Общественность Гагры недавно остро поставила вопрос рыбной путины. Речь шла о том, что лов рыбы производится с превышением квот и рыболовецкие сейнеры работают в запретной пятисотметровой зоне. Варварские способы лова приводят к уничтожению хамсы как кормовой базы разных видов рыбы и к нарушению экологии моря. Кабинет министров принял постановление, которое должно было усилить контроль за выловом рыбы, однако активисты считают, что оно не только не изменило ситуацию к лучшему, но, наоборот, увеличило квоту и число кораблей, занимающихся ловом рыбы в абхазской акватории.

21 декабря 2018 года в Абхазии началась рыбная путина, а 27 декабря первые сейнеры вышли в море. Семи рыбоперерабатывающим предприятиям кабинет министров выделил квоту на вылов хамсы в размере 27 тысяч тонн.

Размер квоты определяет Азово-Черноморский институт рыбного хозяйства совместно с Институтом экологии Республики Абхазия на основе изучения рыбных запасов и возможности их добычи без вреда для популяции.

Эта квота явно не устраивает производителей рыбной муки из хамсы, так как заводы могут быть рентабельными при получении на переработку не менее шести тысяч тонн рыбы.

Общественность ставит вопрос о том, что предприятия на самом деле добывают и перерабатывают намного больше, чем разрешенная квота.

Вторая проблема, которая возмущает общественность, – это нарушение кораблями-ловцами пятисотметровой зоны. Закон разрешает лов только за пределами этой зоны, это связано с тем, что у берега рыба отдыхает и нерестится, а также с тем, что кошельковые неводы в прибрежной зоне разрушают экологию дна. Ловля хамсы в этой зоне приводит к тому, что в сети попадают разные виды рыбы, в том числе, запрещенные к вылову.

На той неделе три корабля-нарушителя были арестованы в гагрской бухте, их судьба в настоящее время не известна.

5 февраля президент Абхазии Рауль Хаджимба провел совещание по вопросам усиления контроля за соблюдением правил вылова рыбы в ходе текущей рыбной путины. Речь шла о нарушении рыболовецкими предприятиями установленных правил, а именно, 500-метровой зоны, превышении установленных квот и вылове рыбы, неразрешенной к добыче.

Генеральной прокуратуре и Министерству внутренних дел было поручено в течение недельного срока провести необходимые проверки, по итогам которых будут приняты решения о привлечении кораблей-нарушителей к надлежащему виду ответственности, вплоть до уголовной.

Президент поручил администрации президента и кабинету министров в течение двух дней подготовить изменения в Постановление правительства, регламентирующее вылов рыбы, направленные на ужесточение мер ответственности нарушителей, ввести запрет на экспорт всех видов рыб, за исключением хамсы.

Уже 8 февраля в целях сохранения, воспроизводства и рационального использования водных биологических ресурсов премьер-министр Валерий Бганба подписал ряд документов.

Их прокомментировал председатель Федерации спортивного рыболовства и охоты Альберт Бондаренко, который был в числе тех активистов, которые выступали против нарушений и озвучивали проблемы нынешней путины.

Альберт Бондаренко сказал: «Нас интересует пункт второй этого постановления, где написано «ограничить общее количество судов, единовременно осуществляющих промышленный лов хамсы» 39-ю единицами. Первое и второе постановления кабмина от 21 декабря 2018 года и январское, не помню точно число, когда оно было издано, там было указано число кораблей – 26 единиц. То есть идет увеличение судов, которые, соответственно, будут ловить большее количество рыбы. Мы говорим о том, что нужно уменьшить количество судов, уменьшить квоту, потому что имеет место перелов хамсы. Об этом говорят и Роман Дбар, директор Института экологии, и представители Азово-Черноморского института. Почему же мы увеличиваем количество судов? И я вам так скажу: новое постановление ничего не меняет к лучшему, оно не только не ограничивает, а увеличивает права тех предприятий, которые вылавливают хамсу для переработки и для экспорта».

