Более месяца назад, 18 февраля, «Эхо Кавказа» рассказало о состоявшемся в тот день расширенном заседании парламентского комитета по аграрной политике, природным ресурсам и экологии, на котором обсуждались экономическая обоснованность и экологическая безопасность разведки и добычи нефти в Абхазии. Напомню, что информационной бомбой тогда стало выступление на заседании депутата Алмаса Джапуа, который сказал:

«Я бы хотел, чтобы мое заявление считалось официальным обращением в Генеральную прокуратуру. В 2014 году президентом Александром Золотинсковичем Анквабом и правительством во главе с Леонидом Ивановичем Лакербая были подписаны договоры с некоей компанией «Апсны-Ойл». Основной ее учредитель находится в оффшорах на Кипре. Мое предположение заключается в том, что это крупная коррупционная схема, организованная самими этими господами, в том числе Александром Золотинсковичем Анквабом. Это предположение должна проверить Генеральная прокуратура. Далее, его близкий друг и соратник Леонид Иванович Лакербая подписывает эти договоры, крайне не выгодные для Абхазии. Хочу особенно подчеркнуть для наших граждан: ни один литр этой нефти Республике Абхазия не принадлежит. И все разговоры о том, что у нас там есть доля, это банальное вранье».

Генпрокуратура тут же приступила к проверке заявления Джапуа. Между тем Леонид Лакербая подготовил многостраничный ответ парламентарию и другим своим оппонентам. (Александр Анкваб ограничился 18 февраля предельно кратким откликом: «нелепости невозможно комментировать»). Этот ответ стал частями, а также в сокращенном виде публиковаться в различных абхазских СМИ. Мы обсуждали с Лакербая возможность интервью с ним на «Эхе Кавказа». Но когда сегодня я позвонил ему, он сказал, что решил воздержаться. Ибо позавчера на заседании сессии абхазского парламента была сформирована комиссия из 12 человек во главе с председателем профильного комитета Астамуром Тарба по вопросам разведки и добычи углеводородного сырья на территории Абхазии, и он решил не контактировать со СМИ, пока не изложит свою позицию членам комиссии.

Что ж, пусть и Генпрокуратура, и парламентская комиссия занимаются взвешиванием аргументов сторон. Но мне кажется, будет небезынтересно познакомить нашу аудиторию не с полемической составляющей работы Лакербая, где он то и дело обвиняет Джапуа и других оппонентов во лжи, некомпетентости и так далее, а с той ее частью, где он делает экскурс в историю вопроса – 15-25-летней давности. Для этого у него есть достаточно информации, ведь Леонид Иванович был не только премьер-министром Абхазии во время президентства Анкваба, но и вице-премьером в 1992-1995 годах, а затем некоторое время возглавлял Министерство иностранных дел республики.

Итак, напомнив, что поисковые работы по нефти и газу проводились в Абхазии в советские времена вплоть до 1990 года, что в результате их были открыты Гудаутская и Очамчырская группы поднятий, Лакербая говорит, что вскоре по завершении Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 гг. в республике зашла речь о добыче нефти. Постановление кабинета министров от 31 августа 1995 года «О создании хозрасчетного опытного производственно-экспериментального участка по изучению возможностей добычи и переработки углеводородного сырья» было обусловлено сложным экономическим положением, усугублявшимся отсутствием достаточного количества нефтепродуктов. Примечательно, что за несколько дней до этого парламент страны отверг предложенный тогдашним российским руководством «Протокол о грузино-абхазском урегулировании», подразумевавший вхождение Абхазии в состав единого Грузинского государства.

«Ясно было, – говорит Лакербая, – что последствия дадут о себе знать. Дальнейшие события это подтвердили. Ситуация с горючим становилась критической. В январе 1996 г. Совет глав государств СНГ объявил Абхазии блокаду – экономическую, политическую, информационную. Пиком ее можно считать инцидент в начале марта 1996 г., когда танкеру с грузом дизтоплива из Турции не давали стать в Абхазии под разгрузку, требуя его досмотра в порту Поти из-за санкций СНГ. Аргументы, что Турция – не член СНГ, не срабатывали. Конечно, отсутствие горючего несло прямую угрозу нашей безопасности. Предстоявшая посевная срочно требовала горючего. Пришлось выводить БМП-2 на набережную в Сухуме и бить поверх российских сторожевых кораблей, не пускавших танкер в Сухумский порт. Все это можно было предвидеть из-за постоянно усиливавшегося давления на Абхазию».

Думаю, что этот инцидент 27-летней давности стал откровением не только для молодого поколения читателей. Даже мне, человеку, который и в ту пору активно работал в СМИ, он припоминается как нечто смутное, услышанное по сарафанному радио. Вот аналогичный инцидент, который окрестили «макароны по-флотски», когда российские пограничники отказывались пропустить в ту пору в блокадную, будем называть вещи своими именами, Абхазию, также турецкий корабль с грузом продовольствия, запомнился лучше – газета, которую я выпускал, о нем писала. Что касается случая с танкером, то информация о нем мелькнула, кажется, только на каком-то российском телеканале.

Но вернемся к нефти. Прекрасно помню, говорит Лакербая, что именно с попыткой добычи нефти, как считали тогда многие, было связано убийство депутата парламента, руководителя Госкомпании «Абхазтоп» Анатолия Какубава, благодаря усилиям которого весь военный период Абхазия не испытывала проблем с горючим – бензином, керосином, дизельным и печным топливом.

