РА, участников дискуссии ознакомил председатель Парламентского комитета по международным, межпарламентским связям и связям с соотечественниками, депутат А. Логуа, который вел заседание. Слушания проходили в рамках данного профильного комитета.

«Аруаа» озвучила перечень наиболее актуальных вопросов, требующих анализа и оценки. В их числе: необходимо ли принятие внешнеполитической доктрины нашего государства, в которой будет отмечено, что Грузия дважды в течение 20-го столетия совершала против абхазского народа акты, квалифицирующиеся как геноцид, и заслуживает ли это осуждения решением Парламента РА? Следующим вопросом, предложенным «Аруаа» вниманию участников слушаний является целесообразность обращения Парламента Абхазии в Госдуму РФ с просьбой признать геноцид народа Абхазии со стороны Грузии. Исходя из вышеизложенного, «Аруаа» предлагает депутатам Парламента обязать Прокуратуру РА создать рабочую группу по сбору и систематизации преступлений против народа Абхазии. Также ставится вопрос о политической целесообразности торгово-экономических взаимоотношений с Грузией в контексте обсуждаемой ситуации. Не была обойдена вниманием необходимость ротации не менее двух абхазских депутатов в состав делегации, участвующей в Женевских дискуссиях. Были и другие вопросы, озвученные руководством «Аруаа». В связи с предложением о необходимости обращения в Госдуму по вопросу геноцида, депутат А.Логуа и др. участники дискуссии выразили мнение, что такой документ логичнее и целесообразнее было бы направить не только в РФ , но и парламентам ряда других государств, в первую очередь признавших Абхазию. Кстати, представитель партии «Айнар» А.Лагвилава заметил, что «по геноциду 19-века у нас есть постановление Парламента, а что касается многолетнего геноцида со стороны Грузии - у нас никакого документа нет…»

По широкому спектру вопросов, в обсуждении которых приняли участие Т.Гулиа, С.Шамба, А.Барцыц, Т.Надарая, Я.Лакоба, Л.Лакербая, В.Габния, А.Лагулаа, Л.Сакания, депутаты И.Гуния, Д.Ардзинба, Л.Ашуба, А.Джинджолия и др. были высказаны разные точки зрения. В целом было проявлено общее взаимопонимание в том, что обсуждение непростых вопросов внешней политики, обладающих стратегическим значением для Абхазии, имеет позитивный смысл. Это - своеобразная общественная экспертиза, как говорится, глас народа. Проблемы, выдвигаемые Общественной организацией «Аруаа», достаточно остры и актуальны. Лидеры партий, в принципе, не возражая против их обсуждения, в то же время высказали по ним различные оценочные суждения. Что касается, в частности, вопроса торгово-экономических взаимоотношений Грузии и Абхазии, то здесь наблюдается еще более глубокое расхождение взглядов. Одни считают, что такие отношения возможны при определенных условиях, другие категорически исключают подобную постановку вопроса до признания Грузией независимости и государственного суверенитета Абхазии, возмещения колоссального ущерба, которая она нанесла нашей государственности, экономике, социальной сфере, культуре, науке и.т.д.

Принимавший участие в дискуссии министр иностранных дел Абхазии Д.Кове одобрил идею разработки и принятия внешнеполитической доктрины с участием представителей всех политических партий и общественных организаций. Председатель партии «Единая Абхазия» С.Шамба констатировал в своем выступлении, что такая доктрина была, ее необходимо обновить с учетом времени и новых реалий. Д.Кове также отметил, что внешнеполитический курс нашего государства остается неизменным - это достижение широкого международного признания Абхазии. Что касается Женевских дискуссий, то главным на этих переговорах остается вопрос подписания документа о неприменении силы, хотя пока конкретных результатов нет.

