Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Парламент Абхазии на заседании в четверг 18 июня принял постановление об исполнении бюджета фонда репатриации за 2018 год. Контрольная палата республики заявила о нецелевом использовании средств в фонде.

О том, какие финансовые нарушения выявила Контрольная палата, и почему руководитель фонда репатриации и бывший председатель Госкомитета по репатриации не считают это нарушением, читайте в материале Sputnik.

Сария Кварацхелия, Sputnik

Не по плану

В 2018 году в бюджете фонда репатриации было заложено свыше 142 миллионов рублей. Согласно смете расходов, эти средства направлялись на нужды репатриантов, строительство им жилья, оплату заработной платы сотрудникам фонда, на идеологическую работу и многое другое.

Изучив отчет по исполнению бюджета фондом, Контрольная палата заметила финансовые нарушения. А именно нецелевое и неэффективное использование средств внебюджетного фонда.

Как рассказала об итогах проверки председатель парламентского комитета по бюджету, кредитным организациям, налогам и финансам Натали Смыр, в 2018 году были приобретены в собственность нерепатриантов квартира за три миллиона 800 тысяч рублей и дом за два с половиной миллиона рублей, а также была осуществлена нецелевая покупка пальм на сумму более миллиона рублей, которые были высажены на территории Госкомитета.

По оценкам заместителя председателя Контрольной палаты Зураба Отырба, расходование было в "достаточно крупном размере" – речь идет о сумме более чем в семь миллионов рублей.

Отырба подтвердил, что квартира был приобретена не репатрианту, бывшему секретарю Совета безопасности Мухамеду Килба

Однако в самом фонде объясняют, что Мухамед Килба был репатриантом и указ о финансировании покупки ему жилья исходил свыше.

"Обычно процедура такая: приходит бумага от руководства, а это может быть не только начальник Госкомитета, но и премьер-министр, и президент страны, о том, чтобы мы приобрели данному гражданину жилье в связи с тем, что он являлся репатриантом и имеет такие-то заслуги. В случае с Мухамедом Килба было именно так. Раньше фонд финансировал покупку жилья репатриантам, но это программа была приостановлена из-за того, что рынок жилья был неоднозначен, и цены зачастую были завышены. С 2017 году стали отдельно строить трех-четырехэтажные здания квартирного типа для потомков махаджиров. Отдельно же жилье практически не покупали. Это были единичные случаи в виде исключения", – пояснил руководитель фонда репатриации Энвер Чамагуа, не уточнив, чьим распоряжением фонд руководствовался в конкретном случае.

Бывший министр по репатриации и демографии Беслан Дбар не считает покупку жилья Мухамеду Килба нецелесообразным, "потому что он герой Абхазии".

"Он добровольцем пришел, воевал. После войны через комитет по репатриации получил абхазское гражданство, он такой же полнокровный репатриант, как все остальные. Просто стыдно, что этот человек до 2018 года не имел жилье в Абхазии", – сказал Дбар.

Экс-глава ведомства также опроверг нецелесообразность приобретения дома якобы не репатрианту.

"Другой факт - покупка дома в Гудауте. Это семья Лейба - репатрианты из Сирии. Там четыре сына, один из них уже женился. Представители фамилии Лейба сыграли ему свадьбу, и мы приобрели дом за два с половиной миллиона. А с другими материалами заключения я еще не знаком, потом, когда ознакомлюсь, будет сделано соответствующее заявление", - добавил Дбар.

Неплановое благоустройство

Другим финансовым нарушением Контрольная палата посчитала ремонт здания, в котором располагается Министерство репатриации и благоустройство территории вокруг нее на три с лишним миллиона рублей. А также в 2018 году "неоднократно выдавались премии сотрудникам Министерства репатриации и демографии" больше чем на полмиллиона рублей.

Все эти расходы, по убеждению зампреда Контрольной палаты Зураба Отырба, не соответствуют положению фонда репатриации. По его словам, содержание Госкомитета по репатриации предусмотрено в республиканском бюджете, и оно не должно лечь бременем на внебюджетный фонд. А средства фонда должны использоваться "только на нужды репатриантов".

"Конечно, нужен ремонт, нужно озеленение, нужно благоустройство, но за счет республиканского бюджета, если он выдерживает, если это предусмотрено в законе о республиканском бюджете. В законе о внебюджетном фонде репатриации все эти расходы не утверждены", – пояснил Отырба.