18 февраля 1998 года, по словам Лакербая, Сухум посетила Международная экспертная комиссия ООН по оценке ситуации в Абхазии. Комиссия дала оценку краткосрочных и среднесрочных потребностей Абхазии в социально-экономической сфере. В марте 1998 года Комиссия завершила свою работу и подготовила доклад по оказанию помощи Абхазии и механизму ее осуществления. В составе комиссии были консультанты из Продовольственной и Сельскохозяйственных организации ООН, Программы развития ООН, ЮНИСЕФ, Всемирной продовольственной программы, а также представители Всемирного банка. Последние активно включились в проблематику развития. Часть главы по этой тематике отведена в докладе проблеме транспортировки нефти.

Пункт 48 главы «Транспортировка нефти» гласит: «Перешеек «Новороссийск – Супса» мог бы пройти через территорию Абхазии. Второй важной особенностью такого соединения была бы возможность реабилитировать его в нефтяной терминал в качестве дополнительного выхода на Новороссийск, в особенности если учесть преимущественно хорошую погоду здесь в течение круглого года. Дополнительную гибкость системе может придать установка системы обратной перекачки между Супсой и Очамчирой в целях хранения нефти». Т.е. речь шла о транспортировке нефти через территорию Абхазии и строительстве морского нефтяного терминала.

28 июля 1998 года был издан указ президента В.Г. Ардзинба «О создании Абхазской международной нефтяной корпорации», и.о. руководителя которой (а это был Энвер Капба) в двухнедельный срок должен был представить предложения по организации деятельности корпорации. В Абхазию был осуществлен завоз оборудования на несколько десятков миллионов рублей.

Лакербая заявляет: «Тем, кто обвиняет меня в том, что тогда я был среди резких противников проекта, а сейчас веду себя иначе, хочу напомнить следующее: мы были в состоянии перманентной войны с Грузией, теряя при этом своих военнослужащих и гражданских. Ведь не прошло и двух месяцев после завершения майских событий в Гальском районе. Мое резко отрицательное отношение к проекту можно обозначить одной произнесенной тогда фразой: «По этому нефтепроводу к нам пойдут грузинские танки». Напомню, что проект был в итоге прекращен. Отмечу еще одну деталь: представители Всемирного банка проговаривали возможность в последующем ведения работ на шельфе, опираясь на большой опыт норвежцев в этом. Последняя известная мне попытка была предпринята в бытность Рауля Хаджимба премьер-министром страны (а это, напомню, 2003-2004 годы). Премьер вел переговоры с компанией «Лукойл». Надеюсь, все понимают, что «Лукойл» и тогда занималась добычей углеводородов, а не выпуском школьных альбомов для рисования».

Как полагает Лакербая сегодня, президент В.Г. Ардзинба отозвал премьера с переговоров в связи с появлением людей, желавших стать «кураторами» проекта. Мотивации у них были разные – от вложенных больших средств в оборону страны до «контроля».

После смены власти в стране уже при президенте Сергее Багапше прерванные переговоры с «Лукойлом» были возобновлены.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

 

Апсадгьыл-инфо, 20 марта 2019 г. В Парламенте создана комиссия по изучению вопроса об экономической эффективности и экологической безопасности геологического изучения, разведки и добычи углеводородного сырья на территории Абхазии.

Комиссию возглавил председатель комитета по аграрной политике Астамур Тарба. В нее вошли депутаты Александр Цишба, Дмитрий Дбар, Алмасхан Ардзинба, Алхас Джинджолия, Аслан Бжания, Омар Джинджолия, Гиви Кварчия, Натали Смыр, Алмас Джапуа, Ахра Абухба и Рауль Лолуа.

Комиссия завершит работу в 30-дневный срок.

В повестке дня сессии значился и вопрос о принятии постановления «О проверке соответствия Конституции Республики Абхазия положений Закона Республики Абхазия «О недрах», нормативных правовых актов Кабинета министров Республики Абхазия и заключенных договоров и соглашений по геологическому изучению, разведке и добыче углеводородного сырья на территории Республики Абхазия».

Рауль Лолуа предложил депутатам проголосовать за обращение в Конституционный суд с запросом о соответствии статье 5 Конституции подписанных соглашений по нефтедобыче. Данная статья Конституции гласит: «Земля и другие природные ресурсы являются собственностью народа, используются и охраняются в Республике Абхазия как основа жизни и деятельности ее граждан. Вопросы владения, пользования и распоряжения природными ресурсами регулируются законами Республики Абхазия».

Батал Табагуа считает, что отправлять в Конституционный суд такой запрос не совсем правильно.

«Я не хотел бы, чтобы мы нивелировали все государственные органы, в том числе и Кабинет министров, и президента и Генпрокуратуру. Мы фактически начинаем ставить под сомнение любой вопрос, который принимается другими органами государственной власти. Думать, что только парламент правильный и только парламент может принимать решения, неправильно. Подменять другие органы государственной власти мы не имеем права и не должны. Думаю, что в Конституционный суд отправлять эти бумаги, с точки зрения права, не совсем правильно, потому, что здесь нет никаких антиконституционных действий. От Конституционного суда мы получим ответы, что все договоры заключены правильно. Может, нет смысла задавать вопросы, ответы на которые мы знаем», - сказал Табагуа.

