Продажи бутилированной воды в мире растут в среднем на десять процентов в год, и к 2020-му, как ожидается, превысят 280 миллиардов долларов.

СУХУМ, 11 мая — Sputnik. Населению развитых стран доступна практически бесплатная чистая водопроводная вода, люди упорно предпочитают воду в бутылках. Почему так происходит — в материале Максима Рубченко для РИА Новости.

Бизнес доктора Перье

Первый официальный бизнес по торговле бутилированной водой открылся в Бостоне в 1760-х годах: компания под названием Jackson's Spa разливала в бутылки минералку и продавала ее для "терапевтического" использования.

Этот рынок успешно развивался во многих странах до XX века, когда технология хлорирования водопроводной воды распространилась повсеместно.

Поскольку в каждом доме появилась чистая и почти бесплатная питьевая вода, бутилированную перестали покупать. На рынке осталась только вода из минеральных источников, за которыми закрепилась репутация целебных.

Французский врач Луи Перье в 1898 году открыл в городе Вереж клинику и наладил поставки воды из местного минерального источника в лучшие рестораны и отели Европы.

Это был сравнительно небольшой бизнес. В 1946-м компанию купил талантливый предприниматель Густав Левен и за несколько лет захватил половину французского рынка, потеснив главных конкурентов — Evian и Vittel.
К 1970-м бренд Perrier лидировал во всем Старом Свете и вышел на американский рынок.

Разворачивая бизнес в США, Левен сделал ставку на снобизм американцев и рекламировал Perrier как элитную воду для тех, кто добился успеха. Это сработало: с 1975 по 1978 год продажи французской минералки в Штатах выросли с 2,5 миллиона до 75 миллионов бутылок в год.

С бутылкой — за здоровьем

Левену помогла мода на здоровый образ жизни — бутилированная вода считается одним из его основных атрибутов.

В 1990-х в этот бизнес пришли гиганты индустрии безалкогольных напитков: PepsiCo вывела на рынок воду Aquafina, Coca-Cola — Dasani, Nestle — Pure Life. Гигантские маркетинговые бюджеты обеспечили бутилированной воде окончательную победу над водопроводной.

По оценкам Beverage Marketing Corporation, сейчас в мире ежегодно продается более 460 миллиардов литров воды в бутылках. На первом месте — Китай (около 80 миллиардов), на втором — США (45 миллиардов). Затем идут жаркие страны, где с питьевой водой всегда были проблемы, — Мексика, Индонезия, Бразилия, Индия, Таиланд.

А замыкают первую десятку благополучные европейцы — Германия (12 миллиардов), Италия (11 миллиардов) и Франция (девять миллиардов). Хотя с водопроводом там все нормально, средний итальянец потребляет в год около 190 литров бутилированной воды в год, немец — 150, француз — 145.

А ведь вода в бутылках в среднем в 2000 раз дороже водопроводной. Более того, во многих странах молоко, пиво и даже бензин оказываются дешевле минералки. Так, по данным общественной организации Food and Water Watch, в США литр бутилированный воды в три раза дороже литра молока и почти в четыре раза — бензина.

Водный обман

Главный мотив покупки бутилированной воды во всех развитых странах — она якобы чище, экологичнее и полезнее, чем водопроводная. Эти представления активно внедряются в сознание потребителей с помощью многочисленных рекламных роликов, но все это не имеет ничего общего с реальностью.

Исследователи американской Environmental Working Group подчеркивают: половина производителей бутилированной воды признают, что это та же самая водопроводная вода, "прошедшая дополнительную очистку".

Еще 18 процентов не раскрывают местоположение "минеральных" источников. Это означает только одно: "источник" — все тот же водопроводный кран.

В подавляющем большинстве случаев вода из бутылки ничем не лучше водопроводной. "Дополнительная очистка", о которой твердят разливщики, ничего не дает, поскольку во всех развитых странах водопроводная вода соответствует стандартам чистоты и безопасности.

Более того, ее качество контролируется государством гораздо жестче, чем той, что продается в магазинах. Поэтому, когда разгорается очередной скандал с вредными примесями в питьевой воде, речь, как правило, идет именно о воде из бутылки.

Так, в середине апреля ведущий американский потребительский журнал Consumer Reports сообщил, что в воде шести брендов — Starkey (принадлежит Whole Foods), Peñafiel (Keurig Dr. Pepper), Crystal Geyser Alpine Spring Water, Volvic (Danone), а также Crystal Creamery и EartH₂O — обнаружен ядовитый мышьяк в количествах, превышающих допустимый уровень.