Постановление кабинета министров увеличило не только количество кораблей, но и квоту вылова хамсы с 27 тысяч тонн до 39 тысяч тонн. Ничего хорошего для экологии Бондаренко в нем не видит.

В постановлении кабинета министров в осенне-зимнюю путину 2018-2019 гг. запрещен экспорт промысловой рыбы, за исключением хамсы, а также привлечение к промыслу рыбы для обеспечения внутреннего рынка иностранных рыболовецких судов, вылавливающих рыбу при помощи тралов. Вылов рыбы рыболовецкими судами в 500-метровой зоне от береговой линии запрещен повсеместно, как лов рыбы и стоянка рыболовецких и транспортных судов в запретных районах и в предустьевой зоне рек Псоу, Бзып, Мчыш, Гумиста, Кяласур, Кодор, Аалдзга, Ингур.

На комитет по экологии и охране природы возлагается обязанность обеспечить контроль за недопущением превышения установленного количества судов, а также за надлежащей очисткой предприятиями, осуществляющими добычу и переработку рыбы, жидких стоков и газообразных выбросов в атмосферу.

Альберт Бондаренко считает, что осуществить контроль, который возложен на экологов, они не в состоянии, потому что у них нет ни плавсредств, ни людей, которые бы могли этим заниматься.

На вопрос о том, известна ли ему судьба трех арестованных кораблей, Альберт Бондаренко ответил: «Пограничная служба Российской Федерации арестовала эти корабли, зафиксировала документально и должна была послать эти документы в наш комитет по экологии, который, в свою очередь, после обработки посылает их в экологическую прокуратуру. Но так как президент поручил заниматься этим Министерству внутренних дел, то сейчас ни у МВД, ни у экологов никаких документов нет. Эти корабли, насколько я знаю, стояли в порту Сухума и ждали своей участи, то есть штрафа, который они должны оплатить, так как их лов прекращен до того момента, как они штраф оплатят. Еще неизвестно, какие санкции будут этим кораблям выписаны: за лов в запретной зоне (3000 рублей с корабля) или они будут оштрафованы за то количество и тот вид рыбы, которую они выловили, а это – десятки тонн, и там штраф уже совсем другой».

Начальник отдела информации МВД Ирина Киут сообщила, что для исполнения поручения президента министром внутренних дел назначена проверка правомерности ведения рыбного промысла в республиканской акватории Черного моря. В отношении ряда юридических лиц, специализирующихся на данном виде деятельности, отделом дознания МВД проводится проверка законности ведения добычи рыбы. По результатам проверок будет принято процессуальное решение. О результатах проверки обещали в ближайшее время проинформировать общественность.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Заявление посла России в Абхазии Алексея Двинянина о транзите прокомментировал бывший руководитель Государственного таможенного комитета Республики Абхазия, экс-министр внутренних дел Аслан Кобахия.

Анаид Гогорян: Сегодня российский посол в Абхазии заявил о транзите грузов через Абхазию, что «это не будет плохо для республики». Можно ли трактовать это заявление как однозначную позицию России по открытию транзита? Готова ли Абхазия к такой однозначности?

Аслан Кобахия: Посол Российской Федерации в Абхазии не может иметь собственную позицию, это позиция Российской Федерации, давайте с этого начнем. Теперь на счет того, что плохо это для Абхазии или хорошо. Транзитные товары через Абхазию давно проходят. Они есть, может быть, не в тех больших количествах, но опыт работы современной Абхазии с транзитными товарами давно есть. Есть законодательство, есть Таможенный комитет, есть Погранслужба, которая это все контролирует, осуществляет на границе вместе с таможенниками и с другими органами государственной власти. Любое транзитное передвижение через Абхазию – это только плюс для Абхазии. Абхазия к этому стремилась, Абхазия к этому идет, и пусть никто не ошибается, что Абхазию может к чему-то принудить. В 2011 году, когда подписывалось соглашение, я комментировал это, у нас были определенные опасения. Но с 2011-го по 2018 год слишком много воды утекло. Мы четко видим позицию одного из основных игроков, одного из двух основных игроков в мировой политике – Российской Федерации. Никаких опасений для Абхазии нет.

