Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Апсадгьыл-инфо, 10 октября 2020 г. В целях разработки поправок к Конституции Республики Абхазия, направленных на реформирование системы государственной власти и управления, президент Абхазии подписал указ о создании Комиссии по конституционной реформе.

В состав комиссии по конституционной реформе вошли:

Акаба Н.Н. – председатель правления Ассоциации женщин Абхазии, руководитель Комиссии;
Аппба А.Ш. – юрист;
Бутба С.Р. – кандидат юридических наук, заместитель руководителя Администрации Президента Республики Абхазия;
Габния В.В. – общественный деятель;
Габния Г.Г. – заместитель секретаря Совета безопасности Республики Абхазия;
Гезердава С.И. – юрист Центра гуманитарных программ;
Джинджолия К.К. – судья Арбитражного суда Республики Абхазия;
Инал-ипа А.Ш. – исполнительный директор Центра гуманитарных программ;
Кецба Т.И. – старший преподаватель Абхазского государственного университета;
Папаскири О.В. – начальник юридического управления Национального банка Республики Абхазия;
Пилия Д.Э. – кандидат юридических наук, судья Конституционного суда Республики Абхазия;
Смыр С.М. – кандидат юридических наук, декан юридического факультета АГУ;
Тания А.Г. – эксперт, историк;
Табагуа Б.И. - депутат Народного Собрания-Парламента Республики Абхазия (по согласованию).
Тхагушев А.А. – руководитель Общественной организации «Инва-содействие»;
Хутаба Д.В. - кандидат юридических наук, старший преподаватель АГУ;
Шакрыл А.Г. – Уполномоченный по правам человека в Республике Абхазия.

 

 

В повестке российско-абхазских отношений в последние дни остро встали темы регулирования гражданского оборота недвижимости, привлечения иностранных инвесторов к модернизации энергетической системы, возможности российским банкам-кредиторам взыскивать с граждан Абхазии задолженности по договорам займа, а также приведения абхазского законодательства в соответствие с российским по вопросам регулирования деятельности некоммерческих организаций и иностранных агентов. О своем отношении к этой проблематике рассказал «Эху Кавказа» абхазский историк, политолог, бывший глава администрации президента Астамур Тания.

– Астамур, в последнее время на повестку дня вышли вопросы, которые российская сторона настоятельно рекомендует рассмотреть абхазскому правительству. В частности, это вопрос изменения законодательства по энергетике, позволяющие привлекать иностранных инвесторов к модернизации энергетической системы Абхазии. Какова ваша позиция и есть ли у вас какие-то опасения в связи с этим?

– Жизнь полна опасений. На самом деле, у нас электроэнергия не дешевая, у нас тарифы низкие. Электроэнергию производит ИнгурГЭС, и то, что поставляется в Абхазию, грузинская сторона зачисляет как потери. То есть они фактически оплачивают генерацию, поэтому у нас дешевые тарифы. Несмотря на это, мы ничего не сделали, чтобы привести в какое-то приемлемое состояние свои сети. У нас эта проблема остро стоит, и энергетическая проблема уже на пороге, она уже здесь. Ведь, когда света не будет, люди скажут: «Если вы не можете, подарите кому-нибудь, за рубль отдайте, лишь бы у нас был свет хоть по три рубля». Мы не можем оказаться в XIX веке, в периоде до электрификации, поэтому у нас будут непопулярные решения, я уверен. Как можно быть против инвестиций в энергетическую сферу? Я – за, естественно, но вопрос в условиях. Надо понять, что нам самим нужно и что мы в данный момент имеем. У нас треть потребления – это майнинг, а сколько люди за это платят? Это же большой бизнес. У нас все передающие коммуникации на ладан дышат, не сегодня, так завтра они рухнут. За счет чего их поддерживать? Либо за счет внутренних ресурсов, либо за счет внешних, либо за счет и тех и других. Надо подумать, как обеспечить, чтобы шла оплата и от населения, и от предприятий, и от майнинга, простыми запретами проблему не решишь.

– Астамур, а что вы можете сказать по вопросу продажи жилья иностранным гражданам. Он тоже очень настойчиво ставится российской стороной.

– В стране, у которой нет плана развития, к чему это приведет? Люди что-то приобретут, потом у них что-то отнимут. Куда-то инвестируют, и это тоже отберут, что у нас не было такой практики? Это закончится серией конфликтов. Никакого прорыва в экономическом развитии в нашем нынешнем состоянии не будет. Это же касается и идеи предоставить российским банкам те активы, которые люди им задолжали. Они физически это не смогут реализовать. Ни с помощью абхазской милиции… А что нужно будет из России полицию вводить, чтобы это решить? Никто этого делать не будет.

