Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause
29 февраля 2020

Непринятый объект работает и платит налоги

Оцените материал
(0 голосов)

Расположенный в самом центре города галский хлебозавод был открыт в 2015 году. Предприятие предлагает к реализации 11 видов хлебобулочной продукции: хлеб – белый и серый, батоны, булочки. Завод оснащен современным оборудованием итальянского производства. Процесс изготовления хлеба – от теста до выпечки, занимает до пяти часов. При производстве используется мука высшего и второго сорта.

Галский хлебозавод встречает не ароматом свежеиспеченного хлеба, а запахом краски – в административных помещениях идет очередной косметический ремонт.

Ремонт сопровождает работу завода с самого дня открытия, уже в течение 5 лет. Акт о приеме помещений директор завода Жанна Адлейба так и не подписала.

“Ремонт сделан с большим браком. Во время стройки и ремонта я не раз приходила, указывала на то, что делается не по правилам. Но ко мне не прислушались. Было несколько комиссий, но ни одна так и не приняла построенный объект, так как были выявлены серьезные нарушения, и я тоже не подписала акт приема. Так пять лет и работаю, – рассказывает Адлейба. – Пожарной сигнализации нет, вентиляция не работает, во время работы летом открываем двери нараспашку. Установлены специальные печи итальянского производства, но вытяжка к ним подключена неправильно, не работает. Крыша текла так, что по стене между цехом и складом лился водопад. За свой счет сделала ремонт, но плесень и сырость остается, постоянно проветриваем и сушим помещения”.

На заводе есть генератор, но он не подключен, потому что его мощности не хватает на работу цеха. Так и стоит без дела, хотя за него заплачены большие деньги. Во время веерных отключений подстраивались под график, хлеб выпекали без перебоев.

Не сложилась история и с дорогим оборудованием: горячая и холодная вода по началу работала, потом насосы вышли из строя, отремонтировать их самостоятельно не получается. Все оборудование импортное, специализированное, его установили, но не настроили, пользоваться сотрудников не научили. Так и стоит в нерабочем состоянии.

“При этом оборудование очень хорошее, но нужно обучить работе на нем. Поэтому, например, мы не пользуемся автоматической резкой теста, аппарат не настроен и не дает точного результата, порционные куски получаются разного веса, с недовесом или перевесом. Мы не можем так работать, нужен точный вес каждого изделия, это нарушение правил. Поэтому работаем по старинке – пекарь отрезает кусок, взвешивает на весах. Так дольше, конечно, но надежнее”, – поясняет Жанна Адлейба.

“Строители так вывели канализацию, что мы до сих пор не можем разобраться с ней, – продолжает директор. – Однажды приходим на работу, а в коридоре по колено вода – поднялись сточные воды. По совпадению, в этот день приехал на инспекцию тогдашний министр экономики Давид Ирадян, в ужасе смотрел на все на это. Естественно, ни о какой приемке объекта не могло и быть речи. В другой день открываю двери – потолок в коридоре обрушился на пол, опять за свой счет делали ремонт”.

По словам руководителя, она неоднократно жаловалась во все инстанции, при всех министрах, все знают о таком положении, но предприятие продолжает работать в этих условиях.

“Я не хотела переходить сюда из старого помещения. Оно хоть и меньше размером, но там было все налажено. Меня просто заставили, говорили, что оборудование разворуют, помещение пустует… Я перешла, но акт не подписала, мне обещали, что все исправят, но все легло на наши плечи. Я уже готова все подписать, но что это меняет? Все равно это мои проблемы, весь ремонт идет за счет предприятия”, – разводит руками Адлейба.

Работая в таких условиях, галский хлебозавод, тем не менее, остается одним из самых крупных налогоплательщиков в районе. За 2019 год подразделение госкомпании «Абхазхлеб» заплатило налоговых отчислений на сумму двух миллионов рублей, внебюджетных выплат – на сумму более миллиона. Это тяжелое бремя для предприятия, существование которого зависит буквально от каждой проданной буханки. Прибыль в прошлом году составила 1,313 млн рублей. Удалось даже приобрести машину взамен старой.

Безвыходных положений не бывает, оптимистично считает директор, которой удается экономно и рационально вести хозяйство. За годы работы она привыкла рассчитывать только на себя, не дожидаясь помощи от госкомпании «Абхазхлеб», подразделением которой завод считается. Если раньше мукой обеспечивала госкомпания, то в последнее время приобретение сырья тоже стало заботой предприятия. Фактически, от государственного предприятия на галском хлебозаводе остались только налоги, вся остальная работа построена на хозрасчетных рельсах: самоокупаемость, самофинансирование, самоуправление… Здесь даже думали о том, чтобы стать частным предприятием, но для этого надо выкупить у государства оборудование, а это неподъемные деньги при существующих объемах продаж продукции.

