Несколько месяцев назад мое внимание настолько привлек небольшой абзац публицистического текста, что скачал его на рабочий стол своего компьютера в расчете использовать в будущей публикации. И вот подходящий момент настал. Приведу данный абзац, заменив лишь названную в ней страну многоточием:

«В условиях … политические выборы постепенно приняли вид доходного бизнеса, гарантирующего моментальный и прогрессивный возврат вложенных средств. Именно по этой причине субъекты, участвующие в выборах, не жалеют финансов. Политики приходят с обещаниями по затягиванию поясов, большей финансовой прозрачности, а с годами мы получаем более раздутый госаппарат…».

Итак, вопрос: что за страна зашифрована тут тремя точками? Бьюсь об заклад: многие читатели в Абхазии убежденно скажут, что речь идет о «нашей солнечной стране». Но почему бы не представить себе, что в Южной Осетии решат: это камешек в их огород? На самом же деле писал это грузинский автор и писал о Грузии. Собственно, подходит описанное к ситуации во многих других небольших государствах постсоветского пространства. Хотя кто-то вполне резонно может возразить, что не только в небольших, и не только постсоветского пространства… Но многим, такова уж человеческая натура, свойственно замыкать те или иные явления лишь на себе и сообществах, в которых живут.

И вот недавно один мой абхазский коллега выступил в СМИ с публикацией, которая вызвала бурное обсуждение в интернет-сообществе Абхазии. Говоря о грядущих в июле президентских выборах в республике, он, не читавший, уверен, процитированный мною текст, сформулировал: «Происходит то же, что и раньше: «преданные сторонники» – это кредиторы, вкладывающиеся в президентские выборы как в очень прибыльный бизнес». Для одних интернет-комментаторов это почему-то прозвучало как некое откровение (хотя в СМИ Абхазии уже не раз рассуждали на данную тему в последние полтора десятка лет, это ведь у нас уже шестые альтернативные президентские выборы), и они были в восторге. Другие отреагировали критически: «Весьма поверхностные рассуждения. Это не аналитика, а житейские мудрствования на уровне Брехаловки».

Относительно того, как это происходило у нас раньше. Впервые во многовековой истории Абхазии (все когда-то бывает впервые) общество столкнулось с этим явлением в 2004 году: и со словами типа «баннер», и с приглашением дорогостоящих политтехнологов из-за рубежа, и с собиранием «всенародных» сходов в поддержку кандидатов… А затем с раздачей всем вложившимся в победу их «доли». При этом имеются в виду не только материальные вложения, но и интеллектуальные, организаторские.

Подчеркну, что эта «раздача слонов», прежде всего больших и маленьких должностей, воспринималась в общем-то как нечто естественное и справедливое, а игнорирование «возврата» – как элементарное проявление неблагодарности. Запомнилась встреча на улице через несколько месяцев после выборов с одним молодым активистом победившего избирательного штаба, о котором, по его растерянному признанию, «просто забыли». Должен сказать, что он после этого не переметнулся, как некоторые другие, в стан противостоящей политической команды, а спустя время снова начал выступать в СМИ в поддержку «своих». В целом же проходившее формирование структур исполнительной власти из «заслуживших это» сталкивалось с другим, теоретическим, подходом: что во главу угла тут должен быть поставлен профессионализм, что надо проводить подбор кадров на конкурсной основе, а из стана проигравших выборы начали звучать жалобы, что «власть делит кадры на своих и чужих». В ответ нередко парировали: любая пришедшая к власти политическая сила формирует «команду единомышленников», что обеспечивает ее дееспособность и сплоченность.

Пара «зарисовок с натуры» уже после последних президентских выборов, 2014 года. Одна далекая от политики женщина, родственница молодого активиста избирательного штаба Рауля Хаджимба, рассказывала, что тому после победы на выборах пришлось то ли отключить телефон, то ли поменять его номер, потому что в течение месяца некоторые «трудившиеся» у него в штабе упорно пытались связаться с ним, требуя «свое». Не знаю, так ли все было, не уточнял, но то, что такой разговор ходил, – факт неоспоримый. При этом не исключаю, что «вклад» иных заключался в основном в том, что они с утра до вечера торчали в штабе. Ведь высидела же вот так должность одна дама, назначение которой в обществе потом какое-то время с недоумением обсуждали.