В дебатах принял участие председатель Республиканской политической партии «Форум народного единства Абхазии», ветеран Отечественной войны народа Абхазии А.Барцыц. Он также выразил поддержку идеи обсуждения различных аспектов внешнеполитической деятельности нашего государства в формате парламентских слушаний. По проблематике грузино-абхазских взаимоотношений, на его взгляд, не должно быть никаких игр, имитаций диалога. Была жесточайшая война, агрессия, наш народ определился со свои выбором, пока нет признания нашей независимости, международного соглашения о неприменении силы, фактически мы находимся в состоянии войны с Грузией. И в этих условиях, не имея никаких реальных оснований в плане признания и мирного договора, зная о реваншистских настроениях грузинской стороны, поднимать вопрос о налаживании торгово-экономических взаимоотношений - это позиция, противоречащая и нашей идеологии, и всем нашим политическим и конституционным завоеваниям. И не должно быть никаких прямых переговоров с Грузией без участия нашего союзника и стратегического партнера, Российской Федерации, признавшей нашу независимость. «Есть Женевский формат переговоров. Любые вопросы, какие бы они ни были сложные, два государства должны обсуждать только в их официальных рамках. Мы всегда должны помнить, что Грузия проводила в отношении абхазов откровенную политику геноцида. Многие вопросы наши коллеги из «Аруаа» ставят правильно, открыто, без сглаживания острых углов. Примечательно, что их позиция нашла понимание и поддержку со стороны лидеров других партий и общественных организаций. Мы не можем ставить под сомнение ценности, завоеванные ценой огромных жертв… ( свою точку зрения А.Барцыц озвучил на абхазском языке).

Участники дискуссии одобрили в целом предложения по дальнейшему обсуждению комплекса внешнеполитических проблем, приняли за основу предложения ветеранской организации «Аруаа», по необходимости с их выносом на более широкий круг парламентариев и последующей выработкой рекомендательных предложений. Во встрече принимал участие спикер Народного Собрания-Парламента Абхазии В.Кварчиа.

 

В комитете Парламента по международным, межпарламентским связям и связям с соотечественниками прошли слушания с участием политических партий и общественных организаций Абхазии.

Какие вопросы обсуждали на встрече, и что вызвало разногласия у присутствующих, читайте в материале Sputnik.

Парламентские слушания были организованы по инициативе общественной организации ветеранов Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов "Аруаа", которая вынесла на обсуждение темы, касающиеся отношений Абхазии и Грузии.

Бадрак Авидзба, Sputnik

Что обсуждали

Открывая встречу, председатель парламентского комитета по международным, межпарламентским связям и связям с соотечественниками Астамур Логуа заметил, что в стенах Народного Собрания ни раз звучали мнения о том, что пора поднять вопрос о современной внешней политике республики.

"В ближайшее время в Парламенте будет встреча с президентом, но перед этим мы бы хотели послушать мнения политических партий Абхазии, мы пригласили всех, и я вижу что большинство откликнулось на приглашение", - подчеркнул парламентарий.

Для обсуждения депутатами Парламента и представителями политических и общественных организаций "Аруаа" вынесла восемь тем:

Необходимо ли принять внешнеполитическую доктрину, где будет указано, что Грузия дважды в течение ХХ века совершила геноцид против абхазского народа, и подвергнуть этот факт осуждению в Парламенте.

Считают ли участники слушаний, что Парламент Абхазии должен обратиться в Госдуму России с просьбой признать геноцид абхазского народа со стороны Грузии.

Считаем ли мы, что Грузия должна возместить материальный ущерб, нанесенный Абхазии во время войны 1992-1993 годов.

Возможно ли принятие постановления парламента, обязывающее генпрокуратуру страны создать рабочую группу по сбору и систематизации преступлений против народа Абхазии и государства для предоставления в Госдуму.

Возможны ли торгово-экономические взаимоотношения с Грузией в данной ситуации.

Считаем необходимым включать в состав делегации Абхазии участвующая в Женевских дискуссиях не менее двух депутатов парламента с их ротацией.

Считаете ли необходимым в ответ на принятый правительством Грузии санкционный список Отхозория-Татунашвили в отношении к гражданам Абхазии, как ответную меру принять список Сигуа-Хишба-Муратия предложенный "Аруаа".

Можем ли мы принять соглашение с Россией, где выдача гражданства в упрощенной форме будет зеркальным.

Астамур Логуа заметил, что в письме "Аруаа" есть пункты, которые уже обсуждались депутатами Парламента. В частности речь шла о внешнеполитической доктрине и необходимости ее пересмотра.