Просто надо понимать параметры работы российского бюрократического аппарата. У чиновников лежит повестка, они ее должны выполнить. Они ее выполнили, орден получили, а потом – хоть трава не расти. Такой у них подход. Если же логически посмотреть, я думаю, что не будет эффекта появления рынка недвижимости, не будет притока инвестиций… У нас сейчас любой завод или санаторий можно купить, нет ограничений. Почему не покупают? Значит, нет инвестиционного климата. А частный приобретатель последний придет что-то покупать. Если бизнес не хочет инвестировать в наши экономические сферы и ничего не приобретает, что, какой-то человек, за которым никто не стоит, купит здесь квартиру? Кто его защитит?

У абхазской стороны, к сожалению, на протяжении длительного времени отсутствует какая-либо стратегия социально-экономического и политического развития. Главные наши проблемы проистекают от этого. Если бы у нас была модель, мы бы на основании этой модели могли говорить с российскими партнерами. Могли бы им сказать, что это не вписывается в нашу модель, что мы представляем себе другие параметры развития Абхазии и параметры развития сотрудничества с российской стороной. Но мы ничего не предлагаем ни своему обществу, ни своим партнерам. Просто говорим на что-то «нет», на что-то «да». Наше государство находится на содержании у России, и не видно, что предпринимаются какие-то попытки наполнить свою экономику реальным смыслом. Этого же не видно.

– Астамур, как, по-вашему, почему Россия столько лет ставит эти вопросы, каждый раз встречая с абхазской стороны сопротивление?

– Эти вопросы вызывают общественный резонанс. Надо работать над их пересмотром, над пересмотром отношения к тому, что мы фактически сами себя поставили в положение людей, которые живут за счет налогоплательщиков другого государства. Вот в чем проблема. Когда мы этот вопрос решим, мы сможем аргументировать своим партнерам, что так вопросы не решаются. В России нет понимания, что у Абхазии и у России разные тактико-технические характеристики и разные характеристики общества. Они действуют по своим лекалам. В России есть мощная бюрократическая система, у нее своя логика. Надо объяснить и российским партнерам, и самим себе, чего мы хотим. Нельзя же все время жить в диком поле, когда-то у нас тоже будут действовать какие-то правила, мы же хотим интегрироваться в международное сообщество, в международный рынок, у нас же такая цель, мы же не хотим существовать в резервации? Такая проблема перед нами если не стоит, то встанет!

– Еще одно требование российской стороны к Абхазии – привести законодательство в соответствие с российским по вопросам регулирования деятельности некоммерческих организаций и иностранных агентов. Хотелось бы знать ваше мнение по этому вопросу. Зная практику Российской Федерации по отношению к НКО и присвоению статуса иностранного агента, нужно ли нам эту практику повторять, несет ли она в себе какие-то ценные для государства и общества составляющие?

– Я считаю эту практику ошибочной для России, я думаю, что они к этому пониманию рано или поздно придут. Как развивается человеческое общество? Оно идет по пути усложнения структур. Неправительственные организации – это способ самоорганизации, они могут существовать на средства, поступающие из разных государств, мы живем в глобальном мире. Искусственно сдерживать процесс развития общества, мне кажется, долго невозможно. Это то же самое, что, скажем, отказаться от технических достижений современности. Это указом не сделаешь. Надо исходить из того, что такова реальность, и учиться взаимодействовать с обществом посредством таких вот механизмов. Это тоже следствие того, как работает российская бюрократическая машина: у нее наследственная болезнь – стремление все взять под контроль. Если с этим переборщить, это приведет к эффекту закрытого сосуда с кипящей водой, рано или поздно его разнесет, если не будет выхода. Неправительственный сектор – это система коммуникаций между обществом и государством, одна из систем коммуникации. Если все поставить под контроль какого-нибудь государственного института, это будет частью пропагандистской машины. Я не думаю, что такие ошибки нам следует повторять в Абхазии. Да к тому же в Абхазии это сделать невозможно, потому что здесь очень развиты горизонтальные связи и существует солидарность. И у нас нет такого государственного механизма, который способен навязать полицейским путем свою волю. Исходя из характеристик абхазского общества, это запретить невозможно.

