18 февраля на заседании комитета по аграрной политике, природным ресурсам и экологии депутаты парламента обсудили вопрос разведки и добычи нефти.

Председатель комитета Астамур Тарба сообщил, что планируется обсудить плюсы и минусы добычи нефти в Абхазии, рассмотреть экологические риски и экономические преимущества. Он подчеркнул, что на заседание были приглашены все причастные к этому вопросу лица, как бывшие и нынешние чиновники, так и предприниматели. В парламент пришла лишь часть приглашенных.

«Нас интересует насколько отвечают интересам Абхазии лицензионные экономические условия, по которым выданы лицензии двум компаниям», – сказал Тарба.

Премьер-министр Валерий Бганба напомнил, что в парламенте прошлого созыва была создана комиссия, которая занималась вопросом добычи нефти в Абхазии – экологической безопасности и экономической целесообразности. Но комиссия провела лишь одно заседание, и «ответы на поставленные вопросы не были получены».

«Что касается моей работы на посту премьер-министра, правительство обязано исполнять те договоры, которые заключены государством. Есть, конечно, служба экологии, которая должна заниматься мониторингом работы обоих компаний», – сказал премьер.

Он добавил, что обязательно необходимо строго следить за экологической безопасностью.

Тарба задал вопрос, готова ли сегодня Абхазия к тому, чтобы отразить теоретические экологические катастрофы:

«Даже в процессе геологической разведки, которая предполагает бурение, возможен разлив нефти и загрязнение окружающей среды. Например, насколько укомплектованы МЧС оборудованием и средствами, чтобы отразить хотя бы на начальном этапе теоретические риски?».

В соответствии с договорами ответственность за риски должна нести компания, которая проводит разведывательные работы.

«Первая и основная задача этих компаний – соблюдать экологическую безопасность. Если Вы обратили внимание на то, по каким мы причинам можем прервать наши договоренности, то увидите, что в первую очередь, это экологическая безопасность», – пояснил Бганба.

В законе о пользовании недрами говорится, что компания, в случае причинения экологического вреда, за счет собственных средств должна восстановить убытки, заметил Тарба.

«Но по тем документам, которые мы изучали, огромных средств в распоряжении компании мы не увидели. Конечно же, мы хотели бы видеть представителей компании для более четкого разъяснения о том, как они могут предотвращать эти риски. Чрезвычайное реагирование предполагает хотя бы наличие вблизи пожарной части», – сказал депутат.

Бганба подчеркнул, что все это должно было быть заложено при разработке договора, и вопрос этот стоит адресовать тем, кто работал над этим документом и подписывал его.

Депутат Аслан Бжания отметил, что создается новая для страны отрасль и «при правильном подходе это может быть серьезным подспорьем». Он попросил более подробно рассказать об экономической целесообразности проекта.

«Объем и все остальное мы можем узнать только после проведения разведки. Разведку, насколько я знаю, продлили еще на пять лет. Сегодня ни я, ни вряд ли сама компания сможет ответить, какие могут там быть запасы нефти, сколько они смогут добывать в год, какая будет экономическая ситуация. Может быть, вообще добычи не будет. Аслан Георгиевич, Вы лучше меня должны знать, учитывая ту должность, которую Вы занимали, когда заключался договор, должны знать, кто в этой фирме, что за фирма», – ответил на вопрос премьер-министр.

Бганба отметил, что оба договора были заключены в 2013 году сроком на 45 лет и никакой пролонгации договора не было, было продление лицензионных условий договора, то есть были продлены сроки проведения геолого-разведывательных работ.

Илья Гуния напомнил, что соглашение с нефтяной компанией было заключено в 2012 году, в 2014 году была дана лицензия для геологического изучения, которую продлили 2018 году на тех же условиях, что и раньше. Срок лицензии был пять лет, Гуния задается вопросом, неужели за 4 года компания не провела ни одного исследования. В таком случае, считает депутат, условия были нарушены.

«Была выделена совмещенная лицензия. Вы говорите об объемах, но у нас нет данных. Сейчас речь идет о геолого-разведывательных работах, они сейчас определят объемы», – сказал начальник управления по вопросам землепользования и кадастру Адамур Ахуба.