Даже если производитель разливает безупречно чистую воду, со временем она загрязняется микрочастицами пластика, из которого сделана бутылка. К тому же при нагревании пластик выделяет токсины, поэтому пластмассовые емкости с водой нельзя держать на солнце.

Не верьте рекламе

То, что вода в бутылках вкуснее водопроводной, тоже не соответствует действительности. В исследовании, проведенном в Вермонтском университете, только треть дегустаторов смогла отличить по вкусу водопроводную воду от бутилированной.

Но даже если вода из-под крана отдает хлоркой, эта проблема решается бытовым фильтром, который обходится на порядок дешевле регулярной покупки воды в бутылках.

"Неправильно полагать, что бутилированная вода более чистая, здоровая или безопасная, чем водопроводная, — заявил изданию Business Insider президент Тихоокеанского института Питер Глейк. — Вода в бутылках не лучше регулируется, не лучше проверяется и не лучше контролируется, чем водопроводная. А когда возникают проблемы с водопроводной водой, решение состоит в том, чтобы инвестировать в обновление и ремонт наших систем водоснабжения, а не в воду в бутылках".

Наконец, с экологичностью бизнеса по розливу воды тоже все не так однозначно. Только в США в 2016 году на изготовление бутылок для питьевой воды ушло два миллиона тонн пластика, для которого понадобилось 64 миллиона баррелей нефти.

Всеобщая убежденность в том, что бутилированная вода по всем параметрам превосходит водопроводную, — результат широкомасштабных рекламных и лоббистских кампаний.

Как подсчитал Business Insider, Международная ассоциация бутилированной воды, Nestle Waters NA, Nestle USA и Coca-Cola за два года потратили на лоббирование в конгрессе США 28 миллионов долларов. И главное направление их лоббизма — сокращение бюджетных расходов на государственное водоснабжение. Они заинтересованы в том, чтобы качество водопроводной воды снижалось и людям приходилось покупать бутилированную.

"Крупнейшие корпорации регулярно проводят рекламные кампании, которые прямо или косвенно критикуют качество водопроводной воды", — отмечает Питер Глейк.

Главная тайна производителей бутилированной воды — рентабельность их бизнеса. Точные данные никто никогда не публиковал, однако эксперты утверждают: розлив воды по прибыльности способен сравниться с наркоторговлей. Это сотни и тысячи процентов.

Авторы американского документального фильма "Поток: ради любви к воде" (Flow: For Love of Water) 2011 года приводят такой пример. В начале нулевых Nestle Waters приобрела право в течение 99 лет добывать воду из источников в штате Мичиган. Компания заплатила за это 70 000 долларов, то есть, получается, примерно 707 долларов за год. А теперь зарабатывает на розливе воды 1,8 миллиона долларов — в сутки.

 

В торжественных мероприятиях, посвященных празднованию пятилетия Донецкой Народной Республики, принимают участие гости из 17 стран.

СУХУМ, 11 мая - Sputnik. На торжественном собрании в Донецком национальном академическом театре оперы и балета имени Соловьяненко, посвященном пятилетию Донецкой Народной Республики, за особые заслуги в укреплении дружбы и сотрудничества между республиками, за повышение международного авторитета ДНР Денис Пушилин наградил премьер-министра Абхазии Валерия Бганба Орденом Дружбы, сообщает официальный сайт Кабмина Абхазии.

Глава внешнеполитического ведомства Абхазии Даур Кове награжден знаком отличия ДНР "За заслуги перед Республикой", отмечается в сообщении.

Кроме того, Валерий Бганба в поздравительной речи сказал, что "история современной государственности Донбасса началась в феврале 2014 года, с момента прихода к власти в Киеве ультранационалистических и праворадикальных сил". Премьер-министр подчеркнул что граждане Донецкой Народной Республики стали хозяевами собственной судьбы, а статус независимой страны за прошедшие пять лет существенно укрепился.

"Несмотря на пять долгих лет тяжелейшей военной ситуации, страницы современной истории свидетельствуют, что героический народ Донбасса, сумевший сохранить свою самобытную культуру и традиции, прекрасно понимающий и знающий цену свободы, рано или поздно добьется своего полного возрождения. Сомнений в этом нет абсолютно никаких", - сказал Валерий Бганба.

Глава правительства также подчеркнул, что "Абхазию и Донбасс объединяют не только дружба и взаимопонимание"и выразил уверенность в том, что совместными усилиями Сухум и Донецк намерены "последовательно укреплять двусторонние контакты в интересах народов наших стран".