Придать неправительственному сектору статус чьих-то агентов не получится. В этом нет смысла, у нас невозможно какой-то сегмент общества заклеймить. В этом нет ни практического, ни политического смысла, это вопрос будущего. Если мы хотим, чтобы государство было конкурентоспособным, оно должно основываться на инициативе разных сегментов общества. Надо об этом прямо сказать российским коллегам, надо им объяснить, что это породит только конфликты.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

24 июня в пресс-центре Абхазского телевидения председатель Банка Абхазии Беслан Барателиа рассказал о работе структуры, о выплате зарплат и пенсий и кредитовании.

Об экономической ситуации

Абхазская экономика оказалась наиболее уязвимой, в связи с событиями, которые охватили весь мир. Абхазская экономика маленькая по своим объемам и очень сильно зависит от внешнеэкономической деятельности, и те условия, в которых она сегодня развивается, не могут бесследно пройти и не отразиться на предпринимателях, на бюджете, на банковской системе, в целом, поскольку наша экономика экспорториентирована.

По итогам 5 месяцев 2020 года по оттоку и притоку денег в Абхазию по всем легальным каналам, которые мы могли наблюдать, поступление денег в банковскую систему, поступление денежных переводов, снятие денег по картам, поступление на корсчета – все, что возможно было отследить, поступило более 9 млрд рублей и за этот же период из Абхазии ушло 11 млрд, таким образом сальдо потока, оттока денег, стало отрицательным. Объем денежной массы в стране сократился на 2 млрд рублей. Безусловно, это колоссальная сумма для нашей маленькой экономики и сокращение денежной массы на 2 млрд рублей в экономике отражается на снижении предпринимательской активности, сокращении торговой выручки, невозможности многим предпринимателям заниматься предпринимательской деятельностью.

Ограничительные меры, которые вообще остановили хозяйственную деятельность некоторых предпринимателей, привели к тому, что поступления в бюджет стали сокращаться, остатки на счетах банка стали сокращаться и наблюдается серьезный дефицит денег в экономике. Очень надеемся, что ограничительные меры будут завершены с отступлением коронавируса, и экономика быстро восстановится.

Прогнозировать сложно, но если ситуация стабилизируется, во втором полугодии можно будет активизировать всю эту деятельность.

Банки, как и предприниматели, испытывают такие же сложности. Пандемия и ограничительные меры в связи с ней привели общество к паническим настроениям, и мы наблюдали небывалый всплеск снятия денежных средств со счетов в банках, с банкоматов. За март 2020 года мы обеспечили наличностью и выдали через банкоматы около 1 млрд 300 млн рублей, в апреле волна снизилась до 1 млрд. 100 рублей, были сняты огромные суммы, и тем не менее банковская система выдержала.

В целом, несмотря на сложности, ситуация в Сберегательном банке не хуже, чем в прошлом году, когда не было никаких проблем, связанных с закрытием границы. Я думаю, в целом, банковская система справится с теми задачами, которые есть, может не идеально, но по крайней мере рисков, связанных с этим коллапсом, не существует.

О пенсионерах и кредитах

В обществе бытует мнение, что все пенсионеры взяли дорогие кредиты, что со всех списывают. По итогам 5 месяцев этого года в Сбербанке была разработана программа кредитования зарплатного и пенсионного проекта. По этой программе на 1 июня этого года только 2% пенсионеров являются клиентами Сбербанка, которые брали кредиты, 98% пенсионеров кредитов не имеют.

Помимо того, что около 2% пенсионеров сами являются заемщиками, еще менее 3% пенсионеров являются поручителями у тех людей, которые обращались в Сберегательный банк за получением кредита. Понятно, что большинство людей самостоятельно обслуживают свои кредиты, поэтому списываются с любых поручителей только тогда, когда сам заемщик не оплачивает кредит. Таких несколько сотен человек – около 0,6% поручителей. Это не та тема, чтобы спекулировать и нагнетать обстановку. С другой стороны, очень часто обращаются в Сберегательный банк и узнают, что для получения кредита необходимо поручительство в виде зарплат и пенсий. Когда клиенты обращаются к своим знакомым и друзьям и возвращаются с тем, что невозможно найти пенсионеров, потому что все в кредитах и поручителях, и создается ощущение, что вся Абхазия в кредитах, все пенсионеры в кредитах.

Я понимаю, почему так происходит, и правильно делают пенсионеры, потому что люди относятся ответственно к этим вопросам. Сегодня никому не хочется отвечать, изначально зная, что заемщик подведет. Хотел бы обратиться к бюджетникам с тем, чтобы они ответственно относились к тому, что просят быть поручителями и не давали согласия. Поэтому эта тема не настолько острая. 95% пенсионеров не участвуют в проектах, связанных с кредитованием.

