Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

18 июня на очередном заседании сессии парламента обсуждался вопрос внесения изменений в закон «О декларировании доходов, расходов, имущества и обязательств имущественного характера публичными служащими и депутатами».

В частности, предлагалось изменить дату вступления в силу закона, в связи с тем, что в законодательстве Абхазии не закреплено понятие «государственный служащий», а рассмотрение и принятие закона «О государственной службе» может занять много времени.

Представляя поправки, депутат Астамур Логуа предложил не связывать закон «О декларировании…» с законом «О государственной службе» и датой вступления в силу закона «О декларировании…» обозначить 1 января 2021 года.

«Почему мы предлагаем, чтобы этот закон вступил в силу в январе 2021 года, потому что этот закон должен начать работать. Мы изначально оговаривали 1 января, но потом решили привязать к закону «О госслужбе». Принятие закона «О госслужбе» – очень длительный процесс, и не настолько он однозначен, все время его откладывают. Не особо мне верится в то, что в ближайшей перспективе мы его примем, поэтому хочу сказать, что с действующим президентом мы обсуждали этот вопрос, и у него есть понимание, что этот закон может работать без привязки к закону «О госслужбе». Мы должны себе обозначить срок, чтобы это в бесконечность не превращалось», – обратился Логуа к коллегам.

«Мы не можем вносить поправки в закон, который в законную силу не вступил. Он принят в окончательном чтении, но не вступил в действие», – отметил Илья Гуния.

Батал Табагуа заметил, что привязка к закону о госслужбе не случайна:

«В этом есть основная логика – определить, кто является декларантом, кто должен это делать. Мы, что опять идем на поводу этих популистских дел? Мы делаем сейчас ворота, а вокруг ворот забора нет. Смысл какой? Мы хотим нормальный закон, а не просто бумажкой махать. Тогда под натиском популистских побуждений мы пошли на то, чтобы никто не думал, что мы не хотим. Тут нет никаких коррупционеров, все нормальные люди сидят».

«Давайте принимать закон о госслужбе. Достаточно времени, если мы поработаем. Мы с одной стороны не хотим принимать или не можем этот закон, с другой стороны не хотим выполнять закон, за который мы проголосовали. Есть авторитет парламента. Раз это решение прошло, давайте его выполнять или принимать соответствующий закон в дополнение к нему в установленные сроки. Иначе вся ответственность будет лежать на нас», – сказал Леонид Чамагуа.

«У нас появилась пагубная практика – принимать законы под давлением. Это очень плохой прецедент», – сказал Натали Смыр и обратилась с просьбой к спикеру Валерию Кварчия опубликовать ее декларацию и декларации коллег, предоставленные перед вступлением в должность депутатов, на сайте парламента.

Как пояснила представитель президента в парламенте Саида Бутба, юридически, закон, который вносит изменения в базовый закон, должен вступать в силу в тот же момент, что и основной документ.

«20 февраля 2020 года был принят базовый закон «О декларировании…», который изначально определил, что срок его вступления в силу – это момент вступления в силу закона «О госслужбе», то есть, он, принятый в окончательном чтении, существует, но не вступил в силу. Законом, который был принят 20 марта 2020, были внесены изменения, ряд статей изложили в новой редакции, но срок его вступления в силу определен уже иной – с момента подписания. С точки зрения юридической техники, закон, который вносит изменения в базовый закон, должен определять, что он вступает в силу с того же момента, как вступает в силу базовый закон, определять другие возможности юридически не верно», – подчеркнула Бутба.

Она отметила, что президент согласен с тем, чтобы отвязать этот закон от закона «О госслужбе»:

«При этом мы готовы поддержать этот закон сейчас и определить его иной срок, например, 1 января 2021 года, но так как этот закон содержит в себе очень много противоречий, не вдаваясь в суть сейчас, мы предлагаем, что в закон будут вноситься изменения, будет законодательная инициатива, которая все эти вопросы снимет».

