Аквафон Апра
Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Кандидат в Президенты Абхазии Адгур Ардзинба – о борьбе с коррупцией и том, как можно объединить общество.

Сухум. 29 февраля. Апсныпресс. Лана Цвижба/Елена Полуян. Кандидат в Президенты Абхазии Адгур Ардзинба на встрече с политсоветом партии «Апсны» и ветеранами Отечественной войны народа Абхазии ответил на вопрос о борьбе с коррупцией:

«Есть мировая практика, когда работа ведется в двух параллельных направлениях. С одной стороны, это изменение законодательных норм, дающих предпосылки для коррупции. С другой стороны – жесткость правоохранительных мер. Коррупцию и незаконное обогащение надо возвести в статус преступлений, наносящих ущерб национальной безопасности. Тогда они переходят уже в поле деятельность Службы госбезопасности. А СГБ в этом плане необходимо поддержать, расширить полномочия, там уже есть достаточно соответствующей информации. Кстати, первую встречу я не просто так провел в СГБ. Считаю, что именно на них надо возложить вопросы по борьбе с коррупцией и наркоторговлей. При этом, в Парламенте можно создать постоянно действующую комиссию, которая будет заслушивать отчёты о проделанной в этом направлении работе всех профильных чиновников во главе с Президентом. Конкретная задача должна быть поставлена и Генеральному прокурору. Сажать будут, не получится по-другому, это то, чего не было 26 лет! У меня самого за годы работы есть определенные материалы, которые я передал в Прокуратуру.

Приведу пример: что плохого в том, чтобы наши граждане все документы, справки, выписки из реестров получали в одном месте. Это уже давно сделано в России. Такой проект закона и вся модель работы подготовлена нами более двух лет назад. Тем не менее, документ лежит, и кто тормозит, я тоже знаю. Но самая большая часть коррупционной составляющей у нас связана с финансовой помощью РФ».

Также, Адгур Ардзинба рассказал ветеранам, как он собирается объединить общество, если победит на выборах: «Мне удавалось многих людей сажать за один стол, это гораздо проще, чем кажется. Прежде всего, надо делать все, чтобы объединить ветеранов, без объединения ветеранов, я с трудом представляю, как можно объединить народ.

Но есть проблемы, которые должны решить и одна сторона, и другая. И у меня подход такой: ко мне, как к министру экономики, или в последующем, если народ поддержит, как к президенту, есть претензии личного характера? Нет, и не может быть! Тогда приходите и работайте на благо государства, становитесь рядом! Уверен, люди придут! У меня прекрасные отношения с костяком ветеранской организации «Абааш» и ПП «Амцахара», которую создавали не чужие мне люди. Главный принцип – справедливое и одинаковое отношение ко всем».

 

 

Кандидат в Президенты Адгур Ардзинба прокомментировал тему добычи нефти.

Сухум. 29 февраля. Апсныпресс. Лана Цвижба/Елена Полуян. На встрече с политсоветом Политической партии «Апсны» и ветеранами войны кандидат в Президенты Абхазии Адгур Ардзинба прокомментировал тему добычи углеводородов:

«Я был министром экономики 5 лет, вице-премьером, тем не менее, у меня нет цифр и данных о количестве, о качестве и всех остальных параметрах запасов нефти в стране. Уверяю вас, если у меня их нет, ни у кого в Абхазии их нет, и в России тоже. Всё остальное – домыслы!

То, что мы слышим иногда: «Вот начнём добывать нефть, и все школы будут отремонтированы, начнут ходить пароходы, летать самолеты», – для того, чтобы так рассуждать нужны цифры. Мы с вами считать хорошо умеем.

Моё мнение такое – для того, чтобы быть «за» или «против» чего-то надо понимать, это есть или нет. Когда у нас будет вся информация, а мы прятать ничего не собираемся, то положим на одну чашу весов количество, качество, предполагаемые блага для нашего народа и для бюджета, а на другую – предполагаемые риски. Тогда и будем принимать решение. Президент единолично такие решения не может и не должен принимать. Есть Парламент, Общественная палата, Совет старейшин, если этого недостаточно, нужно провести референдум.