Спикер парламента Валерий Кварчия также считает, что нельзя в каждом случае, когда отдельный депутат чего-то не понял, обращаться в Конституционный суд.

«До недавнего времени толкованием законов занимался парламент, но превращать Конституционный суд в справочное бюро – стыдно. Мы даже на уровне комитета данный вопрос не отработали. Давайте сами сначала ответим на данный вопрос. Мы обратились в Генпрокуратуру. Оттуда пока ответа нет. Мы создаем комиссию, она еще свое заключение не сделала. Куда мы торопимся?» - спросил спикер.

Депутаты проголосовали против данного постановления.

 

 

Деятельность по майнингу криптовалют и работу учреждений здравоохранения обсудили на совещании у Президента Абхазии.

Сухум. 19 марта. Апсныпресс. Президент Республики Абхазия Рауль Хаджимба на совещании обсудил результаты проверки Генеральной прокуратурой РА государственных учреждений здравоохранения, а также деятельности по майнингу криптовалют на территории республики. Об этом сообщает пресс-секретарь Президента РА Наала Авидзба.

По итогам совещания, Глава государства поручил:

– Генпрокуратуре и Министерству внутренних дел РА – осуществлять необходимую работу по выявлению объектов, занимающихся майнингом криптовалют;
– совместно с Государственным таможенным комитетом – взять под строгий контроль попытки несанкционированного ввоза через государственную границу технического оборудования, используемого для производства криптовалют;
– Генпрокуратуре совместно с РУП «Черноморэнерго» – обеспечить взыскание образовавшихся задолженностей за фактически потребленную электроэнергию с выявленных «майнинговых ферм»;
– Госкомитету РА по стандартам, энергетическому и техническому надзору – провести проверку производственных объектов, подключенных к энергетическим мощностям РУП «Черноморэнерго» на предмет несанкционированного подключения и нецелевого использования выделенных объемов электроэнергии;
– Кабинету Министров РА и Администрации Президента – в кратчайший срок завершить разработку предложений и представить на рассмотрение нормативно-правовые акты, регламентирующие предпринимательскую деятельность по майнингу криптовалют на территории Республики Абхазия.

На совещании Глава государства обратил внимание руководства Министерства здравоохранения РА на нарушения, выявленные в ряде государственных лечебно-профилактических учреждений в ходе проведенной проверки. При этом было поручено:
– Генеральной прокуратуре РА – продолжить детальную проверку финансовой деятельности медицинских учреждений страны;
– Кабинету Министров – ускорить разработку Министерством здравоохранения и последующее утверждение подзаконных нормативно-правовых актов, необходимых для полноценной реализации Закона о здравоохранении.

 

Сегодня Сухумский городской суд под председательством судьи Беллы Хасая продолжил начатое 1 марта разбирательство уголовного дела в отношении Алхаса Хагуша, устроившего стрельбу с трагическими последствиями в сухумском банкетном зале «Абырлаш» во время свадебного торжества 22 сентября прошлого года.

На первом заседании я не был и узнал о нем из сообщения на официальном сайте Верховного суда Абхазии. Из него следовало, что Хагуш обвиняется Генеральной прокуратурой РА по двум статьям Уголовного кодекса «Незаконное приобретение, хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов» и «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека в отношении двух лиц, совершенное из хулиганских побуждений общеопасным способом, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего». На первом судебном заседании были допрошены потерпевшие и трое свидетелей обвинения.

Я решил побывать на следующем заседании суда, которое было намечено на 4 марта, но ни в тот день, ни в еще два, на которые оно откладывалось, оно так и не состоялось в связи с отсутствием подсудимого по состоянию здоровья. И только сегодня продолжение судебного процесса последовало.

Напомню, что 24 сентября прошлого года, по горячим следам случившегося за день до того, «Эхо Кавказа» в публикации «Свадьба со смертельным исходом», со ссылкой на пресс-службу МВД Абхазии, рассказывало: «Установлено, что примерно в 18.30, во время проведения свадебного торжества в банкетном зале ресторана «Абырлаш» гражданин Хагуш Алхас, 1985 года рождения, произвел выстрелы из оружия неустановленного образца, после чего скрылся. Осмотром места происшествия изъяты три гильзы и одна пуля… Двое граждан, жители Сухума – женщина, 1980 года рождения, и мужчина, 1958 года рождения, после полученных огнестрельных ранений были доставлены в реанимационное отделение Республиканской больницы. Пострадавшая жительница Сухума была госпитализирована со сквозным огнестрельным ранением брюшной полости. Пациентке была проведена хирургическая операция. На сегодняшний день ее состояние оценивается как крайне тяжелое, но стабильное. Мужчина был доставлен в Республиканскую больницу с пулевым ранением шейного отдела позвоночника. После оказания первичной медицинской помощи, проведения диагностики и обследования пострадавший транспортирован на хирургическое лечение в отделение нейрохирургии 4-й городской больницы в городе Сочи. В результате проводимых оперативно-розыскных мероприятий в ночь на 23 сентября гражданин Хагуш был склонен к явке в правоохранительные органы. В настоящее время в отношении его проводятся следственно-оперативные мероприятия и будет принято процессуальное решение о квалификации данного преступления».

