Апсадгьыл-инфо, 14 февраля 2019 г. В рамках культурной программы Российского инвестиционного форума в Сочи выступит певица из Абхазии Мадина Кварацхелия.

«Стартовый день для меня! В рамках деловой программы форума я буду петь для представителей деловых кругов. Далее в «Oscar Event Hall» следует приём для представителей СМИ и я буду исполнять абхазскую песню «Уааи, сылашара». Абхазский романс услышат все СМИ. Конечно, я очень волнуюсь. Спасибо организаторам форума - «Росконгресс» за приглашение и за такую возможность», - пишет певица на своей странице в Facebook.

Российский инвестиционный форум 2019 года стартовал в Сочи 14 февраля.

Пленарное заседание прошло с участием председателя правительства Российской Федерации Дмитрия Медведева.

Российский инвестиционный форум – это традиционная площадка для презентации инвестиционного и экономического потенциала России.

Напомним, что в сентябре 2018 года Мадина Кварцхелия была приглашена на торжественный прием от имени оргкомитета по проведению Восточного экономического форума-2018, где она выступала вместе с такими звездами, как Ёлка, группы Burito и Jukeвox Trio.

Политические дискуссии

Сегодня мы ведём беседу с экс-вице-президентом Республики Абхазия Виталием Викторовичем Габния, который недавно возглавил Республиканскую политическую партию «Апсны». Виталий Габния является одним из молодых политиков. Он – типичный представитель среднего класса самостоятельных людей принципиально нового, другого поколения абхазов. Именно он начал процесс объединения людей с привлечением молодых в большую политику не без учета конфликта поколений.

– Виталий Викторович, Вас можно поздравить с возвращением в политику?

– Из общественной жизни, как и из политики, я не уходил. Ушел с занимаемого поста в силу сложившихся обстоятельств, не мог позволить себе по известным причинам оставаться «картонным» вице-президентом в виртуальной вертикали власти, там, где от меня ничего не зависело. Должность вице-президента не наполнена содержанием. В рамках вверенных мне государственных комиссий, где мои полномочия были определены, я всё же смог провести системные преобразования в области получения лимитов по линии Россотрудничества для поступления в ведущие вузы России, а также в работе комиссии по определению группы инвалидности нашим ветеранам и выплате пенсий. Принципиально изменил подход к присуждению государственных боевых наград, к работе комиссии по гражданству. Всего я курировал семь госкомитетов, каждый из которых был преобразован либо создан впервые. Кроме этого, каждый день я вёл прием граждан, старался помочь людям. Поддерживал множество творческих начинаний нашей молодежи, спортивных мероприятий за счет внебюджетного финансирования. Самое ценное, что я вынес за время государственной службы, – это бесценный опыт. Если же говорить о должности вице-президента, то ее нужно либо усилить, либо упразднить.

– Каковы Ваши взгляды сегодня, реалии, перспективы, страхи, опасения?

– В политике, как и в общественной жизни, я завязан крепко, слишком много обязательств. Еще со школьной скамьи вёл активную общественную работу, а в политике я без малого 16 лет. На сегодняшний день реалии таковы, что ни у кого не осталось иллюзий к окружающим нас персоналиям. Мы знали людей, которые ранее были в оппозиции. Многие из них были идейными, стремились прийти к власти с чистыми помыслами. Но, придя во власть, не каждый справился с искушением, на идейных позициях остались далеко не все. Теперь мы знаем наших соратников и в той, и в этой ипостаси. Мы знали людей, которые были властью без малого 10 лет, теперь же они находятся в оппозиции. Знаем, какими они были конъюнктурщиками во власти и какими праведниками стали сейчас, будучи в оппозиции. В результате нет у нас иллюзий относительно этих личностей, поскольку за последние 15 лет все себя проявили. Проблема в том, что даже если убрать полюсную конкуренцию политических сторон, то не наберётся одна полновесная профессиональная команда патриотов-управленцев. Собрать команду на разделении – вовсе не представляется возможным при наших незначительных ресурсах. Объективно на сегодняшний день нет чистых сторон, только личная репутация является определяющей. Однако наша политическая культура такова, что даже личная репутация не берется во внимание. Хороший управленец или плохой, профпригоден или нет значения не имеет. Определяющим является «свой» или «не свой», тот, на котором завязаны личные интересы. Отсюда шельмование всех против всех, чистота помыслов не в тренде. Потребительское состояние общества концентрированно проявляется на интернет-сайтах и медиа-площадках. Определяющим является «личное», нет общих интересов, целей и задач.

