Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Десять лет назад Абхазия восстановила полный контроль над своей территорией, вытеснив грузинские войска из Кодорского ущелья. Вскоре Абхазия и Южная Осетия были признаны Россией. Это открыло путь для масштабного сотрудничества этих республик с РФ в экономической сфере. Министр экономики Абхазии Адгур Ардзинба рассказал в интервью РИА Новости об успехах Сухума за последние годы, а также о том, сможет ли когда-нибудь республика жить без дотаций из российского бюджета.

- Как бы вы оценили развитие экономики Абхазии за последние 10 лет?

— Как известно, в тяжелое послевоенное время до 2000 года Абхазия фактически находилась в состоянии блокады. Страны СНГ по инициативе Грузии ввели экономические ограничения в отношении Абхазии, которые поддержало, в том числе, и тогдашнее руководство Российской Федерации. С приходом к власти нового президента России отношение к Абхазии стало меняться. С этого времени после снятия блокады началось восстановление Абхазии, в котором большую роль и поддержку оказывала Россия. Между нашими странами стали выстраиваться прочные стратегические отношения, основанные на традициях дружбы между нашими народами.

Экономика Абхазии развивалась медленно, потому что остро ощущался недостаток финансовых средств и трудовых ресурсов. В условиях практически полностью уничтоженной во время войны 1992-1993 годов инфраструктуры ожидать резкого скачка не приходилось. Все изменилось в 2008 году, когда волевым решением руководство Российской Федерации во главе с президентом Дмитрием Медведевым признало независимость Республики Абхазия. В соответствии с заключенными договоренностями Россия стала оказывать ежегодную финансовую помощь нашей республике, которая направлялась на восстановление инфраструктуры и социальных объектов. Благодаря этому и нашим собственным внутренним возможностям, потихонечку стала развиваться и экономика. С каждым годом стал возрастать туристический поток в республику, который преимущественно состоит из граждан России. Государство и предприниматели начали восстанавливать и агропромышленный комплекс. Именно туризм и агропромышленный комплекс являются основными локомотивами и движущей силой экономики Абхазии.

- Есть ли перспективы у Абхазии жить когда-нибудь без дотаций России? Какой процент в бюджете Абхазии сейчас составляют трансферты из России?

— Вскоре после международного признания мы подписали с РФ Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Для более эффективной финансовой помощи из России была создана "Инвестиционная программа содействия социально-экономическому развитию Республики Абхазия", которая формировалась Межправительственной комиссией и принималась на три года. В первые годы ее реализации уклон делался в сторону социальных объектов и инфраструктуры. В дальнейшем, уже при президентстве Рауля Джумковича Хаджимба, в программу стали включаться и объекты реального сектора экономики, которые должны приносить прибыль.

В 2015 году Рауль Джумкович поставил перед государством цель увеличить собственные доходы бюджета. И уже к 2016 году рост собственной доходной части государственного бюджета увеличился почти в два раза. Это стало возможным благодаря повышению эффективности налогового и таможенного администрирования, выведению из тени налогооблагаемой базы, оздоровлению сферы налоговых правоотношений. Поэтому в перспективе мы надеемся выйти на приемлемый уровень самофинансирования. Сейчас за счет российской финансовой помощи формируется около 50% госбюджета, тогда как, например, еще в 2013 году ее доля составляла около 75%.

- Каков сейчас размер бюджета Абхазии, за счет каких отраслей он формируется? Есть ли какая-то динамика в развитии отдельных отраслей экономики Абхазии?

— Основная бюджетообразующая отрасль — это, конечно, туризм и все, что с ним связано. Абхазия позиционирует себя как курортная страна и постепенно увеличивает качество предоставляемых туристических услуг. В условиях глобальной конкуренции бороться за туриста становится все тяжелее. Тем не менее, нам есть что предложить гостям, и ежегодно увеличивающееся число людей, приезжающих в Абхазию на отдых, подтверждает это. Если сравнивать с тем, что было десять лет назад, то эта сфера существенно развилась.

Признание дало нам возможность развивать международную торговлю, в первую очередь, с субъектами Российской Федерации. За прошедшее время подписаны десятки соглашений с регионами России, которые наполнились реальными делами. Каждый год растут показатели внешнеэкономической деятельности. За десять лет объем внешней торговли увеличился в разы. Экспорт товаров из Абхазии, 70% которого приходится на Российскую Федерацию, с 2014 года по 2016 год вырос на 89%. Абхазия входит в пятерку стран-лидеров по поставкам винодельческой продукции на российский рынок, которые в 2017 году покрыли 75% всего экспорта. Только за 2017 и 2016 годы из Абхазии в Россию было экспортировано винодельческой продукции на сумму 2,7 и 2,5 миллиарда рублей соответственно.

В 2017 году исполнение основных параметров государственного бюджета республики составило чуть больше 10 миллиардов рублей, на 2018 год запланировано 9,5 миллиарда рублей. Небольшое уменьшение связано с особенностями "Инвестиционной программы содействия социально-экономическому развитию Республики Абхазия", которая реализуется в течение трех лет.