Он сообщил, что компания разработала программу разведки, но на время работы предыдущей комиссии по нефти вся деятельность была приостановлена.

Руководитель администрации президента Беслан Барциц напомнил хронологию событий:

«Первый договор, о котором я хочу сказать, – это договор между минэком Абхазии и НК «Роснефть», датирован он 26 мая 2009 года. Следующий договор, который углубляет эти отношения, – это распоряжение о предоставлении РН «Шельф Абхазии» разрешения на разведку на гудаутском участке акватории Черного моря. Это было коллегиальное решение правительства, оформленное 22 апреля 2013 года. В этот же день были подписаны лицензионные условия, которые до сегодняшнего дня без изменений остаются. Еще один документ, о котором хочется сказать по «Роснефти», подписан 17 июня 2015 года. Это также коллегиальное решение кабинета министров о продлении сроков. После этого, еще одно решение от 21 декабря 2017 года о продлении лицензионных сроков. Сами сроки договора не меняются».

Что касается «Апсны-Ойл», хронология та же, сообщил Барциц:

«Соглашение о сотрудничестве в области разведки и добычи углеводородов между правительством Абхазии и открытым акционерным обществом «Независимая нефтегазовая компания» подписано в 2014 году. В статье второй этого проекта прописано, что оператором проекта будет специально созданное российское ООО «Апсны-Ойл». 17 мая 2014 года издано распоряжение о предоставлении «Апсны-Ойл» права на геологическое изучения, разведку и добычу нефти. Ни один пункт условий договора не был изменен в 2018 году».

Часть депутатов выразила мнение, что в договоре плохо учтены интересы государства. Руководитель администрации президента отметил, что возможно пересмотреть определенные пункты договоров. Депутатов также интересовало, возможно ли сделать какие-либо экономические расчеты и рассчитать доходы в бюджет.

Как сообщил экс-министр экономики Давид Ирадян, в 2010 году «Роснефть» уже проводила определенную работу:

«На тот момент уже проводились работы по геологическому изучению, поисково-оценочные работы, и объемы были заявлены достаточно существенные. Естественно, это был всего лишь прогноз, но исходя из срока отработки месторождений порядка 40 лет, на который затем была предоставлена лицензия, получалось, что около 2 млн тонн – проектная мощность добычи. Это, естественно, только прогнозы, на тот момент не было пробурено ни одной поисковой скважины. Это определялось по резервуарам, которые есть внутри, еще не известно, чем они там наполнены».

Ирадян подчеркнул, что 2 млн тонн в год сегодня могут дать порядка 6 млрд. рублей единовременных поступлений в бюджет.

«Да, есть определенные риски добычи нефти, но есть ли у нас какая-либо другая альтернатива получить 6 млрд в бюджет? Это больше, чем наши собственные доходы сейчас от какого-либо другого источника. Очевидно, что нет, поэтому я считаю, что интересы государства в этом договоре учтены», – сказал он.

«Ваша экономическая выкладка называется “на безрыбье и рак рыба”, довольствуйтесь 6 млрд», – отреагировала на выступление экс-министра экономики депутат Натали Смыр.

Депутат парламента пятого созыва Кан Кварчия считает, что прошлой власти нельзя было заключать данный договор, а нынешняя не должна была продлевать срок разведывательных работ. Он привел в пример Венесуэлу, которая, несмотря на большую площадь и население, сейчас находится в непростой ситуации, чему виной добыча нефти в том числе. Кварчия добавил, что основным богатством Абхазии является чистая природа, ее и нужно беречь, так как именно она основной источник доходов. Он подчеркнул, что вопросы есть к договорам с обеими компаниями.

«Но в случае «Роснефти» я считаю, что эта компания большая, она серьезная, ей не нужны эти склоки, разговоры, они готовы будут всегда пересмотреть любой договор, чтобы на входе всегда было меньше разговоров и быть серьезным партнером. Надо пересматривать оба эти договора, и закладывать интересы Абхазии и туда, и туда, и тогда я каждого пойму», – сказал он.