Астамур Логуа напомнил, что под петицией за принятие закона подписалось 11 000 граждан Абхазии, что указывает на востребованность данного закона в республике.

Внесенный законопроект был отклонен. «За» проголосовали 15 депутатов, «против» – пять, двое «воздержались».

Напомним, что закон «О декларировании…» был принят парламентом 6 февраля 2020 года и предусматривал его вступление в силу после принятия закона «О государственной службе». 12 марта 2020 года принят пакет поправок к закону.

20 марта исполняющий обязанности президента Валерий Бганба подписал закон О внесении изменений в закон «О декларировании доходов, расходов, имущества и обязательств имущественного характера государственными служащими», который вступил в силу с момента опубликования.

Путаница в различии дат вступления в силу основного закона и поправок к нему вызвала широкое обсуждение в обществе. В связи с этим на рассмотрение парламента был вынесен вопрос о внесении изменений в закон, касающийся даты его вступления в силу.

Нужная газета

 

Депутаты рассмотрели отчеты об исполнении бюджетов 2019 и 2018 года, а также инициировали поправки в нашумевший закон о декларировании доходов, расходов, имущества и обязательств имущественного характера государственными служащими и депутатами. Но последние не прошли. Почему большая часть вопросов повестки осталась нерассмотренной, и вокруг чего разгорелись споры – рассказываем в материале.

Из 16 основных вопросов повестки дня и 5 в категории разное, депутаты сумели рассмотреть и принять решение лишь по шести. Начали с проекта об исполнении республиканского бюджета на 2018 год. Его представила депутат Натали Смыр.

Натали Смыр: Основные параметры исполнения Республиканского бюджета по доходам – 7,2 миллиарда рублей, что составляет 95,7%, из них собственные доходы 2,8 миллиарда рублей, это порядка 90% исполнения, безвозмездная помощь Российской Федерации – 4,4 миллиарда, это 100% исполнения. Расходы составили 6,8 миллиардов рублей, это 86,9% исполнения от доходов. Объем неисполненных расходных обязательств составил 1 миллиард 18 миллионов рублей.

Депутат Смыр отметила, что все отчеты Контрольной палаты направляются в прокуратуру. Более того, с ними можно ознакомиться на сайте. Отчет за 18 год Натали Смыр назвала логичным продолжением исполнения бюджета 17 года. Это постановление народные избранники приняли во втором и окончательном чтении. Следом перешли к рассмотрению проекта об исполнении бюджета фонда репатриации за 2018 год.

Натали Смыр: По отчету контрольных мероприятий, которые у нас имеются, Контрольная палата обратила внимание на нецелевое и неэффективное использование денежных средств фонда репатриации. В 2018 году были приобретены в собственность не репатриантов квартира за три миллиона 800 тысяч рублей и дом за два с половиной миллиона рублей.

У депутатов возникли вопросы к исполнительному директору фонда репатриации Энверу Чамагуа. В основном, касались они расходования средств и ответственности за это.

Энвер Чамагуа: Когда мы говорим про фонд репатриации, мы должны в первую очередь понимать, что он аккумулирует денежные средства. Но не более того. И мы просто приносим и говорим вам о том, что вот в конце года столько-то денег израсходовано. Или просим принять такой-то бюджет, который нам был передан сверху. Если сверху приходит приказ или просьба, сверху я имею в виду не от прямого начальства, а еще выше, мы обязаны реагировать. Потому что идет оказание финансовой помощи, но в нарушение закона.

Этот вопрос в депутатском корпусе так же утвердили. И перешли к постановлению об исполнении бюджета за 2019 год. Его представлял вице-премьер, министр финансов Владимир Делба.

