Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Прошло еженедельное совещание депутатов Народного Собрания – Парламента РА.

Сухум. 6 мая. Апсныпресс. Лана Цвижба/Тамара Ачба. На еженедельном совещании в Народном Собрании – Парламенте РА, на которое были приглашены генеральный прокурор РА Зураб Ачба, председатель СГБ РА Зураб Маргания и министр здравоохранения РА Тамаз Цахнакия, обсудили состояние здоровья депутата Аслана Бжания.

Открывая совещание, спикер Народного Собрания – Парламента РА Валерий Кварчия напомнил, что 17 апреля состояние здоровья депутата Аслана Бжания резко ухудшилось, и он был вывезен в Москву. «Мы все очень обеспокоены его состоянием здоровья. Департамент здравоохранения Москвы контролирует процесс лечения Аслана Георгиевича, а также информирует наше Министерство здравоохранения. К счастью, Аслан Георгиевич идет на поправку», – сказал Кварчия.

Кроме того, Кварчия подчеркнул: «Нас насторожила недавняя пресс-конференция ОНД. Начальник штаба Теймураз Хишба озвучил официальную версию диагноза, но затем допустил возможность внешнего влияния на здоровье Аслана Бжания. Наши коллеги были участниками этой пресс-конференции, и если есть что-то, чего мы не знаем, то пусть нас проинформируют».

Со своей стороны, Тамаз Цахнакия проинформировал о взаимодействии с российскими коллегами: «19 апреля поступило сообщение о том, что наш коллега заболел и был госпитализирован в одну из клинических больниц города Москвы. Мне руководством было дано поручение связаться с коллегами из России, с целью уточнения его состояния и обсуждения дальнейшего хода обследования и лечения. 20 апреля, в ходе беседы с заместителем министра здравоохранения РФ Дмитрием Костенниковым, мне было сказано, что поступил наш коллега с предварительным диагнозом «пневмония, вирусная этиология, осложненное течение» и находится на стационарном лечении в городской клинической больнице имени Буянова. Были проведены консилиумы, весь необходимый комплекс специализированной помощи на основании клинических рекомендаций, которые были утверждены. Кроме того, мы получили документ из больницы, что проводится необходимое лечение. Однако на сегодняшний момент нам не формулируют диагноз, поскольку в соответствии со статьей 13 Федерального Закона РФ «Об охране здоровья граждан», факт обращения гражданина, нахождения его в медицинской организации и диагноз составляют врачебную тайну. Не допускается разглашение врачебной тайны без согласия пациента, а пациент такого согласия не дал. Поэтому, мы получили общую информацию о том, что состояние его стабильное».

Обсуждая полученную информацию, депутат Илья Гуния отметил, что на пресс-конференции было озвучено предположение об отравлении Аслана Бжания: «Это должно быть сигналом всем правоохранительным органам. Когда речь идет о том, что болезнь Аслана Бжания составляет врачебную тайну, это может означать лишь то, что надо начинать проводить следственные мероприятия. Для этого есть Прокуратура, МВД и СГБ».

При этом депутат Рауль Лолуа также высказал обеспокоенность: «У нас нет никаких данных, хотя уже идет третья неделя с момента госпитализации. Надо провести экспертизу и обследование, если есть подозрения, надо получить все данные. Наверное, коллеги поддержат, и мы все вместе будем просить вас, исполнительную власть, Службу государственной безопасности, Генеральную прокуратуру, провести проверку. Мы не можем основываться на каких-то слухах. Очень много вопросов возникает по этому поводу, и для того, чтобы снять их, нужна достоверная информация».

 

 

В абхазском обществе идет обсуждение двух заключений Конституционного суда республики, в которых даны отрицательные ответы на предложения (запросы) группы из 12 парламентариев, то есть трети депутатского корпуса, как положено для запроса в КС, по внесению изменений в Конституцию РА, касающихся должностей вице-президента и генпрокурора республики. Тексты самих заключений появились на сайте КС 16 апреля.

Я решил познакомиться с этими текстами в полном объеме – на упомянутом сайте, а заодно познакомился и со страницей сайта, где выложены биографии всех пяти судей КС, которые с немалыми передрягами избирались парламентом республики более года, с ноября 2016 по январь 2018 года, а также с ФИО других сотрудников КС.

Оба заключения Конституционного суда подписаны Нурием Тания, Людмилой Ходжашвили, Раулем Пантия, Алисой Бигуаа, но по неизвестной мне причине не подписаны пятым судьей – Дианой Пилия. В одном из них сообщается следующее. 12 апреля КС рассмотрел в судебном заседании поступившее 13 марта предложение о поправках к Конституции Абхазии и проект Конституционного закона «О поправках к главам 3 и 5 Конституции Республики Абхазия» одной трети от общего числа депутатов. Запрос был сделан депутатами В. Бебия, Д. Гунба, Б. Смыром, А. Цишба, А. Джапуа, А. Абухба, И. Гуния, Д. Дбаром, И. Смыром, А. Тарба, Б. Айба, А. Джинджолия. Парламентарии считают, что следует исключить слова «по представлению Президента Республики Абхазия» в той части Конституции, где речь идет о назначении парламентом генпрокурора республики. При существующем положении, по мнению депутатов, возникает прямая зависимость лица, находящегося на должности генерального прокурора, от главы исполнительной власти, что не может не сказаться на «объективности осуществления возложенных на него обязанностей».

Но КС считает: «Возможность у президента страны как главы исполнительной власти представлять кандидатуру генерального прокурора, а также возможность законодательной власти принимать окончательное решение по этому вопросу и является подтверждением принципа разделения государственной власти в Республике Абхазия на законодательную, исполнительную и судебную, которые действуют самостоятельно, как это предусмотрено положениями статьи 7 Конституции».

В социальных сетях я нашел только комментарии в поддержку позиции Конституционного суда. Объяснялось это тем, что в назначении генпрокурора, а также в освобождении его от должности, права парламента определяющие. Он может «прокатить на вороных» кандидатуру, представленную президентом, такие прецеденты в нашей истории были. А если президент не будет иметь права выдвигать кандидатуру генпрокурора и силовиков, это весьма ограничит его полномочия, между тем Абхазия – не парламентская республика.