Депутат Алмас Джапуа сделал заявление, которое попросил считать официальным обращением в прокуратуру:

«Все мои предположения основаны на косвенных уликах и должны генеральной прокуратурой рассматриваться как косвенные улики. Нынешний виток напряженности вокруг этого вопроса никак не связан с компанией «Роснефть». Есть, конечно, проблемы с договором, у меня лично нет претензий к компании «Роснефть», есть претензии к руководству Абхазии, которое было в момент заключения договоров. Если речь идет только о разведке, то зачем даете и добычу сразу одним документом? В 2014 году президентом Александром Анкваб и правительством во главе с Леонидом Лакербая были подписаны договоры с компанией «Апсны-Ойл», учредитель которой, в тот момент можно было это определить, находится в офшоре, на Кипре. Каким образом эти люди заключают договоры? То есть правительство, которое подписывает договоры с этими нефтяными компаниями, я могу предположить, что это некая крупная коррупционная схема, которая организована самими этими господами, в том числе Александром Анкваб. Его близкий друг и соратник по организации ОО «Айтайра» Леонид Лакербая подписывает эти крайне невыгодные договоры. Ни один литр этой нефти Республике Абхазия не принадлежит, и все разговоры о том, что у нас там есть доля – это банальное вранье».

Очевидно, зная дату и предполагая события, которые будут происходить в мае 2014 года, в ускоренном порядке были подписаны договоры, считает депутат:

«Одной из косвенных улик является то, что тогдашний министр экономики, который подписывал соглашение, на выходе из исполнительной власти становится гендиректором этой компании. По-моему, во всех приличных странах мира это называется коррупцией».

Джапуа утверждает, что именно Александр Анкваб, «облачившийся в иммунитет депутата», является активным лоббистом нефти в парламенте, «проводя консультации со всеми депутатами и со мной, настаивая на том, что «Роснефть» может подождать, а «Апсны-Ойл» должна добывать».

«Главный активный лоббист этого проекта в парламенте Александр Анкваб. Все руководствуются целесообразностью интересов своего государства, кроме него», – заявил Джапуа.

Он сообщил, что была совершена поездка в село Окум, где идут работы по разведке, и в ходе беседы с жителями выяснилось, что работы производит гудаутский ДРСУ-1, учредителем которого является Леван Тужба.

«Прокуратура и народ должны заинтересоваться тем, кто лично его грабит, находясь у руля», – заявил депутат.

Джапуа подчеркнул, что, находясь в оппозиции, нынешнее руководство выступало против этих договоров, но сейчас продлевает их.

«Существует некий объем политических договоренностей между нынешним руководством и прошлым. Я не могу точно сказать, является их характер политическим или чисто коррупционным. Это предмет работы следствия», – сказал он.

Министр экономики Адгур Ардзинба считает, что проблема состоит в том, что необходимо менять законодательство. Все разговоры о «спасении народа» не помогают, а помогают «конкретны шаги, выраженные в нормативных актах».

«Если мы хотим результатов, необходимо приступить к конкретной работе, к которой мы призываем уже почти месяц. На мой взгляд, есть три главных вопроса: экологическая составляющая, экономическая составляющая и экономическая целесообразность в целом, коррупционная составляющая. Все их надо рассматривать отдельно. Говорить можно всякое, но, если мы не будем менять законы, не будем применять договора, ничего не поменяется, а все мы будем рассказывать о том, как мы любим абхазский народ», – сказал министр.

Он отметил, что вопросами экологии занимается другое ведомство, для министерства экономики главный вопрос – сколько в бюджет поступит от одного барреля нефти.

«Если ставить этот вопрос, хочу вам сказать, что на суше добывать нефть намного дешевле, чем на шельфе – это мировая практика. И даже на шельфе – шельф шельфу рознь. Если мы говорим о конкретной доле, давайте это будем обсуждать в рамках комиссии», – сказал Ардзинба.

На обвинения в том, что решение о продлении сроков лицензирования принималось кулуарно, Беслан Барциц отметил: «Все имели возможность ознакомиться, этот документ после подписания попадает в общую рассылку, в нашу электронную систему документооборота, он был доступен везде и всем. Видимо, определенным людям нужно было будировать этот вопрос сейчас. От парламента никто ничего не скрывал».

Ольга Джонуа

Нужная газета

 

Cухум. 18 февраля 2019 г. Абхазия-Информ. Вопросам разведки и добычи нефти в Абхазии посвящалось расширенное заседание парламентского комитета по аграрной политике, природным ресурсам и экологии.