- Какие главные успехи абхазской экономики вы видите за последние 10 лет?

— Как я говорил выше, за этот период времени рост наблюдается повсеместно. По данным Управления государственной статистики из года в год стабильно растет объем валового внутреннего продукта. Помимо развития туристической отрасли и строительства новых объектов размещения, в последние годы появляется много новых предприятий и в сельскохозяйственной отрасли. Что особенно важно, увеличивается число экспортоориентированных предприятий.

Благодаря программе льготного кредитования среднего и крупного бизнеса, реализованной совместно с ООО "Инвестиционное агентство" удалось создать восемь крупных по меркам Абхазии проектов с общим объемом инвестиций более одного миллиарда рублей. Это предприятия по выращиванию и переработке фруктов и овощей, хлебобулочных и макаронных изделий, мясоперерабатывающий завод, гостиничные комплексы и другие. От этой масштабной программы мы ожидаем в перспективе создание более 400 рабочих мест и налоговые поступления более 150 миллионов рублей в год.

Несмотря на положительную тенденцию развития практически во всех отраслях, очевидно, что уровень жизни населения пока еще неудовлетворительный. Сегодня уровень жизни в Абхазии значительно ниже той же Российской Федерации. Если брать ВВП на душу населения, то у нас этот показатель примерно в 4 раза меньше, чем в России. Есть к чему стремиться.

- Насколько защищены, по вашей оценке, иностранные инвестиции в Абхазии? В прессе появлялись сообщения о рейдерских захватах цехов, построенных российскими инвесторами. Готовятся ли какие-то новые законопроекты по защите иностранных инвестиций?

— В области безопасности иностранных инвестиций государство в лице власти выступает в роли гаранта. Также на территории Абхазии действует абхазо-российский информационно-координационный центр при МВД.

Что касается поддержки и поощрения инвестиций в Абхазию, то у нас одни из лучших правовых условий для привлечения инвестора. Два года назад было создано Государственное инвестиционное агентство, которое призвано оказывать поддержку инвесторам с самого момента зарождения идеи о создании бизнеса на территории республики. Госинвестагентство уже успешно ведет около десятка крупных инвестиционных проектов по всей Абхазии.

В соответствии с законом "Об инвестиционной деятельности" для крупных инвесторов существует ряд преференций и послаблений. Например, инвестпроекты, соответствующие определенным законом требованиям, могут быть освобождены полностью или частично от налога на прибыль и налога на имущество. Это так называемые "налоговые каникулы", предоставляемые государством на срок до 8 лет.

Для инвесторов также действует программа поддержки экспортоориентированных предприятий, в рамках которой предусмотрены меры финансовой поддержки, направленные на возмещение организациям-экспортерам затрат, связанных с производством и продвижением продукции.

- Какова судьба российского комплексного плана по вложениям 10,8 миллиарда рублей в инфраструктуру Абхазии в 2013-16 годах? Имел ли он эффект? Довольны ли вы им? Все ли удалось воплотить? Был ли он продолжен в каком-то виде? Если да, то в каком объеме?

— Как я уже сказал ранее, инвестпрограмма направлена в первую очередь на восстановление объектов социальной сферы, дорог и объектов инфраструктуры. Значительная часть средств за этот период была направлена на восстановление и модернизацию энергетического хозяйства республики, которое находится в критическом состоянии. Также в программу были включены и объекты реального сектора экономики, в основном сельскохозяйственной направленности.

Это, безусловно, большое подспорье для нашего государства. Благодаря российской помощи мы восстанавливаем больницы, образовательные учреждения, объекты культуры. Все мероприятия, предусмотренные программой, выполнялись в срок, либо корректировались абхазо-российской межправительственной комиссией. За годы ее реализации уже выработался четкий подход, обеспечивающий прозрачность осуществления всех мероприятий.

Сейчас в реализации следующая программа, рассчитанная до 2019 года, и уже ведется работа по разработке программы на следующие три года. Это уже зарекомендовавший себя механизм поддержки Республики Абхазия, который за прошедшие годы продемонстрировал свою эффективность.

РИА Новости

Так получилось, что за событиями в Абхазии я в течение двух недель наблюдала со стороны. Но расстояние не помогло увидеть чего-то большого: все происходящее выглядело не только запоздавшим на пару лет, но и предельно притянутым за уши, больше походило на поиски причин для всенародной бузы.

Необоснованно громко прозвучали в СМИ сообщения о направлении на рассмотрение в прокуратуру республиканского бюджета, в котором депутаты недосчитались 1 миллиарда 200 миллионов рублей. Действительно, это было бы интересно, если бы не произошло после того, как в «добровольную» отставку ушли вначале вице-премьер Беслан Эшба (курировавший инвестиционные проекты), а затем и премьер-министр Беслан Барциц, возглавлявший правительство в течение почти двух лет.