По поводу самих договоров и насколько учтены интересы Абхазии… Договоры были подписаны ещё в 2009 году, потом их продлили. Сейчас речь идет только о выдаче лицензии на разведку и добычу, там нигде не прописано соотношение долей. Выдачу лицензии осуществляет Министерство экономики, эти лицензии были выданы давно, потом были продлены, в том числе, и при мне. Хочу вас проинформировать, что лицензии выдаются на основании решения Кабинета Министров. Наше личное отношение, Министерства, по этому вопросу, когда это решение принималось, есть в письменном виде.

Закон об инвестиционной деятельности, который был принят в 2014 году, разработан в Министерстве экономики, потом отправлен в Кабмин и там были внесены изменения. На тот период доработкой Закона занимался Беслан Эшба, будучи вице-премьером, это было при Александре Анкваб. Доработки были следующего характера: в Законе предусмотрены льготы, «налоговые каникулы», когда речь идет об инвестициях, на период окупаемости, но не более 8 лет; причем инфраструктурные проекты и проекты, связанные именно с добычей углеводородов, были исключены из ограничений 8-летнего периода, то есть, если эти проекты попадали бы в перечень инвестиционных, а их период окупаемости, условно говоря, мог быть 45 лет, то все эти годы компания не платила бы налог на прибыль, а это гигантские деньги! В таком виде Закон был принят Парламентом. Потом поменялась власть, и в 2015 году одной из первых наших инициатив стало изменение Закона. Именно в 2015 году мы отправили в Парламент соответствующую поправку и исключили особый статус такого рода проектов и, такое понятие, как отдельно взятая позиция по углеводороду, ушла в небытие. Тем не менее, 8-летний срок всё равно остался.

По поводу компаний, с которыми заключены договоры… «Роснефть» – компания мирового уровня, вы ее все хорошо знаете. Что касается компания «Апсны-ойл», здесь у меня больше вопросов, когда придёт время информация по ней будет общедоступна. Эта компания создана на территории Абхазии, учредителем является некий господин Худайнатов.

В мою бытность министром экономики к нам обращались обе компании в устной или письменной форме с просьбой о возможности внесения этих двух проектов в перечень преференциальных инвестиционных проектов. Мы отказали и одним и вторым. Нашли причины и отказали. Потому что соотношение интересов Абхазии и частного бизнеса, который нацелен на такую работу, сегодня не до конца соответствует интересам государства. Был скандал, попытки давления, но Министерство этот вопрос поставило ребром. Почему я это сделал? Потому что в Законе об инвестиционной деятельности написано: после того, как проект попал в перечень преференциальных инвестиционных проектов, в последующем, все налоговые изменения, изменение тарифов не распространяются на этот проект. Если бы мы тогда включили эти проекты в перечень, то в дальнейшем даже при увеличении пошлины на экспорт нефтепродуктов, всё это уже не имело бы никакого значения. Так что, для государства оставлен этот люфт, и в перспективе через тарифные меры регулирования недостающую часть госинтересов можно увеличить. Поэтому, если народ Абхазии возложит на нас такую ответственность, мы соберем всех и будем открыто разговаривать. И если посчитаем, что для Абхазии это невыгодно, ничто не помешает расторгнуть все договоры».

 

 

 

Расположенный в самом центре города галский хлебозавод был открыт в 2015 году. Предприятие предлагает к реализации 11 видов хлебобулочной продукции: хлеб – белый и серый, батоны, булочки. Завод оснащен современным оборудованием итальянского производства. Процесс изготовления хлеба – от теста до выпечки, занимает до пяти часов. При производстве используется мука высшего и второго сорта.

Галский хлебозавод встречает не ароматом свежеиспеченного хлеба, а запахом краски – в административных помещениях идет очередной косметический ремонт.

Ремонт сопровождает работу завода с самого дня открытия, уже в течение 5 лет. Акт о приеме помещений директор завода Жанна Адлейба так и не подписала.

“Ремонт сделан с большим браком. Во время стройки и ремонта я не раз приходила, указывала на то, что делается не по правилам. Но ко мне не прислушались. Было несколько комиссий, но ни одна так и не приняла построенный объект, так как были выявлены серьезные нарушения, и я тоже не подписала акт приема. Так пять лет и работаю, – рассказывает Адлейба. – Пожарной сигнализации нет, вентиляция не работает, во время работы летом открываем двери нараспашку. Установлены специальные печи итальянского производства, но вытяжка к ним подключена неправильно, не работает. Крыша текла так, что по стене между цехом и складом лился водопад. За свой счет сделала ремонт, но плесень и сырость остается, постоянно проветриваем и сушим помещения”.