А вот другое заключение КС, в котором он отклонил предложение той же группы парламентариев об упразднении поста вице-президента, вызвало куда более бурное обсуждение и, главным образом, отрицательную реакцию. Дело в том, что в абхазском обществе, в публичных выступлениях политиков, публикациях СМИ и т. д., уже много лет поднимается тема ненужности этого поста. Но фишка в том, что при непосредственном приближении президентских выборов такие голоса среди политиков как по мановению волшебной палочки затихали. Прежде всего, потому, что любой претендент на президентское кресло, так или иначе, считается выходцем из Бзыбской или Абжуйской Абхазии, и для того, чтобы заручиться поддержкой избирателей, представляющих другую историческую область страны, он обязательно берет себе «в пару» выходца из той самой «другой» области. Это было даже на безальтернативных выборах главы государства в 90-е годы. Тянется эта традиция еще с советских времен, когда считалось необходимым чередовать бзыбцев и абжуйцев на должности первого секретаря обкома партии.

Меня при обсуждении подобных вопросов всегда интересует вопрос: «А как у них?» То есть во всем остальном мире, тридцатитысячной частичкой которого является Абхазия?». В Википедии об институте вице-президентства говорится: «Ряд государств, имеющих должность президента- главы государства, имеет и пост вице-президента (преимущественно в странах Африки и особенно Латинской Америки; в большинстве государств Европы вице-президентов нет, за исключением Болгарии, Швейцарии и непризнанных/частично признанных государств). Образцом для введения этого поста практически во всех государствах является должность вице-президента США, существующая с 1789 года. В странах третьего мира пост вице-президента часто позволяет примирить президентские амбиции нескольких противоборствующих сторон (поначалу так было и в США, где впоследствии оба высших чиновника стали избираться от одной партии)».

В Википедии далее сказано о недостатке, о котором часто говорят и в Абхазии: «Выявилась неопределенность обязанностей второго лица в государстве; при больших полномочиях главы государства вице-президент играл чисто теневую роль, отступая на третий-четвертый план по сравнению с главой правительства и даже председателем парламента. Руцкому давались поручения вроде «руководства сельским хозяйством РФ». Ну, а в Абхазии это – «отдельные поручения президента». В России конец скоротечному времени института вице-президентства положил политический кризис 1993 года, когда Руцкой «попер» на Ельцина. В Абхазии до таких обострений не доходило, но удивительным образом, по разным причинам, вице-президенты складывали свои полномочия раньше срока. И это стало еще одним поводом относиться к данному посту как некоему рудименту.

Но в заключении КС сказано: «Народное Собрание – Парламент Республики Абхазия проектом Конституционного закона Республики Абхазия «О поправках к главе 4 Конституции Республики Абхазия», предусматривающим условия об исключении должности вице-президента Республики Абхазия вносит изменения в структуру органов исполнительной власти, что, несомненно, нарушает систему сдержек и противовесов… Предложение об упразднении должности вице-президента Республики Абхазия вступает в противоречие с принципом самостоятельности ветвей власти, так как вторгается в область конституционных полномочий всенародно избранных президента и вице-президента… Должность вице-президента создает в обществе политический и общественный консенсус и является серьезным фактором национального согласия, объединения интересов и устремлений. Вместе с тем Конституционный суд не отрицает саму постановку вопроса о сохранении либо упразднении поста вице-президента, однако считает конституционным, законным способом решение этого вопроса путем проведения всенародного голосования (референдума)».

С политической точки зрения было очень маловероятным, чтобы КС пошел на такой радикальный шаг, как поддержка тут парламентского запроса. Мне кажется, что упразднение поста вице-президента произойдет в Абхазии (если произойдет) только по инициативе действующего президента. И в том случае, если у него по законодательству уже не будет возможности избираться на новый срок.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

 

18 февраля на заседании комитета по аграрной политике, природным ресурсам и экологии депутаты парламента обсудили вопрос разведки и добычи нефти.

Председатель комитета Астамур Тарба сообщил, что планируется обсудить плюсы и минусы добычи нефти в Абхазии, рассмотреть экологические риски и экономические преимущества. Он подчеркнул, что на заседание были приглашены все причастные к этому вопросу лица, как бывшие и нынешние чиновники, так и предприниматели. В парламент пришла лишь часть приглашенных.

«Нас интересует насколько отвечают интересам Абхазии лицензионные экономические условия, по которым выданы лицензии двум компаниям», – сказал Тарба.

Премьер-министр Валерий Бганба напомнил, что в парламенте прошлого созыва была создана комиссия, которая занималась вопросом добычи нефти в Абхазии – экологической безопасности и экономической целесообразности. Но комиссия провела лишь одно заседание, и «ответы на поставленные вопросы не были получены».

«Что касается моей работы на посту премьер-министра, правительство обязано исполнять те договоры, которые заключены государством. Есть, конечно, служба экологии, которая должна заниматься мониторингом работы обоих компаний», – сказал премьер.

Он добавил, что обязательно необходимо строго следить за экологической безопасностью.

Тарба задал вопрос, готова ли сегодня Абхазия к тому, чтобы отразить теоретические экологические катастрофы:

«Даже в процессе геологической разведки, которая предполагает бурение, возможен разлив нефти и загрязнение окружающей среды. Например, насколько укомплектованы МЧС оборудованием и средствами, чтобы отразить хотя бы на начальном этапе теоретические риски?».

В соответствии с договорами ответственность за риски должна нести компания, которая проводит разведывательные работы.

«Первая и основная задача этих компаний – соблюдать экологическую безопасность. Если Вы обратили внимание на то, по каким мы причинам можем прервать наши договоренности, то увидите, что в первую очередь, это экологическая безопасность», – пояснил Бганба.

В законе о пользовании недрами говорится, что компания, в случае причинения экологического вреда, за счет собственных средств должна восстановить убытки, заметил Тарба.

«Но по тем документам, которые мы изучали, огромных средств в распоряжении компании мы не увидели. Конечно же, мы хотели бы видеть представителей компании для более четкого разъяснения о том, как они могут предотвращать эти риски. Чрезвычайное реагирование предполагает хотя бы наличие вблизи пожарной части», – сказал депутат.

Бганба подчеркнул, что все это должно было быть заложено при разработке договора, и вопрос этот стоит адресовать тем, кто работал над этим документом и подписывал его.

Депутат Аслан Бжания отметил, что создается новая для страны отрасль и «при правильном подходе это может быть серьезным подспорьем». Он попросил более подробно рассказать об экономической целесообразности проекта.