Возвращаясь к интернет-комментариям к публикации моего коллеги, отмечу, что автор лишь одного из них взглянул на данное явление достаточно широко и напомнил о его интернациональном характере: «Слова правильные, конечно, но система, при которой кандидаты в президенты создают фонды, куда вносятся пожертвования желающими, существует везде – и в США, в том числе. Человек, проживший в США около 18 лет, рассказывал про муниципальные выборы. Мэром его города был выбран бизнесмен, который потратил на выборы около 10 млн долларов. Зарплата за четыре года «мэрства» составит менее полутора миллионов. Бизнесмен потратил свои миллионы для занятия места мэра из чистого альтруизма? Не существует абсолютно совершенных механизмов контроля власти. И только при определенном уровне экономики издержки демократии не наносят невосполнимого вреда».

Добавлю к этому, что есть существенная разница между странами развитой демократии со сложившейся системой сдержек и противовесов и демократии в стадии становления. Ну и, конечно, между большими странами и такими мини-государствами, как Абхазия, где так или иначе вкладывающиеся в избирательную кампанию первого лица государства и ждущие от него благодарности составляют куда более значительный процент населения.

У меня же больше всего возражений вызвала беспросветность заголовка упомянутой публикации: «Почему никакой новый президент Абхазии не сможет ничего изменить к лучшему». Да, надо быть реалистами. Несколько лет назад я тоже рассуждал на «Эхе Кавказа» о том, почему в условиях Абхазии не может появиться свой Ли Куан Ю, который сделал когда-то из захолустного Сингапура «конфетку» и о пришествии подобного которому мечтают сегодня во многих странах. Причина – в разнице менталитета народа, исторических традициях и многом другом. Но одно дело – «появление своего Ли Куан Ю» (без именно такого все же можно прожить и постараться улучшить жизнь в стране) и совсем другое – «невозможность ничего изменить к лучшему».

Никогда не надо впадать в крайности. Вера в то, что придет вдруг некто с железной политической волей и устроит все по справедливости (но при этом, желательно, не обидев никого из твоих близких), принеся всем благополучие, выдают в людях наивность и политический инфантилизм. Но не менее наивно надеяться, призвав всех участников предвыборных штабов к работе исключительно «за идею», что в обозримом будущем изменится существующая система «кредитования» избирательных кампаний кандидатов в президенты. Выход, мне кажется, в том, чтобы делать ставку на такого кандидата в президенты, который, не являясь «волшебником Изумрудного города», был бы максимально компетентен, деятелен и справедлив. Который, формируя властную «команду единомышленников», не старался бы при этом запихнуть в нее, по выражению одного интернет-пользователя, «тупиц из своей родни» и изгонять классных специалистов только потому, что они голосовали за другого кандидата. И что-нибудь да получится…

Как написал автор самого, пожалуй, короткого интернет-комментария к названной публикации, «Все равно надо жить с надеждой на лучшее».

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

В Кабинете Министров РА прошло торжественное заседание, посвященное Дню прокурорского работника и 25-летию со дня основания Прокуратуры РА.

Сухум. 15 апреля. Апсныпресс. Дамей Касландзия/Мадина Чагава. В Кабинет Министров РА на торжественное заседание, посвященное 25-летию со дня основания Прокуратуры РА, собрались представители Прокуратуры, ветераны ведомства, государственные и общественные деятели, гости из России и Республики Южная Осетия.

Поздравление от Президента Республики Абхазия Рауля Хаджимба зачитал руководитель Администрации Президента РА Беслан Барциц: «Прокуратура является надежной опорой государства, одним из важнейших институтов отечественной правоохранительной системы. Профессионализм, ум и честность – неотъемлемые требования к каждому, кто связал свою жизнь с этой профессией. В органах Прокуратуры Республики Абхазия во все времена служили преданные закону и Родине люди, среди которых и наши ветераны, стоявшие у истоков ее создания. И сегодня сотрудники Прокуратуры предпринимают все необходимые меры по обеспечению законности и правопорядка, восстановлению прав граждан и защите государственных интересов».