На заводе есть генератор, но он не подключен, потому что его мощности не хватает на работу цеха. Так и стоит без дела, хотя за него заплачены большие деньги. Во время веерных отключений подстраивались под график, хлеб выпекали без перебоев.

Не сложилась история и с дорогим оборудованием: горячая и холодная вода по началу работала, потом насосы вышли из строя, отремонтировать их самостоятельно не получается. Все оборудование импортное, специализированное, его установили, но не настроили, пользоваться сотрудников не научили. Так и стоит в нерабочем состоянии.

“При этом оборудование очень хорошее, но нужно обучить работе на нем. Поэтому, например, мы не пользуемся автоматической резкой теста, аппарат не настроен и не дает точного результата, порционные куски получаются разного веса, с недовесом или перевесом. Мы не можем так работать, нужен точный вес каждого изделия, это нарушение правил. Поэтому работаем по старинке – пекарь отрезает кусок, взвешивает на весах. Так дольше, конечно, но надежнее”, – поясняет Жанна Адлейба.

“Строители так вывели канализацию, что мы до сих пор не можем разобраться с ней, – продолжает директор. – Однажды приходим на работу, а в коридоре по колено вода – поднялись сточные воды. По совпадению, в этот день приехал на инспекцию тогдашний министр экономики Давид Ирадян, в ужасе смотрел на все на это. Естественно, ни о какой приемке объекта не могло и быть речи. В другой день открываю двери – потолок в коридоре обрушился на пол, опять за свой счет делали ремонт”.

По словам руководителя, она неоднократно жаловалась во все инстанции, при всех министрах, все знают о таком положении, но предприятие продолжает работать в этих условиях.

“Я не хотела переходить сюда из старого помещения. Оно хоть и меньше размером, но там было все налажено. Меня просто заставили, говорили, что оборудование разворуют, помещение пустует… Я перешла, но акт не подписала, мне обещали, что все исправят, но все легло на наши плечи. Я уже готова все подписать, но что это меняет? Все равно это мои проблемы, весь ремонт идет за счет предприятия”, – разводит руками Адлейба.

Работая в таких условиях, галский хлебозавод, тем не менее, остается одним из самых крупных налогоплательщиков в районе. За 2019 год подразделение госкомпании «Абхазхлеб» заплатило налоговых отчислений на сумму двух миллионов рублей, внебюджетных выплат – на сумму более миллиона. Это тяжелое бремя для предприятия, существование которого зависит буквально от каждой проданной буханки. Прибыль в прошлом году составила 1,313 млн рублей. Удалось даже приобрести машину взамен старой.

Безвыходных положений не бывает, оптимистично считает директор, которой удается экономно и рационально вести хозяйство. За годы работы она привыкла рассчитывать только на себя, не дожидаясь помощи от госкомпании «Абхазхлеб», подразделением которой завод считается. Если раньше мукой обеспечивала госкомпания, то в последнее время приобретение сырья тоже стало заботой предприятия. Фактически, от государственного предприятия на галском хлебозаводе остались только налоги, вся остальная работа построена на хозрасчетных рельсах: самоокупаемость, самофинансирование, самоуправление… Здесь даже думали о том, чтобы стать частным предприятием, но для этого надо выкупить у государства оборудование, а это неподъемные деньги при существующих объемах продаж продукции.

Завод в Гале – это два небольших цеха, где выпекают хлеб и булочки. В среднем за месяц уходит около 600 кг муки. Зарплата сотрудников, как и работа всего завода, зависит от выработки. Если есть выпечка – зарплаты хорошие, но в зимний период, когда у населения меньше денег, выработка падает значительно. Бывает, что в магазинах даже отпускают в долг, понимая положение постоянных покупателей. Весной, к летним каникулам выработка становится больше. В этом году, по сравнению с прошлым годом, выпечка выросла, особенно в августе-сентябре.

На смену заступает 5 человек, работают слаженно и быстро. Условия созданы, технология отработана, рецептура выверена, только успевай делать свое дело, а после работы есть возможность принять душ и отдохнуть. Однако найти пекаря в булочный цех, к примеру, большая проблема – не каждый согласен работать ночью.