Владимир Делба: По доходам исполнение составило 99,1% или уровень доходов достиг 10,1 миллиардов рублей. Оцениваю это, как положительную сторону работы всех тех, кто занимался администрированием доходов, консолидацией имеющихся средств бюджетоной системы для достижения такого результата. Вызывает удовлетворение, что по таким позициям как внешнеэкономическая деятельность, исполнение превышает 100%. Общие расходы государственного бюджета тоже были исполнены на достаточно высоком уровне, который приблизился к 90%. Но вместе с тем, стоит отметить, что отдельные расходы все-таки не были освоены. Дело в том, что органы, которые исполняют бюджет, прежде всего осуществляют санкционирование таких расходов после принятия обязательств. Несомненно, реализация Инвестпрограммы является ключевым направлением развития социально-экономического развития нашей страны. В этой связи, у уполномоченных органов в течение года появляется право на принятие обязательств. Но этого недостаточно. Именно по этой причине из года в год переходят остатки. Из общих остатков на начало текущего года в объеме 1,1 миллиардов рублей, большая часть, 700 миллионов рублей, составляют средства из Инвестпрограммы 2017-2019 гг. Кроме того, есть такая позиция, как остаток средств Резервного фонда Президента в объеме 14 миллионов, которые являются целевыми и направлялись на ремонт крыши второй средней школы в городе Сухум. Ну, а также, остаток средств, неиспользованных на мероприятия по строительству здания ИКЦ. Такие позиции сформировали общую задолженность, которая перешла на следующий год. Сегодня средства Инвестиционной программы прошлых лет тоже находятся на счетах финансового органа и достигают свыше 390 миллионов рублей. В этой связи, Министерство финансов, в частности, имеет возможность открывать финансирование по документально подтвержденным принятым обязательствам.

Депутаты приняли постановление об исполнении бюджета прошлого года. Следующим вопросом они рассмотрели изменения в закон о декларировании доходов, расходов, имущества и обязательств имущественного характера государственными служащими и депутатами. Изменение касается даты вступления закона в силу. Вот как это обосновывает депутат Астамур Логуа, представляющий законопроект.

Астамур Логуа: Вы помните, когда мы принимали закон, решили увязать его с законом о государственной службе, но мягко скажем, процесс принятия будет очень длительным. Закон о госслужбе - сложный вопрос, и почему-то его все время откладывают, насколько мне известно, с прошлого созыва в наш созыв перекочевали проекты законов о госслужбе, но я его не видел и не слышал, чтобы его здесь обсуждали. Поэтому с действующим президентом Асланом Бжания обсуждали этот вопрос, у него, как у автора этого проекта закона, в который внесены небольшие изменения, есть понимание, что этот закон может работать абсолютно без привязки к закону о государственной службе, дату, которую я сейчас озвучил, мы тоже согласовывали, и я прошу вас поддержать эту поправку в части касающейся той злополучной 16-й статьи, где говорится о привязке к закону о госслужбе. Мы предлагаем этой поправкой открепить закон от госслужбы и сделать так, чтобы он вступил в силу 1 января 2021 года.

Депутаты попросили высказать свою позицию по предлагаемым изменениям представителя президента в парламенте Саиду Бутба.

Саида Бутба: С точки зрения юридической техники, закон, который вносит изменение в базовый закон, должен определять, что он вступает в силу с того же момента, когда вступает в силу базовый закон. Позиция президента в этом случае выражается в том, что необходимо отвязать закон о декларировании от закона о госслужбе. При этом мы готовы поддержать этот закон, определив иной срок вступления его в силу, так как закон содержит в себе очень много противоречий, предполагаем, что в него будут вноситься изменения.

Своим мнением поделился депутат Леонид Чамагуа. Оно состоит в том, что действия депутатов должны выглядеть последовательными и, допустим, тот же закон о госслужбе не стоит представлять чем-то невозможным.