На заседание были приглашены нынешние и бывшие высшие должностные лица, имевшие отношение к подготовке, подписанию и пролонгации соглашений о сотрудничестве в области разведки и добычи углеводородов с ОАО НК «Роснефть» и ООО «Апсны-Ойл».

В заседании участвовали премьер-министр Валерий Бганба, бывший премьер-министр, а ныне глава администрации президента РА Беслан Барциц, представитель президента в парламенте Дмитрий Шамба, министр экономики Адгур Ардзинба, экс-министр экономики Давид Ирадян, министр по налогам и сборам Даур Курмазия, директор Института экологии АНА Роман Дбар, начальник госуправления по землепользованию и кадастру Адамыр Ахуба, председатель СГБ Зураб Маргания, представители общественности.
Депутаты интересовались, каким образом подписывались эти соглашения и выдавались лицензии, были ли учтены при этом экологические и экономические интересы Абхазии. Обсуждение проходило бурно, иногда на повышенных тонах.

Бывший премьер-министр, глава администрации президента РА Беслан Барциц представил все имеющиеся у правительства документы и разъяснил, по какой причине был продлен срок лицензий.

«Я готов предоставить копии этих документов депутатам и заинтересован в сотрудничестве с ними при обсуждении вопроса нефтедобычи», - сказал Барциц.

Информацию и разъяснения по обсуждаемому вопросу также предоставили Адамыр Ахуба, Давид Ирадян и Адгур Ардзинба.

По мнению депутата Алмаса Джопуа, налицо коррупционный сговор бывших и нынешних властей с представителями нефтедобывающих фирм.

Подводя итоги обсуждения зампредседателя комитета по аграрной политике, природным ресурсам и экологии Гиви Кварчия сказал, что депутаты не получили исчерпывающих ответов на поставленные ими вопросы и предложил во избежание предвыборной демагогии и политизации обсуждаемых тем на ближайшем заседании сессии парламента создать депутатскую комиссию, которая и займется детальным изучением различных аспектов проблемы разработки и нефтедобычи в Абхазии.

«Я тоже очень заинтересован помочь будущей комиссии в поисках истины. Я достаточно информированный человек, мне известны все тонкости и нюансы возникновения вообще этой темы, и я готов поделиться этим с парламентской комиссией», - заявил экс-президент Абхазии, ныне депутат парламента Александр Анкваб.

В то время, когда депутаты обсуждали проблемы разведки и добычи углеводородного сырья, у стен парламента собралась группа граждан, выступающих против добычи нефти в Абхазии, а также требующих ратифицировать 20-ую статью Конвенции ООН о противодействии коррупции, ввести обязательное декларирование доходов и расходов госчиновников и конкурсный отбор на госслужбу.

Все мое окружение сейчас сравнивает Абхазию с Сицилией. А все началось с того, что, будучи в шоковом состоянии от очередного судебного заседания, я поделилась своими впечатлениями в соцсетях. Речь шла не о системе правосудия, а об отношении общества к преступникам.

На размышления меня натолкнула группа поддержки, прибывшая на заседание суда, рассматривавшего дело тривиальных «домушников», которые в третий раз «ставили» один и тот же дом и последовательно выносили из него все имущество, но в третий раз были задержаны служителями порядка аккурат в момент совершения преступления. Через пару дней после ограбления, когда решался вопрос о мере пресечения, братаны в прямом и переносном смысле пришли в суд болеть за своих. Родственники говорили о том, что «бес попутал», рыдали жены, ссылались на детей, которые останутся без отцов. В общем, все в рамках общепринятых норм современного абхазского общества.

Но все это ничего, даже ожидаемо. Традиции абхазов, осуждающих своих преступников и выдворяющих их за пределы семьи, фамилии, страны, давно ушли в прошлое.

Но когда защитники пустили в ход характеристики, выданные на работе нашим грабителям, я обомлела. С такой биографией легко стать идеальным депутатом, мэром, президентом и, может быть, даже космонавтом. С уникальными способностями, которыми наделил индивидуальный предприниматель своего сотрудника и нашего подсудимого, можно претендовать на любую должность как в нашем государстве, так и за его пределами.