«Объем и все остальное мы можем узнать только после проведения разведки. Разведку, насколько я знаю, продлили еще на пять лет. Сегодня ни я, ни вряд ли сама компания сможет ответить, какие могут там быть запасы нефти, сколько они смогут добывать в год, какая будет экономическая ситуация. Может быть, вообще добычи не будет. Аслан Георгиевич, Вы лучше меня должны знать, учитывая ту должность, которую Вы занимали, когда заключался договор, должны знать, кто в этой фирме, что за фирма», – ответил на вопрос премьер-министр.

Бганба отметил, что оба договора были заключены в 2013 году сроком на 45 лет и никакой пролонгации договора не было, было продление лицензионных условий договора, то есть были продлены сроки проведения геолого-разведывательных работ.

Илья Гуния напомнил, что соглашение с нефтяной компанией было заключено в 2012 году, в 2014 году была дана лицензия для геологического изучения, которую продлили 2018 году на тех же условиях, что и раньше. Срок лицензии был пять лет, Гуния задается вопросом, неужели за 4 года компания не провела ни одного исследования. В таком случае, считает депутат, условия были нарушены.

«Была выделена совмещенная лицензия. Вы говорите об объемах, но у нас нет данных. Сейчас речь идет о геолого-разведывательных работах, они сейчас определят объемы», – сказал начальник управления по вопросам землепользования и кадастру Адамур Ахуба.

Он сообщил, что компания разработала программу разведки, но на время работы предыдущей комиссии по нефти вся деятельность была приостановлена.

Руководитель администрации президента Беслан Барциц напомнил хронологию событий:

«Первый договор, о котором я хочу сказать, – это договор между минэком Абхазии и НК «Роснефть», датирован он 26 мая 2009 года. Следующий договор, который углубляет эти отношения, – это распоряжение о предоставлении РН «Шельф Абхазии» разрешения на разведку на гудаутском участке акватории Черного моря. Это было коллегиальное решение правительства, оформленное 22 апреля 2013 года. В этот же день были подписаны лицензионные условия, которые до сегодняшнего дня без изменений остаются. Еще один документ, о котором хочется сказать по «Роснефти», подписан 17 июня 2015 года. Это также коллегиальное решение кабинета министров о продлении сроков. После этого, еще одно решение от 21 декабря 2017 года о продлении лицензионных сроков. Сами сроки договора не меняются».

Что касается «Апсны-Ойл», хронология та же, сообщил Барциц:

«Соглашение о сотрудничестве в области разведки и добычи углеводородов между правительством Абхазии и открытым акционерным обществом «Независимая нефтегазовая компания» подписано в 2014 году. В статье второй этого проекта прописано, что оператором проекта будет специально созданное российское ООО «Апсны-Ойл». 17 мая 2014 года издано распоряжение о предоставлении «Апсны-Ойл» права на геологическое изучения, разведку и добычу нефти. Ни один пункт условий договора не был изменен в 2018 году».

Часть депутатов выразила мнение, что в договоре плохо учтены интересы государства. Руководитель администрации президента отметил, что возможно пересмотреть определенные пункты договоров. Депутатов также интересовало, возможно ли сделать какие-либо экономические расчеты и рассчитать доходы в бюджет.

Как сообщил экс-министр экономики Давид Ирадян, в 2010 году «Роснефть» уже проводила определенную работу:

«На тот момент уже проводились работы по геологическому изучению, поисково-оценочные работы, и объемы были заявлены достаточно существенные. Естественно, это был всего лишь прогноз, но исходя из срока отработки месторождений порядка 40 лет, на который затем была предоставлена лицензия, получалось, что около 2 млн тонн – проектная мощность добычи. Это, естественно, только прогнозы, на тот момент не было пробурено ни одной поисковой скважины. Это определялось по резервуарам, которые есть внутри, еще не известно, чем они там наполнены».

Ирадян подчеркнул, что 2 млн тонн в год сегодня могут дать порядка 6 млрд. рублей единовременных поступлений в бюджет.

«Да, есть определенные риски добычи нефти, но есть ли у нас какая-либо другая альтернатива получить 6 млрд в бюджет? Это больше, чем наши собственные доходы сейчас от какого-либо другого источника. Очевидно, что нет, поэтому я считаю, что интересы государства в этом договоре учтены», – сказал он.

«Ваша экономическая выкладка называется “на безрыбье и рак рыба”, довольствуйтесь 6 млрд», – отреагировала на выступление экс-министра экономики депутат Натали Смыр.

Депутат парламента пятого созыва Кан Кварчия считает, что прошлой власти нельзя было заключать данный договор, а нынешняя не должна была продлевать срок разведывательных работ. Он привел в пример Венесуэлу, которая, несмотря на большую площадь и население, сейчас находится в непростой ситуации, чему виной добыча нефти в том числе. Кварчия добавил, что основным богатством Абхазии является чистая природа, ее и нужно беречь, так как именно она основной источник доходов. Он подчеркнул, что вопросы есть к договорам с обеими компаниями.

«Но в случае «Роснефти» я считаю, что эта компания большая, она серьезная, ей не нужны эти склоки, разговоры, они готовы будут всегда пересмотреть любой договор, чтобы на входе всегда было меньше разговоров и быть серьезным партнером. Надо пересматривать оба эти договора, и закладывать интересы Абхазии и туда, и туда, и тогда я каждого пойму», – сказал он.

Депутат Алмас Джапуа сделал заявление, которое попросил считать официальным обращением в прокуратуру:

«Все мои предположения основаны на косвенных уликах и должны генеральной прокуратурой рассматриваться как косвенные улики. Нынешний виток напряженности вокруг этого вопроса никак не связан с компанией «Роснефть». Есть, конечно, проблемы с договором, у меня лично нет претензий к компании «Роснефть», есть претензии к руководству Абхазии, которое было в момент заключения договоров. Если речь идет только о разведке, то зачем даете и добычу сразу одним документом? В 2014 году президентом Александром Анкваб и правительством во главе с Леонидом Лакербая были подписаны договоры с компанией «Апсны-Ойл», учредитель которой, в тот момент можно было это определить, находится в офшоре, на Кипре. Каким образом эти люди заключают договоры? То есть правительство, которое подписывает договоры с этими нефтяными компаниями, я могу предположить, что это некая крупная коррупционная схема, которая организована самими этими господами, в том числе Александром Анкваб. Его близкий друг и соратник по организации ОО «Айтайра» Леонид Лакербая подписывает эти крайне невыгодные договоры. Ни один литр этой нефти Республике Абхазия не принадлежит, и все разговоры о том, что у нас там есть доля – это банальное вранье».