Энвер Чамагуа признает, что эти расходы не были указаны в смете расходов фонда на 2018 год, однако так как фонд финансирует нужды Госкомитета по репатриации, он оплатил расходы и на благоустройство.

"Фонд занимается аккумулированием денежных средств и следит за их расходованием в рамках статей, указанных в бюджете на тот или иной год. По программе идет финансирование на нужды репатриантов и самого ведомства. Официально у ведомства есть свой бюджет, но и раньше была такая практика, что фонд финансировал расходы на нужды ведомства, потому что не хватает денег, которые государство выделяет Госкомитету. Например, здание и территория вокруг стоят на балансе Госкомитета. Но у них не было средств на облагораживание этой территории. Поэтому им пришлось из бюджета фонда взять деньги на благоустройство", – подчеркнул Чамагуа и добавил, что сам он возглавил фонд лишь во второй половине 2018 года, к тому моменту деньги на облагораживание территории вокруг Госкомитета уже были выделены.

В ревизионном органе уверены, что нарушение в данном случае идет как со стороны Госкомитета по репатриации, так и со стороны руководителя внебюджетного фонда, и "кто бы сверху не давал указания, надо руководствоваться законом". По словам Зураба Отырба, фонд должен был отказать ведомству и не исполнять распоряжения, которые противоречат принятому закону о внебюджетном фонде.

Однако в самом фонде репатриации отмечают, что в данном вопросе не все так однозначно, и фраза "нецелевое использование бюджетных средств" – спорная. В то же время Чамагуа согласен с тем, что необходимо выстроить "правильную работу по формированию бюджета и Госкомитета, и фонда".

"Но при этом нам нужна четкая законодательная база, которая нам поможет улучшить и упростить взаимодействие между фондом и Госкомитетом. Мы все это должны в законном порядке исполнять. Чтобы и руководитель фонда имел какие-то механизмы, чтобы не исполнять приказы вышестоящего начальства. На сегодняшний день у Фонда отсутствуют защитные механизмы. С 1998 по 2011 годы эти механизмы присутствовали. Но в 2011 году их упразднили. То есть фактически Фонд сделали при Госкомитете по репатриации. Мы не раз обращались в Парламент, чтобы законодательно регулировать этот процесс", – отметил Энвер Чамагуа.

Итоги проверки Контрольная палата направила в Парламент и в Кабинет министров. Сейчас инспекторы ревизионного органа проводят плановые проверки в фонде репатриации. По словам Зураба Отырба, если в фонде будут выявлены серьезные нарушения в части нецелевого использования бюджетных средств, то эти материалы будут направлены в Генеральную прокуратуру.

"Сегодня наши инспектора, согласно нашему плану работу, вышли на внебюджетный Фонд репатриации, и они проверяют период 2018-2019 годов. Если на основании проверок коллеги примут решение, что необходимо материал направить в Генпрокуратуру, то мы, конечно, это сделаем. Контрольно-ревизионные мероприятия носят плановый характер. Они не стали результатом выявленных по отчету нарушений. Расходы внебюджетного фонда всегда были идентичны 2018 году", – добавил Отырба.

В Абхазии функционируют пять внебюджетных фондов, чей бюджет формируется из социальных платежей. На данный момент социальные отчисления для бюджетных организаций в фонды составляют 14,5 % ежемесячно: фонд инвалидов - 1,5%, фонд соцстрахования - 1%, фонд репатриации - 2%, пенсионный фонд - 10%.

Для организаций, находящихся на хозрасчете, отчисления составляют 20%: фонд инвалидов - 1,5%, фонд соцстрах - 2%, фонд репатриации - 2%, фонд медицинского страхования - 1%, пенсионный фонд - 13,5 %.

 

Другого момента, кроме как сейчас, пойти власти на непопулярные меры, может и не быть.

Абхазскую экономику ждут непростые времена. Она и раньше на ладан дышала, вследствие чего масштабный кризис во всех сферах приобрел хронический характер, и к этому абхазы уже давно привыкли, почти как к традиционной чашке утреннего кофе, а тут еще пандемия. Закрытые границы, ноль туристов и туманные перспективы. Это когда не знаешь, что лучше: открыть курортный сезон и заработать немного денег, и при этом похоронить всю систему здравоохранения страны, или продолжить изоляцию от внешнего мира голодными, но здоровыми.