Со своей стороны, генеральный прокурор Абхазии Зураб Ачба сообщил, что в настоящее время в ведомстве работают 134 прокурорско-следственных работников. «Прокуратура Абхазии всегда славилась людьми, достойно несущими звание прокурорского работника. Мы твердо следуем принципу преемственности поколений, приумножая достижения наших предшественников. Наблюдается возрастающий уровень доверия к органам Прокуратуры со стороны граждан, о чем свидетельствует число обращений в органы Прокуратуры, которое ежегодно растет», – сказал он.

Зураб Ачба рассказал о международном сотрудничестве: «С момента признания Россией независимости Абхазии заключены соглашения о сотрудничестве между генеральными прокуратурами Российской Федерации и Республики Абхазия, подписан Протокол о сотрудничестве между нашим ведомством и Следственным комитетом РФ. В рамках международного сотрудничества, направляются запросы об оказании правовой помощи по уголовным делам. В результате Договора с Министерством юстиции РФ о передачи для отбытия наказания лиц, осужденных на лишение свободы, поступают десятки обращений граждан РА, отбывающих наказание в РФ. Уже 13 граждан переведены в РА для дальнейшего отбытия наказания. В академиях Генеральной прокуратуры и Следственного комитета РФ в Москве и Санкт-Петербурге ряд прокурорско-следственных работников Абхазии прошли курсы повышения квалификации. Подписана новая Программа сотрудничества между генеральными прокуратурами РА и РФ».

Генеральный прокурор подчеркнул: «Особые слова признательности – ветеранам органов Прокуратуры, ветеранам Отечественной войны народа Абхазии. Обращаясь ко всем работникам Прокуратуры, хочу выразить уверенность в том, что служба в органах Прокуратуры для вас не просто работа, а любимое дело, которому вы себя посвящаете».

Заместитель генерального прокурора РФ Андрей Кикоть зачитал поздравительную телеграмму от генерального прокурора РФ Юрия Чайки: «От имени работников Прокуратуры РФ и от меня лично примите самые сердечные поздравления по случаю 25-летия образования органов Прокуратуры РА. Прошедшие годы подтвердили, что главное предназначение абхазских прокуроров – это обеспечивать верховенство закона, верой и правдой служить своей Родине и народу. Перед органами Прокуратуры РА, как и перед прокурорами всех государств, стоит целый ряд ответственных задач, прежде всего, борьба с коррупцией, терроризмом, экстремистскими проявлениями, а также защита прав и свобод граждан. Уверен, что высокий профессионализм, компетентность, верность служебному долгу, личная самоотдача и ответственность помогут вам ежедневно справляться с поставленными задачами».

Генеральный прокурор Республики Южная Осетия Уразмат Джагаев также поздравил представителей органов Прокуратуры Абхазии: «В нелегкие для республики годы огромную и исключительную роль в укреплении государственности, законности и правопорядка, защите прав и интересов граждан вашей страны играет Генеральная прокуратура. Ваша деятельность способствует укреплению законности, социальной стабильности, формирует правовую культуру общества, тем самым, в совокупности с другими институтами государственной власти, вносит существенный вклад в поступательное развитие Республики Абхазия».

Указом Президента Южной Осетии Анатолия Бибилова «за развитие и укрепление отношений дружбы и сотрудничества между РЮО и РА, и в связи с празднованием дня работника Прокуратуры РА», генеральный прокурор РА Зураб Ачба награжден почетной грамотой.

Также, на торжественном мероприятии ряду работников органов Прокуратуры и ветеранам ведомства были вручены нагрудные знаки «Почетный работник Прокуратуры РА» и «За безупречную службу в Прокуратуре РА», медаль «25 лет Прокуратуре РА», Почетная грамота Генерального прокурора РА, а также присвоены очередные классные чины.

 

 

Глава Галского района Темур Надарая рассказал о своем участии в 47-м раунде Женевских дискуссий по безопасности и стабильности в Закавказье.

– Темур Хухутович, Вы впервые участвовали в Женевских дискуссиях, расскажите о Ваших впечатлениях? Что обсуждалось?

– Я участвую в Женевских дискуссиях впервые и считаю, что это неправильно – я должен был участвовать и ранее, так как я глава района, где сосредоточены основные проблемы, которые там обсуждаются. И вообще, я считаю, что на Женевских дискуссиях должна быть ротация и как можно больше наших политиков, общественных деятелей должны участвовать в переговорах. Они должны увидеть реальную картину того, что происходит, потому что, к сожалению, там делать видеозапись нельзя. Если бы наше население увидело происходящее, оно было бы в шоке, это напоминает мне времена парламента Абхазии в 90-е годы – противостояние между грузинской и абхазской фракцией, какие-то позабытые вещи там сегодня происходят.

