Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Студенты российских вузов из Конго проводят летние каникулы в Сухуме. О том, как африканцы встретились в Абхазии, что им мешает познакомиться с местными девушками и к каким последствиям привела абхазская чача, читайте в материале Sputnik.

Асмат Цвижба, Sputnik

В этом году привыкшие к отдыхающим сухумчане были удивлены – несколько групп африканской молодежи были замечены в столице. Вначале неожиданных гостей приняли за футболистов из молодежной сборной Нигерии, которые приехали на игру с абхазской командой. Но игра закончилась, а туристы на месте. Оказывается, ребята никак не связаны с футболом, а приехали в Абхазию просто на каникулы, ну и еще по одной причине.

Место встречи — Абхазия

Четыре студента российских вузов из Конго, как ни странно, познакомились в Абхазии. Мервей, Агат, Джонатан и Рови теперь живут в Новом районе Сухума в одной квартире, а раньше их разделяли тысячи российских километров.

"Мы учимся в разных университетах и даже городах. Я из Челябинска, Рови из Белгорода, а Джонатан и Агат из столицы России, но познакомились мы здесь. Я нечаянно встретил на вокзале Агата и потом он познакомил меня с другими ребятами", — начал историю Мервей.

Ребята сразу то ли предупредили, то ли похвастались, что могут говорить по-русски "легко", но мы все же остановились на ломанном английском вперемешку с французскими звуками. Было и что-то местное – студенты обращались друг к другу, как истинные новорайонцы — "брат".

"Братья" рассказали, что уже давно слышали от однокурсников об Абхазии и ее красотах.

"В Челябинске я познакомился с ребятами из Абхазии, они рассказали мне об этом месте, о Черном море, о том, что можно хорошо провести лето у вас", — сказал Мервей.

Хорошо провести лето и быстро продлить миграционную карту. Студенты признались, что не только эстетический интерес завлек их в Абхазию, но и вполне практичный. Агат уже больше восьми месяцев живет в Сухуме. В страну он приехал, чтобы продлить свою визу, но потерял паспорт и "застрял на районе" надолго.

"Продлить визу здесь намного дешевле. Билеты домой и обратно обходятся мне дорого из-за расстояния, но когда я приехал сюда, я потерял паспорт и, чтобы получить новый, мне понадобится еще какое-то время. Я уже долго нахожусь здесь, но абхазы очень дружелюбно ко мне относятся, у меня никогда не возникало с ними проблем, и даже появились друзья", — рассказал он.

Мамалыга, девушки, Новый район

Каждый вечер парни играют в футбол в Новом районе, едят местные сувлаки и даже не знают, что живут в самом криминальном районе Абхазии. А пока мы записывали интервью, "районские" успели поприветствовать своих и поинтересовались: "Ора, маджь, что вы здесь делаете?"

"Никогда не слышал, что Новый район называют криминальным. Нам очень нравится. Самое главное в жизни — это отношения, а здесь мы видим, что люди очень простые, они делятся с нами эмоциями, рассказывают о том, что можно делать, чего нельзя, принимают в свою компанию, и это самое важное", — сказал Рови.

За несколько недель студенты успели попробовать абхазскую мамалыгу, побывать на свадьбе и даже выпить там чачу.

"Мне очень понравилась еда. Абхазская мамалыга похожа на африканское блюдо, но мы не добавляем в него сыр. А на свадьбе я впервые попробовал чачу. Это было нечто, она сразу дала мне в голову, единственное, что спасало в перерывах между выпивкой – тосты, мне очень нравится эта традиция", — рассказал Агат.

А вот курортного романа не вышло. Как ни старались африканские донжуаны покорить сердца абхазских девушек, ничего не срослось.

"Как будто запрещено прикасаться к абхазской девушке. Я даже не хочу знакомиться с вашими девушками, мне просто страшно. Однажды я подошел к девушке, просто спросить что-то, и просто ниоткуда появились абхазские ребята. Больше мы не пытались", — сказал Рови.

В этот момент проходившие мимо ребята предупредили: "Девочку не обижайте, да!" Просто совпадение.

Абхазские странности

По словам студентов, в абхазской культуре и традициях они нашли что-то схожее с собственными национальными чертами.