Премьер-министр Александр Анкваб уже сообщил, что ничего хорошего не ожидается – зарплата бюджетникам за июнь и июль будет идти с большим опозданием.

Министр по налогам и сборам Даур Курмазия обреченно констатировал: резервов для пополнения бюджета больше нет.

Министр финансов Владимир Делба в той же прискорбной тональности спрогнозировал к концу года падение ВВП на 10%, и дыру в бюджете в два миллиарда рублей.

Какие будут действия правительства, кроме как фиксировать «безнадегу» никто не слышал. Хотя по логике вещей в самый раз вслед за «А» произнести букву «Б». То есть, заявить властям то, что давно уже вертится на языке: «Так жить нельзя».

Ну и вправду, о каких радужных перспективах может идти речь, если весь доход государственной казны идет на содержание работников бюджетной сферы, из которых половину составляет не способный что-либо путное для страны и граждан сделать бюрократический аппарат?

Бизнес просто не в состоянии содержать такую толпу чиновников. Соотношение работающих в реальном секторе экономики и госаппарате один к четырем, а если сюда прибавить и пенсионеров, то и вовсе один к семи.

Если бы в феодализме количество помещиков было в разы больше чем крепостных крестьян, этот строй и года не просуществовал бы. Несмотря на всю ущербность бытия, там хотя бы были заложены элементарные законы экономики.

Но в современной Абхазии, где посредством штурма президентского дворца периодически происходит пересменка власти, законы экономики никто в расчет не берет. Понимать – понимают, тут ведь Гарвард заканчивать не надо, но сделать ничего не могут. У власти есть уже выработанный на генетическом уровне страх на непопулярные меры. Поговорить о реформах, удариться в маниловщину – с этим проблем нет. Но вот сделать какое-то реальное действие – кишка тонка. Абхазская власть плоть от плоти по отношению к чеховскому «человеку в футляре». Мысль «Как бы чего не вышло» рефреном сопровождает ее.

А между тем уже «вышло». Экономика в коллапсе.

Так вот, пора уже президенту и правительству говорить «Б»: что государство не в состоянии содержать столь громоздкий по своим контурам, и столь не эффективный по содержанию, бюрократический аппарат. Необходимы значительные (не на бумаге, как у нас это уже происходило, а на деле) сокращения. Тем более лучшего момента для столь непопулярного действия может и не появиться.

Во-первых, пандемия и ее последствия изначально освободили электорат от благостных ожиданий.

Во-вторых, новой власти в Абхазии без году неделя, и чтобы она сейчас не сотворила, ее никто свергать не будет. Определенный лимит на раскачку, когда злые штурмовики близко не подходят к президентскому дворцу, с пониманием дается каждому абхазскому президенту.

В-третьих, на улице лето, к тому же, слава Богу, живем в субтропиках, с голоду точно народ не умрет. Тем более, уже проверено временем. Хуже чем в девяностые точно не будет. После грузино-абхазской войны шесть лет Абхазия сидела в жесткой блокаде, в том числе и от России. Это когда мужчины от 18 до 60 лет не могли легально попасть в соседний Адлер, а чуть ли не единственным доходом для страны была торговля мандаринами.

Оттягивать ситуацию – себе дороже. К следующему году может мир и решит что-то с коронавирусом, но для Абхазии передышки точно не будет. Как минимум на четыре месяца встанет на ремонт единственная электростанция питающая Абхазию - ИнгурГЭС. Платить за потребляемую во время простоя ГЭС энергию, которую будет поставлять Россия, республика будет по российским тарифам. А они, как известно, почти в десять раз выше абхазских. Да, Москва ее спишет с той финансовой помощи, что получает ежегодно Абхазия. В этом году, когда станция встала на пару недель, чек был примерно на 500 миллионов. Сумма за четыре месяца может оказаться больше всего ежегодного транша получаемого Абхазии. Последствия для республики пандемии по сравнению с длительным простоем ИнгурГЭС, покажутся цветочками.

Так что абхазской власти надо честно признаться перед своим народом, что так жить нельзя. А еще рассказать – как можно.

Инал Хашиг

Чегемская правда

 

17 июня вице-премьер, министр экономики Кристина Озган ознакомилась с ходом работ по восстановлению средней общеобразовательной школы №2 им. А. С. Пушкина в Сухуме, а также повторно проинспектировала восстановительные работы автодороги ул. Гумская – с. Каманы и строительство Центральной районной больницы г. Ткуарчал (ЦРБ).