Он предложил высказаться по этому вопросу присутствующих и выработать общее видение. Что касается обращения по поводу признания геноцида абхазского народа, то Логуа высказал непонимание, почему речь идет только о Госдуме России.

"Есть и другие страны, которые признали независимость нашего государства, почему не обратиться и к ним", - сказал депутат.

Затем Астамур Логуа предоставил слово министру иностранных дел страны Дауру Кове, который высказал свои соображения по поводу поднятых тем.

"Я согласен с тем, что нам давно необходимо принять внешнеполитическую доктрину, это необходимо и уверен, что в работе над ней должны принять участие представители всех политических партий и организаций, в первую очередь ветеранских", - отметил глава внешнеполитического ведомства.

По его словам, внешнеполитический курс республики остается неизменным – достижение широкого международного признания независимости Абхазии.

"Сегодня единственная площадка, где идет переговорный процесс, это Женевские дискуссии, где мы также представлены. Конечно, мы слышим различные мнения, многие ожидают конкретных результатов, как вы знаете, основной вопрос на переговорах – подписание соглашения о неприменении силы", - сказал глава МИД.

Председатель политической партии "Единая Абхазия" Сергей Шамба поддержал идею создания доктрины по взаимоотношению с Грузией.

"Такая доктрина у нас была, но время идет, нужно возобновлять доктрину, здесь никаких противоречий по этому вопросу нет", - подчеркнул он.

Про гражданство

Одной из тем обсуждения стал вопрос упрощенной выдачи гражданства России жителям Абхазии. Представитель политической партии "Айнар" Адгур Лагвилава попросил представителей "Аруаа" уточнить восьмой пункт.

"У нас есть договор о стратегическом союзе с Россией, в нем говорится, что российская сторона будет предоставлять гражданство гражданам Абхазии. На сегодня мы слышим, что этот вопрос можно легко решить за шесть месяцев по упрощенной форме. Этот вопрос решается пять лет и не решается, потому что по требованию Минюста России, если одна сторона предоставляет гражданство, то и ты зеркально должен предоставлять, в одностороннем порядке это не проходит. Если мы идем на то, чтобы также зеркально подписать договор, то тогда любой гражданин России, в том числе не менее 100 тысяч грузин, могут обращаться за получением гражданства, тогда и вопрос о продаже недвижимости вообще можно снять", - объяснил представитель организации "Аруаа" Темур Надарая.

Ясность в этот вопрос внес министр иностранных дел Абхазии Даур Кове, который отметил, что получение российского гражданства по упрощенной форме для жителей Абхазии не носит зеркального характера, то есть жители России не могут получить абхазское гражданство в упрощенной форме.

"Возможность подписания соглашения о двойном гражданстве длится очень долго, с 2009 года, с того времени было много предложений, были предложения российской стороны, которые корректировались нашей стороной. Что происходит на сегодняшний день: было предложение подписать два соглашения - первое о двойном гражданстве, и второе предусматривает механизм предоставления гражданства в упрощенном порядке. У нас были консультации, в том числе с министром иностранных дел России", - проинформировал дипломат.
В итоге было принято решение о том, что эти два соглашения будут приниматься в пакете.

"Речь не идет о зеркальном предоставлении гражданства, речь идет о возможности гражданам двух стран принимать гражданство другой стороны, но в строгом соответствии с законодательством страны. Если гражданин России хочет получить гражданство Абхазии, то ему предоставляется это право, но в соответствии с нашим законодательством", - сказал Кове.

Что касается получения гражданства России жителями Абхазии, то этот механизм на данный момент определяется, сообщил глава МИД страны.

Про геноцид и признание

Участники встречи обсудили вопрос геноцида абхазского народа. Представитель партии "Айнар" Адгур Лагвилава заметил, что абхазский народ трижды подвергался геноциду, в XIX веке и два раза в ХХ.

"По геноциду XIX века у нас есть постановление Парламента, что касается многолетнего геноцида со стороны Грузии у нас никакого документа нет", - подчеркнул он.