Когда я в растерянности дослушала эту оду идеальному человеку, адвокаты произвели «контрольный выстрел» – письмо соседей, весьма поэтично рассказавших о необыкновенном парне и прекрасном семьянине, которого они «ставят в пример нашей молодежи».

В какой-то момент я отметила, что начинаю с сожалением поглядывать на сидящих за решеткой и сомневаться в том, что это именно они вытащили стиральную машинку из чужого дома. Из этого, почти сочувствующего состояния меня и всех остальных вывел прокурор, который напомнил, что обвиняемый уже был судим за грабеж и приговорен к девяти годам лишения свободы, отсидел, но не «встал на путь исправления».

Вот эти свои мысли о состоянии нашего общества, которое самозабвенно становится на сторону «своих» преступников – грабителей, убийц, воров и коррупционеров, – я и высказала в посте в социальной сети. В его бурном обсуждении принял участие и министр экономики Адгур Ардзинба, который адресовал участников дискуссии к итальянскому фильму «Закону тут не место». Так и вышло, что все мое окружение теперь смотрит это кино.

По мнению абхазских зрителей, история маленького сицилийского городка Пьетро Маре словно переписана с Абхазии. Местные жители устали от коррупции, беспредела, мусора и грязи и выбрали себе честного мэра в надежде, что он наведет порядок. Однако на деле выясняется, что жители городка не готовы к таким переменам. От главного героя – честного мэра, который приступил к реальному наведению порядка, – постепенно отказываются его единомышленники, друзья, студенты, родственники. Все требуют его отставки.

Буквально родной абхазским зрителям показалась фраза, прозвучавшая в очереди к мэру: «До чего мы докатились, если зять мэра не может пройти без очереди».

Говорят, что скоро этот фильм будет переведен на абхазский язык и его покажут по абхазскому телевидению. Уверена, что если из фильма убрать название города и имена главных героев, то у нас его могут принять за свой фильм, столь реалистично он отражает абхазскую действительность, в которой все хотят чистоты и порядка, строгого соблюдения закона, но только до тех пор, пока это не затрагивает их личные интересы.

Единственное, что утешает, что так не только у нас. Но живут же как-то люди. Слабое утешение, но уж какое есть.

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

 

В Общественной палате вновь спорили о перспективах добычи нефти в Абхазии. Особое возмущение присутствующих вызвало отсутствие прозрачности при подписании соглашений с российскими компаниями «Роснефть-Шельф Абхазии» и «Апсны-Ойл». Последняя подверглась острой критике за то, что уже приступила к работам на скважине в селе Окум Ткуарчальского района.

В Общественной палате уже не в первый раз обсуждается возможность добычи нефти в Абхазии. В марте 2010 года ее рабочая комиссия уже занималась этим вопросом и подготовила свои рекомендации, которые включали четыре пункта: Государственной экологической службе было поручено провести всесторонние работы по оценке состояния морской экосистемы и выявить факторы, негативно влияющие на окружающую среду; парламенту – ускорить работу по законодательному закреплению исключительной экономической зоны, что необходимо для проведения разведывательных работ; Народному собранию, Государственной экологической службе и Управлению по геологии, геодезии и картографии – подготовить и рассмотреть законопроект об охране окружающей среды и о недрах; Общественная палата поручила сама себе осуществлять общественный контроль за исполнением рекомендаций.

Но, судя по всему, и данные рекомендации, и общественный контроль были преданы забвению. Не прошло и десяти лет, как вопрос встал снова. И вот сегодня секретарь Общественной палаты Нателла Акаба попросила Романа Дбара, бывшего с 1995 по 2014 год главой Государственной экологической инспекции, сообщить, что же было сделано по тем поручениям.