Восстановление Сухумской школы №2 после пожара, случившегося в мае 2019 года, ведется за счет государственного бюджета Абхазии. Работы начались спустя две недели после пожара и продолжаются по сегодняшний день. Сметная стоимость работ – 72,9 млн. рублей. На сегодняшний день профинансировано 68 млн. рублей.

«Как известно, вследствие пожара школе нанесен значительный материальный ущерб, также серьезно пострадала конструкция и кровля. На данный момент степень готовности объекта около 80%. По составу работ и приобретенному оборудованию у администрации школы и отдела образования города Сухум на данный момент претензий нет», – отметила Озган.

По ее словам, работы на объекте не проводились несколько месяцев и были возобновлены несколько дней назад. Все работы должны быть завершены в течение месяца.

«Правительство ставит задачу довести объект до завершения и подготовить его к учебному процессу», – подчеркнула министр.

После более двух лет простоя возобновились работы по восстановлению автодороги ул. Гумская – с. Каманы, которые проводятся в рамках Инвестиционной программы содействия социально-экономическому развитию Республики Абхазия.

В ходе инспекционной поездки министра экономики на данный объект около месяца назад выявлено ненадлежащее качество проведенных субподрядчиком работ и грубое нарушение сроков реализации. В связи с этим принято решение заменить субподрядчика.

«На сегодняшний день новый субподрядчик приступил к работе. Ориентировочный срок завершения – в течение месяца», – проинформировал заместитель начальника Управления капитального строительства (УКС) Демир Гамисония.

Один из наиболее проблемных объектов в рамках Инвестпрограммы 2017-2019 – строительство ЦРБ г. Ткуарчал.

В ходе инспекционной поездки на объект около месяца назад к подрядчику было много нареканий по выполненной работе. В настоящее время возобновлены работы по фасадной части ЦРБ и внутри помещений, а также подрядчик приступил к исправлению замечаний.

В ходе прошлого визита выявлено, что проект не предусматривает таких необходимых блоков, как морг, забор, здание столовой, прачечная и здание для размещения рентгеновского аппарата.

«Подрядчиком были подготовлены соответствующие предложения по определению мест дислокации данных сооружений. Управленческие решения по всем объектам будут согласованы и переданы подрядчику для исполнения. Сметная документация уже подготовлена и в ближайшее время пройдет экспертизу», – отметила Озган.

Министр экономики поручила руководству УКС держать объекты на контроле и еженедельно представлять отчет о ходе работ.

Нужная газета

 

Александр Анкваб предложил организовать 19 июня, в 16:00, встречу с предпринимателями, деятельность которых нормативно освобождена от уплаты НДС.

Сухум. 18 июня. Апсныпресс. Премьер-министр Республики Абхазия Александр Анкваб на совещании с вице-премьером, министром экономики Кристиной Озган, вице-премьером, министром финансов Владимиром Делба и министром по налогам и сборам Дауром Курмазия обсудил предварительные результаты анализа эффективности налога на добавленную стоимость.

Представители Правительства доложили о результатах межведомственного взаимодействия по разработке концепции изменения закона об уплате ввозного НДС. По их словам, проведен предварительный анализ эффективности НДС, а также предложений представителей бизнеса по изменению нормативно-правовых актов, определяющих принципы уплаты НДС.

По итогам совещания, Александр Анкваб предложил организовать 19 июня, в 16:00, встречу с предпринимателями, деятельность которых нормативно освобождена от уплаты НДС.

 

 

Депутаты рассмотрели отчеты об исполнении бюджетов 2019 и 2018 года, а также инициировали поправки в нашумевший закон о декларировании доходов, расходов, имущества и обязательств имущественного характера государственными служащими и депутатами. Но последние не прошли. Почему большая часть вопросов повестки осталась нерассмотренной, и вокруг чего разгорелись споры – рассказываем в материале.

Из 16 основных вопросов повестки дня и 5 в категории разное, депутаты сумели рассмотреть и принять решение лишь по шести. Начали с проекта об исполнении республиканского бюджета на 2018 год. Его представила депутат Натали Смыр.