Я, как и многие, думал, что Женевские дискуссии нам не нужны, это просто трата денег и времени. Но когда я оказался в гуще этих событий, то понял, что нам обязательно надо здесь участвовать. Понятно, что никакого прорыва не то что на 47-м раунде, на 100-м раунде не будет, но это площадка, где мы можем для всей мировой общественности озвучить наше мнение, хотя его и стараются ограничить. Там присутствуют все представители международных институтов, они нас слушают, и это очень важно, это играет какую-то амортизационную роль. Есть наши оппоненты, которые также не заинтересованы в ЖД. Им важно сузить информационное пространство вокруг Абхазии и представлять только свою точку зрения.

Когда наш голос не звучит, нас могут представить как террористическую организацию. Будет доминировать только мнение Грузии и ее союзников. Для того, чтобы это как-то разбавить это, чтобы не было одного только мнения, нам очень важно сохранить ЖД.

– Что обсуждалось?

– Повестка дня в течение 10 лет не менялась – это вопросы политического характера о не возобновлении военных действий и неприменении силы и гуманитарные вопросы. Я участвовал в дискуссии во второй группе, мы пытались говорить о гуманитарных вопросах, но все это сразу превращалось в политику и, естественно, дискуссии в этом плане не получалось. Хотя, несмотря на это, гуманитарные международные организации здесь осуществляют проекты. И Красный Крест ведет работу по эксгумации тел погибших во время войны, другие не дешевые проекты, которые нам нужны, такие как по борьбе с сельхозвредителями. На этой площадке мы всегда упираемся в политические вопросы, которые сразу нам трудно решить.

– Например какие?

– Когда обсуждается повестка дня, они имеют своих подмандатных – беженцев на территории Абхазии. Вопросы беженцев мы не обсуждаем, но, когда вопрос о беженцах заходит, абхазская и осетинская делегации покидают переговорную площадку, потому что ставится вопрос о нашем праве выступить на площадке в генассамблее ООН со своей позиции. Грузины считают, что мы не имеем права выступать, что мы оккупированная территория и невозможно нам дать слово, мы в протест покидаем переговоры. Поэтому этот вопрос не ставят в первую очередь, он стоит 6-7 вопросом в повестке.

В процессе переговоров в первый день есть отдельные встречи с американской делегацией, с ООН, ЕС и другими. Второй день – разделение на две группы, которые обсуждают повестку. Я считаю, что обязательно все депутаты нашего парламента, через ротацию по 2-3 человека, должны присутствовать. Должны участвовать и представители крупных политических движений, партий, слышать, что там происходит. Хотя бы один раз – этого достаточно, чтобы сложилось мнение.

Есть мнение, что Женевские дискуссии нам не нужны. Это заблуждение. Я тоже долгое время так считал, но я свое мнение поменял, нам нужно активно их вести. Мы не должны там находиться в позиции тех, кто защищается. Повестка составлена так, что нам заранее заготовлена роль быть на втором плане, постоянно отвечать на какие-то вопросы о нарушениях прав человека. Такие нарушения, которые нам предъявляют, я вас уверяю, на Западе в день происходят сотни раз. Но они, естественно, этого не хотят видеть, они хотят видеть только наши нарушения. Если быть недипломатичным, то они нам по факту говорят, что мы вне закона, у нас нет прав, строительство нашего государства им не интересно, де-факто мы вдруг появились на карте мира, но это ошибка и они это признавать не будут. Этому всему подпевают международные организации. Я так заметил, там доминирует американский взгляд на вещи.

Встал вопрос о том, как мы посмели закрыть границу на карантин. Представитель УВКБ г-н Йоханес говорил о каких-то поставках детского питания, которые были прекращены в Абхазию, и дети остались без еды, а больные люди не могли добраться, и они умирали – женщина одна умерла. Если это так, то надо Нюрнбергский процесс открывать и нас судить! Попросили объяснить, о каком питании идет речь, почему я как глава района не знаю о таких поставках. Оказывается, жители Галского района привыкли покупать детское питание на территории Грузии, а когда был карантин, многие не смогли эти пищевые добавки купить, а на территории Абхазии они, оказывается, стоят дороже. Я спросил, есть ли какая-то экспертиза причин смерти женщины – но, естественно, заключения у них нет. Это, знаете, у сильного всегда бессильный виноват.