Абхазия транзитная страна, Россия – независимое великое государство, Грузия – независимое государство. Между Россией и Грузией могут быть какие угодно договоры. Но если договоры касаются абхазского государства, нашей территории, то здесь четко будут работать абхазские законы. Сейчас пока идет политическая составляющая, а реальность, когда на землю все перенесем, там будет определенный человек, которого будут называть грузоперевозчиком, он будет проходить все таможенные, пограничные процедуры на территории Российской Федерации, там будут совместные или нет, это абхазской стороны никак не касается, это на территории России. Все, что будет проходить на территории грузинского государства, тоже никак абхазскую сторону не будет беспокоить. Абхазская сторона будет четко к грузоперевозчику предъявлять законы Республики Абхазия. И он, если будет соблюдать эти законы, правила, которые приняты абхазским государством, будут соблюдаться, эти товары транзитом по Абхазии будут проходить, и никаких проблем ни у кого не будет.

Мы из Абхазии никогда не делали и не собираемся делать анклав, куда никакой товар не будет проходить. Это грузинская сторона все 25 лет пыталась из Абхазии сделать анклав. Но ситуация показывает, что это сделать не получается.

А.Г.: Чем для Абхазии чревата транзитная торговля между Россией и Грузией?

​А.К.: Не торговля между Россией и Грузией. Грузия – такая же транзитная страна, как и Абхазия. Эти товары могут идти из России в Абхазию, в Грузию, в Армению, в Турцию, в Иран. Возможности Абхазии такие же, как и у Грузии. И грузины, и мы на очень интересном участке земного шара находимся. Грузины должны понять одно – вечных войн не бывает. Есть независимое абхазское государство, и никаких опасностей мы для себя не видим. Хотят строго по международным правилам работать с Абхазией, – никаких проблем ни у кого не будет. Самое главное, все, что мы делаем, чтобы это было в интересах абхазского государства, в интересах абхазского народа, тогда у нас все получится.

А.Г.: Наверняка существуют плюсы в открытии транзита для Абхазии. Республика могла бы получать плату за транзит, например. Вы видите еще плюсы?

А.С.: Никогда никакой товар не проходит без платежей. Конечно, мы осознано, еще в девяностые годы при Владиславе Ардзинба, когда мы вводили ставки, очень мизерные, по одной простой причине, чтобы грузоперевозчику было интересно проходить территорию Абхазии. Мы четко, строго в соответствии с нашим законодательством, международным правом будем действовать по отношению к грузоперевозчикам. Тогда мы разрабатывали, и сегодня так же будет. Любые товары, которые будут проходить по территории Абхазии, по транзитной линии, органы государственной власти предпримут все необходимые действия по их безопасности, сохранности, сопровождению и все остальное. Грузинам надо понять, в последнее время наблюдаю их комментарии по транзиту через Абхазию – они очень нервничают. Хотя не нынешняя власть это подписывала, подписывали при Михаиле Саакашвили. Нынешнюю власть пытаются обвинить, что они предают интересы. 25 лет вы боретесь, господа грузины, соседи наши, боретесь с независимостью Абхазии. Вы можете что-то притормозить, но остановить вы не можете. Абхазия идет четко по международному признанию.

Да, у нас очень много проблем. Но Абхазия никогда, ни за какие деньги, никогда не откажется от своей независимости! Абхазский вопрос до сих пор является разменной монетой в борьбе между политическими кланами в Грузии, между Саакашвили и нынешней властью. Ничего хорошего из этого не выйдет, они должны понять одну вещь. Они между собой могут ссориться о чем угодно, мы этого не видим и не хотим видеть. Ничего хорошо для них не произойдет, если они будут все время спекулировать абхазским вопросом. Абхазский вопрос закончился и окончательно закрыт 30 сентября 1993 года.