Леонид Чамагуа: На мой взгляд, в чем заключается проблема? На последнем голосовании мы приняли ряд дополнений к этому закону, где есть вещи, которые не устаривают и депутатов и многих специалистов. Это моменты, которые касаются членов семьи. Там вписаны братья и сестры, которые могут не считаться членами семьи, если не находятся на иждивении декларанта. Говорить о том, что мы вовремя не сможем принять закон о госслужащих неверно. Давайте посмотрим, кто голосовал за этот закон. Депутаты парламента, у нас есть список поименный. Что, тогда депутаты не видели за что голосуют? Пошли на поводу. Да, ситуация сложная. Не согласиться с коллегами во многих вопросах я не могу, но однозначно не могу согласиться с тем, что мы не можем себе ставить сроки до 1 января еще до какого-то числа. Тогда давайте будем принимать закон о госслужбе! Достаточно времени, если мы поработаем. Мы с одной стороны не хотим принимать или не можем этот закон, с другой стороны не хотим выполнять закон, за который мы проголосовали. Так не может быть!

Депутат Гиви Кварчия согласился, что законопроект должен еще претерпеть поправки.

Гиви Кварчия: По моему мнению, декларантами должны быть братья и сестры, которые находятся на иждивении. Честно скажу, нам не хочется, чтобы наши декларации носили декларативный характер. Хочется, чтобы они на самом деле работали. Все коллеги готовы были заполнить эти декларации и готовы и сейчас. Что тормозит? Закон о госслужбе. Говорят, что специально затягивают. У меня один вопрос возникает. Каждый депутат имеет право законодательной инициативы. Кто мешает вынести свой проект о госслужбе или поднять тот, который есть? Кто-нибудь этим занялся?

На вопрос Гиви Кварчия никто не ответил, однако депутат Астамур Логуа перед самим голосованием еще раз попробовал обосновать необходимость введения в действие обсуждаемого закона.

Астамур Логуа: Оценки, конечно, можно давать разные. Я хочу лишь вам напомнить, что все-таки, друзья, у людей есть вера в то, что такой закон нужен в стране. Под этим законом подписались 11 тысяч наших граждан. Еще раз говорю, до 1 января 2021 года мы все вместе можем внести изменения и сделать этот закон правильным. Давайте мы сами себе установим срок. Этот срок нас подстегнет к тому, что мы доработаем этот проект закона. А не как закон о госслужбе, который из пятого в шестой, из шестого в седьмой созывы…

Тут Астамура Логуа перебили и договорить ему так и не удалось. Как не удалось и пройти представленным им изменениям. При 15 за, 5 против и 2 воздержавшихся депутаты отклонили внесения поправок. Затем с проектом постановления о назначении прокурорской проверки финансовой деятельности по внедрению автоматизированной судебно-информационной системы в судах Абхазии выступил депутат Илья Гуния.

Илья Гуния: Чаще всего мы слышим, что не хватает финансирования. Есть недоплата по этой установке. Хотя знаем, что за три года профинансировано более чем на 40 миллионов рублей. Это постановление, чтобы парламент реально понимал, какая картина сегодня. Потому что мы каждые полгода продлеваем непонятно по каким причинам. Каждый раз они разные. Для того, чтобы была полная картина, считаю нужным провести прокурорскую проверку именно по расходованию средств выделенных на АСИС. Чтобы они посмотрели что куплено, какие контракты заключены, какое оборудование лежит, чего нет. И сколько в конце концов еще денег надо, чтобы эта система заработала.

Тут же коллеги Гуния напомнили, что контрольно-ревизионное управление минфина уже проводило проверку по АСИС и никаких претензий у тех не возникло. Гуния парировал тем, что по закону на такую проверку имеет право только Контрольная палата. Депутат Натали Смыр напомнила, как принималось это решение.

Натали Смыр: Мы позвонили министру финансов, который был тогда. Он нам сообщил, что проверка КРУ была тогда отправлена. Анализ сравнительных цен нам был предоставлен. Четко было предоставлено что предлагает минфин по ценам и что предлагает верховный суд. Там было расхождение в сумме, по моему, порядка 200 тысяч рублей. Тогда камень преткновения был в том, почему КРУ не может войти в минфин. Лично я настаивала как председатель бюджетного комитета, для полноты понимания расходования средств, чтоб на начальном этапе зашла проверка КРУ.