Женщина, которая получила ранение, стоя у барьера на втором ярусе банкетного зала и фотографируя происходившее внизу, Мадина Тыркба, выжила и давала показания на суде 1 марта в качестве потерпевшей. А вот мужчина, доставленный в сочинскую больницу на реанимобиле Вадим Бигвава, ветеран Отечественной войны народа Абхазии, бывший тамадой на этой свадьбе, скончался в Сочи утром 24 сентября.

На сегодняшнем судебном заседании свидетель Зураб Адлейба показал, что трагедия произошла в разгар свадьбы. Он был одним из гостей и сидел рядом с тамадой. В тот момент многие, в том числе и он, встали, чтобы лучше видеть выступление танцоров. Зураб Адлейба заметил подошедшего к столу тамады незнакомого ему молодого человека и мелькнувший направленный вверх пистолет в его руке. Из-за гремевшей музыки ничего не было слышно, но ему показалось, что в разговоре молодого человека с другим гостем по фамилии Кетия, стоявшим рядом, была некая напряженность, но потом Адлейба успокоился, увидев, что парень спрятал пистолет «за пояс». Далее он отвлекся, а потом услышал три выстрела, увидел упавшего Бигвава и, как и все, кинулся к нему.

Свидетель ответил на вопросы представителя гособвинения Нины Надарейшвили, адвоката потерпевшей стороны Аиды Барциц и адвоката подсудимого Марины Тания. Последняя уточнила:

«Скажите, пожалуйста, Хагуш подошел претензии предъявлять или нет? По мимике, по жестам – как бы вы это более подробно определили? Потому что вы в своих показаниях говорите, что разговор был напряженный. Вот понятие «напряженность»…

– Пистолет в руке – это что?

– Из этого вы свои выводы делаете?

– Ну да, конечно?

– То есть это ваше предположение не основано на том, что вы что-то слышали? Я сейчас с вами разговариваю – у нас напряженный разговор?

– Ну, натянутый.

– Натянутый… Хорошо, я вас поняла».

Подсудимый спросил у свидетеля, не помнит ли он, что когда Бигвава упал, он, Хагуш, бросился к нему, стал «протирать ему голову» и крикнул: «Дядька, я не специально, я не хотел!» Свидетель сказал, что он этого момента сам не помнит, но по истечении времени ему рассказывали, что так было.

Далее был допрошен в качестве свидетеля Рауф Цимцба, который был устроителем свадьбы (женился его сын). Но он показал, что в момент ЧП провожал кого-то из гостей и в зале не находился, так что прямым свидетелем не является. Подсудимый Хагуш, как и другие участники процесса, вопросы ему не задавал, но поднялся, чтобы попросить прощения, как и у непосредственно потерпевших от его действий, за то, что он совершил.

Следующее заседание суда назначено на среду 20 марта, на 11 часов.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Тема энергетики последнее время более, чем актуальна. Что только не произошло в этой сфере за несколько месяцев: нехватка воды в водохранилище Ингур ГЭС, веерные отключения света, переток электроэнергии из России, отключение майнеров, перерегистрация льготников…

Об оплате за потребленную электроэнергию и ее качестве

Одно очевидно: до тех пор, пока население не начнет в полной мере оплачивать потребленное электричество, мало что удастся изменить. Однако, жители Абхазии, видимо, не прослеживают прямой связи между оплатой за потреблением и качеством электроэнергии.

Чтобы улучшить качество предоставляемой электроэнергии, необходимо провести реконструкцию сетей, но единственная возможность сделать это – решить вопрос с оплатой. Круг замкнулся.

«С той ситуацией, которая у нас с оплатой сейчас, сделать серьезную работу физически невозможно. Если говорить в цифрах: тариф у нас 40 копеек за киловатт, который не включает в себя генерацию. Вы знаете, что электроэнергию мы получаем с Ингур ГЭС бесплатно, получается, тариф включает в себя только транспортировку и расходы на содержание наших сетей. Но даже этот тариф для физических лиц, больше чем на половину меньше того, который бы уводил наши расходы в ноль. Условно, если около рубля обходится содержание сетей, то тариф 40 копеек. Это тоже самое, что производить хлеб, который обходится рубль и продавать его за 40 копеек. Долго ли сможет существовать предприятие, которое занимается таким бизнесом? Конечно, нет», – объясняет директор «Энергосбыта» Инал Лазба.

На сегодняшний день общий долг физических лиц перед «Черноморэнерго» составляет 250 млн рублей за год. На эти деньги, по словам сотрудников ведомства, можно было бы полностью решить вопрос энергоснабжения таких сел, как Хуап, Дурипш, Блабырхуа, Калдахвара, Лыхны, Джирхуа. Жители шести сел больше не страдали бы от плохого напряжения и частого отключения света. Но мы предпочитаем продолжать нашу «политику неоплаты», жалуясь на плохое качество, хотя на самом деле очень многое зависит от нас самих.

«Качество электроэнергии не удовлетворяет нас с вами. Покупая электроэнергию за 40 копеек, человек должен понимать, что эта электроэнергия качественной не будет. Это один из аргументов, чтобы не оплачивать электроэнергию. Но если они не будут оплачивать, то это качество ни они, ни их соседи никогда не получат. Но нет понимания, что действительно напрямую связаны оплата и качество подачи электроэнергии, то есть донести эту мысль до общества пока не удается», – говорит Лазба.