“У нас вообще огромная проблема с кадрами, люди не хотят работать, несмотря на то, что работа у нас сменная, выходит по 10 рабочих дней в месяц. Летом многие уезжают на заработки в Гагру, Пицунду, на Рицу, а каждого нового работника приходится обучать, если мы берем его буквально с улицы. При этом каждый квартал у нас – премиальные, каждый праздник – вознаграждения, доплаты за стаж, все, как у госслужащих, – рассказывает директор Адлейба. – Хотели ввести ржаной хлеб, но для его выпечки нужно мастерство пекаря, опыт, а он не появится у случайных людей”.

Хлеб реализуется в двух магазинах в Гале и на КПП «Ингур». Хотя в Очамчыре есть свой хлебозавод, но по просьбе жителей часть продукции отвозят туда. В Гал тоже привозят «чужой» хлеб – из Дранды, например, где выпускают более широкий ассортимент.

Раньше галский хлебозавод обеспечивал российских военнослужащих, чьи базы расположены в районе, тогда уходило до 3 тонн муки в месяц. Но потом они стали возить хлеб из Дранды, и местный завод потерял значительную часть реализации.

Самые большие конкуренты заводу – это частные хлебопекарные предприятия, которых немало появилось в районе в последнее время. Это частные пекарни, лавашные, которые выпекают небольшие партии хлеба, лаваша, сладкой выпечки и обеспечивают окрестных жителей. (Одна лавашная в среднем в день выпекает до 200 лавашей).

“Когда таких пекарен десяток, то и смысл в нашей работе пропадает, у нас и так на счету каждая буханка и булка проданная. Мы в села отправляем машину ради нескольких буханок, часто ничего не зарабатывая на этом”, – жалуется Адлейба.

“Понятно, что мы не можем запретить индивидуальным предпринимателям начинать свое дело. Мы не против частного бизнеса и предпринимателей, это нормально, если люди проявляют инициативу и открывают свой бизнес. Но мы за честную конкуренцию, – говорит Адлейба. – Мы платим все налоги, нас регулярно контролируют и проверяют, а частные предприятия работают практически без контроля, на свой страх и риск. Никто не контролирует их качество сырья, вес изделия, соблюдение технологических норм, ценовую политику… При этом частники не платят такие налоги, как мы, у них меньше расходов, они могут закрыться на время без ущерба. Они могут опускать цены, и, конечно, покупатель пойдет туда, где дешевле. У нас же цена фиксированная, я не могу изменять ее, не нарушая закон. Поэтому приходится подстраиваться под покупателей: уменьшили вес изделия, чтобы округлить стоимость для удобства, при этом оставаясь в пределах калькуляции, утвержденной министерством экономики.

Помочь предприятию могло бы постановление о том, чтобы бюджетные организации – детсады, школы покупали изделия на заводе, это была бы хорошая поддержка. Но многие детсады пекут хлеб сами, в школьных буфетах пользуются частными пекарями.

Несмотря на трудности, на заводе пробуют вводить новые виды изделий, изучают современный опыт. У покупателей, к примеру, есть запрос в диабетическом хлебе, но речь идет о совсем небольших партиях, в 10-20 булок, а вводить новую позицию не хватает ресурсов. На заводе придумали выпускать калачи с кунжутом, ввели его в ассортимент под названием «Галский».

“У нас сохраняется старая рецептура, еще советская, без использования химикатов, мы работаем по старинке, дедовским способом – соль, мука, дрожжи. Процесс приготовления к выпечке идет 5 часов, – делится Жанна Адлейба. – К нам приезжали с мастер-классами из Ростова-на-Дону, предлагали выпекать продукцию с использованием нового сырья и технологий. Весь процесс занимает 2 часа, это удобно и быстро. Но мы не согласились, потому что качество хлеба гораздо хуже. Хотя гарантия на хлеб дается 24 часа, наш хлеб не плесневеет, потому что мы стараемся использовать качественное сырье и соблюдаем технологию. Консультируемся с технологами, не стоим на месте и всегда думаем о том, кто покупает наш хлеб”.

Зоя Чача

газета “Мырзаканаа”

 

Нужная газета

 

В этом году издание посвящено инвестициям и инвестиционным проектам на территории республики.

Сухум. 21 февраля. Апсныпресс. Лана Цвижба/ Аманда Касландзия. Торгово-промышленная палата РА провела презентацию XII издания Каталога предприятий Республики Абхазия-2020.

Каталог предприятий презентуется ежегодно с разной тематикой. В этом году издание посвящено инвестициям и инвестиционным проектам на территории Абхазии.