Депутат Алмас Джапуа напомнил своим коллегам по прошлому созыву, что судебно-конституционная реформа была принята аж в 2015 году, а внедрение автоматизированной судебно-информационной системы переносится все 5 лет под предлогом трудности реализации.

Алмас Джапуа: Мне кажется вопрос перестал быть техническим, он стал политическим. Больше вопросов всегда к исполнительной власти, а не к судам. Должен заметить, что по этому вопросу мы вызываем председателя верховного суда, но хочу напомнить, что эти контракты осуществляются каждым судом в отдельности. А если копать в основу, то дело в том, что исполнительная власть денег не дала. Но мы к ним претензий почему-то не имеем. Пять лет исполнительная власть не может донести деньги до судов, но мы почему-то к Верховному суду имеем претензии.

Сама председатель Верховного суда Манана Делба пояснила, что в прошлом году, когда только встал вопрос о необходимости проверки минфином, суд напомнил о том, что это полномочия Контрольной палаты. При этом, по словам Мананы Делба, и сегодня Верховный суд готов принять проверку любым ведомством.

Манана Делба: Я тогда сказала, пусть нас проверят, только чтобы у депутатов не было сомнений. Теперь мне это чуть ли не в обвинение ставят, почему вас минфин проверил? В тот период министром финансов был Нанба, который непосредственно настаивал на этой проверке. Результаты проверки так же на нашем сайте опубликованы. Результаты проверки на 10 с плюсом. Там проверялись не только АСИС, а все начисления. Начиная от зарплат и заканчивая АСИСом. В свое время Александр Золотинскович, на комитете в прошлом году, задал вопрос депутатам: «В чем проблема? Мы что, председателю Верховного суда не доверяем?». Все депутаты сказали, что доверяют. Мы закупили оборудование, которое установлено в тех залах, на которые нам выделили деньги. Я с собой принесла флешку (с записью – прим.ред.), я неоднократно всех приглашала в Верховный суд. Чтобы наглядно убедились, куда ушли деньги из бюджета.

С собой Манана Делба принесла видеопрезентацию из уже оборудованных залов суда. Постановление о прокурорской проверке депутатский корпус отклонил при 16 за, 4 против, 2 воздержавшихся. Однако этот вопрос привел к такому накалу страстей, что обсуждение вылилось в спор всех со всеми. Что именно происходит, журналисты понять не смогли, но и к такому привыкли. В разгар депутатского многоголосья председатель Верховного суда Манана Делба спросила, куда все уходят и в курсе ли они, что если не проголосуют за следующее постановление, работа всех судов остановится 1 июля. Эта информация заставила хоть и не сразу, но вернуться парламентариев на места. А следующим постановлением было то, которое вносило в действие введение АСИС с 1 января 2021. Его приняли, за проголосовали 23 депутата. И сразу же разошлись, несмотря на то, что в повестке оставалось еще более десяти вопросов. Что тому причиной – усталость или эмоциональное состояние народных избранников, журналистам никто не объяснил. Заседание сессии продлилось 4 часа.

Чегемская правда

 

Один из главных инициаторов принятия в Абхазии антикоррупционного закона Астамур Какалия прокомментировал выступление депутата Астамура Логуа в эфире АГТРК, в котором 16 мая обсуждалось вступил ли в силу закон «О декларировании доходов, расходов, имущества и обязательств имущественного характера публичными служащими и депутатами».

«Уважаемый Астамур Логуа во вчерашнем интервью сказал: «Я и сам думал, что закон вступил в силу». И правильно думал, уважаемый Астамур!

Астамур Логуа, и его коллеги депутаты, да и вся страна видели и слышали как поправку за поправкой приняли все предложения инициативной группы и протестующих голодающих. То есть Астамур, в интервью АГТРК подтверждает, что депутаты большинством голосов приняли решение, о том, что закон о декларировании вступает в силу с момента его опубликования.