"Убежден, что не за горами тот день, когда Ваша страна добьется справедливого триумфа, и Донбасс станет полноправным членом международного сообщества", - резюмировал Бганба.

Ранее пресс-служба МИД ДНР проинформировала о том, что в торжественных мероприятиях, посвященных празднованию пятилетия Донецкой народной республики, примут участие гости из 17 стран. В ДНР прибыли официальные делегации из России, ЛНР, Южной Осетии, Абхазии, а также политические и общественные деятели из Италии, Франции, Бельгии, Сербии, Германии, Австрии, Норвегии, Финляндии, Чехии, Словакии, Турции, Сирии, США.

11 мая 2014 года состоялся референдум о самоопределении Донецкой народной республики. На следующий день, 12 мая, после оглашения его результатов власти ДНР заявили о суверенитете республики.

 

В Петербург приедут ветераны Великой Отечественной войны, участники обороны Ленинграда, 58 блокадников и представители молодежных организаций из 22 стран.

СУХУМ, 29 апр - Sputnik. Участники обороны Ленинграда и жители блокадного города, проживающие за рубежом, приедут в Санкт-Петербург для участия в мероприятиях, посвященных 74-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне, передает РИА Новости со ссылкой на сообщение городского комитета по внешним связям.

Ожидается, что всего в Петербург приедут 90 человек из 22 стран: Абхазии, Азербайджана, Армении, Белоруссии, Болгарии, Германии, Грузии, Израиля, Казахстана, Киргизии, Латвии, Молдавии, Румынии, США, Таджикистана, Узбекистана, Украины, Финляндии, Франции, Чехии, Швеции и Эстонии.

Восьмого мая ветераны-соотечественники и молодежь примут участие в торжественно-траурной церемонии возложения венков и цветов на Пискаревском мемориальном кладбище, а также посетят концерт в БКЗ "Октябрьский".

В День Победы ветераны будут присутствовать на параде войск Санкт-Петербургского территориального гарнизона Западного военного округа на Дворцовой площади.

Вечером для них будет организован торжественный вечер, в рамках которого будет представлена концертная программа. Для гостей также предусмотрена дополнительная культурная программа: обзорная экскурсия по городу и экскурсии в Русский музей и музей "Ленрезерв".

 

 

 

 

Несколько месяцев назад мое внимание настолько привлек небольшой абзац публицистического текста, что скачал его на рабочий стол своего компьютера в расчете использовать в будущей публикации. И вот подходящий момент настал. Приведу данный абзац, заменив лишь названную в ней страну многоточием:

«В условиях … политические выборы постепенно приняли вид доходного бизнеса, гарантирующего моментальный и прогрессивный возврат вложенных средств. Именно по этой причине субъекты, участвующие в выборах, не жалеют финансов. Политики приходят с обещаниями по затягиванию поясов, большей финансовой прозрачности, а с годами мы получаем более раздутый госаппарат…».

Итак, вопрос: что за страна зашифрована тут тремя точками? Бьюсь об заклад: многие читатели в Абхазии убежденно скажут, что речь идет о «нашей солнечной стране». Но почему бы не представить себе, что в Южной Осетии решат: это камешек в их огород? На самом же деле писал это грузинский автор и писал о Грузии. Собственно, подходит описанное к ситуации во многих других небольших государствах постсоветского пространства. Хотя кто-то вполне резонно может возразить, что не только в небольших, и не только постсоветского пространства… Но многим, такова уж человеческая натура, свойственно замыкать те или иные явления лишь на себе и сообществах, в которых живут.

И вот недавно один мой абхазский коллега выступил в СМИ с публикацией, которая вызвала бурное обсуждение в интернет-сообществе Абхазии. Говоря о грядущих в июле президентских выборах в республике, он, не читавший, уверен, процитированный мною текст, сформулировал: «Происходит то же, что и раньше: «преданные сторонники» – это кредиторы, вкладывающиеся в президентские выборы как в очень прибыльный бизнес». Для одних интернет-комментаторов это почему-то прозвучало как некое откровение (хотя в СМИ Абхазии уже не раз рассуждали на данную тему в последние полтора десятка лет, это ведь у нас уже шестые альтернативные президентские выборы), и они были в восторге. Другие отреагировали критически: «Весьма поверхностные рассуждения. Это не аналитика, а житейские мудрствования на уровне Брехаловки».