– Виталлий Викторович, расскажите о партии «Апсны», из кого она состоит, каковы её цели и задачи?

– Республиканская партия «Апсны» – молодая организация, ей около 2 лет. Какие цели преследовались нами при создании этой организации? В капиталистической системе ценностей, которая сегодня взята за основу, самые непотребные качества человека делают его наиболее успешным, особенно в стадии накопления начального капитала. Власть для такого рода людей будет всегда являться главной целью личной наживы и обогащения. Но поскольку чуждая нам система частично купируется нашим традиционализмом, внутренними установками и патриотизмом, такими людьми являются, слава богу, далеко не все. Другими словами, во власти есть люди, которые хотят обокрасть государство «на входе», то есть с самого начала прихода к власти, и те, которые готовы двигать страну вперед, давая надежду на перспективу. Проблема в том, что люди второй категории, нацеленные на результат, все как один индивидуалисты. В этом они проигрывают казнокрадам, которые объективно лучше организованы, а значит, более успешны. Мы, будучи частью власти, задались целью собрать в рамках единой организации людей во власти, соответствующих второй категории, индивидуалистов без репутационных издержек, объединив в команду с чувством локтя и плеча, тем самым став конкурентноспособными. К сожалению, не все проявили понимание при создании РПП «Апсны», но всё же нам удалось соорганизоваться. Чтобы не быть голословным, назову некоторых членов Политсовета: министр по налогам и сборам Даур Курмазия, министр и замминистра иностранных дел Даур Кове и Одиссей Бигвава, председатель Комитета и зампредседателя по молодёжной политике Теймураз Квеквескири и Дамей Чанба, представители таможенного комитета Беслан Губаз и Руслан Инапшба, зампредседателя Торгово-промышленной палаты Астамур Гагулия, депутаты Парламента Абхазии Вианор Бебия и Левон Галустян. Кроме того, партия собрала ещё людей знаковых и самодостаточных с активной гражданской позицией вне власти, среди которых ветераны войны, банкиры и бизнесмены.

– Являются ли уставные документы партии прогрессивными?

– В организации состоит более тысячи человек, интересы которых представляет Политсовет, состоящий из 45 членов. Должность председателя является технической, он наделяется правом озвучивать решения Политсовета. Председатель выбирается не съездом, что является громоздкой процедурой, а Политсоветом, и выбирается на полгода с предоставлением возможности проявить себя. По окончании полномочий председатель отчитывается за выборный период, в результате отчета Политсовет принимает решение о переназначении на следующие шесть месяцев, либо о выборе нового председателя. Смена может происходить и по собственному желанию. Все вышесказанное является весьма прогрессивным нововведением, быстрым и гибким.

– Виталий Викторович, на какой платформе стоит партия: властной, центристской, оппозиционной?

– В Абхазии центристских партий нет. Мы – провластная партия и занимаем свою нишу в политике. В то же время наша организация является абсолютно самодостаточной, свободной в своих предпочтениях. Она не создавалась под конкретного человека. Последняя инстанция в принятии решения – мы сами. За себя как председателя могу сказать, что никто меня в спину не толкает, опираюсь на свои принципы и мнение соратников по партии. Говорить о том, кого партия поддержит на предстоящих президентских выборах, сегодня рано. Никто в публичном поле о себе пока не заявил, вопрос вынесем на повестку не ранее регистрации кандидатов в президенты. Главное – пройти предстоящие выборы достойно, а для этого нужно успеть заложить механизмы баланса и компромисса.

– А в чём, на Ваш взгляд, заключается баланс и компромисс?

– 19 апреля прошлого года партия «Апсны» провела второй съезд, на котором были обозначены стратегические цели и задачи, в частности, конституционные реформы, о которых так много говорят в преддверии выборов, но замалчивают в межсезонье. Мы подняли вопрос баланса за полтора года до выборов, чтобы успеть реализовать его ко времени. Провели консультации с другими политическими партиями – «ФНЕА», «Единой Абхазией», «Амцахара». Приглашали их представителей на круглые столы, согласовывали позиции. В целом общее понимание присутствует, даже пришли к некоторому результату.

Многие из нас опасаются президентских выборов 2019 года, переживают, как бы некоторые процессы не вышли за рамки правового поля. Наша политическая культура желает быть лучше. Существует вероятность, что ни одна из сторон не признает результатов выборов в случае проигрыша, и тогда последует вывод людей на улицу. В нашей системе не заложены механизмы компромисса. Вспомните выборы 2004 года. Этот кризис удалось нейтрализовать на основе достигнутой договоренности, то есть компромисса Багапш – Хаджимба, президент – вице-президент. Однако компромисс оказался условным.