Очень часто, особенно в социальных сетях, нагнетают обстановку, накручивают ситуацию, обращаясь к пенсионерам говорят, что с их карт списывают деньги, хотят какие-то дыры закрыть и так далее. А ведь старшее поколение людей, часто не проверяет информацию и верит всему, что пишут. Хочу сказать, что это недопустимо, чтобы с карты пенсионера списывали деньги, и они об этом не были уведомлены. Более того, каждый имеет право и должен следить за остатками средств на счетах.

О кредите «Абхазтопу»

В октябре 2015 года КБ «Сухум-Банк» обратился в Банк Абхазии с заявкой на предоставление кредита рефинансирования для дальнейшего кредитования своего клиента – Гудаутской нефтебазы государственной компании «Абхазтоп» сроком на 2 года с возвратом ни разом суммы, а ежемесячными платежами – 24 транша за 2 года. Эта сумма была возвращена. Дальше банк Абхазии уже не следит за отношениями, раз коммерческий банк возвращает эту сумму – эта история уже коммерческого банка и его клиента.

Таких историй много, и банковская тайна не позволяет рассказывать о кредитах, которые были выданы другим организациям. Многих удивляет, что такие суммы выдаются. Национальный банк не промышленное предприятие, мы не производим продукцию. Для Национального банка главным источником доходов является предоставление кредитов коммерческим банкам. Мы естественно обслуживаем госбюджет, внебюджетные фонды, все госструктуры, которые обслуживаются у нас. В соответствии с законом, это происходит бесплатно.

Все кредиты рефинансирования – это единственный источник. К сожалению, в силу того, что за эти годы мы вынуждены были возвращать и заканчиваем возврат кредита, который был предоставлен в 2010 году – 700 млн рублей, мы его погашаем, возможности Национального банка ограничены.

Все кредиты в банковской системе обслуживают свой портфель. Мы заинтересованы в том, чтобы в банке Абхазии было больше кредитов. Экономика нуждается в кредитовании. Мы часто слышим критику в адрес банков, что не дают кредиты. Чем больше денег у банка, тем больше было бы возможностей кредитовать.

О Сберегательном банке

В Сберегательном банке, конечно, ситуация сложная, но не такая как была 2-3 года назад. Те проблемы, которые накапливались в банке десятилетия и отразились в дефиците денег в размере, наверное, 1,5 млрд рублей не могут бесследно исчезнуть. Они будут влиять на этот банк еще многие годы, потому что из года в год кропотливым трудом СБ должен выходить из этой ситуации.

Ситуация с ликвидностью сейчас намного легче, по статистике и по обслуживанию клиентов, по работе банкоматов, несмотря на то, что сложные экономические условия в стране ограничительные меры и не работают многие предприятия, остатки упали на счетах коммерческого банка, оборотные средства сократились, в целом, ситуация в СБ сегодня даже стабильнее, чем в прошлом году. Это связано с тем, что он потихонечку набирает силу. Это связано с поддержкой Национального банка, с ресурсами, которые предоставляет НБ, потому что мы понимаем, что Сбербанк – это системообразующий банк страны, мы делаем все, чтобы граждане Абхазии, особенно получатели пенсии и зарплат, не чувствовали тех проблем, которые есть в стране.

Главным источником получения доходов СБ также является кредитование, поскольку это кредитная организация, но мы временно приняли решение о приостановке всех программ, потому что сегодня главная задача в отсутствии денег – обслуживать клиента. Мы не можем выдать кредиты и держать пустыми банкоматы, чтобы люди не смогли снять зарплаты и пенсии.

Зарплаты

Заработная плата в Банке Абхазии устанавливается в соответствии со штатным расписанием, и она варьируется от 18 тысяч до 85 тысяч рублей.

Она сопоставима с зарплатой, которая установлена в кредитных организациях Абхазии. Фонд заработной платы утверждается не мной единолично, это сумма, которая утверждается в смете расходов Банка Абхазии, которая утверждается парламентом, а она многие годы не менялась.

Банк Абхазии – не бюджетная организация, мы из бюджета не берем ни копейки, не финансируемся, у нас свои деньги, заработанные, и если бюджетные структуры гарантированно получают заработную плату, государство обязано заплатить, то в БА может такой возможности и не быть, если банк будет не эффективным.

В случае, если банк был эффективным в течение года и заработал деньги, перечислил в бюджет, то у нас бывают случаи, либо один раз в год, либо два, в этом году, например, летом не планируется, премия всем сотрудникам банка выплачивается.