Очевидно, зная дату и предполагая события, которые будут происходить в мае 2014 года, в ускоренном порядке были подписаны договоры, считает депутат:

«Одной из косвенных улик является то, что тогдашний министр экономики, который подписывал соглашение, на выходе из исполнительной власти становится гендиректором этой компании. По-моему, во всех приличных странах мира это называется коррупцией».

Джапуа утверждает, что именно Александр Анкваб, «облачившийся в иммунитет депутата», является активным лоббистом нефти в парламенте, «проводя консультации со всеми депутатами и со мной, настаивая на том, что «Роснефть» может подождать, а «Апсны-Ойл» должна добывать».

«Главный активный лоббист этого проекта в парламенте Александр Анкваб. Все руководствуются целесообразностью интересов своего государства, кроме него», – заявил Джапуа.

Он сообщил, что была совершена поездка в село Окум, где идут работы по разведке, и в ходе беседы с жителями выяснилось, что работы производит гудаутский ДРСУ-1, учредителем которого является Леван Тужба.

«Прокуратура и народ должны заинтересоваться тем, кто лично его грабит, находясь у руля», – заявил депутат.

Джапуа подчеркнул, что, находясь в оппозиции, нынешнее руководство выступало против этих договоров, но сейчас продлевает их.

«Существует некий объем политических договоренностей между нынешним руководством и прошлым. Я не могу точно сказать, является их характер политическим или чисто коррупционным. Это предмет работы следствия», – сказал он.

Министр экономики Адгур Ардзинба считает, что проблема состоит в том, что необходимо менять законодательство. Все разговоры о «спасении народа» не помогают, а помогают «конкретны шаги, выраженные в нормативных актах».

«Если мы хотим результатов, необходимо приступить к конкретной работе, к которой мы призываем уже почти месяц. На мой взгляд, есть три главных вопроса: экологическая составляющая, экономическая составляющая и экономическая целесообразность в целом, коррупционная составляющая. Все их надо рассматривать отдельно. Говорить можно всякое, но, если мы не будем менять законы, не будем применять договора, ничего не поменяется, а все мы будем рассказывать о том, как мы любим абхазский народ», – сказал министр.

Он отметил, что вопросами экологии занимается другое ведомство, для министерства экономики главный вопрос – сколько в бюджет поступит от одного барреля нефти.

«Если ставить этот вопрос, хочу вам сказать, что на суше добывать нефть намного дешевле, чем на шельфе – это мировая практика. И даже на шельфе – шельф шельфу рознь. Если мы говорим о конкретной доле, давайте это будем обсуждать в рамках комиссии», – сказал Ардзинба.

На обвинения в том, что решение о продлении сроков лицензирования принималось кулуарно, Беслан Барциц отметил: «Все имели возможность ознакомиться, этот документ после подписания попадает в общую рассылку, в нашу электронную систему документооборота, он был доступен везде и всем. Видимо, определенным людям нужно было будировать этот вопрос сейчас. От парламента никто ничего не скрывал».

Ольга Джонуа

Нужная газета

 

25 декабря состоялся съезд общественной организации ветеранов Отечественной войны народа Абхазии «Аруаа». В повестке дня съезда стояло три вопроса: отчет о работе, выборы Высшего совета и председателя «Аруаа». Председатель организации «Аруаа» Илья Гуния рассказал «Абхазия-Информ» о съезде и спорах вокруг него.

– Илья Чичикович, что все-таки вчера произошло на съезде? На ваш взгляд, попытка сместить вас с должности председателя ветеранской организации – это спланированная акция?

– Сразу отмечу, что я был категорически против проведения съезда и предлагал вначале исключить существующие внутри организации разногласия. Накануне съезда собирался Высший совет «Аруаа», на котором я озвучил некоторые положения своего доклада. Естественно, в моем докладе говорилось о сегодняшней ситуации в республике, было немало критических замечаний. В работе власти есть пробелы и просчеты, и мы не можем о них не говорить.

Я также сказал, что организация «Аруаа» никогда не выступала за какого-то одного кандидата и никогда не поддерживала какого-то конкретного человека. Мы всегда поддерживали определенную позицию и говорили о том, что нужно делать в государстве. Поэтому я и предложил членам Высшего совета не торопиться с проведением съезда, который в силу разных мнений может привести нас к расколу организации по принципу «свой – чужой», что недопустимо.

«Аруаа» никогда не была ручной ветеранской организацией и никому не принадлежала. На президентских выборах не все члены организации были за Рауля Хаджимба, у каждого из нас всегда была своя позиция, и мы ее озвучивали. Я знал, что на съезде после избрания нового председателя речь пойдет о поддержке выдвижения кандидатуры Рауля Хаджима на пост президента, поэтому я и предложил не проводить съезд, чтобы не пойти по этому пути. Я привел конкретные примеры, когда в прошлом члены «Аруаа» голосовали за разных кандидатов – Заура Джотовича Ардзинба, Сергея Мироновича Шамба, Рауля Джумковича Хаджимба. Так почему сегодня нужно разваливать организацию и призывать голосовать за определенного кандидата?! Но некоторые члены Совета настояли на проведении съезда.

– Но вы же всегда активно поддержали кандидатуру Рауля Хаджимба…

– Я этого не скрываю: я действительно все годы поддерживал нынешнего президента и имел непосредственное отношение к его приходу к власти, но… Еще раз подчеркну, на Высшем совете и на съезде я открыто озвучил свою позицию. Да, мне не хотелось бы так выступать, но мы не имеем права не говорить правду нашим людям. Мы не можем не озвучивать те проблемы, которые сегодня есть, тем более, что мы всегда их озвучивали. И мы обязаны это делать, даже если у власти стоит человек, которого мы в свое время поддержали по понятным причинам.

– В итоге получилось, что часть делегатов съезда не согласилась с вашим мнением...

– К сожалению, получилось то, что получилось. Но из вчерашнего съезда я прояснил для себя, какие недоработки имеются в нашей организации. В частности, сегодня в Высший совет «Аруаа» входят министры, главы местных администраций, другие госчиновники. То есть, это люди, которые сегодня находятся у власти, и они не дадут объективной оценки ситуации в стране. Они не проголосуют за резолюцию, в которой будет содержаться критика действий нынешней власти, потому что тогда они фактически проголосуют против себя.

«Аруаа» должна быть независимой организацией. Но не может министр или иной чиновник быть независимым. Поэтому я предложил не избирать в Высший совет людей, занимающих высокие государственные должности, но не нашел поддержки среди членов Высшего совета.