– Виталий Викторович, в чём состоит суть предлагаемых Вами реформ?

– Суть предлагаемых реформ состоит в том, чтобы усилить должность Премьер-министра. Президент является главой исполнительной власти, должность Премьера является промежуточной. Функции контроля над деятельностью Кабинета Министров необходимо передать Парламенту, прописав участие Президента в определенных случаях, который является гарантом Конституции. Президент сосредоточивается на строительстве национального государства, вертикали власти с главами администраций, силовом блоке, армии, внешней политике. Премьер-министр самостоятелен в вопросах хозяйствования, подотчётен Парламенту. Закладывается механизм компромисса политических сторон. Каждая из сторон несет обязательства в своей зоне ответственности. Мнение об объединении народа путем слияния политических сторон является популистским. В основе модернизации политической системы – конкуренция политических сторон, каждой из которых предоставляется возможность проявить себя в деле вне площадной демократии. Взаимные обвинения загнали нас и могут привести к беде. Оппозиция оправдывает свои кратные площадные митинги событиями 27 мая по принципу индульгенции на беспорядки! 27 мая был не лучшим днем в новейшей истории Абхазии, как и те бескомпромиссные решения экс-президента вопреки мнению критического большинства в народе, послужившего катализатором к волнениям. Не лучшими были и попытки оппозиции перевести майский прецедент в систему. Вспомним гибель правозащитницы Тамары Шакрыл при штурме Администрации Президента в 2004 году, когда на кадрах хроники пили шампанское из горла, размахивая флагами из окон Администрации Президента. Как подъезжали к дому Первого Президента, великого Владислава, уже больного, отмечая над ним «победу». Вспомним 6 июля, когда толпа атаковала здание МВД и чуть не сожгла режимный объект. Вспомним 15 декабря 2017 года, зимнюю попытку очередного взятия здания Администрации, и только большой людской противовес отвел беду от страны. Сегодня нет чистых сторон, как и задела прочности нашей государственности. Нам всем пора остановиться. Но для конкуренции политических сторон нет предпосылок без модернизации политической системы. Поэтому наша партия «Апсны» провела предварительные консультации с другими партиями, закрепив промежуточный результат. Наши предложения мы намерены согласовать с Президентом, и вместе другими политическими силами вынести на обсуждение в Парламент до наступления предвыборной кампании. Нужно успеть. Не заложим механизмы баланса и компромисса – рассчитывать на результат не придется.

– Виталий Викторович, что всё же делается не так для наведения порядка и возрождения экономики страны?

– Вопрос экономики в череде проблем является последним, который решается. Во-первых, ни одна страна не поднималась без опоры на силовые блоки и их модернизацию. Во-вторых, необходимо кратно усилить внутреннюю финансовую дисциплину, навести порядок на государственных границах. Для привлечения инвесторов нам нужен порядок на улице, в финансовой сфере, в законодательной поддержке, во всем. Только затем мы перейдем к решению вопросов, связанных с экономикой. Экономика, говоря простым языком, – это понимание, на чём Абхазия может заработать деньги. Решения могут быть нетривиальными: на реперных точках банковских продуктов, биткойнах, игорном бизнесе закрытого типа и т.д. Но будучи субтропической страной, рядом с континентальной Россией, в первую очередь, на курортах и сельском хозяйстве. Аграрный сектор становится рентабельным по мере наведения порядка, пресечения контрабандного груза на границе с Грузией. На сегодняшний день местный аграрий не способен произвести продукт, конкурирующий с контрабандным товаром – при высоких банковских кредитах и уплате пошлин. В курортной сфере Абхазия не может зарабатывать на массовой дешевизне «двухзвездочного» сервиса. В течение года страну посещают около полутора миллионов низкобюджетных туристов. Курортного сбора, как в сопредельном Краснодарском крае (Сочи), мы не практикуем. По завершении сезона средств в казне остается немного. Обветшалая инфраструктура, которая не выдерживает пиковых нагрузок, также требует средств на восстановление. Кроме того, на латание дорог уходят десятки миллионов рублей, поскольку дороги у нас большей частью состоят из высотных эстакад. Больших нагрузок не выдерживают энергетика, подземные коммуникации и т.д. Рассчитывать на финансовую поддержку России нам нельзя, ей самой тяжело из-за санкционной войны. Абхазия не может дать суверенные гарантии инвесторам, поскольку мы не являемся эмиссионной зоной. Нам не хватает денежной массы, ликвидности для своевременного погашения обязательств перед населением. Обеспечением может послужить российская финансовая поддержка. Скажем, Россия на какой-то год заложила в качестве поддержки Абхазии несколько миллиардов рублей. Мы в эквиваленте на ту же сумму производим апсары с параллельным хождением их в стране наравне с рублем. Обеспечением апсара послужит рубль, один к одному с обменом в любом из банков страны. Наличность в республике возрастает вдвое, что оживит экономику. Главная функция государства, помимо принуждения к порядку, – обеспечение длинных банковских кредитов под малый процент. Иначе никакого развития и улучшения благосостояния местного населения ждать не приходится. Мы не сможем подняться без кредитного портфеля со стороны России, являющейся единственным окном наших возможностей. Мы самостоятельно должны предложить концепцию развития нашего государства, при формировании которой не можем не учитывать интересов России и Абхазии, основанных на взаимном доверии. РФ снимает множественные вопросы социального характера, является гарантом нашего суверенитета. Вопросы безопасности являются главным условием для развития экономики, условием привлечения экономических резидентов, капитала в страну. Абхазия во всём черкесском мире единственная страна, которая обладает статусом суверенного государства, и ее народ живёт на своей исторической земле. Это – абсолютная ценность, которую нужно сберечь. В мире двадцатимиллионные народы не имеют своей государственности, а культура многих народов ушла в прошлое. Абхазы и сегодня существуют, сумев сохранить свой язык и идентичность. Главная из угроз государственной суверенности сегодняшнего дня заключается в отсутствии финансовой самодостаточности. Мы не сможем наполнить содержанием наш суверенитет, ничего не предлагая со своей стороны, не принимая нестандартных решений.