"К примеру, африканцы очень близки к своей культуре. Я могу родиться в США, во Франции, в Германии, но никогда не отойду от собственной культуры. И здесь мы увидели то же самое. В Абхазии людям комфортно внутри своего менталитета, им не нужно выходить за рамки культуры", — поделился замечаниями Джонатан.

А вот отношение к женщине до сих пор вызывает вопросы у студентов. На вопрос о том, почему так сложно выйти замуж во второй раз, последовал длинный рассказ о всех тонкостях абхазских отношений. Вопросы отпали, как и желание понять абхазских мужчин.

Несмотря на все абхазские странности, африканские туристы признались, что довольны отдыхом и не против еще раз приехать, а заодно и продлить визу. Новорайонские гости обещали вернуться и еще раз погонять мяч с абхазскими ребятами, но просили не путать их с нигерийскими футболистами.



Читать далее: https://sputnik-abkhazia.ru/Abkhazia/20180823/1024780791/otkrytiya-studentov-iz-kongo.html

Президент России Владимир Путин 26 августа – в 10-ю годовщину признания Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии – примет лидеров этих стран. Ранее СОВА сообщала, что цхинвальский лидер Анатолий Бибилов в телефонной беседе с главой Кремля пригласил последнего на мероприятия, приуроченные к этой дате.

Однако по данным издания Daily Storm, которое ссылается на источники в Кремле, график президента России не позволяет ему принять приглашение, поэтому Путин сам пригласил в Москву Бибилова и Хаджимба.

Как отмечает издание, пока Путин будет готовиться к встрече с абхазским и осетинским лидерами, канцлер Германии Ангела Меркель посетит Грузию. С 23 по 24 августа она прибывает с официальным визитом в Тбилиси, а 25 августа посетит и Азербайджан. «Данный шаг Меркель, которая всегда охотно общается с президентом России, демонстрирует, что Германия в этом вопросе остается непреклонна – поддерживать они будут агрессора», – пишет автор Анастасия Кошеварова.

Напомним, Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии 26 августа 2008 года. Позже ее примеру последовали  – Никарагуа, Венесуэла, Науру, Тувалу и Вануату. Лишь спустя 10 лет их ряды пополнила Сирия: Дамаск заявил о признании независимости Сухума и Цхинвала 29 мая 2018 года.

https://sova.news/

 

 

IV этап кубка России по автогонкам в классе Mitjet состоялся на подмосковном автодроме в воскресенье 19 августа.

СУХУМ, 19 авг – Sputnik, Бадри Есиава. Автогонщик из Абхазии Дмитрий Гвазава показал лучший результат в двух заездах IV этапа Кубка России по автогонкам в классе Mitjet, об этом корреспонденту Sputnik рассказал сам автогонщик.

"Всего в заезде принимало участие десять автомобилей, и все ребята, которые были, очень хорошо "вкатились" в трассу, было нелегко. Во второй гонке мне пару кругов пришлось "подавить" соперника, поймать его на ошибке и обогнать. Несмотря на сложности, все-таки удалось дожать и выиграть", — поделился Гвазава.

Гвазава добавил, что в этом сезоне у него восемь побед из восьми гонок, но впереди еще два этапа Кубка, которые пройдут в Сочи.

Сегодня Mitjet 2L широко распространен во Франции, Италии, Германии, России и США. В гонках принимают участие более 40 машин. Основатель серии Mitjet – известный французский гонщик Жан-Филипп Дайро.

Промоутер серии Mitjet в России – компания Arctic Energy. Автомобили класса MITJET 2L – это металлический каркас и пластиковый корпус, двигатель 2.0L 16V, мощность – 260 лошадиных сил, шестиступенчатая секвентальная коробка передач, задний привод. Вес машин класса MITJET 2L – 750 килограммов, объем топливного бака – 37 литров.

 

 

На носу два увесистых юбилея, и хотелось бы, чтобы в грохоте фанфар мы не забывали о том, что в наше время даже развитые страны не могут почивать на лаврах. Тридцать лет назад США были лидером по объему производства, потом уступили место Китаю, а последние несколько лет пропустили вперед и Германию. Теперь возводят таможенные барьеры, которые грозят новым экономическим кризисом в международном масштабе, ибо все нужно делать вовремя.