– Насколько мне известно, большинство Высшего совета предложило избрать нового председателя «Аруаа». Правда мысль эту высказали корректно, дескать, это связано с вашей занятостью и невозможностью совмещать должность председателя «Аруаа» с депутатской работой. Член Высшего совета Тимур Надарая предложил в связи с тем, что у вас много работы в парламенте, избрать нового председателя организации, хорошо знакомого с проблемами инвалидов и ветеранов войны.

– Что значит, не успевает с исполнением своих обязанностей? Некоторые партии счастливы, когда их представители находятся в парламенте. А общественную организацию «Аруаа» представляют два человека из Высшего совета.

Мы, как депутаты, постоянно озвучиваем интересы нашей организации и ветеранов в парламенте, лоббируем решение стоящих перед ними проблем. И мне странно слышать, когда причиной моей отставки называют ту, что я являюсь депутатом парламента. Это смешно, на самом деле.

Тогда у меня возникает вопрос: а в полной ли мере работает наша организация? Я не раз собирал Высший совет и говорил, что мы должны в полной мере работать, что нужно часто собираться и решать многие вопросы. Но у нас все заняты работой в госструктурах и работа нашей организации активизируется только перед выборами.

То, что произошло вчера - это фактически активизация «Аруаа» перед президентскими выборами. Кому-то понадобилась, чтобы организация возродилось в ином качестве перед выборами 2019 года. Вы сами понимаете, кому. Но я так не считаю: мы должны придерживаться той линии, которой организация все время придерживалась – никого не выдвигать и не поддерживать.

– Вы заранее знали о том, что будет две кандидатуры на должность председателя организации?

– Конечно!

– Голосование было открытым? Кто на этом настоял?

– Напомню, что я был избран председателем организации в 2014 году. Я понимал, что вопрос переизбрания возник только из-за моей личности. Мнение провести голосование тайно было, но я настоял на открытом голосовании. Я сказал участникам съезда: если есть недоверие ко мне с вашей стороны, я хочу об этом знать. Если вы считаете, что в организации все заточено под одного человека – давайте это озвучим.

То есть, если стоит вопрос доверия или недоверия ко мне, и если нет понимания моей позиции о том, что сегодня происходит в государстве, то значит я нахожусь не в той организации и не в том месте. Тогда давайте скажем открыто – наши дороги разошлись.

При первом подсчете за меня было подано 70 голосов, 61 - «против». Надарая сказал, что мы неправильно посчитали и стал требовать еще раз проголосовать. Вторично посчитали – опять перевес в мою пользу. Тогда Надарая стал требовать в третий раз пересчитать голоса. В итоге люди стали возмущаться и говорить: «Дважды посчитали, все понятно. Признавайте итоги выборов». Часть Высшего совета так и не согласилась с итогами выборов. Это уже абхазская практика не соглашаться с итогами выборов…

– В сложившейся ситуации можно ли говорить о расколе в «Аруаа»? Вы зачитали доклад, в котором прозвучала критика деятельности нынешней власти. Получается, что те, кто проголосовал за вас, поддерживают вашу точку зрения, а проголосовавшие против – поддерживают нынешнюю власть.

– На самом деле раскол возможен, но я не вижу в этом ничего страшного. С 2014 года люди могли поменять свое мнение и посмотреть на ситуацию с другой стороны. В то же время я уверен в том, что, как бы члены «Аруаа» не расходились во мнениях, критического раскола в любом случае произойти не может. Потому что «Аруаа» – это ветераны войны, люди, которые любят свою страну. И ни чей интерес не может быть превыше идей, ради которых мы воевали.

– Насколько я помню, ваша организация создавалась с целью защиты интересов ветеранов, оказания им социальной помощи. Однако в последние 10 лет в вашей деятельности очевиден политический уклон.

– Действительно, «Аруаа» стала более политизированной, но сказать, что раньше мы были вне политики, будет неправдой. Мы не можем в нашей стране отделить проблемы ветеранов от комплекса проблем, в том числе и политических, существующих в государстве. Да, мы - общественная организация, но благополучие ветеранов напрямую зависит от благополучия государства. Поэтому, даже если бы мы и не хотели, нам не избежать политики.

- В свое время общественная организация «Аруаа» была создана в противовес общественно-политическому движению «Амцахара».

– Я думаю, слово «в противовес» не совсем верное. Просто со временем они переросли в партию, и, кстати, часть тех, кто был в «Амцахаре», кто ее создавал, сказали, что ветераны должны быть вне политики.

Сегодня «Амцахара» - политическая партия, в которой много ветеранов войны, мы же хотим оставаться общественной организацией. В «Аруаа» может прийти любой – и тот, кто за власть, и тот, кто против, будь-то член «Амцахара» или любой другой партии. Члены «Аруаа» – это ветераны прошедшие войну, их дети и внуки. Мы – общественная организация, и нам нет никакой разницы, каких политических взглядов придерживается человек.

– А почему не была принята резолюция съезда?

– Как вы знаете, резолюция принимается на месте, но в связи с тем, что пошли споры по итогам голосования за кандидатуру председателя, делегаты съезда стали возмущаться и уходить. Поэтому съезд остался без резолюции.

– Какие дальнейшие шаги вы намерены предпринять?

– Как председатель считаю, что нужна реорганизация «Аруаа». Я уже высказывал мнение, что нам не нужен столь многочисленный Высший совет из 45 человек, и его состав довели до 39, хотя и этого много. Совет должен быть небольшим и мобильным, так что это вопрос остается открытым.

И, второе, я уже говорил выше, что госчиновник не может критиковать власть, которую сам представляет, он не может голосовать против власти. Поэтому я еще раз намерен предложить всем госчиновникам выти из состава Высшего совета. Пусть остаются членами «Аруаа», но вопросы деятельности организации должны решать простые ветераны – члены Высшего совета.

Фото Sputnik Абхазия.

http://abkhazinform.com/

 


Илья Гуния: «наша страна живет в условиях затяжного кризиса»

26 декабря 2018 г. Абхазия-Информ. 25 декабря состоялся съезд республиканской общественной организации ветеранов Отечественной войны народа Абхазии «Аруаа». С отчетным докладом выступил председатель Высшего совета организации, депутат парламента Илья Гуния.

***

Уважаемые делегаты съезда!

Мы давно с вами не собирались и не обсуждали текущую ситуацию в стране и проблемы нашей организации. Однако заседания Высшего совета «АРУАА» проходили у нас достаточно часто, что позволяло в рабочем режиме решать возникающие вопросы. А вопросов в нашей организации всегда много.