Транзит через нашу территорию – это транзит через территорию независимого государства. Любой грузоперевозчик, пусть он будет из Америки, из Испании, Англии, Грузии, Армении, ему придется иметь дело с органами государственной власти Абхазии. Грузия переживает все время, что мы утверждаемся в плане своей независимости. И все 25 лет они борются с этим, но результата нет. Можно где-то спортсменов заблокировать, танцоров заблокировать, где-то поездку какой-то делегации заблокировать, но это же не решение вопроса.

А.Г.: Какие будут для Абхазии выгоды, плюсы в открытии транзита?

А.К.: Экономического плана, что такое транзитный проход товаров? Это и экономическая выгода, и поступления в бюджет, это признание территории Абхазии как территории, через которую можно проводить эти мероприятия.

А.Г.: Считаете ли вы, что вопрос транзита является важным для абхазского общества и абхазской политики?

А.С.: Нет, я не думаю, что это важный вопрос. Вся наша проблема, в Абхазии можно делать все, но в Абхазии нельзя делать одного, не надо ничего делать скрытно, надо делать публично. Пусть это будет нефть, вода, транзит. Сегодня Абхазия – признанная страна, есть определенные внутренние и внешние риски, которые мы должны обсуждать открыто. Тогда вы найдете поддержку. Но мы должны четко показать, когда у Грузии с Россией закончится переговорный процесс, когда они скажут: «Мы готовы». Мы скажем: «Молодцы, мы вас приветствуем, что вы это подписали, теперь давайте нам перевозчика на нашу территорию». Ему придется подписывать с государственными органами Абхазии документ о перевозке своего товара, это называется таможенная декларация. И он на основании этой таможенной декларации должен будет проходить все таможенные процедуры на территории Республики Абхазия, по законам Республики Абхазия.

А.Г.: Будет ли эта тема важной в ходе президентских выборов?

А.К.: Не думаю, что она будет стратегическим моментом на президентских выборах. Я, честно говоря, не знаю, насколько это будет интересно на выборах. Это вопрос не наш. Это вопрос между Россией и Грузией, нас это не интересует. У нас достаточное количество товаров, которые заходят из России и уходят через абхазские порты, в том числе и в абхазские порты приходят. Будут уходить в Грузию, какие проблемы? Пусть уходят. Это платежи и все остальное. Но мы на своей территории никаких контролирующих органов ни от какого государства не допустим никогда, ни при каких обстоятельствах.

Эхо Кавказа

 

Апсадгьыл-инфо, 9 февраля 2019 г. На участке центральной трассы Псоу-Ингур в районе села Приморское Гудаутского района произошло дорожно-транспортное происшествие.
Об этом сообщают пользователи Facebook.

По словам очевидцев, в результате ДТП погиб военнослужащий российской военной базы.

Заместитель министра МЧС Абхазии Сатбей Гиндия сообщил, что спасатели министерства находятся на месте происшествия.

Фото: очевидцы ДТП в Приморском

В 2018 году в рамках инвестпрограммы социально-экономическому развитию Абхазии проделано работ по восстановлению инфраструктуры на 1,2 млрд рублей.

Так, завершены ремонтные работы на шести участках дороги.

«Отремонтировано три оползневых участка, находящихся на автодороге Псоу-Сухум, три участка автодороги в Эшера – там установлены подпорные стены – два на спуске к Гумистинскому мосту и один, не доезжая до Эшерского поста. Окончены работы в Гудауте на Проспекте Героев – это укладка асфальта, замена коммуникаций, установка бордюров; по ул. Дзидзария; ул. 4 марта еще не окончена, работы продолжаются; по ул. Ардзинба тоже ведутся работы, осталось только покрытие. В рамках ивестпрограммы отремонтирована дорога в поселке Асечко в Пицунде и в Джирхва два участка дороги протяженностью около 9 км. В городе Сухум мы сдали ул. Адыгейская. Остались переходящие объекты Ткуарчал – Агу Бедия и Гумская-Каманы. Это все объекты, предусмотренные инвестиционной программой на 2017-2019 годы», – пояснил начальник производственно-технического отдела ГК «Абхазавтодор» Инал Ардзинба.