Завод в Гале – это два небольших цеха, где выпекают хлеб и булочки. В среднем за месяц уходит около 600 кг муки. Зарплата сотрудников, как и работа всего завода, зависит от выработки. Если есть выпечка – зарплаты хорошие, но в зимний период, когда у населения меньше денег, выработка падает значительно. Бывает, что в магазинах даже отпускают в долг, понимая положение постоянных покупателей. Весной, к летним каникулам выработка становится больше. В этом году, по сравнению с прошлым годом, выпечка выросла, особенно в августе-сентябре.

На смену заступает 5 человек, работают слаженно и быстро. Условия созданы, технология отработана, рецептура выверена, только успевай делать свое дело, а после работы есть возможность принять душ и отдохнуть. Однако найти пекаря в булочный цех, к примеру, большая проблема – не каждый согласен работать ночью.

“У нас вообще огромная проблема с кадрами, люди не хотят работать, несмотря на то, что работа у нас сменная, выходит по 10 рабочих дней в месяц. Летом многие уезжают на заработки в Гагру, Пицунду, на Рицу, а каждого нового работника приходится обучать, если мы берем его буквально с улицы. При этом каждый квартал у нас – премиальные, каждый праздник – вознаграждения, доплаты за стаж, все, как у госслужащих, – рассказывает директор Адлейба. – Хотели ввести ржаной хлеб, но для его выпечки нужно мастерство пекаря, опыт, а он не появится у случайных людей”.

Хлеб реализуется в двух магазинах в Гале и на КПП «Ингур». Хотя в Очамчыре есть свой хлебозавод, но по просьбе жителей часть продукции отвозят туда. В Гал тоже привозят «чужой» хлеб – из Дранды, например, где выпускают более широкий ассортимент.

Раньше галский хлебозавод обеспечивал российских военнослужащих, чьи базы расположены в районе, тогда уходило до 3 тонн муки в месяц. Но потом они стали возить хлеб из Дранды, и местный завод потерял значительную часть реализации.

Самые большие конкуренты заводу – это частные хлебопекарные предприятия, которых немало появилось в районе в последнее время. Это частные пекарни, лавашные, которые выпекают небольшие партии хлеба, лаваша, сладкой выпечки и обеспечивают окрестных жителей. (Одна лавашная в среднем в день выпекает до 200 лавашей).

“Когда таких пекарен десяток, то и смысл в нашей работе пропадает, у нас и так на счету каждая буханка и булка проданная. Мы в села отправляем машину ради нескольких буханок, часто ничего не зарабатывая на этом”, – жалуется Адлейба.

“Понятно, что мы не можем запретить индивидуальным предпринимателям начинать свое дело. Мы не против частного бизнеса и предпринимателей, это нормально, если люди проявляют инициативу и открывают свой бизнес. Но мы за честную конкуренцию, – говорит Адлейба. – Мы платим все налоги, нас регулярно контролируют и проверяют, а частные предприятия работают практически без контроля, на свой страх и риск. Никто не контролирует их качество сырья, вес изделия, соблюдение технологических норм, ценовую политику… При этом частники не платят такие налоги, как мы, у них меньше расходов, они могут закрыться на время без ущерба. Они могут опускать цены, и, конечно, покупатель пойдет туда, где дешевле. У нас же цена фиксированная, я не могу изменять ее, не нарушая закон. Поэтому приходится подстраиваться под покупателей: уменьшили вес изделия, чтобы округлить стоимость для удобства, при этом оставаясь в пределах калькуляции, утвержденной министерством экономики.

Помочь предприятию могло бы постановление о том, чтобы бюджетные организации – детсады, школы покупали изделия на заводе, это была бы хорошая поддержка. Но многие детсады пекут хлеб сами, в школьных буфетах пользуются частными пекарями.

Несмотря на трудности, на заводе пробуют вводить новые виды изделий, изучают современный опыт. У покупателей, к примеру, есть запрос в диабетическом хлебе, но речь идет о совсем небольших партиях, в 10-20 булок, а вводить новую позицию не хватает ресурсов. На заводе придумали выпускать калачи с кунжутом, ввели его в ассортимент под названием «Галский».

“У нас сохраняется старая рецептура, еще советская, без использования химикатов, мы работаем по старинке, дедовским способом – соль, мука, дрожжи. Процесс приготовления к выпечке идет 5 часов, – делится Жанна Адлейба. – К нам приезжали с мастер-классами из Ростова-на-Дону, предлагали выпекать продукцию с использованием нового сырья и технологий. Весь процесс занимает 2 часа, это удобно и быстро. Но мы не согласились, потому что качество хлеба гораздо хуже. Хотя гарантия на хлеб дается 24 часа, наш хлеб не плесневеет, потому что мы стараемся использовать качественное сырье и соблюдаем технологию. Консультируемся с технологами, не стоим на месте и всегда думаем о том, кто покупает наш хлеб”.

Зоя Чача

газета “Мырзаканаа”

 

Нужная газета

 

Прочитано 1550 раз

Похожие материалы (по тегу)

1 Комментарий

Оставить комментарий