За это время секретариат АРУАА рассмотрел более 100 обращений по проблемам ветеранов, инвалидов и их детей. Мы всегда их решали и будем решать по мере возможности. По многим наболевшим вопросам нашего общества нами было опубликовано более 300 заявлений и обращений. Как вы знаете, за это время, политическое противостояние в стране неоднократно накалялось, и мы всегда были в гуще событий, решая тяжелые задачи с оппонентами. Не раз, встречаясь с представителями партии «Амцахара», мы ветераны, всегда находили выход из сложившейся ситуации.

«АРУАА» участвует и в общественной жизни нашего народа. Мы неоднократно выезжали на Северный Кавказ с целью укрепления наших братских связей. Практически все добровольческие организации подписали с «АРУАА» договор о дружбе и сотрудничестве. Это - лишь малая часть нашей деятельности.

Если говорить о сегодняшней ситуации, то я неоднократно и в рамках заседания Высшего совета, и на заседаниях сессии Парламента Республики Абхазия давал оценку складывающейся социально-экономической и политической ситуации. Хочу затронуть эти проблемы и сегодня.

К сожалению, приходится констатировать, что наша страна живет в условиях затяжного кризиса.

Нельзя, конечно, не признать, что на Абхазию, которая живет в общем с Россией, экономическом и валютном пространстве, оказывают влияние те трудности, которые переживает наш стратегический союзник. Вместе с тем, преувеличивать значение этого фактора не стоит.

Во-первых, Россия не отказывается выполнять взятые на себя обязательства и продолжает оказывать финансовую и иную помощь Абхазии, составляющую львиную долю наших бюджетных возможностей.

Во-вторых, политика санкций в отношении России создала благоприятные конкурентные условия для продукции и услуг, производимых в Абхазии.

В-третьих, четыре года назад при содействии руководства России рядом российских банков был сформирован капитал в размере 1,2 млрд рублей, которые должны были выдаваться в качестве' льготных кредитов нашему бизнесу, что позволило бы повысить объемы продукции и услуг, производимых в Абхазии. Однако все это не повлияло на реальное положение нашей экономики.

Как вы знаете, постоянной практикой стало неосвоение абхазской стороной средств, выделяемых по российской Инвестпрограмме. Имеют место невыполнение правительством закона о бюджете, срывы сроков строительства объектов и их низкое качество.

В прошлом году, ставя вопрос о недоверии работе Кабинета Министров, помимо невыполнения бюджета и прочих нарушений, я обратил внимание на то, что в работе правительства напрочь отсутствует какая-либо программа. И действительно, несмотря на то, что в своих посланиях и публичных выступлениях Президент неоднократно ссылался то на стратегию, выработанную Центром Стратегических Исследований при Президенте, то на программу «25 шагов», до сих пор никакая программа не выработана. То есть, в стране отсутствует планирование. Это говорит о том, что у Президента и Правительства нет видения выхода из кризиса и решения острых социально-экономических проблем. Все это говорит о низкой квалификации людей, управляющих страной.

При таком менеджменте мы можем не сомневаться, что ситуация будет только ухудшаться. Как ни странно, но, несмотря на все эти провалы, никто из руководителей не понес ответственности, кроме премьер-министра, которого переместили руководить Администрацией Президента. В стране практически отсутствует системная борьба с преступностью; кадровая чехарда в МВД никак не способствовала улучшению криминогенной ситуации. Никакая борьба с преступностью невозможна при отсутствии политической воли высшего руководства.

Впрочем, лучше меня обо всем этом высказался, уходя в отставку, вице-президент Виталий Габния, который, до меня возглавлял «АРУАА».

Я бы конечно мог не касаться этих злободневных вопросов, но ветераны не могут занимать страусиную позицию. Мы несем особую ответственность за благополучие и развитие нашего государства, тем более, что «АРУАА» имеет непосредственное отношение к приходу к власти Президента Хаджимба.

На предвыборных встречах Рауль Хаджимба неоднократно говорил, что первоочередная задача того, кто придет к власти - дать людям работу и достойный заработок, гарантировать безопасность жизни и имущества граждан, обеспечить порядок. Он говорил, что надо реорганизовать политическую систему и экономику, остановить разрушительные процессы и вывести страну на качественно новый уровень путем реформ и преобразований. И мы, присутствующие сегодня здесь ветераны, и наши дети, и большинство нашего народа именно это и поддерживали. И шли за ним, видя его в качестве руководителя страны.

Хочу открыто спросить: что из этого сделано и какую из этих идей довели до логического конца?

Конечно, было бы несправедливо взваливать всю ответственность на Президента. К нынешней кризисной ситуации приложили руку мы все, вне зависимости от политических лагерей. Но у капитана корабля особая миссия и особые полномочия, и мы об этом должны помнить.

Вместе с тем я считаю, что выборы Президента Абхазии должны пройти в сроки, установленные Конституцией. Надо дать возможность всем политическим силам представить вниманию народа свои программы и лидеров, способных реализовать эти идеи. Поэтому не стоит устраивать какой-то аврал с переносом сроков проведения выборов. У нас нет времени и возможностей для того, чтобы допускать новые ошибки.

Теперь я хочу сказать о роли, которую могла бы играть организация «АРУАА» в наступающем году. В нашей организации существуют разные мнения. Есть люди, которые поддерживают власть, а есть те, кто относится к ней критически. Эта ситуация для нас не нова. Так, в ходе выборов президента 2009 г. мнения членов АРУАА также разделились: одна часть поддержала Рауля Хаджиба, другая - ныне покойного Заура Ардзинба. Например, Тимур Надарая в 2011 году был в штабе Сергея Шамба. Но нам тогда в этих условиях удалось сохранить организацию, предоставив ее членам право самостоятельно решать вопрос о своем выборе.

Я думаю, также мы должны будем поступить и в 2019 году.

В то же время, как организация мы должны сыграть роль в обеспечении стабильных условий для проведения выборов, чтобы после них не возникли новые линии раскола общества. Поэтому, в сотрудничестве с другими общественными и политическими силами «АРУАА» могла бы участвовать в обеспечении контроля за прозрачностью и законностью проведения выборов, выработке механизмов по обеспечению стабильности и гражданского согласия.