Беседу вела Русудан Барганджия

Газета "Республика Абхазия"

 

Вечер профессионального бокса "Галактическая схватка-3" проходил в Сочи 9 февраля в развлекательном центре "Галактика" курортной базы "Газпром".

СУХУМ, 9 фев – Sputnik, Бадрак Авидзба. Боксер из Абхазии Игорь Адлейба победил спортсмена из Узбекистана Ахамджона Инакова на вечере профессионального бокса "Галактическая схватка-3", который проходил в Сочи 9 февраля.

До этого боя на счету Игоря Адлейба было пять выступлений на профессиональном ринге, и все завершились в пользу абхазского спортсмена, три из них завершились нокаутом. Соперник Адлейба провел три боя на профессиональном ринге, одержал одну победу, один бой свел в ничью, в другом проиграл.

С первого раунда стало понятно, что соперник Игоря Адлейба не намерен отдавать победу. Практически на каждую атаку абхазского боксера Инаков старался ответить своей, и это ему часто удавалось.

К третьему раунду трудно было отдать кому-то предпочтение. С началом четвертого раунда Адлейба еще больше активизировался, отметившись несколькими точными попаданиями. При этом Инаков в долгу не остался и сумел несколько раз пробить защиту Адлейба прямыми ударами.

С пятого раунда соперники стали показывать еще более открытый бой, проводить больше атак. После серии ударов Игоря у Инакова пошла кровь из носа. После последнего шестого раунда, судьи единогласно отдали победу Игорю Адлейба.

Игорь Адлейба – многократный чемпион Абхазии, победитель международных турниров по боксу в Российской Федерации, обладатель Кубка мира по кикбоксингу (фул контакт), мастер спорта республики по боксу, кандидат в мастера спорта России. Адлейба провел пять боев на профессиональном ринге и одержал пять побед.

Вечер профессионального бокса "Галактическая схватка-3" проходил в Сочи 9 февраля в развлекательном центре "Галактика" курортной базы "Газпром".

 

 

Всемирный фонд дикой природы во вторник 5 февраля заявил, что в Абхазии был убит леопард Килли, выпущенный в дикую природу в июле 2016 года в рамках Программы по восстановлению популяции переднеазиатского леопарда на Кавказе.

СУХУМ, 5 фев – Sputnik, Сария Кварацхелия. Информация об убийстве леопарда в Абхазии может быть фейком, сообщил корреспонденту Sputnik заместитель председателя Госкомитета по экологии и охране природы Абхазии Мурман Соломко.

"В интернете ходят фотографии, но определить по фото, что это был именно леопард сочинского заповедника никак невозможно. Там много фактов, которые говорят, что это фейковая новость. Когда подобное происходит, биосферный заповедник прямо с нами связывается, и мы вместе с ними начинаем работать. Но к нам никто не обращался: ни заповедник, ни Общество охраны животных Российской Федерации", – сказал он.