А теперь самый главный вопрос – кто составил, спустя 7 дней канцелярский документ на подпись и.о. президенту, в котором волеизъявление парламента было искажено? Кто составил документ так, будто депутаты проголосовали не за вступление в силу закона о декларировании, а за вступление в силу закона о поправках к закону о декларировании? Кто этот храбрец? И самый большой вопрос, на который не хочет отвечать ни один юрист, как случилось так, что волеизъявление парламента смог подменить ошибочно составленный документ? Я все ещё надеюсь, что депутаты парламента публично заявят, что 12 марта они голосовали за вступление в силу закона о декларировании и не позволят канцелярскому трюку подменить своё решение. То есть мы должны знать на чьей стороне парламент – на стороне голодающих тысяч граждан страны или парламент не против того, чтобы канцелярская ошибка подменила их решение».

Нужная газета

 

Ну а теперь от пустых деклараций к конкретному декларированию. 12 марта вступил в силу многострадальный закон «о декларировании доходов и расходов и обязательств имущественного характера государственными служащими и депутатами».

Многострадальный потому как его «динамили» достаточно долгое время. До тех пор пока закон не взял под свою «опеку» депутат парламента Астамур Логуа. Но к этому моменту из закона, по какой-то странной случайности, выпали очень важные пункты связанные с перечнем объектов декларирования. То есть круг родственников декларанта был значительно сужен – до супругов и несовершеннолетних детей, исчезла ответственность декларанта за предоставление недостоверных данных и так далее. Но даже в таком урезанном до бессмысленности виде его долго не принимали. И только в феврале 2020 года под давлением активистов закон был принят с уточнением, что он «вступает в силу с момента вступления в силу Закона Республики Абхазия «О государственной службе», что означало – в необозримом будущем.

Такое положение дел не устроило активистов, которые прекрасно понимали, что от них просто пытаются отвязаться. И в марте нынешнего года, в самый разгар предвыборной кампании, три гражданина нашей страны объявили голодовку требуя: расширить круг родственников декларанта, огранить время отведенное на декларирование 30 днями с момента вступления в должность, предусмотреть вопросы связанные с прямым доступом к информации и ответственность должностного лица не предоставившего декларацию или предоставившего недостоверные данные.

Голодающие требовали, чтобы закон вступил в силу с момента его опубликования. Так как все это происходило в разгар предвыборной кампании инициаторам принятия поправок к закону высказывали поддержку должностные лица, депутаты, представители всех существующих партий, все кандидаты в президенты. Более того активистов поддержали 11 тысяч граждан страны, которые пришли на площадь Свободы и поставили свои подписи под воззванием к парламенту. Дело было за малым – принять закон о внесении поправок В ЗАКОН и получить одобрение президента.

12 марта закон был принят парламентом, через несколько дней подписан президентом и опубликован в СМИ, то есть вступил в силу. Более того 10 марта исполняющий обязанности президента Абхазии, премьер-министр Валерий Бганба поручил главе министерства иностранных дел Дауру Кове разработать законопроект о присоединении республики к Конвенции ООН против коррупции.

Однако, вскоре после выборов стало понятно, что исполнять закон никто не намерен. После вступления в президента в должность пользователи социальных сетей стали «доброжелательно» навязывать мысль о том, что это поправки к закону вступили в силу с момента их опубликования, а вот сам закон вступит в силу, только после принятия закона о государственной службе.

Можно было бы не реагировать на эти несостоятельные уврачевания в виртуальном пространстве и уловки направленные на то, чтобы дезориентировать участников акции и их сторонников, но есть один момент, который говорит о том, что ни президент, ни премьер-министр не намерены исполнять данный закон. Посмотрите на структуру правительства утвержденную на прошлой неделе. В ней не предусмотрен государственный орган (антикоррупционный комитет), который будет уполномочен заниматься вопросами связанными с декларированием доходов, расходов и обязательств имущественного характера. Что это – простая забывчивость президента и премьер-министра? Любопытно, что о борьбе с коррупцией они забыли сразу, как только завершились выборы.