Между тем, есть районы, где был проведен ремонт сетей, старые трансформаторы заменены на новые, более мощные. Таким примером является ул. Титова в Сухуме. Качество получаемой электроэнергии у жителей микрорайона улучшилось в разы, но, как показала практика, если оплата влияет на качество, то в обратном порядке схема работает не всегда: качество предоставляемой электроэнергии на конкретной улице не улучшило собираемость платы.

«Мы привели все в порядок, установили приборы учета, надеясь, что у нас в определенном микрорайоне не будет проблем с энергоснабжением, с оплатой, и мы имеем моральное право не слышать эти упреки в наш адрес, приходить и собирать денежные средства. Что мы получили на выходе: у людей, которым хватало меньшей мощности трансформаторов, после того, как его заменили на чуть ли не в два раза больший, возникли серьезные нагрузки. Новый трансформатор не выдерживает, а вопрос с оплатой по-прежнему на прежнем уровне. Ситуация не поменялась, если не стала хуже», – рассказывает директор «Энергосбыта».

Основная проблема, по мнению заместителя главного инженера по распределительным сетям Валерия Пентьюхова, это отсутствие учета электроэнергии и невозможность ограничения потребления в домах и квартирах.

«Увеличение потребления и незаконное потребление увеличивает аварийность сетей, то есть получается, как труба с водой, по которой можно прокачать 100 литров воды, но 1000 литров за определенное время ты из нее не вычерпаешь. Тоже самое и пропускная способность электрических проводов. Сети у нас остались советского времени в основном, когда потребление на жилые дома было ограничено, максимальное ровнялось порядка 1,5-2 кВт на частный дом. Сейчас же каждый частный дом потребляет порядка 7-20 кВт, то есть какая разница. Мы увеличили количество электроприборов, но система не предусматривает установку такого количества оборудования. Для того, чтобы нам было позволено их использовать и включать в сеть, необходимо провести большую реконструкцию сетей – установить дополнительные подстанции, изменить природу линий, то есть изменить сечения проводников, дополнительно построить линии электропередач, чтобы доставить до потребителя электроэнергию в должном качестве. Этого в принципе мы сейчас сделать не можем – все эти действия связаны с огромными капиталовложениями, которых у нас нет», – разъяснил он.

И опять мы упираемся в оплату. По мнению Лазба, дисциплина оплаты будет только в том случае, если будет воздействие на налогоплательщика, то есть злостные неплательщики будут нести наказание, как это и происходит в других странах.

О непростой работе контролера

Но в нашем государстве все иначе. Сотрудников «Черноморэнерго» на пороге своего дома встречают с угрозами, а иногда и с оружием, категорически отказываясь платить за электроэнергию по каким-то нелогичным причинам.

«За каждым контролером закреплены места. Но есть дома, в которые контролер не ходит один, потому что, если ему один раз сказали, сюда больше не приходи, второй раз он придет, условно, только через год, а может и через два. Может, просто скажут, а может в грубой форме, он посчитает, что не стоит рисковать своим здоровьем, и не идет. Мы по таким абонентам стараемся проводить мероприятия с руководством, приезжаем вместе и уже реакция другая. Абонент уже пытается найти общий язык, у нас разговор сводится к тому, что мы даем какое-то время на оплату задолженности, спустя время приезжаем на отключение. Бывают случаи, когда кто-то не хочет видеть нашу работу и слышать нас не хочет», – рассказал один из сотрудников ведомства.

Используется и иной способ воздействия на сотрудников ведомства: абонент, не оплативший потребленную электроэнергию и отключенный от сети, находит знакомых или родственников и через них пытается «вернуть свет в свой дом». Сегодня «Черноморэнерго» не способно сломить ситуацию только собственными силами, для этого нужна поддержка силовых органов.

«Сегодня рядом с нами нет никаких силовых структур, которые готовы были бы нас поддержать. Более того, когда происходят отключения по селам, соответственно, люди, недовольны, что село отключили. А между прочем, отключали села, которые платили ноль рублей, то есть нет ни одного абонента, который несправедливо отключен, если говорить юридически. Мы приезжем в это село, проводим разъяснительные работы, давая время, но, когда даже это не дает результата, мы вынуждены отключить от сети», – поясняет Лазба.

О вложениях в энергосферу

Все прекрасно понимают, что уровень жизни в селах сегодня невысокий, между тем, каждый находит возможность пополнить счет своего мобильного телефона, посетить каждую свадьбу, но не находит небольшой суммы в месяц на оплату электроэнергии. Более того, большое количество жителей сел обладают льготами, то есть платят не полную сумму за потраченную энергию. Неоплаченный долг копится годами и уже становиться неподъемным грузом для абонентов.

«Корень проблемы в том, что ежемесячной оплаты нет, если бы он каждый месяц платил, для него это не было бы проблемой. Но, когда это доходит до огромных долгов, абонент уже не видит смысла оплаты этого большого долга, а смысл видит в том, чтобы создать конфликт и вообще не платить», – добавляет Лазба.

Что касается качества подачи электроэнергии, что часто служит оправданием для неоплаты, то «Черноморэнерго» придерживается следующей политики:

«Получая от жителей что-то, мы должны, в свою очередь, что-то дать. Допустим, если село Нижняя Эшера оплачивает 2 млн рублей в год, и если сегодня вложить в это село 1 млн рублей, мы понимаем, что в течение полугода мы эти денежные средства получим обратно в виде оплаты и сможем их куда-то направить. Соответственно, жители села заинтересованы в том, чтобы платить, а мы их не обделяем вниманием.