Всемирный фонд дикой природы во вторник 5 февраля заявил, что в Абхазии был убит леопард Килли, выпущенный в дикую природу в июле 2016 года в рамках Программы по восстановлению популяции переднеазиатского леопарда на Кавказе.

В местечке Мрамба, где по информации Всемирного фонда дикой природы, произошел инцидент, уже второй день ведут поиски следов леопарда эколог из села Ажара и волонтер. Но, по словам Соломко, никаких следов зверя или капкана пока не заметили.

"Наш сотрудник вместе с волонтером прошли более 10 километров, обыскали всю местность, но никаких следов нет. Мрамба занимает небольшую территорию. Там, как сообщает эколог, вообще не стоят капканы. Если бы поставили капкан в эти дни, то какие-то следы должны были остаться. Свежего снега также не было, чтобы засыпало следы", – рассказал Соломко.

Были опрошены жители села Ажара и более 20 охотников. По их свидетельствам, никаких следов зверя не было.

"В сообщении Всемирного фонда дикой природы говорится, что зверя убили в местечке Мрамба. Но там никакого населения нет. Несколько семей проживают в селе Ажара, но там местные ничего не знают. Охотники тоже говорят, что слышали, что такое произошло, но никто лично не видел", – отметил Мурман Соломко.

Заместитель председателя Госкомитета по экологии и охране природы Абхазии добавил, что поиски следов продолжаются.

Программа восстановления переднеазиатского леопарда на Западном Кавказе была инициирована в 2009 году Владимиром Путиным. Она проводится Минприроды России при участии Сочинского национального парка, Кавказского заповедника, ИПЭЭ РАН, Московского зоопарка и WWF России, а также при содействии Международного союза охраны природы (МСОП) и Европейской ассоциации зоопарков и аквариумов (ЕАЗА).

Первыми переднеазиатскими леопардами, которых выпустили в дикую природу, были самцы Ахун, Килли и самка Виктория. Последняя была поймана в абхазском селе Лыхны в ноябре 2017 года и возвращена в Россию. Через три недели после того как ее снова вернули в дикую природу, она была найдена мертвой в горах. Сейчас на Кавказе этот вид леопардов практически не встречается и занесен в Красную книгу как вымирающий.

 

 

Личности в истории

В ходе подготовки ряда материалов для газеты «Республика Абхазия» в год 25-летия Победы в Отечественной войне народа Абхазии с Анри Михайловичем Джергения, который в течение 15 лет являлся советником и личным представителем Владислава Григорьевича Ардзинба и многие годы – Генеральным прокурором Абхазии, я спросила его: «Вы встречались с высокопоставленными чиновниками Советского Союза и России, знали первых лиц Российского государства. А могли бы Вы что-нибудь рассказать о Борисе Николаевиче Ельцине?» Он ответил: «Наверное, смог бы».

Я безмерно благодарна Анри Михайловичу за тесное и серьезное сотрудничество с нашей газетой и напоминаю читателям, что еще летом мы опубликовали два его материала под рубрикой «Они помогали Абхазии победить». Это – воспоминания об экс-президенте Татарстана Минтимере Шариповиче Шаймиеве и экс-кандидате в президенты РФ на выборах 2018 года Сергее Николаевиче Бабурине. А недавно была опубликована статья А.Джергения о Николае Акиртава. Мы уверены, что очередное воспоминание Анри Джергения о такой неординарной политической фигуре, как Ельцин, от действий и решений которого зависело немало при определении судьбы Абхазии, вызовет у наших читателей большой интерес. Заира Цвижба.

***

Анализ процесса распада Советского Союза свидетельствует о том, что если бы руководители СССР и России того периода являлись государственниками, то при всех сложностях (не секрет, что у государства имелись существенные экономические, политические и национальные проблемы), как мне представляется, его можно было бы сохранить. Думаю, что если бы в тот период во главе государства находился человек уровня нынешнего Владимира Путина, то он смог бы это сделать. Приведу один пример. 19 августа 1991 года, после объявления о создании ГКЧП, многие члены гамсахурдиевской партии «Круглый стол» пришли в районные комитеты Компартии Абхазии сдавать партвзносы, объясняя разными причинами их давнюю неуплату и демонстрируя этим свою лояльность действующей власти. Это были не те люди, которые отстаивали бы позицию в связи с изменившейся ситуацией. Кроме того, сам Звиад Гамсахурдия поддержал ГКЧП. Ничем не отличались от них и российские митинговые крикуны, которых я имел возможность наблюдать в течение полугода, проживая вместе с Владиславом Ардзинба в гостинице «Москва». Манежная площадь напоминала Красную площадь, описанную Пушкиным в смутные времена. Там ежедневно собирались десятки тысяч людей. У входа в ресторан гостиницы стояла эстрада, и кто-то похожий на санаторно-курортного массовика-затейника периодически провозглашал: «Ельцин – президент! Ельцин – президент!». И в ответ эти люди дружно ревели: «Президент! Президент!» Активность толпы поддерживалась постоянно подъезжающими пикапчиками с горячительными напитками.