О Музее денег

Музей Банка Абхазии официально зарегистрирован в Минюсте Абхазии. У нас есть руководитель этой структуры – Астамур Тания, который является блестящим специалистом в сфере нумизматики, для нас это большая находка, потому что специалистов в этой сфере в Абхазии очень мало.

И есть два сотрудника, специалисты в музейном деле. Идет работа по паспортизации монет, очень интересные уже появились, найденные на территории Абхазии.

Сейчас не время открывать музей, будем ждать лучших времен.

О помощи России

Вся банковская система и экономика Абхазии, несмотря на то, что граница закрыта, не так сильно застряла в кризисной ситуации, благодаря помощи из России. Это и финпомощь и в пенсионный фонд, в Абхазию каждый месяц поступает около 330 млн рублей.

За месяцы, когда граница была закрыта, только по линии пенсионного фонда в Абхазию поступило около 1 млрд рублей. Понятно, это деньги пенсионеров, но они попали в страну, пенсионеры оплачивают ими покупки, соответственно, предприниматели зарабатывают.

О кредитах

Кредиты под 48% вызвали много шума. Уже, наверное, год, как эти кредиты не выдаются, осталось буквально несколько сотен человек, которые имеют остатки по этим кредитам.

Дело в том, что мы, когда думали о том, как кредитовать, исходили из того, что надо помочь людям, и сделать кредиты доступными. Национальный банк, как и Сберегательный банк, является, по собственности государственным, но по своему функционалу он коммерческий. Задача любого банка – зарабатывать прибыль. Мы понимали, что наши граждане лишены возможности кредитования, потому что статистика, анализ кредитного портфеля предыдущих лет, показал, что кредиты, в основном, сконцентрированы у крупных предпринимателей, у простых граждан практически не было возможности получить кредиты.

Сберегательному банку, с точки зрения заработков и снижения рисков, было выгодно имеющиеся ресурсы предоставить нескольким крупным заемщикам. Но мы исходили из того, что крупный бизнес справится, а вот простым гражданам нужно предоставить возможность.

Когда разрабатывали программы, стали говорить о кредитах под 24% годовых. Чтобы предоставить кредиты, нужно найти ресурсы. Очень многие наши граждане думают, что кредиты дает государство. Но на самом деле, чтобы найти деньги для кредитования, Банк Абхазии должен их привлекать за деньги. Мы установили ставку 12% годовых для вкладчиков, соответственно, под 18% Сберегательный банк будет предоставлять кредит. Эта моржа нужна, чтобы банк зарабатывал. Но, учитывая, что в стране денег нет, предприниматели не имеют больших остатков, 12% годовых для вкладчиков оказались не интересными. Тогда мы вынуждены были поднять процентную ставку по вкладам до 18% годовых, она стала гражданам Абхазии интересна, и усилился поток вкладов в Сбербанк. Буквально за 2 месяца Сберегательный банк привлек около 200 млн рублей. Но раз привлек под 18%, он должен выдать кредиты под 24%. Из заработанных 24% вкладчику надо отдать 18%, а Сбербанк оставляет себе только 6%, то есть в этой истории не банк зарабатывает, а вкладчик, и это при условии, что все деньги вернутся.

Пошел поток людей за кредитами, но так как ресурсы ограничены, мы установили не больше определенной суммы в день, и шла электронная запись. Но получалось, что записывались на месяц вперед, на 2 недели вперед. Мне звонили по 20-30 человек в день и просили без очереди выдать кредит. Мы отказывали всем. Но это было очень сложно. Чтобы как-то остановить этот процесс и пресечь коррупцию, потому что люди готовы были заплатить, чтобы получить кредит без очереди, мы придумали другой сервис – можно получить прямо сейчас, но коэффициент в 2 раза больше.

О задержке пенсий и зарплат

Начиная с 2015 года, мы активно стали переводить пенсионеров и бюджетников на карты, началось массовое знакомство населения с банковскими услугами.

Национальный банк не имеет отношения к выплате зарплат и пенсий. Пенсии выплачиваются Сберегательным банком, а зарплаты в тех банках, в которых обслуживаются клиенты. Сбербанк тоже не может сказать, когда поступят зарплаты или пенсии. Принцип такой – в банк присылают сумму денег работодатель или пенсионный фонд. Единственное, российская пенсия приходит всегда в сроки и в полном объеме, и все на карточки попадает.

Что касается зарплаты – это не наш вопрос, мы не знаем и не можем о деньгах клиента публично заявлять. Надо понимать, кто является плательщиком, если Минфин Абхазии, то только он знает и т.д, в банке просто идет начисление сумм.

Нужная газета