Наша позиция должна быть такой, что мы не оправдываться должны, а наступать, и это должно делаться грамотно и дипломатично. Также обсуждалось, почему мы в сфере образования ввели русский язык. Я сказал грузинской стороне: почему вы вмешиваетесь в процесс образования в Абхазии, десятки лет это делаете, платите инкогнито зарплату учителям, перечисляя на карточки, вызываете их в Грузию на педсоветы, на семинары? Я сказал, что, когда у нас будут доказательства, что какие-то учителя конкретно участвовали, мы поставим вопрос об увольнении. На что глава грузинской делегации чуть ли не на радостях заявил, вот смотрите, что говорит глава района, они собираются людей увольнять с работы за то, что они ездят в Грузию, запишите это в протокол.

Потом, я сказал им, вы говорите о родном языке, но люди в Галском районе в большинстве своем говорят на мингрельском, а его вы не считаете за язык вообще. На что была пространная речь г-на Колбая о том, что мингрельский язык – это язык, которому не нужно обучать, он с молоком матери, оказывается, впитывается. Оказывается, алфавит ему не нужен, письменность не нужна, он с молоком матери передается!

Зашел вопрос о документации, что 6-7 тысяч человек вообще не имеют документов. Это абсолютная неправда, нет на сегодняшний день людей, которые не имеют никаких документов. Есть просроченная форма №9 у людей, им надо этот документ продлить.

– Поднимался ли паспортный вопрос на Женевских дискуссиях?

– В докладе представителя УВКБ прозвучало, что мы отняли политические права у населения Галского района.

– Каким образом они поднимают этот вопрос, если не признают нас как государство и наши паспорта?

– Я тоже сразу на это обратил внимание. Я им сказал, господа, может, вы и выборы наши признаете? 10 лет назад вы активно говорили – зачем вы даете гражданство, заставляете их голосовать… Это подтвердила и осетинская сторона. Сейчас говорите – почему не даете? А зачем, если вы их не признаете? Или вы увидели выгоду в этом, как через это население, имея политические права, продвигать интересы грузинского общества и влиять на голосование в Абхазии по указке Тбилиси? И теперь вы хотите, чтобы у них было гражданство. У них есть право на передвижение. Министр иностранных дел Даур Кове ответил: вы говорите о галцах, почему вы не говорите об остальных жителях Абхазии, которым в этом праве отказано? Есть пример Тайваня, Северного Кипра, где люди с паспортами непризнаного государства имеют возможность передвигаться. Подавляющее большинство населения Абхазии, даже имея паспорта МИДа России, не может передвигаться по миру. Например, у некоторых членов делегации отказ в визе стоит в 6 стран, у министра иностранных дел тоже, потому что паспорт выдан МИДом РФ. То есть, вы нас ставите вне закона, а жители Гала могут выехать на территорию Грузии и попасть в страны Европы без проблем.

У нас граница не закрыта. Даже во время карантина она была открыта, просто был особый режим перехода, чтобы жители Галского района и всей Абхазии не заразились вирусом H1N1. Они сказали, что ВОЗ не дала заключение об эпидемии в Грузии. Мы по СМИ видели, что в Грузии 18 человек погибло, видели, что правительство Грузии лихорадочно закупало препараты, чтобы делать прививки. Мы официально информацию не получаем, приходится ориентироваться. Но, когда мы увидели, что ни Россия, ни Армения не закрыли границу, мы тоже через месяц открыли границу. Там реально работали врачи, мерили температуру, делали флюорографию. Мы обнаружили около 11 человек, больных раком легких, больных туберкулезом, своеобразная диспансеризация прошла.

Но все вопросы упираются в политику. Тот же Кварацхелия, который был задержан российскими пограничниками и совершил суицид. Они, не имея экспертных заключений, говорят, что это пытки и никто его не имел права задерживать, потому что там не государственная граница, а административная.