Как отметила президент ТПП РА Тамила Мерцхулава, решение по подготовке издания каталога предприятий 12 лет назад принял первый президент ТПП РА Геннадий Гагулия. «Как оказалось, на сегодняшний день – это единственный в республике информационный источник по субъектам экономики, который с каждым годом все больше и больше пользуется спросом как внутри, так и за пределами страны. Каждый год издание каталога посвящено разным темам. В этом году при подготовке издания тема инвестиций, конечно, выбрана не случайно. Мы считаем, что эта тема остается весьма актуальной на протяжение всех послевоенных лет. Принимая участие в разных мероприятиях, на разных площадках, мы очень часто говорим об уникальных возможностях для инвестирования в Абхазии – это и географическое положение, природно-ресурсная база, транспортно-энергетическая сфера, развивающийся туризм и многое другое. Конечно, в активизации инвестиционных процессов в стране главенствующую роль играют государственные органы власти и управления. Но, как показывают современные реалии, отсутствие инвестиционного бума в Республике Абхазия связанно с нехваткой постоянной работы в этом направлении. Настало время, когда нужно сосредоточиться на формировании безопасного и благоприятного инвестиционного климата в стране. Необходимо в кратчайшие сроки обратить внимание на развитие бизнеса и конкуренции, защиту прав инвесторов,кредитование малого и среднего бизнеса, участие его в инвестиционных проектах Абхазии, обратить внимание на национального инвестора, которому необходима большая поддержка со стороны государства. Практика показывает, что несмотря на все сложности и существующие риски в развитии экономики, уже сформировалось то сообщество внутри Абхазии и за ее пределами, я имею ввиду нашу многочисленную диаспору, которое уже готово и способно инвестировать в проекты на родине. Нам сейчас необходимо открыть двери республики и сделать так, чтобы инвестору было удобно».

И.о. замминистра экономики, директор Государственного инвестиционного агентства Саид Гулария также подчеркнул важность привлечения инвестиций: «Это комплексный процесс, он не может рассматриваться абстрагировано от других сфер государственной политики. У нас есть определенные проблемы – это вопросы правопорядка и правоприменительной практики, до сих пор нет кадастра. Но есть и положительные моменты, которые способствуют привлечению инвестиций. Например, либеральное налоговое,инвестиционное законодательство и Государственное инвестиционное агентство, которое большое внимание уделяет своей работе. У нас созданы Реестр инвестиционных проектов, сопровождение инвесторов посредством проектной команды – это когда представители различных органов государственного управления будут сопровождать тот или иной инвестиционный проект. Я также хотел бы поблагодарить наших предпринимателей, которые работают в Абхазии и платят налоги, мне представляется это очень важным".

 

Кандидат в Президенты Абхазии Адгур Ардзинба поприветствовал сотрудников Службы государственной безопасности и предложил пообщаться в открытом формате.

«В своем недавнем интервью я сказал о том, что работаю более пяти лет министром экономики, и если хоть один человек скажет, что я нанес какой-то ущерб государству или замешан в коррупционных делах, то я закончу политическую карьеру. В этой аудитории вы знаете всё. Кто-нибудь из вас может сказать, что я кому-то звонил и говорил отпустить кого-то? У меня много родственников, как и у всех вас. Но я себе никогда такого не позволял. Если среди вас есть тот, кто знает что-то подобное, то вы должны встать и сказать это здесь и сейчас», – обратился к сотрудникам СГБ Адгур Ардзинба.

Кандидат в Президенты также подчеркнул, что для него государство – не источник обогащения, а общий дом, на благо которого нужно служить.

Адгур Ардзинба убежден, что без сильных спецслужб нет государства.

Кандидат в Президенты также отметил, что из многих проблем в стране, которые напрямую или косвенно угрожают нашей государственности, наиболее важная – раскол.

«Меня беспокоит то, что наши политики настолько увлеклись, что готовы ради своих узких интересов вовлечь и молодых, и старших, и ветеранов. С одними встречаешься – другие обижаются, встречаешься с другими – обижаются другие... Это прямая угроза национальной безопасности. И источник всех этих деяний вам всем известен. И мы должны решительно с этим бороться», – отметил Адгур Ардзинба.

После выступления кандидат в Президенты Абхазии Адгур Ардзинба ответил на вопросы сотрудников СГБ.