У нас ситуация все жестче – в этом году явный недостаток туристов даже в Гагре! Денег у населения все меньше, и это видно невооруженным глазом.

Стратегическое партнерство с Россией гарантировало нам физическую безопасность, а экономической мы должны заниматься сами. И вот это у нас получается, прямо скажем, не очень!

Во-первых, потому что все, кому не лень, тащат из бюджета практически безнаказанно – например, бывший директор Сбербанка с сотоварищами увел 84 миллиона рублей из пенсионного бюджета. Это около двух месячных пенсий для всей Абхазии. Ну, конечно, в конце концов, против него возбудили уголовное дело, приличие этого требует, а он сидит в Москве и в ус не дует.

А пенсионеры, хоть и с некоторыми задержками, все же получают пенсию только потому, что директор Национального банка Беслан Барателия крутится, как черт, доставая деньги откуда только можно и затыкая на ходу финансовые дыры.

Во-вторых, у нас не было и нет по-настоящему рационального долгосрочного планирования, все только благие намерения.

В-третьих, мы пустили на самотек техническую сторону нашего развития, поэтому на всех хоть сколько-нибудь значимых производствах у нас работают гастарбайтеры. Свои кадры мы не готовим, а ждем, когда приедут иммигранты и начнут работать за нас, выводя наши деньги за границу.

И это при том, что все жалуются на безработицу. Но все хотят сидеть в креслах и водить рукой, а вот научиться сварке, ковке или другому истинно мужскому делу – это западло! Да что говорить – даже поваров на лето приглашают из-за границы.

Чужие примеры нас ничему не учат! Население развитых стран уже в беспокойстве от постоянного притока иммигрантов, но они же сами не хотели работать на непрестижных работах. В 60-миллионной Великобритании мэр Лондона пакистанец Садик Хан (кстати, выиграл выборы у британского аристократа), а теперь один из претендентов на пост премьер-министра сын пакистанского водителя автобуса Саджид Давид. Они представители второго поколения иммигрантов и блестяще говорят по-английски, в конце концов, британская культура их переварит и употребит себе на пользу.

Но в нашей крохотной стране, где нет устойчивой традиции ни в одной отрасли экономики (катастрофическое положение даже в сельском хозяйстве только подтверждает это), нужно уделять подготовке технических кадров всех уровней предельное внимание. Все разговоры об этом уходят в песок.

Я ничего не имею против иммигрантов, у тех же узбеков глубочайшая культурная традиция, и едут они к нам не от хорошей жизни, но каждая страна должна защищать свои долгосрочные интересы, рационально создавая подушку экономической безопасности.

А мы не только этого не делаем, но создаем проблемы даже для своего постоянного населения, превращая замену национального паспорта в унизительную процедуру для неабхазской части. Поэтому молодые, выросшие в местных традициях, уезжают, а вместо них приезжают чужие – со своей культурой и традициями.

То, что может выдержать страна с многомиллионным населением и развитой экономикой, может оказаться катастрофой для крохотной страны, только недавно начавшей свое развитие в сложном современном мире.

Надежда Венедиктова

http://asarkia.info/

 

«Мы устали. Надо делать что-то радикально», – так говорят наши граждане, когда речь заходит о распоясавшейся преступности.

Ранее, в 50 – 70-х годах ХХ века Абхазия – как курорт, Страна Души – гремела на весь мир. Сюда приезжали ученые из Америки, Европы, Китая, Японии. У нас было на что посмотреть, а в наших научных центрах изучали наш быт, продукты с целью выведать секрет долголетия. В конце 80-х годов Япония практически уже договорилась собирать и скупать у нас за валюту… папоротник. По только им известной технологии они из «нашего сорняка» предлагали делать сверхцелебные лекарства и мази, как говорят на Востоке, от ста болезней. Мы, абхазы тех годов, с чистым сердцем и душой воспринимающие землю, на которой живем и трудимся, трепетно относимся к своему поведению и устремлениям.

В целом среди руководителей, чиновников, тружеников, молодежи абхазской национальности никогда не процветала негативная, разрушающая сознание мысль материального обогащения любым путем.