Если бы не позиция РФ, а она на ЖД ключевая, то давным-давно здесь уже были бы натовские войска. 2008 год не просто так был, Грузии были даны обещания, что они могут уничтожить абхазский и осетинский народы, и Америка их поддержит в этом. Нахождение российских военнослужащих дает нам возможность мирно жить, строить государство. Главной угрозой нашей государственности является Грузия и ее союзники, а не Россия, как некоторые хотят представить. Это абсурд. Россия сегодня является единственным государством, которое защищает наши интересы.

Грузия на переговорах во всем обвиняет РФ. Якобы, если ее не будет, мы договоримся между собой, под угрозой вторжения войск Грузии в Абхазию мы пойдем на все. Я просто ужаснулся от той ненависти, которая исходит со стороны грузинской делегации. Хотя я скажу, что во время ланчей мы разговаривали по-другому, но, заходя в зал переговоров, они надевали маску и как зомбированные говорили одно и то же про оккупированную территорию.

Нас обвиняют, что мы относимся к жителям к Гала как к пятой колонне. Но вы сами делаете все для этого. Галское население никогда не смотрело в сторону Сухума, всегда оглядывалось на Тбилиси, вы сами рассчитываете на него как на пятую колону. Вы вмешиваетесь в вопросы здравоохранения, в вопросы образования, пользуясь тем, что там живет грузинское население, чтобы не было интеграции в абхазское пространство, хотя на словах говорите другое. Вы хотите через галское население притянуть всю Абхазию в лоно грузинской государственности.

– Что они на это отвечают?

– А что они могут ответить? У нас есть аргументы. Больше всего их взбесил вопрос о мингрельцах. Когда мы сказали, что население Галского района считает своим родным языком мингрельский, который они уничтожают, совершая преступление перед человечеством, они взбесились. Потому что это правда. Почему вы не разрешаете на своей территории мингрельскому даже факультативно обучаться? Почему вы запрещаете азбуку, которая была издана? Это самый больной для них вопрос.

Они говорят: почему вы уменьшили количество часов грузинского языка в школах и ввели обучение на русском языке. Мы им говорим: как может интегрироваться человек, не зная русского языка, в нашем пространстве? Невозможно. Это не сегодня сложилось, здесь всегда говорили на русском, потому что мы многонациональная республика, русский – язык общения. Если грузин или мингрел, живущий в Галском районе, не выучил языка, то он не сможет себя реализовать в Абхазии, он вынужден будет покинуть эту территорию. Вы, с одной стороны, говорите о возвращении беженцев, с другой происходит вымывание этого населения. Через некоторое время может так случиться, что на территории Галского района вообще ни одного мингрела и грузина не останется, потому что как им жить в стране, где не понимают их языка, а они языка, на котором говорят в стране. И даже на это они абсолютно неадекватно реагируют. Они так ненавидят русских и русский язык, что говорят – обучайте абхазскому. Мы обучаем, но абхазский язык один из самых сложных, и даже зная его, человек, живя в Абхазии, должен знать русский, чтобы реализовать себя.

– Я так понимаю, что в связи с произошедшим с И. Кварацхелия было предложено возобновить формат встреч в рамках МПРИ?

– Формат МПРИ был прекращен после того, как грузинское правительство приняло список Отхозория – Татунашвили, по которому оно обвинило абхазских военных в преступлениях и ввела на этих людей санкции. В этом списке были политики, и действующие, и прошлые, президент, но, когда принимали решение, действующих политиков они исключили, чтобы вести Женевские дискуссии. И вписали туда героев Абхазии, обвинили их в военных преступлениях. Наши в знак протеста покинули МПРИ и сказали, что пока этот список существует, мы не будем участвовать. Но на ЖД разговор шел о технической части, не само МПРИ собрать, а техническую часть, которая на час встретится, чтобы передать труп погибшего.

Они настаивают на МПРИ, потому что грузинское население Галского района, граждане Грузии, ставят правительству Грузии вопрос защиты прав, когда здесь что-то происходит. Они через МПРИ пытаются решать какие-то вещи.

– А как вы сами относитесь к МПРИ? Насколько полезен и нужен этот формат?

– Есть свои плюсы и минусы, но в большинстве я вижу плюсы. Очень много людей используют ситуацию в своих целях, например, криминальные группы. Люди, которые совершили преступления в Грузии, пытаются спрятаться в Абхазии, и наоборот.