Сегодня на заседании Общественной палаты Роман Дбар повторил практически то же самое, что он говорил в 2010 году в этой же аудитории, подчеркивая многочисленные выгоды, которые извлечет Абхазия из деятельности «Роснефти». И тогда, и сейчас он обратил особое внимание на средства, которые «Роснефть» потратит на экологический мониторинг, сообщил, что за время проведения мониторинга «комитет по экологии сформулировал достаточно четкое представление о том, что собой представляют экологические риски и механизмы решения тех вопросов, которые встают при подходе к разработке, поиску и оценке месторождений нефти». Роман Дбар сказал:

«Начиная с 2010 года – это первый год, когда начался экологический мониторинг лицензионного участка площадью более 3000 кв. км на Гудаутском шельфе, и за это время собран огромный объем материала, касающегося состояния экосистемы. Он – беспрецедентен, потому что ни в советское время, ни, тем более, после никому не удавалось собрать такой огромный материал, касающийся состояния экосистемы. И, самое главное, этот процесс продолжается до сих пор, потому что условием лицензионного соглашения является обязательная ежегодная экологическая съемка, которая относится ко всем частям экосистемы, начиная от птиц, которые находятся в воздухе над морем, дельфинов, рыб, планктона, а также вся гидрохимия по слоям, начиная с нулевого уровня и заканчивая 1400 м глубиной, а также состояние донных осадков и их химического состава. И этот мониторинг является колоссальным объемом данных, которые дают нам возможность представить картину происходящих сегодня событий в море. И поэтому этот проект является с экологической точки зрения просто локомотивом, который обеспечивает знаниями нашу республику».

Роман Дбар в настоящее время является директором Института экологии Академии наук Республики Абхазия, который осуществляет наблюдение за всеми этапами экологического мониторинга. Специалисты института отвечают за научное сопровождение и наблюдение с момента забора образцов и отправки их в различные учреждения для проведения исследований. Институт экологии вписан в лицензионное соглашение с «Роснефтью» в качестве супервайзера, и компания оплачивает эту работу. Сумма, которая перечисляется Институту экологии, не разглашается, но, по словам Романа Дбар, она не существенна. Он считает, что говорить о добыче нефти можно будет не ранее, чем через 10-15 лет.

Лиане Кварчелия, члену ОП, была непонятна позиция эколога, который говорит не о возможных рисках и не о том, кто и как будет с ними справляться, а о полученной полезной информации. На это Дбар ответил, что Роснефть является «самой добросовестной и ответственной компанией с высокими стандартами, которая хорошо зарекомендовала себя в мире».

На вопрос Лианы Кварчелия о том, в какие инстанции Абхазия сможет обратиться в том случае, если возникнут проблемы, например, в результате аварии при разведке или добыче нефти, Роман Дбар ответил, что только к российским инстанциям и в российский арбитраж. Он также добавил, что Абхазия не должна отказываться от добычи нефти и «уходить в сторону от цивилизационного вектора».

Роман Дбар проинформировал, что компания «Апсны-Ойл», по условиям соглашения, должна заниматься консервацией разведанных еще в советское время скважин на восточном участке. У четырех из них за истекшие десятилетия износились запорные механизмы, их целостность может быть нарушена в любой момент, что представляет серьезную опасность для экологии. Защищая «Апсны-Ойл» от нападок, Дбар рассказал о берегоукрепительных работах, которые компания провела в русле реки Алдзга, укрепив 600 метров берега, чтобы во время паводка вода не смыла закрытую в советские времена скважину.

В беседу вступил министр экономики Адгур Ардзинба. Он заверил, что все соглашения соответствуют закону Республики Абхазия «О недрах». Договор, подписанный с дочкой «Роснефти» ООО «РН-Шельф Абхазии» в апреле 2013 года предоставил ей права на геологическое изучение, разведку и добычу углеводородного сырья на Гудаутском участке в акватории Черного моря. В 2015 году в него внесли изменения и продлили сроки геологоразведочных работ.

В мае 2013 года между правительством Абхазии и ООО «РН-Шельф» было подписано соглашение, которое предоставило «Роснефти» право на проведение разведки сроком на пять лет и добычи сроком на 40 лет. Его подписал премьер-министр Абхазии Леонид Лакербая. В январе 2018 года правительство внесло в договор изменения и продлило срок геологической разведки с пяти до десяти лет, а право на добычу утвердило в 35 лет.

Что касается компании ООО «Апсны-Ойл», по соглашению от 16 мая 2014 года она получила право на разведку и добычу углеводородного сырья на территории восточного участка, в состав которого входят Очамчырский, Ткуарчальский и Галский районы, а также Очамчырский морской шельф. Компания не уложилась в отведенные сроки, и в марте 2018 года кабмин продлил действие лицензии с пяти до десяти лет.