Другое село, например, Отап, которое заплатило 1000 рублей за январь. Если мы возьмем эшерские деньги и вложим эти 2 млн в село Отап, при оплате 1000 рублей в месяц – это в год 12 тысяч – понадобится более 160 лет, чтобы получить эти 2 млн обратно. Если 300 дворов платят в месяц 50 тысяч рублей, мы понимаем, что с этого села минимум 500 тыс. рублей в год мы будем иметь, соответственно, мы готовы инвестировать туда 1 млн рублей и какой-то район села реконструировать, чтобы они тоже понимали, что не просто так платят. Такие работы окупятся в течение 2 лет, далее эти же деньги можно вложить в другое село. Но вкладывать в села, которые вообще ни рубля не хотят платить, это просто несправедливо по отношению к тем районам, которые платят. Так как ситуация везде одинаковая, лучше помогать тем, кто платят, и мы будем делать. Населенные пункты, которые оплачивают, всегда будут в приоритете», – поясняет директор «Энергосбыта».

По мнению заместителя главного инженера по распределительным сетям Валерия Пентьюхова, если бы все абоненты добросовестно оплачивали ту незначительная сумму, которую сейчас выставляет «Черноморэнерго» за потребленную электроэнергию, это позволило бы улучшать качество электроэнергии каждый год, постепенно реконструируя участки сети.

«Если взять задолженности физических лиц за один год – это порядка 250 млн рублей. По сути, четвертая часть Гудаутского района была бы реконструирована. Полная реконструкция прошла бы в некоторых селах – полностью замены линии электропередач с подведением до абонента провода, установка счетчиков, замена трансформаторных подстанций, дополнительная установка трансформаторных подстанций, которые бы улучшили качество напряжения. Во многих селах люди живут очень далеко друг от друга, сети достаточно длинные и за все года сильно обветшали. А наши абоненты просто перестали топить печки, считая, что электроэнергия дармовая и ее можно потреблять бесконечно. Сети нагружают, не задумываясь о том, что любые подключенные электроприборы приводят к снижению напряжения в сети. Чтобы улучшить качество, необходима четкая пропускная способность линий, чтобы доставить до потребителя нужное количество киловатт», – говорит Пентьюхов.

После реконструкции сети, по утверждению специалистов, люди могут жить десятки лет спокойно, не оглядываясь на то, что у них будет плохое напряжение или могут произойти аварии – аварийность сети в таких случаях не превышает 2%.

«От правильности эксплуатации потребителями своих электроустановок, своего хозяйства тоже многое зависит. Все они должны быть защищены, должны быть убраны всякие скрутки, которые у есть многих, аварийные кабели должны быть убраны, поскольку все это приводит к коротким замыканиям в общей системе и, соответственно, к ухудшению работы линий, к пожарам.

На днях случилась авария в Гудауте, из-за большого потребления энергии загорелись кабели. Выгорели все кабели, которые выходят из-под станции, что привело к обесточиванию большого количества потребителей. А возможности подать им напряжение откуда –либо нет, нет таких резервов, на которые можно переключиться», – отмечает Пентьюхов.

В ведомстве отсутствует так называемый аварийный запас материалов, которые должны лежать на складах и использоваться только для устранения аварийных ситуаций. Должны быть и запасы материалов – кабели, опоры, провода, различная арматура, изоляторы, которые будут использоваться для плановых работ, проведения реконструкций, капитальных ремонтов, для нового строительства линий. А этого всего нет из-за недостатка средств, объясняет зам главного инженера.

Об угрозе потери энергетики

Сегодня по факту электроэнергия в нашей стране дается в долг, нет возможности получать оплату и уже по факту предоставлять электроэнергию потребителям. А это как раз и могло бы спасти ситуацию.

Важно понять, что отказ от оплаты за потребленный ресурс грозит нам потерей энергетики как таковой. Государство будет вынуждено искать источники финансирования извне, и, если даже они будут найдены, а инвестор произведет реставрацию, он, в первую очередь, сделает это из собственных бизнес-интересов, и о цене в 40 копеек при таком раскладе не может быть и речи.

«Пока у нас есть возможность получать электроэнергию за этот мизерный тариф. Но, если общество рядом с нами не встанет, чтобы сохранить ее, не начнет платить, когда-то мы все поплатимся и потеряем наши сети, которые мы не можем содержать», – считает Инал Лазба.

О задолженностях и отключении абонентов

Если брать задолженности физлиц за 4 года, это около 1 млрд рублей. За эти деньги можно было бы реконструировать полностью Сухумский либо Ткуарчалский район вместе с селами, провести реконструкцию сетей, которая позволит эксплуатировать эти сети еще 20 лет. Все это можно было бы сделать самостоятельно, без дополнительного финансирования.

«Это колоссальные деньги для нашей энергосистемы, но аварийность сетей съедает еще большее количество средств, по сути, эти средства уходят в пустую. После устранения аварий не происходит улучшение сети, мы локализуем то место, в котором произошли обрывы, падения или пожары. Чтобы привести сеть в надлежащее состояние, необходимо отремонтировать полный участок. Это требует колоссальных капиталовложений», – рассказал Валерий Пентьюхов.

Сегодня в Абхазии есть возможность дистанционно отключать неплательщиков от сети при помощи современной системы учета. Но она рассчитана только на 17 тысяч абонентов. Удаленное обесточенные избавляет сотрудников ведомства от конфликта с абонентом, а также сокращает затраты на отключение.