Ну тогда я возьму на себя смелось и напомню президенту и премьеру, что целью закона о декларировании является «установление мер по противодействию коррупции и предупреждению необоснованного обогащения субъектами декларирования и членами их семей». И мне бы так не хотелось думать, что их сопротивление исполнению закона может означать, что они поощряют коррупцию. Но всякое бывает и признаюсь, что не только меня посещает эта мысль. Но тогда самое время объяснить своим избирателям, которые еще не забыли о предвыборных обещаниях Бжания и Ко, что же они имели ввиду, когда говорили о коррупцией, как зле, которое уничтожает абхазскую государственность? Кстати в программе кандидата в президенты Бжания говорится о необходимости принятия закона «О декларировании доходов, расходов, имущества и обязательств имущественного характера публичными служащими и депутатами». Правда есть там странная неточность – закон был принят 12 марта, а программа появилась спустя два дня – 14 марта. Но это мелкие детали. Зато вступившему в должность президенту даже не надо утомлять себя подписанием этого закона – надо всего лишь приступить к его исполнению. И тут логично было начать с самих себя. Уверена, что после того, как глава государства и глава правительства заполнят и опубликуют свои декларации все их подчиненные поспешат последовать их примеру. Это ж нормально, когда глава государства и глава правительства не виртуально, а на личном примере демонстрируют исполнение законов. Вот так возьмите и ударьте по коррупции личным примером.

Изида Чаниа

Нужная газета

 

Антикоррупционный закон «О декларировании доходов, расходов, имущества и обязательств имущественного характера государственными служащими и депутатами» был принят абхазским парламентом в феврале. Срок подачи деклараций – не позднее 30 апреля, следующего за отчетным года – миновал, но декларации никто не сдает и не публикует. Депутат парламента Астамур Логуа прокомментировал ситуацию и ответил на вопрос, почему депутаты и госслужащие не спешат сдавать свои декларации и почему закон не вступает в силу.

Елена Заводская: Астамур, поясните, пожалуйста, ситуацию, что у нас в данный момент происходит с законом о декларировании доходов?

Астамур Логуа: Мы приняли закон, вы помните, как мы сложно и долго его принимали, обсуждали, создавали комиссии и, наконец, приняли в каком-то виде в первый раз закон о декларировании доходов и расходов государственных служащих и депутатов. Потом оказалось, что активисты не согласны с данной редакцией закона. Они были не согласны с редакцией закона в той части, где говорилось, что он вступает в силу после принятия закона о государственной службе. И, конечно, круг лиц, декларантов – их не устраивала и эта позиция. В том законе, который мы приняли тогда, он вступал в силу после принятия закона о государственной службе. Надо сказать, что тогда в парламенте рассматривались два варианта: либо так написать, либо написать, что он вступит в силу с 1 января 2021 года, оттянуть на год и за это время принять закон о государственной службе.

Дело в том, что часть юристов в Абхазии говорят, что этот закон до конца не отражает круг декларантов и кто должен быть декларантом, а вот закон о госслужбе ответит на все вопросы. Я считаю, что и здесь вполне понятно, кто декларант, хотя, конечно, было бы хорошо, если бы был закон о государственной службе. Вы знаете, что было потом: был митинг, были акции и были приняты поправки. В одной из поправок одной строкой было написано, что закон вступит в силу со дня его опубликования. Но, когда принимаются поправки, они принимаются в виде отдельного закона. Однако для меня очевидно, что он является дополнением к основному закону. И раз это дополнение принималось после, значит, закон вступает в силу в соответствии с поправками. Но меня убеждают, и есть много юристов в Абхазии, которые считают, что он не вступит в силу, пока не будет принят закон о государственной службе. По этой логике получается, что поправки в виде отдельного закона вступили в силу, а сам базовый закон не вступил. Для меня, например, совершенно не понятно, почему так трактуется, но это то, что мы имеем. С 20 числа у нас был карантин, как вы знаете, но мы ходим в парламент, обсуждаем, мы говорили об этом и мнения разделились: одни с этим согласны, а другие – нет. И на этом все пока остановилось.