И Горбачев, и Ельцин оказались не теми людьми, которые были заинтересованы в сохранении государства. Они боролись только за одно: обосноваться в кремлевском кабинете независимо от того, сохранит ли их приход государство. Об отношении Ельцина к государству свидетельствует и такой факт, который мне известен еще с советских времён. Борис Ельцин, находясь в опале после освобождения с должности первого секретаря МГК, прибыл в США и стал добиваться приёма у тогдашнего президента Буша Старшего (об этом мне рассказал человек, принимавший непосредственное участие в этих событиях). Буш не хотел его принимать, чтобы не обидеть Горбачева. После неоднократных обращений Ельцина о приеме Бушем, последний поинтересовался, о чем тот собирается с ним говорить. Ельцин попросил передать Бушу, что если ему помогут стать руководителем Российской Федерации, то он добьется суверенитета России в составе СССР. Суверенитет России предполагал развал Советского Союза. Буш после этого согласился принять Ельцина, как бы случайно встретившись с ним в кабинете у одного из своих помощников. Встречу показывали по телевидению Советского Союза. После этой встречи Ельцину начали финансово помогать в форме гонораров за проводимые лекции. В свое время в прокуратуре СССР мне показывали множество видеозаписей о нахождении Ельцина в США. Часть из них также показывали по телевидению. Лекции, за которые ему платили 25 тысяч долларов в час, по существу были пьяным бредом. Кроме того, были кассеты, на которых Ельцин оправлял у шасси самолета естественные потребности по малому, пощипывал женщину на публичном приёме и т.д., и т.д.

Конечно, такой лидер Советского Союза и России американцев не мог не устраивать. Он для них был находкой. И все дальнейшие события свидетельствовали о том, что они продолжали постоянно его поддерживать.

Как известно, в мае – июне 1990 года на выборах председателя Верховного Совета Российской Федерации Ельцину противостоял представитель КПСС Иван Полозков. Два тура голосования не выявили победителя. Предстоял третий, решающий тур. По подсчетам аналитиков, Полозков мог набрать на 100 – 150 голосов больше. Однако Горбачев вызвал его и в приказном порядке вынудил снять свою кандидатуру, мотивируя тем, что иначе это может привести съезд к расколу. И тогда Ельцин победил. По результатам голосования раскол среди депутатов все равно сохранился, а кандидат, который мог победить, снят с голосования… У Горбачева были и другие основания и возможности не дать Ельцину победить, но он почему-то этого не сделал, хотя понимал, что победа Ельцина – это распад Советского Союза и конец личной его карьеры. Вспомним: сумели же американцы вынудить выйти из президентской гонки популярного во Франции кандидата Стросс-Кана, который, по прогнозам, был наиболее вероятным победителем в борьбе за высший пост в государстве.

Затем, 12 июня 1991 года, Ельцин был избран президентом Российской Федерации.

Неудивительно, что пришедший таким путем к власти председатель Верховного Совета, а затем Президент России Ельцин находился под полным влиянием американских и западноевропейских советников, которые официально работали во всех значимых властных структурах. Все это привело Российское государство на грань развала, и только уход Ельцина с политической арены дал возможность сохранить его.

Конечно, мне известна расхожая фраза о том, что история не терпит сослагательного наклонения. Но это не значит, что события тех лет не подлежат анализу и оценке и не могут быть учтены в будущем.

На мой взгляд, В.В.Путин дал политически выверенную и объективную оценку значению распада СССР в современном мировом сообществе.

Есть у меня и личные воспоминания о встречах с Борисом Ельциным. Я дважды сопровождал Владислава Григорьевича Ардзинба на встречах с ним – первый раз в Бочаровом Ручье в Сочи, а второй раз в Мюссере в Абхазии. Эти встречи произошли в промежутке между 1 и 7 марта 1992 года.

В Бочаровом Ручье встреча была короткой, тогда мы договорились встретиться в Мюссере через несколько дней и основательно поговорить о всех проблемах, волнующих руководство Абхазии. Встреча состоялась, и она длилась не менее 6 часов.