Обе компании зарегистрированы на территории Абхазии и являются абхазскими резидентами. Членов Общественной палаты очень интересовали имена и фамилии руководителей этих организаций, но называть их министр экономики не стал. Он только пояснил, что учредителем ООО «Апсны-Ойл» является российская компания ООО «Апсны групп».

На волновавший всех вопрос о том, что получит Абхазия от добычи нефти, если ее обнаружат, Адгур Ардзинба ответил, что вся нефть, по условиям соглашения, будет принадлежать собственнику, то есть российским компаниям. Абхазия же получит налог на добычу, который составит от 15 до 20%, к этому добавится налог на прибыль, на имущество и на доходы физических лиц.

В 2014 году было заключено соглашение с «Апсны-Ойл» на передачу ей в аренду участка площадью 1,4 га в селе Окум Ткурачальского района для геологической разведки.

Депутат Алмас Джапуа заявил, что «нас уводят в плоскость разговоров о «Роснефти». Он, как и Дбар, считает, что Абхазия в результате экологического мониторинга получает «бесценные данные», единственное, что ему непонятно, – почему российской компании одновременно с разведкой дали разрешение на добычу нефти. Для него вопрос «Роснефти» не стоит.

Алмаса Джапуа интересует только компания ООО «Апсны-Ойл». Он сообщил, что у нефтяников в правительстве и парламенте Республики Абхазии есть свое мощное лобби. Некоторые депутаты в последние месяцы ощутили «активное давление, и у них создалось впечатление, что что-то происходит». Тогда группа единомышленников в декабре прошлого года выехала в село Окум и обнаружила, что там ведутся активные работы по подготовке промзоны. Берегоукрепительные работы, о которых рассказал эколог, были проведены только в январе нынешнего года. За пять лет действия лицензии эта компания, по его словам, «пальцем о палец не ударила». А на консервацию скважин у них нет средств. Алмас Джапуа пояснил:

«Компания «Апсны Групп» (учредитель «Апсны-Ойл») построена по схеме вывода денег, как юридическая матрешка, голова которой упирается в офшоры. Невозможно обнаружить ни одного физического лица внутри этих компаний. С 2013 года группа учредителей этой компании менялась раз пять. Все компании, которые участвуют в схеме, занесены в реестр микропредприятий России. За последние пять лет у них баланс минус 3,5 млн рублей, и мы доверили этой компании вопрос нефтедобычи в Абхазии! Это компания – «рога и копыта». Учредителем «Апсны Групп» является некий Поляков, на него зарегистрировано 38 организаций, это все фирмы-однодневки, они числятся в реестре микропредприятий, а половина из них не действующие. Вот компания, которой мы доверили свою нефть».

Джапуа говорил о прямой заинтересованности абхазских чиновников и о коррупции, а также о том, что все решения, которые принимаются правительством по нефти, не прозрачны и закрыты от общества.

Депутат парламента Гиви Кварчия проинформировал, что в настоящее время директором «Апсны-Ойл» числится Кама Владимировна Ашуба, а до нее гендиректором этой компании была Кристина Озган, бывший министр экономики. Он также сообщил, что вопрос добычи нефти стоит настолько остро и является таким резонансным, что депутаты планируют создать комиссию и провести публичные слушания с приглашением директоров всех компаний, которые занимаются разведкой нефти в Абхазии.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Вопрос добычи нефти в Абхазии вновь стал обсуждаться на разных уровнях.

Пользователи Facebook запустили флешмоб под названием «Я против добычи нефти в Абхазии», рассматривалась возможность проведения референдума. Противоречивые данные о том, какая фирма проводит разведку в восточной части республики, и какой доход нефтедобыча принесет стране, всколыхнули обсуждения в обществе.

Наши корреспонденты попытались разобраться в вопросе добычи нефти, пообщавшись с чиновниками, экспертами и непосредственными авторами подписанных с нефтедобытчиками договоров.

Специальный репортаж Марианны Котовой.

http://abaza.tv/

 

Страница 1 из 11
Обновление тарифов
Аквафон 06 Конструктор
Аквафон 05 Конструктор
Аквафон 04 Конструктор
Аквафон 03 Конструктор
Аквафон 01 Конструктор
Previous Next Play Pause
Яндекс.Метрика