По его словам, вопрос безопасности Абхазии решен, в республике находятся российские войска, поэтому на данный момент более важен вопрос признания независимости республики со стороны Грузии.

"Если мы на уровне нашего государства, Парламента, признаем геноцид со стороны Грузии, это будет посыл в мир, что абхазы и грузины в одном государстве жить не могут. Не может народ, который подвергся геноциду, быть с народом, который его проводил, то есть это очень понятная и аргументированная позиция", - сказал Лагвилава.

Если будет решено, что необходимо принять обращение по поводу признания геноцида абхазов, то направить его нужно не только в Государственную Думу России, но и всему мировому сообществу, считает он.

По мнению Адгура Лагвилава, абхазская сторона в первую очередь должна требовать у грузинской стороны признания независимости республики.

Свое мнение по вопросу геноцида высказал и председатель партии "Единая Абхазия" Сергей Шамба. "Это, конечно, маловероятно, что Россия может принять такое решение, но учитывая, какое взаимоотношение сегодня есть между Грузией и Россией, учитывая, что Грузия признала геноцид кавказских народов, может быть удастся чего-то добиться", - сказал он.

Насчет возмещения материального ущерба со стороны Грузии, Шамба напомнил, что этот вопрос ставился после войны, в республике работала оценочная комиссия. "Они тогда посчитали ущерб в 200 миллионов долларов, велись переговоры, этот вопрос можно и сейчас поднимать", - заметил председатель "Единой Абхазии".

Возможны ли торговые отношения с Грузией

Пятый пункт документа, предложенный "Аруаа" для обсуждения, - "Возможны ли торгово-экономические взаимоотношения с Грузией в данной ситуации" оказался наиболее спорным.

"Я за торгово-экономические отношения с Грузией, но не в данной ситуации, когда грузы проходят не государственную границу, а административную, нашу границу они называют разделительной линией. Политика абхазского государства после признания нашей независимости ставит нам более глубокую задачу по ведению более агрессивной внешней политики по отношению к вражеской стране", - подчеркнул депутат Дмитрий Ардзинба.

При этом депутат считает, что необходимо ужесточить контроль на границе с Грузией, однако торговые отношения возможны, если грузинская сторона будет готова оформлять товары как межгосударственные грузы.

"Это будет элемент признания, а так проходить границу, как попало, нельзя", - сказал парламентарий.

Председатель общественной организации "Аруаа" Тимур Гулия подчеркнул, что Абхазия должна требовать признания со стороны Грузии.

На это спикер Парламента Валерий Кварчия ответил, что все послевоенное время из Грузии в Абхазию попадает контрабанда, по этой причине страна теряет налоговые поступления.

"Речь идет о том, как навести порядок на нашей стороне, либо конфисковать весь товар или же сделать так, чтобы государство что-то получало. На эту тему надо было говорить давно", - отметил спикер.

Сергей Шамба уточнил, что между Абхазией и Грузией не может быть подписан межгосударственной договор о торгово-экономических отношениях.

"Они не пойдут на это, это межгосударственный договор, речь идет о том, что фактическая торговля там идет уже 28 лет в ущерб нашему государству. Эту торговлю никогда не остановишь, потому что еще Карл Маркс сказал, что там, где можно хорошо нажиться, капитал никогда не остановить, он пойдет на любые преступления", - говорит Шамба.

По его словам, на границе по реке Ингур должна существовать оборудованная таможенная служба, которая будет взымать деньги.

"Вы говорите, как оформлять будут, а как оформляются грузы, которые идут из Турции. Мы не можем заключить торговое соглашение с Грузией", - сказал он.

Бывший, глава Галского района Темур Надарая отметил, что в 2016 году администрация сократила количество контрольно-пропускных пунктов, что сократило количество контрабанды из Грузии.

Депутат Илья Гуния отметил, что Абхазия выиграла войну, у нее есть граница с Грузией и ее нужно обустроить таким образом, чтобы она выполняла свои функции в соответствующем порядке.

Участники встречи пришли к общему выводу, что необходимо продолжить обсуждение тем, которые были предложены общественной организацией "Аруаа".

 

Страница 1 из 9