Наш канал в Telegram
Легкий роуминг
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Роуминг (супер роуминг)
Previous Next Play Pause
Газета "ЭХО АБХАЗИИ"
Газета "АҞӘА-СУХУМ"
Газета "НОВЫЙ ДЕНЬ"
Газета "АИДГЫЛАРА"
26 августа 2023

Натали Смыр: «Если мы уберем НДС, цена на нефтепродукты сразу снизится»

Кабинет министров распространил комментарий в связи с ситуацией на топливном рынке Абхазии. Правительство разъясняет, как формируются цены на топливо, и сетует на то, что «политически мотивированные круги не желают учитывать реальные обстоятельств», в частности, то, что в республике не хватает объектов хранения топлива. Звучат упреки в адрес оппозиции в том, что, будучи во власти, они не построили ни одну нефтебазу. Есть в этом комментарии и конструктив: там сказано, что «правительство готово незамедлительно рассмотреть и поддержать предложения оппозиционных организаций, которые способны решить проблему вне контекста сложившихся внешних рыночных реалий и вне политики». На этот комментарий ответил экспертный фонд «Аамта». Его председатель, экс-депутат парламента Натали Смыр поделилась своим видением ситуации и предложениями о том, как ее изменить.

– Натали, чем вызван ваш комментарий? Что в заявлении правительства было такое, что побудило вас ответить?

– Нас побудило дать ответ заявление пресс-службы кабинета министров. Я не могу понять, это официальное заявление кабинета министров или пост какого-то блогера из Фейсбука? Вот как лично я отношусь к этому: там сидит какой-то пасквилянт и пишет такие заявления, которые не соответствуют ни духу, ни характеру, ни сути того, что должен делать кабинет министров. В стране разразился топливный кризис, я считаю, что кабинет министров, как ветвь исполнительной власти, должен был четко объяснить, что явилось причиной и каковы пути решения данной проблемы. Ничего этого мы не видим в заявлении кабинета министров, мы видим только то, что во всем виновата оппозиция, которая все превращает в политику. И все. Для кабинета министров в какой-то момент становится неожиданным повышение, как будто снег на голову свалился. Но это же было предсказуемо, топливный кризис прямо пропорционален тому, что идет повышение цен на все жизненно важные товары, поэтому к этому надо было подготовиться пораньше.

 – Натали, если я вас правильно поняла, правительство не предлагает никаких путей для решения этой проблемы, но у вас есть предложение. Что вы считаете возможным сделать, чтобы успокоить возмущение людей и чтобы цены снизились?
 
– Сегодня правительство и руководство страны нам говорят, что рынок диктует цены, поэтому они выросли. Но мы же понимаем, что у нас есть свои методы регулирования цены, это прямая функциональная обязанность нашей исполнительной власти, в частности, Министерства экономики. Как можно регулировать цену? В первую очередь надо убрать НДС. Если мы уберем НДС, то цена на нефтепродукты сразу уменьшится как минимум на 5 рублей точно. Это уже будет ощутимый спад. У нас существует квота на ввоз нефтепродуктов, в эту квоту включили все виды нефтепродуктов – это бензин 100, 92, 95. Но ведь есть понятие социального вида топлива, это бензин 92, на который регулируется цена. Можно из этой квоты вычленить все виды бензина и оставить только 92. Мне кажется, что правительство в этом заинтересовано, хотя оно вроде бы напрямую с продажей топлива не связано, оно в некотором роде является аффилированным лицом и выгодополучателем. Как это происходит, скажите, пожалуйста? Из года в год у нас одно и то же. Сейчас мы предлагаем: уменьшите НДС, пусть парламент примет такое решение. В середине года нельзя менять ни доходную, ни расходную части бюджета, но ведь для этого у нас есть государство и исполнительная власть, она может выделить дотацию на сумму уменьшения НДС. Почему бы не сделать этого?
 

– Как влияет на ситуацию с ценами на топливо дефицит объектов хранения нефтепродуктов? И какая ситуация сложилась в этой области?