Мы были образцом воспитанности, законопослушания и человеческого величия. Кто может вспомнить сегодня, сколько раз про Абхазию в тогдашних СМИ говорили плохо или писали, что это опасная страна или что абхазский чиновник, руководитель грабит республику, а абхазская молодежь занимается употреблением наркотических средств и т.д.?

Не вспомните. Такого просто не было. Поэтому отдыхающие из Прибалтийских стран, Германии, Югославии, Польши, Болгарии и Греции любили отдыхать у нас. Пицунда вообще полностью работала на иностранцев.

Абхазская молодежь в Сухуме, Новом Афоне, Гудауте, Гагре сама «наказывала» наркоманов и воришек из Восточной Грузии, которые слетались, как воробьи, в эти города и вносили дискомфорт как гостям республики, так и ее местным жителям.

В Сухуме драки происходили часто с так называемыми «залетными» из-за Ингура, когда они вдруг садились в людных местах на корточки и, растопырив пальцы веером, поставленным гортанным голосом «играли в блатных и «цветных».

Абхазская молодежь не бросалась на них сразу, как дружинники, а просто останавливалась рядом и начинала между собой говорить на родном языке. Как правило, заингурские, услышав абхазскую речь и поймав взгляды говорящих, прекращали искусственный, показной «блатной базар». А если продолжали, всегда находился повод, чтобы им сделать силовое внушение. В этом физическом воздействии помогали сухумские армяне, русские, греки.

За пределами республики было широко известно, что аборигенная нация – это что-то особенное, чистое, прочное, надежное, справедливое, с большой человечностью и ни в коей мере не преступное.

Точно можно сказать, что поэтому в конце 80-х нас поддерживало большинство простого народа в РФ. Когда 14 августа 1992 года Грузия решила побряцать оружием перед Абхазией, она не учла многих исторических факторов, в том числе и тех, которые не давали разгуляться заингурским «залетным», навязать в Абхазии свои правила и жить по понятиям. Мы эту форму развития по-блатному не воспринимали, и это знали наши друзья, братья с Северного Кавказа, Юга России, соотечественники из-за рубежа, поэтому мы получили такую мощную политическую, человеческую и другую поддержку, когда началась Отечественная война народа Абхазии 1992-1993 гг.

Мы победили сообща, достигли того, о чем мечтали, избавились от навязанных ценностей, которые культивировали блатные и «цветные» из Грузии. Вздохнули и вскоре поняли, что корни сорняков убрать до конца не удалось.

Сегодня республика развивается, строится, живет той жизнью молодого государства, когда оно хочет идти вперед быстрее, но какие-то вещи в полном объеме сделать не может. За 25 послевоенных лет мы должны наконец-то понять, что дело не в президентах. Каждый из них всегда делает работу, как считает нужным, как было необходимо на тот момент. Чтобы ездить по правилам, держать разрешенную скорость, не проскакивать на красный свет или чтобы в селе выращивать овощи, фрукты, а в городах вовремя приходить на работу, уж точно указания президента или других чиновников не нужны. Иногда в наших разговорах приводятся такие «компетентные» примеры, что напрашивается вопрос – мы не гордые люди, что так мечтаем о Сильной Власти и Сильном Человеке? Что, нам нужен диктатор, пусть даже из своих, который будет нами помыкать и управлять, где нам стоять, где сидеть, как вести себя на дорогах, в обществе и т.д.? А если он будет наказывать? Мы же сразу его запишем в плохие кадры.

«Мы устали от преступности», – говорят все. Наверное, в первую очередь надо начинать недовольство с себя. Когда наша молодежь гоняет на скорости, разбивается, стреляет друг в друга, принимает наркотики, мы ведь на это реагируем не очень остро: и по большому счету даже молчим в тряпочку. Все хотят «ни с кем не ссориться», но перемыть косточки власти готовы всегда. Наша республика бьет два рекорда: у нас самая низкая цена за электричество и огромное количество политических партий, движений, объединений, общественных организаций. И все борются за власть, а не за восстановление чистоты аборигенной нации и наших традиций на основе Апсуара.