Натали Смыр: Основные параметры исполнения Республиканского бюджета по доходам – 7,2 миллиарда рублей, что составляет 95,7%, из них собственные доходы 2,8 миллиарда рублей, это порядка 90% исполнения, безвозмездная помощь Российской Федерации – 4,4 миллиарда, это 100% исполнения. Расходы составили 6,8 миллиардов рублей, это 86,9% исполнения от доходов. Объем неисполненных расходных обязательств составил 1 миллиард 18 миллионов рублей.

Депутат Смыр отметила, что все отчеты Контрольной палаты направляются в прокуратуру. Более того, с ними можно ознакомиться на сайте. Отчет за 18 год Натали Смыр назвала логичным продолжением исполнения бюджета 17 года. Это постановление народные избранники приняли во втором и окончательном чтении. Следом перешли к рассмотрению проекта об исполнении бюджета фонда репатриации за 2018 год.

Натали Смыр: По отчету контрольных мероприятий, которые у нас имеются, Контрольная палата обратила внимание на нецелевое и неэффективное использование денежных средств фонда репатриации. В 2018 году были приобретены в собственность не репатриантов квартира за три миллиона 800 тысяч рублей и дом за два с половиной миллиона рублей.

У депутатов возникли вопросы к исполнительному директору фонда репатриации Энверу Чамагуа. В основном, касались они расходования средств и ответственности за это.

Энвер Чамагуа: Когда мы говорим про фонд репатриации, мы должны в первую очередь понимать, что он аккумулирует денежные средства. Но не более того. И мы просто приносим и говорим вам о том, что вот в конце года столько-то денег израсходовано. Или просим принять такой-то бюджет, который нам был передан сверху. Если сверху приходит приказ или просьба, сверху я имею в виду не от прямого начальства, а еще выше, мы обязаны реагировать. Потому что идет оказание финансовой помощи, но в нарушение закона.

Этот вопрос в депутатском корпусе так же утвердили. И перешли к постановлению об исполнении бюджета за 2019 год. Его представлял вице-премьер, министр финансов Владимир Делба.

Владимир Делба: По доходам исполнение составило 99,1% или уровень доходов достиг 10,1 миллиардов рублей. Оцениваю это, как положительную сторону работы всех тех, кто занимался администрированием доходов, консолидацией имеющихся средств бюджетоной системы для достижения такого результата. Вызывает удовлетворение, что по таким позициям как внешнеэкономическая деятельность, исполнение превышает 100%. Общие расходы государственного бюджета тоже были исполнены на достаточно высоком уровне, который приблизился к 90%. Но вместе с тем, стоит отметить, что отдельные расходы все-таки не были освоены. Дело в том, что органы, которые исполняют бюджет, прежде всего осуществляют санкционирование таких расходов после принятия обязательств. Несомненно, реализация Инвестпрограммы является ключевым направлением развития социально-экономического развития нашей страны. В этой связи, у уполномоченных органов в течение года появляется право на принятие обязательств. Но этого недостаточно. Именно по этой причине из года в год переходят остатки. Из общих остатков на начало текущего года в объеме 1,1 миллиардов рублей, большая часть, 700 миллионов рублей, составляют средства из Инвестпрограммы 2017-2019 гг. Кроме того, есть такая позиция, как остаток средств Резервного фонда Президента в объеме 14 миллионов, которые являются целевыми и направлялись на ремонт крыши второй средней школы в городе Сухум. Ну, а также, остаток средств, неиспользованных на мероприятия по строительству здания ИКЦ. Такие позиции сформировали общую задолженность, которая перешла на следующий год. Сегодня средства Инвестиционной программы прошлых лет тоже находятся на счетах финансового органа и достигают свыше 390 миллионов рублей. В этой связи, Министерство финансов, в частности, имеет возможность открывать финансирование по документально подтвержденным принятым обязательствам.

Депутаты приняли постановление об исполнении бюджета прошлого года. Следующим вопросом они рассмотрели изменения в закон о декларировании доходов, расходов, имущества и обязательств имущественного характера государственными служащими и депутатами. Изменение касается даты вступления закона в силу. Вот как это обосновывает депутат Астамур Логуа, представляющий законопроект.