Когда посмотришь на Женевские дискуссии изнутри, наши внутренние проблемы уже не кажутся такими глобальными, когда видишь, какая угроза оттуда исходит. Понимаешь, что есть вещи более важные, чем межпартийные споры, у нас общая опасность.

– А сами еще раз собираетесь участвовать?

– Я бы в 48-м раунде поучаствовал. А вообще, глава Галского района должен постоянно участвовать. И поверьте, это не потому, что я хочу поехать в Женеву. Многие думают, что мы туда едем развлекаться, но ничего развлекательного там нет. Мы работаем с 9 утра до 7 вечера, живем в самой скромной 3-хзвездочной гостинице и ходим на переговоры пешком, что нисколько не умаляет нашего достоинства. Но очень эта поездка полезна, и не только в плане переговоров. Выехав туда, снимаешь с себя розовые очки, меняешь мнение о Западе, про который рассказывают, что там прекрасная жизнь. Там тоже жизнь непростая, они постоянно работают, у них высокие налоги, но свое благополучие они построили своими руками.

Беседовала Ольга Джонуа

Нужная газета

 

Онлайн-площадка для объявлений об аренде частного жилья Airbnb заявила о продолжении работы с Абхазией, Южной Осетией и еврейскими поселениями на Западном берегу Иордана.

СУХУМ, 10 апр - Sputnik. Компания AirBnB, предоставляющая платформу для краткосрочной аренды жилья для туристов по всему миру, объявила о прекращении бойкота Абхазии, Южной Осетии, еврейских поселений Иудеи и Самарии.

При этом прибыль AirBnB от деятельности в этих регионах будет жертвоваться благотворительным некоммерческим организациям на закупку гуманитарной помощи в разных регионах планеты, сообщается на сайте компании.

В январе сервис в AirBnB объявили, что удалят с сайта дома, расположенные в Абхазии, Южной Осетии в еврейских поселениях Западного берега реки Иордан. В противном случае это чревато более масштабными конфликтами в регионе, заявили тогда в компании.

 

 

 

25 марта, президент США Дональд Трамп подписал документ, согласно которому Штаты признают суверенитет Израиля над Голанскими высотами, завоеванными израильтянами в 1967 году. Данное решение, заявил глава Белого дома, должно было быть принято несколько десятилетий назад. Ранее он написал в своем аккаунте в Twitter, что Голанские высоты представляют чрезвычайную стратегическую важность для израильского государства и региональной безопасности. Действительно, с Голан простреливается артиллерией половина территории Израиля, и до 1967 года это происходило нередко. Израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху восторженно сказал Трампу: «Израиль никогда не имел лучшего друга, чем вы». «Это вопиющая агрессия в отношении суверенитета Сирии и высочайший уровень презрения к международным законам», – такую позицию выразил МИД Сирии. На сей раз Трампа не поддержали в Великобритании, ЕС и ООН, уточнив, что Израиль незаконно аннексировал Голаны.

Отзывы на этот шаг американского президента официальных структур и наблюдателей всего мира красноречиво иллюстрируют весьма распространенную ситуацию, когда в оценках того или иного факта сталкиваются различные подходы и принципы. Как известно, в Абхазии, например, которая, по идее, должна была бы всецело поддержать «братьев по сепаратизму» косоваров в их стремлении отделиться от Сербии, в действительности к ним весьма прохладное отношение: тут побеждает принцип союзничества, ибо Сербия – друг нашего друга России. Аналогично этому и в Косово весьма прохладное отношение к Абхазии и Южной Осетии. Ни о каком взаимном признании независимости нет и речи.

В рассматриваемом случае с Голанами в позиции официального Лондона и Евросоюза соображения союзничества с США явно уступили принципу нерушимости границ. Границ де-юре, разумеется. Ибо если учесть, что с июня 1967 года, когда в результате шестидневной войны маленький Израиль разгромил коалицию арабских государств и установил контроль над стратегически важными Голанскими высотами на границе с Сирией, прошло почти 52 года, впору говорить уже о принципе нерушимости границ де-факто. Госсекретарь США Майк Помпео пояснял, что решение Трампа является «признанием реального положения дел на местах и ситуации в области безопасности».

