Аквафон Апра
Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Частный разговор стал историей. Судебной

Сухумский городской суд приступил к рассмотрению гражданского дела по иску о защите чести, достоинства и деловой репутации бывшего премьер-министра и сопредседателя общественной организации «Айтаира» Леонида Лакербая к Министерству образования и авторам учебника по истории Абхазии – Станиславу Лакоба и Олегу Бгажба.

Судьей на процессе является председатель Сухумского городского суда Бела Хасая. Она начала процесс с предложения заключить мировое соглашение. Истец – Леонид Лакербая заявил, что готов пойти на мировую при условии, что его требования будут удовлетворены. Станислав Лакоба ответил, что он уверен в той информации, которую сообщил, отказываться от нее не намерен и возражает против изъятия ее из учебника.

Судья приступила к рассмотрению дела и предоставила слово истцу Леониду Лакербая. Он зачитал собственный иск, из которого следует, что его честь, достоинство и деловую репутацию попрал известный абхазский историк Станислав Лакоба в учебнике «История Абхазии с древнейших времен до наших дней». В параграфе 13, им написанном, есть фраза, часть которой его не устраивает. В частности, это конец следующего предложения: «...В сложившейся ситуации 29 мая 2014 года Парламент Абхазии предложил А. Анкваб уйти в отставку и объявил вотум недоверия премьер-министру Л. Лакербая, обещавшему покинуть свой пост еще в феврале 2013 года…»

В первом варианте иска Леонид Лакербая требовал изъять из учебника конец предложения: «Л. Лакербая, обещавшему покинуть свой пост еще в феврале 2013 года…». Он хотел, чтобы из фразы про вотум недоверия премьер-министру изъяли его фамилию, несмотря на то, что он тогда возглавлял кабинет министров и вотум недоверия выносился именно ему, о чем свидетельствует Постановление Народного Собрания-Парламента Республики Абхазия № 3519 от 29 мая 2014 года. Сегодня он изменил свои исковые требования и попросил суд оставить свою фамилию, но убрать из текста учебника слова «обещавшему покинуть свой пост еще в феврале 2013 года».

Он заявил: «Никакого обещания покинуть свой пост никому я не давал. Пусть мне покажут хоть один материал в газете, где было бы написано, что я обещал покинуть свой пост. И, конечно же, я считаю эту запись в тексте «Истории Абхазии» попыткой показать меня трусом, человеком, который запаниковал, испугался, сказал: «вы знаете, я уйду», а потом решил переждать. Я никогда не был трусом, свои решения принимал сам и сам в состоянии за них ответить. Где это есть, что я кому-то обещал уйти? Еще раз повторюсь: митингующие действительно потребовали моей отставки. Никакого обещания уйти в отставку в феврале 2013 года я не давал».

Тут надо пояснить, что 28 февраля 2013 года в Сухуме прошел митинг против повышения тарифов на электроэнергию, митингующие требовали отставки премьер-министра Лакербая.

Станислав Лакоба попросил его вспомнить 28 февраля 2013 года, когда последний пришел к нему в рабочий кабинет (на тот момент Станислав Лакоба был секретарем Совета Безопасности) и попросил помочь ему в сложившейся ситуации.

Лакербая вспомнил свою встречу в кабинете Станислава Лакоба и сообщил суду следующее: «Я не собирался собирать такой широкий круг людей, но у меня есть друзья, с которыми мы работали в том парламенте, и, поскольку доминантой шла фраза о том, что будет столкновение и кровь будет на вашей совести, я, действительно, считал нужным собрать наших коллег по парламенту и с ними поговорить. Но я хочу сказать вот что: разговор, который имел место, это был частный разговор. Вы меня извините, в частных разговорах мы позволяем себе многие вещи. В данном случае я сказал, что, действительно, мне тоже нужно определиться. Мне нужен месяц, чтобы выстроить свои взаимоотношения с Анквабом так, чтобы я действительно работал, не оглядываясь ни на кого. И если я в течение месяца не смогу этого сделать, то я тоже в состоянии принять решение и уйти. И я не отрицаю, что это было. Еще раз повторюсь: это был частный разговор, он не может быть ничем документирован, это версия ответчика, вот и все!»

Ему возразил Станислав Лакоба, который сказал: «Это, во-первых, не версия, это – факт. И не говорится нигде в учебнике, что об этом было объявлено по телевизору, в средствах массовой информации. Там сказано: «обещавшему». Обещали вы это все же у должностного лица, вы были премьером, я был секретарем Совета безопасности. Вы говорите о том, что было после 28 февраля, а ваша судьба решилась именно 28 февраля. В этот день Леонид Иванович позвонил, спустился ко мне, в кабинет секретаря Совета безопасности, сказал, что у него были люди, которые требуют его отставки, что он так не уйдет, что ему нужен хотя бы месяц, а потом он сам уйдет и разберется с Анквабом. Ты попросил, чтобы пришли депутаты первого парламента. Я позвонил, они пришли. В частности, был Дамения Олег Нестерович, Пилия Давид Чичевич, Клементий Джинджолия».

Станислав Лакоба передал суть обещания Лакербая так: «Сложилась такая ситуация, что ему нужен месяц, и в течение этого времени он решит вопросы и потом сам подаст в отставку. Тогда же, 28 февраля, была сформирована комиссия. И я участвовал в переговорах в Министерстве обороны. Там были представители оппозиции, и, в частности, я отстаивал позиции премьер-министра и говорил, что человек заявил то-то, не требуйте, чтобы это произошло сейчас, а в течение месяца он решит эту проблему. И там это нашло всеобщее понимание, в результате чего обстановка в общем-то и разрядилась. Вот что я знаю, и я это упомянул не просто так. Я понимаю, что это ни в газетах, ни в прессе, нигде не публиковалось и не печаталось. Но был вот такой разговор. В конце концов, очень многие вещи в политике делаются путем переговоров, путем кулуарной политики».

Руслан Чамян, представитель Станислава Лакоба в суде, пояснил и напомнил: «Там есть параграф 13, в котором содержится это утверждение: «обещавшему покинуть свой пост». Есть определенные лица, которые подтвердят данные обстоятельства. Соавторы учебника не считают, что каким-либо образом очернили или унизили честь и достоинство Леонида Ивановича. Кроме того, Конституция предусматривает свободу мысли, слова, убеждения, а, значит, есть определенная свобода в данном случае у авторов учебника, ученых, которые могут свободно излагать мысль, соответствующую действительности. Таким образом, они констатировали те обстоятельства и те сведения, которые нашли свое отражение в учебнике».

Представитель истца Анна Званбая обратилась к представителю Министерства образования с просьбой объяснить, какова процедура утверждения учебника? Проверяло ли Министерство образования достоверность содержащейся в нем информации?

Юрист Министерства образования Темыр Зухба ответил, что министерство является только заказчиком, но не автором учебника, поэтому не может нести ответственность за опубликованную в нем информацию. Учебником занималось Управление книгоиздания, и на учебник было получено соответствующее заключение и рекомендация специалистов.

Суд объявил перерыв до пятницы.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

Оцените материал
(0 голосов)