«Когда мы отключаем физлицо дистанционно, мы сталкиваемся со следующей проблемой. Если мы отключили абонента, он должен появиться у нас и оплатить долг. Но мы обнаруживаем, что абонент не приходит к нам, не оплачивает задолженность, и тогда приезжем на объект, который был отключен дистанционно и обнаруживаем, что абонент подключился напрямую, нелегально, и счетчик уже не считает. У нас это очень часто происходит, когда мы отключаем в Новом районе точечно абонентов, которые не оплачивают, приезжаем туда и обнаруживаем, что они включены. Мы на месте можем только устранить, чтобы счетчик снова писал, а задолженность остается», – рассказал сотрудник «Энергосбыта».

Проблема в том, что штрафы за такое нарушение минимальные, и, хотя в законодательстве прописано соответствующее наказание, начислять штраф бессмысленно, считают энергетики, долг только увеличится.

«Это и так должник, он должен 30 тысяч, предположим, он их не может заплатить и ухищряется, зовет электрика, который ему там химию какую-то устанавливает. Выписать ему еще штраф мы можем, иногда это практикуем, но это бессмысленно», – считает Лазба.

О льготах

Лазба отмечает, что помимо тех абонентов, которые просто не хотят платить за электроэнергию, есть и те, кто действительно не имеет возможности оплачивать потребление. Это незащищенные слои населения, такие как многодетные семьи и инвалиды I группы.

В январе этого года «Энергосбыт» начал перерегистрацию всех льготников. Делается это для того, чтобы обновить данные, которые существуют с 1996 года и уже сильно устарели. Кроме того, по старому закону, льготами наделены сотрудники правоохранительных органов, судьи – то есть те, кто вполне могут полностью оплачивать потребленную электроэнергию. Дело в том, что в то время, когда создавалось это законодательство, правительство пыталось поддержать силовиков, давая им льготы. Многие рисковали своей жизнью, работая на границе с Грузией, а зарплаты были низкие. Но прошло время, и ситуация поменялась. Сотрудники ведомств уже не нуждаются в подобной поддержке. Тем временем, социально незащищенные слои населения остались вне этого закона.

«База была обновлена, и сейчас количество льготников составляет 2 тысячи человек. Это в 6 раз меньше, чем было раньше, но регистрация продолжается, только к концу года можно какие-то конечные цифры давать. Но мы прогнозируем минимум двукратное уменьшение количества льготников в базе и, соответственно, увеличение оплат. Но незащищенные слои населения, такие как инвалиды I группы и многодетные семьи, до сих пор не имеют права пользования льготой. Я недавно выкладывал в соцсетях публикацию о том, что к нам обратился отец 11 детей с просьбой поставить ему льготу. Это простые люди, они ждут от нас понимания и у них нет возможности. Мы законно не имеем права им поставить льготу, потому что не предусмотрено законодательством. Конечно, раньше она стояла, потому что по-абхазски вошли в положение, нелегально ему поставили. Но, понимаете, сегодня один нелегально пришел попросил, ему кто-то помог, а те, которые не пришли? Это же должно быть системно. Мы надеемся на правительство, что они нам в этом помогут, на парламент надеемся, который сейчас как раз углубленно будет заниматься вопросами энергетики, и этот вопрос мы тоже озвучим», – сказал Лазба.

Он выразил надежду, что в ближайшее время этот вопрос будет вынесен депутатами на обсуждение в парламенте. Сейчас «Энергосбыт» готовит необходимые для этого документы – финансовое обоснование, количество льготников:

«У нас будут обновленные правильные цифры, мы будем понимать, во что нам этой выльется, сколько мы отменили льгот, сколько ввели. Нужна статистика – если многодетные семьи, то скорее всего, с 4 и больше детьми, их порядка 4 тысяч семей. Законодательство должно быть справедливым к своим гражданам. Мы свою задачу выполнили, ждем депутатов. Но сейчас поднимается очень много тем, наш вопрос уходит куда-то на второй план, но это не та проблема, которую стоит откладывать, потому что она конкретно касается людей, которые живут сегодня здесь и сейчас, и им нужно помочь решить их проблемы. Я уже не говорю о том, что было бы справедливо некоторых полностью освободить, но это уже зависит от возможностей государства. Но хотя бы льготы мы можем себе позволить установить. Тем более столько льгот у нас установлено бессмысленных, которые потеряли свою актуальность, хотя бы за счет них мы можем сегодня себе это позволить».

О майнерах и перетоке электроэнергии из России

Казалось бы, не хватало нам всех вышеперечисленных проблем, так еще появился вопрос с майнингом криптовалюты. В месяц одна мини-ферма по майнингу тратит большое количество электроэнергии. У нас нет возможности сегодня предоставить бизнесменам требуемые ими мощности, учитывая, что часть электроэнергии сейчас мы получаем из России. В связи с этим правительство приняло постановление «О временных мерах по ограничению потребления электроэнергии отдельными категориями абонентов», которое временно ограничивает майнинг криптовалют сетях РУП «Чернорморэнерго».

«Вы видите, какая ситуация у нас сложилась на плотине, мы только на днях договорились о перетоке. И знаете, этот переток государству обходится гораздо дороже, чем 85 коп., и это было бы вредительством для государства покупать за гораздо большие средства и продавать за 85 коп. майнерам. Переток для государства – это всегда дополнительный расход. Покупать более чем за 2 рубля и продавать за 40 коп – это отрицательный финансовый результат.

