Сомнительное настоящее народных избранников

Внимание «постоянных жителей» Facebook (которых я предлагаю с этого года обозначать аббревиатурой ПМЖF, так как большая часть из них прожила в соцсети более пяти лет безвылазно) в новом году привлекли два сообщения МВД. Оба касались задержания лиц, подозреваемых в ограблениях. В первом случае речь шла о зарплате районных медиков, которая стала добычей четырех грабителей, а во втором – о сердобольном водителе авто, решившем подвезти двух мужчин, передвигавшихся автостопом в праздничные дни.

Не пускаясь в подробности преступлений и называя задержанных подозреваемыми, потому что вся страна только и делает, что бдит за презумпцией невиновности, я сообщу наконец-то, что поводом для возмущений в соцсети стало отсутствие имен «подозреваемых» в одном сообщении и наличие их в другом. То есть некоего Нугзара Джугелия и Рамина Демирджипа (имена которых и ранее попадали в сводки МВД), предположительно, ограбивших водителя авто на пять тысяч рублей, назвали сразу, а вот четверых преступников, оставивших без зарплаты медперсонал целого района, почему-то не огласили.

Но наш народ, как известно, в большинстве своем настроен на равенство и справедливость. К тому же по собственному опыту знает, что отсутствие имен в сообщении – это как раз тот самый случай, когда у читателей появляется повышенный интерес к «лицам, задержанным по подозрению».

Правоохранители держали оборону недолго. Спустя часок, по просьбам общественности, имена подозреваемых «с большой дороги» были озвучены – Айнар Сар-оглы, Мизан Гогуа и Аслан и Рамин Миквабия.

Последний оказался депутатом муниципального законодательного органа – Собрания Очамчырского района. И этот факт интересен нам отнюдь не своей редкостью и необычностью, а скорее, наоборот – закономерностью. Имена депутатов разного уровня все чаще становятся известны избирателям не своими делами, направленными на помощь жителям района, а из криминальных сводок.

Некоторым даже удается использовать свой статус, чтобы смягчить ответственность или вовсе уйти от нее.

То есть получается, что существующая система выборов не гарантирует общество от того, что в народные избранники, которые наделены, в том числе, и статусом неприкосновенности, попадают люди не только с сомнительным прошлым, но и с сомнительным настоящим.

И это очень серьезный вызов для общества, которое наивно возложило надежды на выборную систему, не озаботившись ее качеством.

К сожалению, пугающий результат такой доверчивости огласила в своем недавнем интервью «Эху Кавказа» Хатуна Шатипа. За 2018 год парламентом Абхазии было принято всего два закона, один из которых – государственный бюджет. Если говорить о депутатах муниципальных органов, думаю, что и здесь большинство достижений – принятие бюджетов муниципального уровня.

Любопытная получается штука: чтобы проголосовать за бюджет (который полностью уходит на обслуживание органов власти), мы, налогоплательщики, содержим армию «народных избранников», составляющих десятую часть от численности всех избирателей страны. И в обмен на все это не требуем от тех, кого содержим, даже хорошего поведения.

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

 

 

Оцените материал
(2 голосов)


Оставить комментарий

Яндекс.Метрика