Астамур Логуа: Вы помните, когда мы принимали закон, решили увязать его с законом о государственной службе, но мягко скажем, процесс принятия будет очень длительным. Закон о госслужбе - сложный вопрос, и почему-то его все время откладывают, насколько мне известно, с прошлого созыва в наш созыв перекочевали проекты законов о госслужбе, но я его не видел и не слышал, чтобы его здесь обсуждали. Поэтому с действующим президентом Асланом Бжания обсуждали этот вопрос, у него, как у автора этого проекта закона, в который внесены небольшие изменения, есть понимание, что этот закон может работать абсолютно без привязки к закону о государственной службе, дату, которую я сейчас озвучил, мы тоже согласовывали, и я прошу вас поддержать эту поправку в части касающейся той злополучной 16-й статьи, где говорится о привязке к закону о госслужбе. Мы предлагаем этой поправкой открепить закон от госслужбы и сделать так, чтобы он вступил в силу 1 января 2021 года.

Депутаты попросили высказать свою позицию по предлагаемым изменениям представителя президента в парламенте Саиду Бутба.

Саида Бутба: С точки зрения юридической техники, закон, который вносит изменение в базовый закон, должен определять, что он вступает в силу с того же момента, когда вступает в силу базовый закон. Позиция президента в этом случае выражается в том, что необходимо отвязать закон о декларировании от закона о госслужбе. При этом мы готовы поддержать этот закон, определив иной срок вступления его в силу, так как закон содержит в себе очень много противоречий, предполагаем, что в него будут вноситься изменения.

Своим мнением поделился депутат Леонид Чамагуа. Оно состоит в том, что действия депутатов должны выглядеть последовательными и, допустим, тот же закон о госслужбе не стоит представлять чем-то невозможным.

Леонид Чамагуа: На мой взгляд, в чем заключается проблема? На последнем голосовании мы приняли ряд дополнений к этому закону, где есть вещи, которые не устаривают и депутатов и многих специалистов. Это моменты, которые касаются членов семьи. Там вписаны братья и сестры, которые могут не считаться членами семьи, если не находятся на иждивении декларанта. Говорить о том, что мы вовремя не сможем принять закон о госслужащих неверно. Давайте посмотрим, кто голосовал за этот закон. Депутаты парламента, у нас есть список поименный. Что, тогда депутаты не видели за что голосуют? Пошли на поводу. Да, ситуация сложная. Не согласиться с коллегами во многих вопросах я не могу, но однозначно не могу согласиться с тем, что мы не можем себе ставить сроки до 1 января еще до какого-то числа. Тогда давайте будем принимать закон о госслужбе! Достаточно времени, если мы поработаем. Мы с одной стороны не хотим принимать или не можем этот закон, с другой стороны не хотим выполнять закон, за который мы проголосовали. Так не может быть!

Депутат Гиви Кварчия согласился, что законопроект должен еще претерпеть поправки.

Гиви Кварчия: По моему мнению, декларантами должны быть братья и сестры, которые находятся на иждивении. Честно скажу, нам не хочется, чтобы наши декларации носили декларативный характер. Хочется, чтобы они на самом деле работали. Все коллеги готовы были заполнить эти декларации и готовы и сейчас. Что тормозит? Закон о госслужбе. Говорят, что специально затягивают. У меня один вопрос возникает. Каждый депутат имеет право законодательной инициативы. Кто мешает вынести свой проект о госслужбе или поднять тот, который есть? Кто-нибудь этим занялся?

На вопрос Гиви Кварчия никто не ответил, однако депутат Астамур Логуа перед самим голосованием еще раз попробовал обосновать необходимость введения в действие обсуждаемого закона.

Астамур Логуа: Оценки, конечно, можно давать разные. Я хочу лишь вам напомнить, что все-таки, друзья, у людей есть вера в то, что такой закон нужен в стране. Под этим законом подписались 11 тысяч наших граждан. Еще раз говорю, до 1 января 2021 года мы все вместе можем внести изменения и сделать этот закон правильным. Давайте мы сами себе установим срок. Этот срок нас подстегнет к тому, что мы доработаем этот проект закона. А не как закон о госслужбе, который из пятого в шестой, из шестого в седьмой созывы…

Тут Астамура Логуа перебили и договорить ему так и не удалось. Как не удалось и пройти представленным им изменениям. При 15 за, 5 против и 2 воздержавшихся депутаты отклонили внесения поправок. Затем с проектом постановления о назначении прокурорской проверки финансовой деятельности по внедрению автоматизированной судебно-информационной системы в судах Абхазии выступил депутат Илья Гуния.