Е.З.: То есть вы не знаете, что делать дальше?

А.Л.: Я не знаю. Почему я говорю вам: «Я не знаю»? Потому что я заполнил декларацию, она лежит у меня на столе, но куда ее сдавать и кто будет ее принимать, по-моему, пока абсолютно неясно. То есть большая часть людей говорит, что закон вступит в силу после принятия закона о государственной службе. И, кстати, сегодня на сессии я этот вопрос тоже поднимал и говорил о том, что уже май месяц... В конце концов, когда мы говорили о принятии закона о госслужбе, подразумевался этот год. Но пока никакой работы в этом направлении нет. Почему я и просил спикера озадачиться этим вопросом и поставить его.

Е.З.: Я звонила сегодня налоговикам, которые должны публиковать декларации на своем сайте, они то же самое говорят, что закон о поправках вступил в силу с момента опубликования в соответствии с Конституцией, а дата вступления в силу основного закона о декларировании содержит отсылочную норму к статье 16, которая обуславливает вступление закона в силу необходимостью принятия закона о государственной службе. Поясните, пожалуйста, эту ситуацию.

А.Л.: Получается, что круг декларантов – это совершеннолетние дети, братья, сестры и родители декларируются, а непосредственно чиновник, госслужащий или депутат, для кого этот закон написан, не декларируется и ждет принятия закона о госслужбе, тогда так получается?

Е.З.: Астамур, из того, что я услышала, вытекает, что это – совершенно абсурдная ситуация?

А.Л.: Ну, да, так и есть…

Е.З.: Скажите, пожалуйста, есть ли какое-то видение у вас или у ваших коллег, что с этим делать, как из этой ситуации выходить?

А.Л.: Для начала меня должны убедить в том, что я неправильно мыслю, и что закон вступит в силу после принятия закона о госслужбе. Я тоже русский язык хорошо понимаю, читаю, да, там так написано. Но были поправки, понятно, что они приняты отдельным законом, но они же приняты к действующему закону как продолжение, в конце концов. Да, с юридической точки зрения, наверное, это так, я не юрист, мне сложно говорить, хотя мне доказывают, что это именно так: поправки к закону вступили в силу, а сам закон – нет.

Е.З.: Астамур, самый главный вопрос: у вас есть какой-то план действий? Вы столько мучились с этим законом, вы сейчас понимаете, что вам делать дальше со всем этим?

А.Л.: Ну, во-первых, я сегодня встречался с ребятами из инициативной группы, которые ко мне пришли, разговаривал с ними, мы будем думать. В конце концов, я еще раз переговорю с коллегами, с юристами, если это так, то в таком случае буду предлагать поправку к закону. Другого выхода нет, чтобы он вступил в силу, надо убрать эту статью 16, которая гласит, что закон вступает в силу после принятия закона о Госслужбе. Может быть, так, не знаю, у меня нет пока однозначного ответа, что делать дальше. И моя декларация, которая на моем столе лежит, я не знаю, для кого я ее заполнял. Меня просят ее опубликовать, но я этого делать не буду, это некорректно по отношению к моим коллегам, но она заполнена, и любому, кто захочет ее увидеть, ради бога, приходите, мои двери открыты, я всем ее покажу.

Е.З.: По тому закону, который у нас действует, кому вы должны были направить вашу декларацию?

А.Л.: Сначала в наш отдел кадров при парламенте, а уже они должны переслать ее в налоговую службу. Она должна быть и здесь, и в налоговой опубликована на сайте.

Е.З.: Астамур, вы обратились в ваш отдел кадров? Что вам там сказали?

А.Л.: Пока декларации не принимаются, так как большая часть считает, что этот закон не вступает в силу.

Эхо Кавказа