В сфере энергетики завершены работы по реконструкции ПС 110 КВ «ГАГРА-1» и организации канала связи и телемеханики между объектами энергосистемы; завершены работы по капитальному ремонту разводящих сетей в селе Дранда.

По инвестпрограмме в 15 домах республики установлены новые лифты.

Завершены работы по капитальному ремонту насосной № 1 с заменой технологического оборудования и насосов мелиоративной системы мыса Пицунда. Работы по созданию мелиоративной системы мыса Пицунда продолжаются.

Также, в рамках программы, для Абхазского государственного университета приобретено оборудование, мебель и инвентарь.

В 2018 году были проведены строительно-монтажные работы дошкольных учреждений в городах Новый Афон, Очамчыра, школ №1 в Гагра и № 7 в Гудаута, школы в селах Лыхны и Тхина, а также ЦРБ в городе Ткуарчал.

Нужная газета

 

Намерение обратиться к теме взыскания алиментов в Абхазии возникло у меня довольно давно. Не потому, что проблема в республике столь актуальна и кричаща, а, пожалуй, наоборот, потому что у большинства в обществе весьма смутное представление о том, в какой мере она вообще у нас присутствует. Когда заговаривал об этом со знакомыми, в основном звучали такие мнения: в Абхазии семей распадается не так уж много, а если это и происходит, дети, за редким исключением, остаются с матерью, и отец финансово помогает в их содержании и воспитании, как говорится, по доброй воле, не доводя дело до суда и взыскания алиментов. Очевидно, что это действительно так. Но, во-первых, число разводов, как свидетельствуют данные загсов, у нас, увы, растет, распадается в последние годы каждый третий-четвертый брак, во-вторых, не все родители «договариваются по-хорошему», не вынося сор из избы, и всегда найдутся такие, которых в советские времена привыкли называть «алиментщиками».

И когда в начале нашего разговора с руководителем Службы судебных исполнителей Абхазии (функционирует с весны позапрошлого года) Зурабом Барцицем тот сказал, что главным образом Службе приходится решать задачи возвращения кредитов и выселения из незаконно занимаемого жилья, я ответил, что это мне известно. На помощь был призван заместитель главного судебного исполнителя республики Сандро Гадлия, который ознакомил меня со следующими цифрами:

«В настоящее время в производстве в службе судебных исполнителей находится 121 исполнительный документ. Общая сумма задолженностей на сегодня составляет 2 миллиона 615 тысяч 578 рублей. За период осуществления деятельности по указанным исполнительным документам взысканная сумма составляет 1 миллион 510 тысяч 724 рубля. По месту жительства основная масса – это жители Сухума, Гулрыпшского и Гагрского районов. Если взять по национальности, то более пятидесяти процентов абхазы составляют. Далее идут армяне, на третьем месте – русские, потом турки, грузины и узбек один.

– То есть успел приехать на заработки, развестись...

– Да, так получается».

В качестве примера того, как можно все-таки добиться регулярного поступления алиментов на детей, Гадлия привел несколько фамилий с инициалами (полных имен в списке не значилось):

«Есть которые ежемесячно платят, по пять тысяч рублей, – это у нас в Сухуме Джанашия Т. В., Алания М. З., Арчелия Р. Э. , Ласурия...»

Но вот, скажем, должники Миносян, Чолокян выехали куда-то в Сочинский регион, и найти их пока не представляется возможным, соответствующие контакты с российскими коллегами у абхазских судебных исполнителей пока не налажены.

Алименты выплачивают отцы. Был единственный случай, когда мать должна была выплачивать их на детей, оставшихся с отцом, но умерла. Случаев, когда родители по суду должны получать алименты со взрослых детей, в Абхазии нет – такое было бы слишком позорно.