Для нас это было очень важное событие, поэтому мы решили подготовить полноценную рабочую встречу, в том числе с официальным обедом. Тогда дача в Мюссере находилась в ведении Российской Федерации. На всякий случай мы заранее послали необходимые продукты. Приезд Ельцина намечался к 3 часам дня. Мы с Владиславом приехали на полчаса раньше – посмотреть, как идет подготовка к встрече. Оказалось, что из посланных нами продуктов ничего не было приготовлено. Владислава Григорьевича знали как популярного политика и российские офицеры, и гражданский обслуживающий персонал, и они прислушивались к тому, что он говорил. Владислав стал выяснять причину невыполнения заказа и потребовал как можно быстрей приготовиться к встрече. Те объяснили, что из Сочи поступила команда подготовить только легкий стол и без горячительных напитков.

Но мы решили все-таки достойно подготовиться к встрече руководителя нашего Великого соседа. После команды Владислава Григорьевича обслуживающий персонал обязался приготовить обед за час.

Ровно в 3 часа на рейде появился корабль типа «река – море», и минут пятнадцать четвертого гости были на берегу. Мы с Владиславом Григорьевичем договорились до приготовления пищи занять их разговорами, в том числе попытаться затронуть государственные проблемы, которые нас волновали. С Борисом Николаевичем приехали его супруга Наина Иосифовна и начальник охраны Коржаков. Ельцин был уже заметно выпивший.

Гуляя по парку, мы попеременно менялись – то Владислав Григорьевич с Ельциным, то я, и наоборот – кто-то из нас шел с супругой. Ельцин заинтересовался, на какие средства построена дорогостоящая дача, которая официально называлась «Чайка-2». Зная о его нелюбви к Горбачеву, я решил ему подыграть. К этому времени строительство было уже завершено. Ельцин знал, что дача строилась для Горбачева, поэтому он старался представить его как человека, расточительно распоряжающегося государственными средствами. Я ему рассказал, что строили её, не считаясь с расходами. Средняя зарплата рабочих на объекте составляла 2 тысячи рублей в месяц, тогда как средняя зарплата обычных рабочих в то время была не более 200 рублей. Из всех районов Грузии завозились плодовые и декоративные растения, мандариновые деревья, и все это в десять раз превышало обычные расходы. Строительство госдачи было как бы подарком руководства Грузии Горбачеву. Значительная часть денег аккумулировалась за счет перевода мяса из госторговли в кооперативную (в госторговле килограмм мяса стоил 2 руб. 20 коп., в коопторге – 7 руб. 30 коп.). Ельцин стал возмущаться, заявляя: «Вот куда уходят государственные деньги!»

Потом в очередной раз мы поменялись парами: Ельцин разговаривал с Владиславом Григорьевичем, а я – с его женой. Они шли впереди, дошли до забора госдачи и возвращались, а мы с Наиной Иосифовной двигались им навстречу. Ельцин и Наина Иосифовна столкнулись, и он игриво сказал: «Вот мы опять встретились…». Она отреагировала со злостью: «Видеть тебя не могу, пьяницу!»

Так прошло около полутора часа. Я поручил начальнику охраны информировать меня о том, как проходит приготовление пищи. И вот он подошел ко мне и на ухо сказал, что можно садиться за стол. Ельцин увидел это и, видимо, догадавшись, спросил, о чем идет речь. Я ему ответил, что было бы неправильно, если мы хотя бы небольшим застольем не отметим приезд главы Российского государства. Я боялся, что он откажется, так как знал о запрете Наины Иосифовны принимать участие в застолье. И когда я попытался покрасочней развить мысль, чтобы уговорить Ельцина согласиться на наше предложение, он, не дав договорить, спросил: «Уже готово?». Я ответил, что подготовка завершена, и можно потихоньку подтягиваться к столу. Он сказал, что согласен, а как поговорить со своими спутниками, он знает.

…Постепенно мы втянулись в застолье и в процессе этого перешли к проблемам, которые нас интересовали. Владислав Григорьевич начал говорить о реальной возможности возникновения вооруженного конфликта между Абхазией и Грузией, и мы хотели бы услышать, как поведет себя Россия в таком случае. Ельцин ответил: «В случае осложнений заявите о себе погромче, а мы вам поможем». О возможной помощи Абхазии он говорил категорично… Но когда в июле 1993 года, во время перемирия с Грузией после ожесточенных боев, Владислав Григорьевич в Москве встретился с Ельциным и, не удержавшись, спросил его: «Борис Николаевич, мы достаточно громко о себе заявили или ещё что-то надо сделать?» – ответа не последовало.