Недавняя драка в магазине на набережной Сухума между нашими соотечественниками, кроме стыда и позора, других чувств не вызывает. Но никто из «знающих, как обустроить и сделать прорыв в Абхазии», не осудил или не сделал соответствующие заявления. Как не сделали в свое время заявлений по поводу попытки в июле 2016 года захвата здания МВД, избиений хулиганствующими подростками работников ГАИ и т.д. Нет предложений при публичных высказываниях, на партийных съездах, собраниях по поводу того, что необходимо сделать с представителями громких фамилий, которые явно уличены в распространении наркотиков среди нашей молодежи или в сексуальном развращении малолетних детей. Вы думаете, эти действия меньше разрушают страну, чем война?

Работники правоохранительных и силовых органов, что бы ни говорили, имеют огромный потенциал, многие работают с горячими сердцами и чистыми руками и готовы 24 часа служить Закону.

Что мы делаем, когда они, исполняя свои обязанности, находят, ловят и сажают явных нарушителей или даже преступников? Надо ли приводить примеры? Мы же стараемся использовать все возможности и связи, чтобы «отмазать» своего «невиновного» сына, друга, родственника, соседа и т.д. И тем самым не замечаем, что сами же порождаем вседозволенность, беспредел, коррупцию, унижение правоохранительных органов в своей стране, которую отстояли ценой больших потерь.

Поднять тост и красиво сказать о минувших днях – это одно. Другое – когда осознаешь, что наши ребята погибли во время войны не за то, чтобы наши граждане, зная, что всегда найдут заступников за свои антиправовые поступки, гибли, особенно представители аборигенной нации, а огромное количество становилось инвалидами не во время войны, а в мирной жизни. И не для того, наверное, мы одержали Победу, чтобы наркотические препараты свободно распространялись в нашей республике и даже пришли в школьные учреждения. А мы по-прежнему не знаем, как поступить с теми, кто имеет громкие фамилии, и отцы которых ходят в друзьях у больших чиновников, но занимаются этим неблаговидным делом.

Это только кажется, что все стабилизируется само собой, или при следующем поколении, или при Новом Президенте.

Имидж страны, народа – это дорогое достояние. Всем нам стоит задуматься и предпринять меры, чтобы сохранить чистоту нашего национального самосознания.

У нас все получится, если во главу угла будем ставить не разработку схем смены «вечно неугодных» президентов и чиновников и спорить, какую систему применить при выборах граждан на то или иное кресло, а когда поменяемся мы сами.

Ведь никто из нас не хочет, чтобы в соцсетях или где-то еще говорили про Республику Абхазия в отрицательном ключе. Мы же не хотим каждый день читать, как сводки с фронтов, о гибели, суициде нашей молодежи. Не хотим слышать и об организованных преступных группировках, которые регулярно совершают разбойные нападения и похищения, и это стало уже неотъемлемой частью нашей жизни. Недавно простая женщина, защищая общественную собственность республики, сопротивляясь, вырвала у грабителя оружие и убила его. Другие подельники от страха разбежались. Какая была реакция общества, партий, движений на этот поступок женщины? Никакой. То, что женщине теперь будут угрожать со стороны грабителей, сомневаться не приходится. Ведь они чувствуют свою безнаказанность и вседозволенность. Потому что в таких случаях мы привыкли молчать и чего-то ждать.

Тем гражданам, которые готовы «помочь» близким и родным, нарушающим общепринятые нормы и законы государства, параллельно смакующим все «минусы» республики, в первую очередь необходимо не мешать работать людям, отвечающим профессионально за свой участок.

Не надо просить за виновных, как бы это не было больно и неприятно, иначе из порочного круга нам не выбраться, даже если будем часто менять государственных мужей.

Юрий Кураскуа

P.S. Опросил 100 человек в Сухуме. 70 человек ответили, что преступники в республике чувствуют себя вольготно, 56 человек сказали, что верят силовым ведомствам, что они справятся с поставленными задачами, если им не мешать работать.

Парадокс! Из 100 опрошенных 83 человека за 25 лет просили о помощи «за своего невиновного» в Администрации Президента, Парламенте, МВД, КМ, министерствах, а также представителей уважаемых фамилий, «деловых людей».

Газета "Республика Абхазия"