Относительно того, как это происходило у нас раньше. Впервые во многовековой истории Абхазии (все когда-то бывает впервые) общество столкнулось с этим явлением в 2004 году: и со словами типа «баннер», и с приглашением дорогостоящих политтехнологов из-за рубежа, и с собиранием «всенародных» сходов в поддержку кандидатов… А затем с раздачей всем вложившимся в победу их «доли». При этом имеются в виду не только материальные вложения, но и интеллектуальные, организаторские.

Подчеркну, что эта «раздача слонов», прежде всего больших и маленьких должностей, воспринималась в общем-то как нечто естественное и справедливое, а игнорирование «возврата» – как элементарное проявление неблагодарности. Запомнилась встреча на улице через несколько месяцев после выборов с одним молодым активистом победившего избирательного штаба, о котором, по его растерянному признанию, «просто забыли». Должен сказать, что он после этого не переметнулся, как некоторые другие, в стан противостоящей политической команды, а спустя время снова начал выступать в СМИ в поддержку «своих». В целом же проходившее формирование структур исполнительной власти из «заслуживших это» сталкивалось с другим, теоретическим, подходом: что во главу угла тут должен быть поставлен профессионализм, что надо проводить подбор кадров на конкурсной основе, а из стана проигравших выборы начали звучать жалобы, что «власть делит кадры на своих и чужих». В ответ нередко парировали: любая пришедшая к власти политическая сила формирует «команду единомышленников», что обеспечивает ее дееспособность и сплоченность.

Пара «зарисовок с натуры» уже после последних президентских выборов, 2014 года. Одна далекая от политики женщина, родственница молодого активиста избирательного штаба Рауля Хаджимба, рассказывала, что тому после победы на выборах пришлось то ли отключить телефон, то ли поменять его номер, потому что в течение месяца некоторые «трудившиеся» у него в штабе упорно пытались связаться с ним, требуя «свое». Не знаю, так ли все было, не уточнял, но то, что такой разговор ходил, – факт неоспоримый. При этом не исключаю, что «вклад» иных заключался в основном в том, что они с утра до вечера торчали в штабе. Ведь высидела же вот так должность одна дама, назначение которой в обществе потом какое-то время с недоумением обсуждали.

Возвращаясь к интернет-комментариям к публикации моего коллеги, отмечу, что автор лишь одного из них взглянул на данное явление достаточно широко и напомнил о его интернациональном характере: «Слова правильные, конечно, но система, при которой кандидаты в президенты создают фонды, куда вносятся пожертвования желающими, существует везде – и в США, в том числе. Человек, проживший в США около 18 лет, рассказывал про муниципальные выборы. Мэром его города был выбран бизнесмен, который потратил на выборы около 10 млн долларов. Зарплата за четыре года «мэрства» составит менее полутора миллионов. Бизнесмен потратил свои миллионы для занятия места мэра из чистого альтруизма? Не существует абсолютно совершенных механизмов контроля власти. И только при определенном уровне экономики издержки демократии не наносят невосполнимого вреда».

Добавлю к этому, что есть существенная разница между странами развитой демократии со сложившейся системой сдержек и противовесов и демократии в стадии становления. Ну и, конечно, между большими странами и такими мини-государствами, как Абхазия, где так или иначе вкладывающиеся в избирательную кампанию первого лица государства и ждущие от него благодарности составляют куда более значительный процент населения.

У меня же больше всего возражений вызвала беспросветность заголовка упомянутой публикации: «Почему никакой новый президент Абхазии не сможет ничего изменить к лучшему». Да, надо быть реалистами. Несколько лет назад я тоже рассуждал на «Эхе Кавказа» о том, почему в условиях Абхазии не может появиться свой Ли Куан Ю, который сделал когда-то из захолустного Сингапура «конфетку» и о пришествии подобного которому мечтают сегодня во многих странах. Причина – в разнице менталитета народа, исторических традициях и многом другом. Но одно дело – «появление своего Ли Куан Ю» (без именно такого все же можно прожить и постараться улучшить жизнь в стране) и совсем другое – «невозможность ничего изменить к лучшему».