– В этой области происходит кошмар: очамчырской нефтебазы уже нет, а гудаутскую собираются продать. При этом они говорят, что у нас были бы запасы горюче-смазочных материалов по старой цене, но у нас нет возможности для хранения топлива. Вы меня простите, гудаутская нефтебаза готовится к продаже, а у нас получается, что государству негде хранить топливо. Скажите, это проблема сегодняшнего дня? А вчера этой проблемы не было? Есть понятие корпоративного сговора, когда идет умышленное банкротство, нанесение умышленного вреда. А потом мы говорим, что мы не можем купить необходимый объем горюче-смазочных материалов, так как нам негде их хранить, поэтому мы покупаем по мере необходимости, а цена каждый раз растет, что нам теперь делать? Вот такие объяснения звучат со стороны исполнительной власти.

– В чьих интересах эти объекты хранения продаются и закрываются? Какой в этом смысл?

– Это регулируется Министерством экономики, у нас также существует организация «Абхазтоп», где должны храниться горюче-смазочные материалы. Эта организация должна непосредственно участвовать в том, что происходит с ГСМ в стране, но всем занимаются в основном кабинет министров и Министерство экономики. Де-факто у нас существует якобы организация, но она не участвует ни в приобретении топлива, ни в чем, она просто предоставляет свои мощности для хранения горюче-смазочных материалов и получает за это определенную часть дохода, вот и все.

– Странная возникает ситуация, когда одни нефтебазы ликвидируются, но в то же время мы видим, что в непосредственной близости от реки строится большая новая нефтебаза. Как бы вы это прокомментировали? Зачем уничтожать одну нефтебазу и строить другую в этом же районе или в соседнем?

– Вот сейчас банкротится и разрушается нефтебаза, принадлежащая «Абхазтопу», но при этом отдается на откуп коммерческой организации возможность строительства новых хранилищ. В этом и заключается некий корпоративный сговор. Во всяком случае, мне это видится таким образом. На протяжении последних трех лет работы нынешней власти они всегда говорят, что государство плохой менеджер, не умеющий руководить, управлять, быть эффективным, поэтому надо обнулить все, что связано с государством. И при этом надо дать возможность заниматься этим коммерческим структурам, вот это сейчас и делается. А потом на рынке топлива у нас возникнут два-три собственника, они вступят в сговор, и результат будет налицо: они будут монополистами на установление цен в стране – вот и все, к чему мы идем, а государственные объекты мешают этому, поэтому их умышленно разрушают и банкротят.

– Тема топлива очень бурно обсуждается в социальных сетях, но, когда была объявлена протестная акция, люди на нее не пришли. Может быть, эта тема вообще не волнует людей?

– Насчет митинга по топливному кризису у меня складывается такое впечатление, что сама власть его инициировала, чтобы в очередной раз люди не собрались, чтобы лишний раз утереть нос оппозиции. Я бы хотела обратиться к нашему народу и сказать, что быть активным участником в Фейсбуке не всегда достаточно. Мы сейчас стоим на пороге больших перемен, на пороге принятия очень страшных и опасных для нашей страны законов. Возмущаться в социальных сетях недостаточно, надо принимать активное участие в том, что касается нашей страны.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Прочитано 4222 раз
Легкий роуминг
Роуминг 2023
Конструктор 2023
E-sim
Аквафон ЦО
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Тинькофф
Previous Next Play Pause
banner03
banner02
Previous Next Play Pause

Реклама на сайте

Нас читают и смотрят в Абхазии, России, Турции, странах СНГ и дальнего зарубежья
Рекламные баннеры разных размеров размещаем на любой срок на главной странице сайта, которые отображаются при переходе в любой раздел сайта.
При размещении баннера на более продолжительный срок от 7 месяцев и выше при единовременной оплате действуют предложения по ценам со скидкой.
Image
0
ПОДПИСЧИКОВ
Image
0
ПОДПИСЧИКОВ
Данные приведены на начало июня 2020 года.
Image
0
ПОДПИСЧИКОВ
Мы также предлагаем размещение вашей рекламной и справочной информации на наших аккаунтах в instagram, Одноклассники , Facebook.

По всем вопросам обращайтесь на эл.почту aiaaira2011@rambler.ru , а также в ЛС на наших страницах в социальных сетях INSTAGRAMFACEBOOK и ОДНОКЛАССНИКИ