Люди сами убедились в том, что существуют серьезные энергетические проблемы, которые решаются пока таким путем – получением этого перетока. В данный период, когда мы покупаем свет из России, 10 МВт отдавать майнерам было бы губительно», – прокомментировал Лазба.

По словам директора «Энергосбыта», из 19 майнеров 80% какое-то временя укрывались от выплаты, пока не были обнаружены в ходе рейдовых мероприятий. Им был выставлен счет и произведена частичная либо полная оплата:

«Есть майнеры, которые все это время оплачивали за электроэнергию добросовестно, а есть те, кто вопросу оплате подошел недобросовестно. За 2017-2018 годы майнеры потребили электроэнергии на 52 982 млн рублей, а оплатили только 19 млн рублей, то есть меньше половины. Сейчас объекты обесточены – это единственный способ сегодня влиять на неплательщиков всех видов. Парламент республики проводит разбирательство о законности временных мер по ограничению деятельности майнеров, в котором задействованы правоохранительные органы – прокуратура, МВД, ОБЭП. Несмотря на то, что возникают вопросы о законности самого постановления правительства, в «Черноморэнерго» надеются, что прокуратура разберётся и в наличии задолженности майнеров.

Юридически пока существует постановление и временные ограничения на данный вид деятельности. Возобновлять его до тех пор, пока не будет проведена комплексная работа, в том числе и на самой плотине, в сетях, пока не будут решены глобальные проблемы энергосети – губительно. Каждый мегаватт для нашего государства на вес золота, в зимний период мы забираем всю выработку электроэнергии Ингур ГЭС и нам этого недостаточно, страна вынуждена покупать электроэнергию в несколько раз дороже из России.

«Если сегодня откроется какой-нибудь крупный завод, который захочет 8 МВт, мы не сможем ему их дать, тут дело даже не в майнинге, а в отсутствии мощности, которую можно распределить на бизнес. Нам нужно в существующих реалиях ограничивать свое потребление. Это нужно делать за счет экономии каждого, в том числе и на предприятиях, и за счет реконструкции сетей, уменьшения потерь, за счет чего мы можем определенный скопить резерв, который можно будет дальше использовать», – поясняет Лазба.

О ситуации на Ингур-ГЭС

14 февраля абхазские журналисты совершили пресс-тур на Ингур-ГЭС, чтобы вооочию увидеть состояние водохранилища и объем воды в нем. Ресурсы водохранилища действительно оказались минимальными – вода опустилась ниже эксплуатационного уровня в 348 метров. Абхазия в сутки потребляет 7500-7800 млн кВт/часов, что вызывает сработку водохранилища на один метр каждый день, сообщил председатель совета директоров ИнгурГЭС Леван Мебония.

«В водохранилище аккумулировано воды эквивалентом около 574 млн кВт/часов, плюс приток за многоводные месяцы январь-март, который дает 800-900 млн кВт/часов. А потребление Абхазии за этот период переваливает за миллиард кВт/часов, так что дефицит налицо. В прошлом году было больше осадков, и не такое высокое потребление. Но подобная ситуация складывается регулярно», – сказал Мебония.

Единственный выход, по его мнению, – ставить счетчики, упорядочивать хозяйство, рационально использовать ресурс, и даже повышать тарифы. Все это непопулярные меры, отмечает он, но другого выхода из сложившейся ситуации не видит – если с плотиной что-то случится, «будет огромная катастрофа для всего региона – западного побережья, Турции и России».

О результатах работы «Черноморэнерго»

В 2018 году «Черноморэнерго» активно работало с юридическими лицами и достигло определенных результатов – 90% оплат за потребленную энергию со стороны юридических лиц. Из 232 млн рублей, начисленных предприятиям за прошлый год, 209 млн рублей было оплачено. Недобор составил 23 млн рублей в год, и, как поясняют сотруднике ведомства, этой суммы хватило бы на один трансформатор, который можно было бы установить, например, на Бзыби.

Представители «Чернаморэнерго» отмечают, что работать с юридическими лицами всегда проще, чем с физическими, показатель оплат всегда выше. Хотя и тут бывают проблемы, так «были случаи, когда абонент с автоматом выходит расстреливает вышку, всякое бывает. Мы понимаем, что наша работа конфликтная. Наш основной инструмент – убеждение».

В августе «Черноморэнерго» должно было опубликовать списки должников на сайте для общего доступа, но никаких списков так и не появилось. Руководство предприятия объясняет это тем, что публикация подобных списков должная иметь результат, но количество должников настолько большое, что для публикации списка понадобится создавать специальную программу, в которой будет возможность поиска.

«Критерий был физические лица, не оплачивающие электроэнергию более 3 лет. Программа нам выдает 30 тысяч абонентов, которые ни одного рубля за это время не заплатили, это только по Сухуму. Как опубликовать этот список, чтобы был результат? Надо проработать программы, куда можно зайти, посмотреть. Если бы это был список 10-15 абонентов, можно было бы публиковать, это имело бы результат, все бы видели и себя бы увидели», – рассказывает директор «Энергосбыта» Инал Лазба.

Ольга Джонуа

Нужная газета

 

 

Страница 1 из 22
Яндекс.Метрика