Сейчас, как говорится, не в тренде такие «воспитательные меры» в отношении злостных неплательщиков алиментов на детей, как проработки на собраниях трудовых коллективов. Говоря о реальных рычагах воздействия на неплательщиков, Гадлия сказал:

«Возникает такая необходимость у должника: переоформления автотранспортных средств, сделок с другим имуществом, а он это не может, поскольку уже наложен запрет, арест. В таких условиях они начинают идти, как говорится, на контакт, на наши условия, и начинается частичное погашение задолженностей. Такие факты есть».

В России одной из действенных мер воздействия на разного рода неплательщиков стал запрет на выезд за пределы страны. Не раз российские пограничники «заворачивали» таких и на Псоу. Давно, уже немало лет, ведутся разговоры, в частности, в абхазской блогосфере, о применении подобной практики к нашим должникам по кредитам. И вот во время встречи в Службе судебных исполнителей выяснилось, что все это пока просто разговоры. Гадлия сказал, что когда они обратились к абхазским пограничникам, чтобы те не позволили выехать в РФ ряду граждан Абхазии, был получен ответ: сегодняшняя материально-техническая база погранпоста «Псоу» не позволяет это сделать.

И, действительно, любой, пересекавший российско-абхазскую границу на Псоу может засвидетельствовать, что если российские пограничники тратят на изучение предъявляемых документов и сличение их с базой данных по несколько минут, то абхазские лишь просматривают их. При этом практически все натерпевшиеся в очередях на границе во время сезонных коллапсов недовольны действиями российских пограничников и хвалят за «оперативность» абхазских. В СМИ, в том числе и на «Эхе Кавказа», не раз звучали мнения, что хотя число «окон» на российском посту возросло до двадцати, надо уменьшить и время проверки документов, упростить эту процедуру до такой, какая применяется, скажем, в ЕС.

Я тоже не раз высказывался в таком же духе. Но вот недавно попалась на глаза пара сообщений о том, как российские пограничники задержали на Псоу лиц, которые скрывались от правосудия в РФ и пытались перебраться в Абхазию. И подумалось: а ведь не будь серьезного контроля на этом участке границы, Абхазия могла бы стать местом прибежища множества таких: визы и загранпаспорта тут не нужны, платежным средством является рубль...

О важности того, чтобы и абхазские службы взяли, наконец, на вооружение такой инструмент, как запрет на выезд, говорит главный судебный исполнитель Абхазии Зураб Барциц:

«Есть бизнесмены, которые имеют определенные долги. По разным там... По кредиту... Или налоговая вынесла решение о взыскании долгов по налогам. Значит, они нам присылают. Мы должны как реагировать? Если у него на банковском счету нет ничего, мы не можем. Если он пенсию не получает, зарплату не получает по карточкам, мы не можем повлиять. Значит, надо ограничить его выезд, перемещение его товаров. Он туда ездит, товары закупает, заезжает. А если мы его ограничим, он уже вынужден искать возможности расплатиться с государством, с долгами, чтобы потом выехать».

Но вот, думаю, вложат средства в создание технической базы на абхазском погранпосту «Псоу» и начнут так же внимательно изучать документы пересекающих границу, как делают это российские коллеги. То есть время пересечения увеличится вдвое! Представляю, какой крик поднимется со стороны законопослушных граждан, для которых переход границы в час пик станет еще тяжелее... Ну, а может, есть другой выход, более простой и быстрый. Известно, что между РА и РФ подписано множество межведомственных соглашений. Так неужели нельзя добавить еще одну договоренность: чтобы в базу данных российских пограничников были добавлены и лица, в отношении которых введен запрет на выезд в РФ из Абхазии? Не додумались? Или в самой Абхазии есть силы, в этой договоренности не заинтересованные?

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Страница 1 из 26
Обновление тарифов
Аквафон 06 Конструктор
Аквафон 05 Конструктор
Аквафон 04 Конструктор
Аквафон 03 Конструктор
Аквафон 01 Конструктор
Previous Next Play Pause
Яндекс.Метрика