Никогда не надо впадать в крайности. Вера в то, что придет вдруг некто с железной политической волей и устроит все по справедливости (но при этом, желательно, не обидев никого из твоих близких), принеся всем благополучие, выдают в людях наивность и политический инфантилизм. Но не менее наивно надеяться, призвав всех участников предвыборных штабов к работе исключительно «за идею», что в обозримом будущем изменится существующая система «кредитования» избирательных кампаний кандидатов в президенты. Выход, мне кажется, в том, чтобы делать ставку на такого кандидата в президенты, который, не являясь «волшебником Изумрудного города», был бы максимально компетентен, деятелен и справедлив. Который, формируя властную «команду единомышленников», не старался бы при этом запихнуть в нее, по выражению одного интернет-пользователя, «тупиц из своей родни» и изгонять классных специалистов только потому, что они голосовали за другого кандидата. И что-нибудь да получится…

Как написал автор самого, пожалуй, короткого интернет-комментария к названной публикации, «Все равно надо жить с надеждой на лучшее».

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Месяца полтора назад, рассказывая на «Эхе Кавказа» про обсуждение в Общественной палате Абхазии проблем репатриации, я привел прозвучавшие там слова министра по репатриации Беслана Дбара: чтобы из Турции попасть в Абхазию через Адлерский аэропорт, нужно минимум 1200 долларов США. Может ли сегодня, продолжил он, средняя абхазская семья в Турции – отец, мать, трое детей – приехать сюда и погостить хотя бы неделю? Нужно иметь большие деньги... До того, как не прекратил хождение теплоход «Рица», сказал Беслан Дбар, он сам дважды ездил на нем в Турцию. Очень многие наши соотечественники в этой стране хотят побывать на своей исторической родине. Их предки 150 лет назад покинули эту землю, и, не увидев ее, решиться на репатриацию очень сложно.

Далее в ходе заседания член Общественной палаты, известный абхазский предприниматель Абесалом Кварчия высказал неожиданно прозвучавшую мысль: а почему бы гражданам Турции, абхазам, желающим посетить историческую родину, не попытаться ездить на своих автомашинах через Батуми? Действительно, в Грузии действует закон «об оккупированных территориях», но, согласно ему, преследуются иностранцы, заехавшие в Абхазию и Южную Осетию из России. А какие претензии могут быть предъявлены к тем гражданам Турции, которые едут в Абхазию сперва через турецко-грузинскую границу – КПП «Сарпи», а затем пересекают погранпост «Ингур»? Кстати, от Батуми до Ингура примерно двести километров, совсем немного.

Недавно, во время встречи с президентом международного благотворительного фонда «Апсны» (позже он возглавил и новую общественную организацию «Союз парламентариев Абхазии»), потомком абхазских махаджиров Сонером Гогуа я поинтересовался его мнением о данной идее. Сонер Гогуа назвал даже более высокую, чем Дбар, стоимость поездок через Сочи и Псоу:

«Сегодня одному человеку из Турции купить билет через Сочи сюда и обратно, визы, все остальные расходы – около 1500 долларов. Сегодня это многими обсуждается, потому что ценовая политика... очень получается разная цена.

– А официальный Тбилиси стал бы препятствовать этому? Он же, в принципе, не...

– Ну, особых проблем не было бы, потому что там – лишь бы через них. Это же давным-давно они предлагали нам; даже корабли пускай ходят, лишь бы для контроля они заходили в Батуми. Такие предложения были, если помните. Когда это идет через Грузию, для них это, наоборот, политически выгодно. А насколько нам выгодно, это как решат наши руководители, это надо обсуждать. Но финансовая разница сегодня огромная. Как я вам назвал, через Сочи одному человеку с авиабилетами обойдется 1500 долларов. Через Грузию – ребята как-то подсчитали – 200-250 долларов. Это большая разница».

Что касается перехода через КПП «Ингур», то с грузинской стороны он не является государственной границей, а для абхазской надо заручиться, пояснил Сонер Гогуа, пропуском от СГБ Абхазии.

У моих сухумских собеседников – комментаторов этого предложения – прозвучали разные мнения: «С одной стороны, для властей Грузии должно быть выгодно продемонстрировать в очередной раз свою «лояльность» абхазам как этносу и поддержку им. А с другой, вряд ли они заинтересованы в масштабном увеличении потока репатриации, которому может способствовать рост числа таких поездок»; «А если по дороге от Сарпи до Ингура наших соотечественников будут ждать провокации? Или, наоборот, Грузия сможет извлечь из этих поездок политические дивиденды?»; «А почему наши власти должны публично давать на это «добро» или высказываться «против»? Пусть наши соотечественники из Турции поездят по этому маршруту, а практика затем сама даст ответ на вопрос: «Автопоездки из Турции в Абхазию и обратно по восточному берегу Черного моря – насколько это возможно, безопасно и целесообразно?»

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

 

 

Страница 1 из 8
Яндекс.Метрика