В ходе застолья Ельцин стал проявлять интерес к алкогольным напиткам. Его, правда, не заинтересовали местные вина, и он перешел к коньяку и водке, запивая нашим вином. И постепенно терял контроль над собой. Он стал усиленно ругать Горбачева, сказав, что тот обратился к нему с просьбой дать разрешение на поездку в Японию, а он хочет его посадить. У Владислава была привычка на официальных встречах называть меня «прокурор». И на каком-то этапе Ельцин решил, что я не прокурор Абхазии, а России, и спросил меня, дам ли ему санкцию на арест Горбачева. Я замешкался, не зная, что ответить, и по-абхазски спросил Владислава, что мне делать. Он посоветовал: скажи «да». И я сказал. Ельцину это очень понравилось, и он назвал меня молодцом. Ельцин с пьяных глаз мог меня спутать со Степанковым – генпрокурором России, по комплекции мы чем-то с ним похожи.

Наше застолье затянулось часов до восьми, а может, и дольше, стало темнеть. Мы подошли к пирсу. Там собрались работники госдачи, они принесли ему на прощание фрукты, но Ельцин уже не был способен воспринимать происходящее нормально. И разговор его стал напоминать беседу в прорабском вагончике (этот лексикон мной был усвоен со времен участия в студенческих отрядах). Неожиданно Ельцин побежал к морю, имитируя попытку броситься в воду. Я вынужден был догнать его и схватить за полу теплой куртки. Масса Ельцина была намного больше моей, и он меня волочил к концу причала. Там мы и остановились.

Гости поднялись на корабль. Ельцин взобрался на капитанский мостик и стал задавать различные вопросы Владиславу – типа: ты где, Владислав? где Пицунда? где Рица? где Мюссера? и это все твое? Владислав Григорьевич вежливо отвечал: да, все это наше!

В ответ Ельцин прокричал: «Хорошо устроился! Ты мне нравишься! В Москве будешь – заходи».

Несмотря на эти приглашения, 14 августа 1992 года, в день начала военных действий в Абхазии, Ельцин, находясь в Бочаровом Ручье, не принял Владислава.

Позже выяснилось, что Ельцин наши с ним переговоры всерьез не воспринимал. И фактически он дал добро на ввод грузинских вооруженных формирований в Абхазию в августе 1992 года. Следует отметить, что в ходе вооруженного противостояния с августа 1992 по сентябрь 1993 года и в последующие годы мне неоднократно приходилось встречаться с руководителями МИДа, Министерства обороны и других силовых структур России, которые по указанию Ельцина делали нам взаимоисключающие предложения – то в одну, то в другую сторону. Были случаи, когда его команды противоречили ранее достигнутым договоренностям и интересам России. (Мне запомнилось, как в этих случаях один мудрый российский дипломат говорил: «Наша с вами задача – помочь президенту России сохранить свое лицо».) И мы это исправляли.

В Дагомысе летом 1992 года Шеварднадзе согласовал с Ельциным, что Грузия в течение недели установит в Абхазии конституционный порядок, и после этого они будут принимать решение по Абхазии, но этого у них не получилось. Тогдашний министр обороны Грузии Тенгиз Китовани трижды ездил в Москву с просьбой разрешить Грузии продолжить установление конституционного порядка. Поэтому по российскому телевидению несколько раз сообщалось о переносе срока проведения встречи Ельцина, Шеварднадзе и Ардзинба. И когда стало ясно, что то, что Грузия называла установлением конституционного порядка, не станет легкой прогулкой по Абхазии, был определен срок встречи на 3 сентября 1992 года.

Мне уже как-то приходилось говорить, что руководители силовых структур России внимательно следили за тем, что происходило 3 сентября. Позиция и поведение Владислава Ардзинба им очень понравились, и многие из них для себя определили, что это тот человек, с которым следует поддерживать отношения. Позицию России после этой встречи можно назвать «доброжелательным нейтралитетом». Несмотря на определенную противоречивость действий российских властей, для нас Россия стала тылом, и я думаю, это обстоятельство мы не должны забывать. Нельзя не помнить и о том, что большую роль в нашей победе со стороны России сыграл её Парламент того периода, который зачастую нейтрализовал необдуманные решения исполнительной власти.

Заира Цвижба

Газета "Республика Абхазия"

 

Страница 1 из 24
Обновление тарифов
Аквафон 06 Конструктор
Аквафон 05 Конструктор
Аквафон 04 Конструктор
Аквафон 03 Конструктор
Аквафон 01 Конструктор
Previous Next Play Pause
Яндекс.Метрика