 

 

Гость редакции – Депутат Парламента Республики Абхазия Илья Гуния

Депутат Парламента Республики Абхазия, кавалер ордена Леона Илья Гуния три года возглавлял Республиканскую общественную организацию ветеранов Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов «АРУАА». Тогда его тревожила существующая разобщенность, как ветеранских организаций, так и общества в целом. Он старался приложить все усилия для того, чтобы объединить ветеранские и общественно-политические организации. Однако с тех пор так ничего и не изменилось. Сегодня Илья Гуния возглавляет Комитет по обороне и национальной безопасности Парламента РА. Он всей душой переживает за своих боевых друзей – ветеранов войны, которые так и не смогли консолидироваться и вместе строить правовое демократическое государство. Накануне празднования юбилейной даты Дня Победы и независимости Абхазии Илья Гуния встретился с журналистами редакции газеты «Республика Абхазия». С гостем редакции беседовали Юрий Кураскуа, Артавазд Сарецян, Лилиана Яковлева, Заира Цвижба, Лейла Пачулия, Юлия Соловьёва и Русудан Барганджия. Беседа длилась около двух часов, и он был предельно открытым и объективным.

Война и 25 лет мира

– Для каждого из нас война начиналась по-разному. Ощущения были разнообразные. Кто-то знал о том, что война неизбежна, кто-то надеялся на то, что можно договориться и избежать военных действий. Однако случилось то, что случилось. Мы встретили ее вначале с винтовками и палками. Я знал, что война неизбежна, и смог подготовиться, приобрёл автомат, работая в охране на телевидении. Люди в растерянности искали оружие. Никто ещё не понимал, что началась полномасштабная война. Сегодня мы оцениваем её, как исторический факт, рассуждаем о возможных недочётах и ошибках. Но на тот момент было принято решение оставить город, и это было правильно, мы избежали многих жертв. Шли переговоры, у нас было несколько дней на подготовку. Мне часто задают вопрос, смогли бы абхазы выиграть войну без помощи добровольцев с Северного Кавказа и юга России? Добровольческое движение началось буквально сразу. Они шли к нам через Кавказский хребет. Для нас это было большой психологической, моральной и боевой поддержкой. Они вселили в нас надежду на возможную победу. Но даже если к нам никто не пришёл бы, мы всё равно бы выиграли эту войну, у нас не было другого выхода. Другой Родины у нас нет, отступать было некуда. Мы защищали свою землю. Но то, что нам помогли наши кавказские братья, это меня радует. Когда ты воюешь и ощущаешь, что ни одна страна в мире тебя не поддерживает, это очень сложно. Все были против нас. И только они нас поддержали. И когда сегодня звучат нелестные отзывы в адрес добровольцев, это некорректно и неправильно. Если сегодня хотят принять участие в праздновании Дня Победы и Независимости казаки, наши друзья, то в этом нет ничего крамольного. Я не понимаю, мы что хотим, остаться совсем одни? Если в военное время нам нужны были кавказские добровольцы, казаки, наши репатрианты, приднестровцы, мы были рады каждому из них, а сегодня мы в них не нуждаемся? Что, через 25 лет нам вдруг все стали мешать? Мы увлеклись другими делами и потеряли друзей, а новых не приобрели. Что с нами случилось? А исходит всё это от тех, кто не видел войны, приехал вчера или родился недавно. Это просто недопустимо, даже можно сказать – преступно. Эти необоснованные выпады надо пресекать. У нас должна быть идеология, мы должны чётко знать, чего мы хотим. Если мы хотим построить общество и не остаться в изоляции, то надо вести себя по-другому. Что, мы хотим уподобиться грузинским шовинистам, которые никого не хотели, кроме себя? Нам нужна государственная программа, у нас должны быть цели и задачи, а у нас всё идёт на самотёк. Поэтому сегодня мы находимся в такой ситуации. У нас в авторитете только деньги, мы забыли о людях.

Жить по кодексу чести – Апсуара

Чтобы сегодня рассуждать о нашем поведении, вспомним советское время. Мы тогда боролись с грузинским национализмом и шовинизмом. Каждый абхаз был на виду, и его позиция была ясна. У нас была общая идея, мы боролись за справедливость. А сегодня мы становимся похожими на тех, от кого избавились. Мы сегодня относимся к своей родной земле так, как будто мы завоевали, а не освободили её. Часто звучат слова, что всё положено только тем, кто воевал. Но мы ведь завоевали независимость не только для себя, но и для своих детей, внуков. Привилегии должны быть только у инвалидов войны. Привилегии должны быть у тех людей, которые пострадали, а не у здоровых людей. Мы же воевали не ради привилегий. Давайте вспомним, какой процент абхазов взял оружие? 10-15 процентов, которые готовы были сложить голову за Родину. Нужно найти опять этот процент патриотов, которые смогут изменить нашу жизнь. Это те, которые любят свою страну, которые хотят работать на её благо, а не на свой карман. Руководители должны окружить себя грамотными людьми. Нам надо разобраться в себе. Если я прошёл войну – это не значит, что у меня должно быть пять квартир. В государстве должны быть выработаны защитные механизмы для самосохранения нации. Но это не должно происходить за счёт других людей. Мы сегодня настроили всех против себя. От нас многие отвернулись. Меня это пугает. Мы перестали жить по нашему кодексу чести – Апсуара.

Кто виноват и что делать?

Необходимо создать команду единомышленников, профессионалов, 10 ключевых фигур – государственных чиновников. И поставить перед ними задачу, довериться им и дать время на работу. Не справляются – менять на других. Необходимо привлекать молодёжь, талантливую, грамотную. Мы же знаем, что сегодня по звонку устраивают в детский сад, школу, в университет, на работу. Если это не прекратиться, ничего не изменится. Поэтому почти во всех госструктурах у нас работают малограмотные сотрудники. Мы даже не имеем резерва молодых кадров. Почти 25 лет перетасовываем одну и ту же «колоду» карт. Одни и те же лица. И туда молодёжь не попадёт никогда. Эту систему нужно ломать.