Илья Гуния: Чаще всего мы слышим, что не хватает финансирования. Есть недоплата по этой установке. Хотя знаем, что за три года профинансировано более чем на 40 миллионов рублей. Это постановление, чтобы парламент реально понимал, какая картина сегодня. Потому что мы каждые полгода продлеваем непонятно по каким причинам. Каждый раз они разные. Для того, чтобы была полная картина, считаю нужным провести прокурорскую проверку именно по расходованию средств выделенных на АСИС. Чтобы они посмотрели что куплено, какие контракты заключены, какое оборудование лежит, чего нет. И сколько в конце концов еще денег надо, чтобы эта система заработала.

Тут же коллеги Гуния напомнили, что контрольно-ревизионное управление минфина уже проводило проверку по АСИС и никаких претензий у тех не возникло. Гуния парировал тем, что по закону на такую проверку имеет право только Контрольная палата. Депутат Натали Смыр напомнила, как принималось это решение.

Натали Смыр: Мы позвонили министру финансов, который был тогда. Он нам сообщил, что проверка КРУ была тогда отправлена. Анализ сравнительных цен нам был предоставлен. Четко было предоставлено что предлагает минфин по ценам и что предлагает верховный суд. Там было расхождение в сумме, по моему, порядка 200 тысяч рублей. Тогда камень преткновения был в том, почему КРУ не может войти в минфин. Лично я настаивала как председатель бюджетного комитета, для полноты понимания расходования средств, чтоб на начальном этапе зашла проверка КРУ.

Депутат Алмас Джапуа напомнил своим коллегам по прошлому созыву, что судебно-конституционная реформа была принята аж в 2015 году, а внедрение автоматизированной судебно-информационной системы переносится все 5 лет под предлогом трудности реализации.

Алмас Джапуа: Мне кажется вопрос перестал быть техническим, он стал политическим. Больше вопросов всегда к исполнительной власти, а не к судам. Должен заметить, что по этому вопросу мы вызываем председателя верховного суда, но хочу напомнить, что эти контракты осуществляются каждым судом в отдельности. А если копать в основу, то дело в том, что исполнительная власть денег не дала. Но мы к ним претензий почему-то не имеем. Пять лет исполнительная власть не может донести деньги до судов, но мы почему-то к Верховному суду имеем претензии.

Сама председатель Верховного суда Манана Делба пояснила, что в прошлом году, когда только встал вопрос о необходимости проверки минфином, суд напомнил о том, что это полномочия Контрольной палаты. При этом, по словам Мананы Делба, и сегодня Верховный суд готов принять проверку любым ведомством.

Манана Делба: Я тогда сказала, пусть нас проверят, только чтобы у депутатов не было сомнений. Теперь мне это чуть ли не в обвинение ставят, почему вас минфин проверил? В тот период министром финансов был Нанба, который непосредственно настаивал на этой проверке. Результаты проверки так же на нашем сайте опубликованы. Результаты проверки на 10 с плюсом. Там проверялись не только АСИС, а все начисления. Начиная от зарплат и заканчивая АСИСом. В свое время Александр Золотинскович, на комитете в прошлом году, задал вопрос депутатам: «В чем проблема? Мы что, председателю Верховного суда не доверяем?». Все депутаты сказали, что доверяют. Мы закупили оборудование, которое установлено в тех залах, на которые нам выделили деньги. Я с собой принесла флешку (с записью – прим.ред.), я неоднократно всех приглашала в Верховный суд. Чтобы наглядно убедились, куда ушли деньги из бюджета.

С собой Манана Делба принесла видеопрезентацию из уже оборудованных залов суда. Постановление о прокурорской проверке депутатский корпус отклонил при 16 за, 4 против, 2 воздержавшихся. Однако этот вопрос привел к такому накалу страстей, что обсуждение вылилось в спор всех со всеми. Что именно происходит, журналисты понять не смогли, но и к такому привыкли. В разгар депутатского многоголосья председатель Верховного суда Манана Делба спросила, куда все уходят и в курсе ли они, что если не проголосуют за следующее постановление, работа всех судов остановится 1 июля. Эта информация заставила хоть и не сразу, но вернуться парламентариев на места. А следующим постановлением было то, которое вносило в действие введение АСИС с 1 января 2021. Его приняли, за проголосовали 23 депутата. И сразу же разошлись, несмотря на то, что в повестке оставалось еще более десяти вопросов. Что тому причиной – усталость или эмоциональное состояние народных избранников, журналистам никто не объяснил. Заседание сессии продлилось 4 часа.

Чегемская правда