Дональд Трамп, кстати, не в первый раз замахнулся на замороженные ситуации в области арабо-израильского конфликта. Ранее США признали столицей Израиля Иерусалим, с чем категорически не согласны палестинцы. Кто-то, наверное, вспомнит, что у него зять – еврей, кто-то объяснит его действия стремлением заручиться поддержкой влиятельного еврейского лобби в США. Но можно, наверное, объяснить это и нежеланием Трампа бесконечно откладывать, как его предшественники и другие мировые лидеры, решение спорных международных вопросов и назвать вещи своими именами.

Руководство России, как и почти всех государств мира, осудило решение Трампа. Но показательна позитивная реакция ряда общественных организаций и публицистов. Так, недавно созданный в Москве Евразийский народный фронт сделал заявление, в котором, в частности, говорится:

«Признание президентом США Дональдом Трампом суверенитета Израиля над Голанскими высотами открывает новую эру в международных отношениях... Евразийский народный фронт считает необходимым решение спорных вопросов на постсоветском пространстве в соответствии с прецедентом Голанских высот. А именно: международное сообщество должно признать независимость Южной Осетии, Абхазии, Нагорного Карабаха, ПМР, ДНР, ЛНР, а также вхождение Крыма в состав России».

Арман Ванескегян, политический обозреватель из Армении, пишет:

«Объяснение любой аннексии или оккупации необходимостью защиты собственного населения от внешних угроз может стать прецедентом, который так любят использовать сами американцы в мировой политике... И вот тогда Соединенным Штатам придется объяснять, почему они не готовы к присоединению Лачина к непризнанной Нагорно-Карабахской Республике в качестве необходимой меры для защиты населения Карабаха и Армении».

А вот выразительный заголовок статьи российского автора Петра Акопова: «С Голанских высот открылся вид на Крым».

Пятилетие присоединения Крыма к России отмечалось как раз на днях. Этот срок – в десять с лишним раз меньший, чем время контроля Израиля над Голанскими высотами (точнее – над двумя третями этой полоски земли длиной около 60 и шириной около 25 километров). А Абхазия существует как де-факто независимое государство уже аккурат половину нахождения большей части Голан в составе Израиля. И потому логичны были бы поддержка абхазов решения Трампа вкупе с вопросом ему: «А мы чем хуже?»

Что касается повсеместно соперничающего с этим принципа – союзнических отношений, то напомню, что стратегический партнер и покровитель Абхазии Российская Федерация уже не так однозначно поддерживает арабский мир в конфронтации с Израилем, как полвека назад это делал ее предшественник Советский Союз, но правительство Сирии – это близкий союзник РФ. А с Абхазией Сирию связывают не только дружба «через Россию», но и свои собственные отношения. Оформившиеся в прошлом году дипломатически, но зародившиеся еще полтора столетия назад, когда, кстати, именно на Голанских высотах поселилась значительная часть адыгских и абхазских махаджиров XIX века, попавших в Сирию, которая была тогда частью Османской империи. Их привлекла гористая живописная местность, похожая на природу исторической родины. А еще Голаны – благодатный уголок по сравнению с окружающими их пустынями и полупустынями, с развитым сельским хозяйством, привлекающий много туристов. Мне доводилось разговаривать в Сухуме еще в конце 90-х с одним абхазским репатриантом из Сирии, который рассказывал, что родился на Голанских высотах, но в 1967-м его семья была вынуждена переселиться на север, вглубь Сирии. Вот такое второе махаджирство в их роду…

Вчера депутат Народного Совета Сирии Хамза Шахин дал на русском языке небольшое интервью одному из СМИ в Абхазии. Вот как он его начал:

«Голанские высоты – сирийская земля, так было и будет. Никто не сможет это изменить. Мы привыкли к тому, что США и Трамп специально нарушают международные законы. Мы утверждаем, что это была сирийская земля. Мы уверены, что наша армия вместе с нашим народом освободит эту землю, и в будущем мы сможем вернуть ее».

Что касается рассуждений в СМИ о том, что прецедент, созданный Трампом, повлечет за собой цепочку признаний фактически существующих границ между государствами, то большинство их, конечно, были ироническими. Пока миром правит двойная мораль, все будет трактоваться в соответствии с правилом: международный закон – что дышло, куда повернешь, туда и вышло.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Страница 1 из 15
Яндекс.Метрика