Парламент и состояние общества

Состояние общества, безусловно, отразилось на составе нынешнего Парламента. Когда я пришёл туда, там было чёткое разделение на провластных и оппозиционных депутатов. Но со временем ситуация стала меняться. И старая грань постепенно стирается. Принимая решения, мы стали руководствоваться здравым смыслом, тем, что приемлемо для нашей страны. В Парламенте много опытных политиков, есть молодёжь. Стали налаживаться отношения, так как мы делаем общее дело. Мы спорим, но в споре рождается истина. От многих наших решений зависят судьбы людей. Ведь это важно. Нужны законы, которые будут работать не формально, чтобы искоренить в нашем обществе вседозволенность и безнаказанность, наркоманию и смертность на дорогах. В Парламенте разрабатывается Закон, который будет предусматривать пожизненное наказание за перевозку и торговлю наркотиками. Нужно прекращать решать проблемы по звонку и отпускать преступников на волю. Люди не боятся нарушать законы. Мы никого не посадили за коррупцию, казнокрадство. В государстве должен главенствовать Закон, а не понятия. Ни одно государство не должно им пренебрегать. А мы, когда нам выгодно, руководствуемся Законом, а когда не выгодно, вспоминаем о совести. В нашей стране существует практика, при которой одним можно нарушать Закон, другим – нельзя. Если вы украли картошку на рынке или велосипед, то вас осудят и посадят в тюрьму. Но если вы взяли многомиллионный кредит у государства и не вернули, то вам за это ничего не будет. Пока эта практика будет существовать, мы будем катиться по наклонной плоскости вниз.

Коррупционный механизм, заинтересованность человека к обогащению, уже закручен основательно, и при низких зарплатах действует безотказно. Криминальные структуры воздействуют на силовые органы власти, между которыми нет заметного взаимодействия. Это опасная тенденция. Мы сами «убили» свою правоохранительную систему. Наши родоплеменные отношения, вседозволенность, безнаказанность привели к разгулу криминала. И сегодня всё это реанимировать очень трудно. Думаю, что нужно менять всю систему силовых структур, сегодня она себя изжила. И найти лекарство от её болезни трудно. Поэтому настала необходимость принимать радикальные меры для исправления ситуации, а не раздирать страну на разные части.

Поэтому имеем то, что имеем. Мы все зациклились на том, что все наши беды происходят из-за одного человека – руководителя страны. Судья осудил неправильно преступника – виноват президент. А ведь он не имеет права влиять на судью. У нас три основные ветви власти, но между ними нет взаимодействия. Они все живут отдельной жизнью, не имея никаких рычагов влияния друг на друга. А иногда и противодействуют друг другу. Чтобы изменить это, нужны конституционные перемены.

Народ и выборы

Предстоящие выборы главы государства должны пройти открыто, и надо сделать так, чтобы люди из-за своих лидеров не передрались. Это очень опасная тенденция, которая приведёт к краху нашей страны. Все ветеранские организации должны объединиться и выработать механизм для достойного проведения выборов. Объединяться нужно вокруг идей, а не вокруг людей. Идея должна быть государственной. К чему мы идём, к чему стремимся, что мы хотим построить, какое общество должно быть. Идея должна быть вокруг этих вопросов. Без этого не может быть никакого объединения. Сегодня в республике функционирует много партий, общественных организаций. У каждой свои цели и задачи. И если у них цели разные, то объединиться невозможно. Ветераны войны не должны быть политизированы. Ветераны войны – это особый слой общества в Абхазии. Сказать, что они не решают ничего сегодня, нельзя. Но, я считаю, что их авторитетом пользуются люди, которые преследуют свои меркантильные интересы. Их не ставят генераторами идеи. Поэтому ветераны должны объединиться вокруг общей идеи. Мы должны вспомнить: за что наши люди сложили свои головы, за что воевали. У нас тогда была одна единственная идея, но сегодня, к сожалению, мы разрозненны.

Люди, которые прошли войну, всегда категоричны. Для мирной жизни это, конечно, неприемлемо. Они часто не слышат своего оппонента, не прислушиваются к иному мнению. Ветераны часто бывают нетерпимы. Этот подход неправильный. Но это не значит, что они не любят свою Родину. Основная часть ветеранов войны живет в сёлах и не участвует в общественно-политической жизни страны. Некоторые из них живут за чертой бедности. Многие из них инвалиды, без ног, без рук. У многих по пять-шесть детей, которых прокормить трудно. Произошло резкое расслоение и среди ветеранского общества. Не будет у нас спокойной жизни при таких условиях. И сегодня найти виноватых и правых очень трудно. Всегда найдутся недовольные люди, которые будут будоражить общество. Поэтому народ, в том числе и ветераны войны, будут всегда страдать от такой политики нашего государства.

Лидер страны – Владислав Ардзинба

Вспоминать Владислава Григорьевича, говорить о нём можно бесконечно. Ведь он является символом своей маленькой страны. В час беды он не дрогнул, Бог спустил его с небес народу Абхазии. В нём сочетался редкий сплав мужества и чести. Путь к свободе Апсны освещала именно его звезда. Для народа Абхазии он был и Леоном Великим, и бессмертным Келешбеем, и неотступным Нестором.

Роль лидера нашей страны Владислава Григорьевича Ардзинба в новейшей истории Абхазии неоценима. История ещё скажет своё слово. Его нашли, его просили приехать, и он не отказал своему народу. И всё, что он делал, делал осознанно. Он взвалил на свои плечи огромную ношу. Ему выкручивали руки, но он не отступал. Он говорил с руководством России, Грузии, не уступая им ни в чём. Владислав Григорьевич – это глыба, которая выдержала все натиски наших недоброжелателей. Главным в его деятельности была безоговорочная поддержка простого народа. Когда его видели на экране телевизора, как он отстаивал позиции своей страны и народа, его просто боготворили. Основополагающую роль в его решениях сыграл настрой людей, которые взяли оружие для защиты своей Родины. Взять на себя такую ответственность – посылать людей на войну, переживать в душе за каждого убитого солдата, знать, что от твоего решения зависит судьба каждого человека и судьба страны – очень тяжело. Легко сегодня говорить, что были тогда допущены и ошибки, но где мера ответственности за них. Ведь тогда никто не хотел принимать решения, кроме него. На войне чётко определены грани чёрного и белого. А сегодня всё превратилось в серую массу. Сегодня нам надо двигаться вперёд, определив цели. У Владислава Григорьевича была цель – выиграть войну и сделать Абхазию независимой. Мы добились этой цели, можно сказать, сделали невозможное. И сегодня, если мы поставим перед собой те задачи, которые должны выполнить, мы их осилим. Но их никто не ставит. Просто слова кота Леопольда «давайте жить дружно» – это не позиция. Мы не смогли за 25 лет наметить чёткую задачу строительства независимого государства. Появление Владислава Ардзинба – тот ключевой момент в нашей истории, когда решалась судьба всего государства. Время его нашло, если бы его не было, неизвестно по какому пути пошла бы Абхазия. И сегодня нам нужен такой лидер, который поведёт за собой.

Публикацию подготовила Русудан Барганджия

Газета "Республика Абхазия"