Вот тут на финише, словно кто-то взмахнул стартовым флажком, и депутаты, собравшись на сессию чуть ли не в полном составе (редкий случай), признали работу уже несуществующего правительства провальной.

Напомню, что в конце прошлого, 2017 года парламентарии сделали до странного неподготовленную попытку объявить вотум недоверия премьеру Барциц. Попытка выглядела так, словно народные избранники заведомо выдавали правительству карт-бланш на «добровольное» сложение полномочий. Попытались и забыли о своем недовольстве на целых четыре месяца, которые были заполнены командировками, визитами, поздравлениями, юбилеями и другими торжественными мероприятиями. И только в мае нынешнего года, аккурат после отставки премьер-министра, их «руки дотянулись» до бюджета.

В результате претензии к провальной работе правительства были обращены в никуда и выглядели, как забавная игра в поддавки. Лишив себя возможности хода и создав ситуацию, когда все «шашки заперты», депутаты выразили сожаление, что премьер и вице-премьер успели уйти и некому ответить за работу кабмина. Но чтобы сожаление выглядело убедительней, направили бюджет в Генпрокуратуру – пусть там разбираются. А не разберутся, как надо, так вот она, «затравка» для народного бунта: один миллиард – серьезные деньги для Абхазии.

И тут надо отметить, что это третий случай, когда парламент не утвердил республиканский бюджет; а в июне 2011 года не был утвержден и годовой отчет Национального банка за 2010 год. Ни в том, ни в другом случае не могу вспомнить о сколь-либо печальных для чиновников последствиях непринятия бюджетов предыдущих лет.

На мой взгляд, сам факт непринятия бюджета парламентом стоило бы рассматривать как положительный, если бы не возникало ощущение преднамеренно запоздало-затянутого решения, из чего следует, что дело не в бюджете, который в Абхазии (к слову) не исполнялся никогда, а опять же в борьбе за власть. По некоторой информации, которую невозможно проверить до выборов, два Беслана – бывший премьер-министр Барциц и вице-премьер Эшба – намерены баллотироваться на выборах президента. Так что можно предположить, что это попытка подпортить биографии потенциальных кандидатов. Хотя опять же не могу вспомнить, кому из кандидатов помешал бы его «послужной список».

И еще. Не могу не отметить, что отставки – любимая забава депутатов парламентов всех созывов. Не углубляясь в давние времена, скажу про последние два года: «добровольная» отставка премьер-министра Миквабия, генпрокурора Тания, министра внутренних дел Дзапшба, гендиректора АГТРК Ходжава и т.д. – все это творчество абхазского парламента.

Но вот незадача: в результате кипучей деятельности, направленной на смену имен премьеров и министров, никакого экономического чуда не происходит. Тут и дите уже бы догадалось, что сдохшая лошадь – совершенно не скачущий предмет. А они все хлещут ее кнутом и понукают, как живую. Да слезьте ж вы с животины и принимайте решения, соответствующие сегодняшнему дню, которые не позволят правительству вольно распоряжаться бюджетом, сократят пространство для коррупции, минимизируют чиновничий аппарат, повысят ответственность исполнительных, законодательных органов, органов судебной власти. Проекты многих законов давно пылятся на полках и ждут своего часа, и это гораздо важнее для страны, чем 25 лет тасовать крапленую колоду чиновников, уходящих и приходящих во власть «по собственному желанию».

В общем, вся эта возня с бессмысленной и бесперспективной сменой министров столь надоела, что мне со стороны было гораздо интересней наблюдать за танцующе-поющими акциями протеста у наших кавказских соседей, чем за набившей оскомину борьбой за власть в собственной стране.

Там хотя бы празднично и беззлобно.

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

Нынешняя неделя была разнообразной: как поется в песне, «то берег, то море, то солнце, то вьюга», а море иногда штормило.

В частности, после того, как парламент 3 мая не утвердил исполнение государственного бюджета 2017 года, завернул его в сторону Генеральной прокуратуры и поручил проверить законность исполнения, зашевелился Минфин.

Депутаты звали к ответу экс-премьера Беслана Барциц, но он незадолго до скандального заседания парламента ускользнул из-под огня критики, подал в отставку и ушел руководить администрацией президента.

Бывший министр Дмитрий Сериков давал разъяснения по сумме размером в 1,2 млрд рублей, которую кабмин не успел освоить. После брифинга Серикова председатель парламентского комитета по бюджету Натали Смыр, которая озвучивала претензии депутатов к правительству по факту неисполнения бюджета, снова выступила на расширенном комитетском заседании и сообщила публике, что к Минфину у депутатов никаких претензий нет:

«Но парламент возмутило, во-первых, то, что 22 декабря 2017 года исполнительная власть вышла с законопроектом, по которому увеличивались доходная часть на 611 млн рублей и расходная часть на 975 млн рублей. А на выходе нет кассового исполнения по обязательствам. Необходимо было секвестрировать бюджет. А о том, что мы не исполняем бюджет, было уже понятно по итогам за девять месяцев: курортный сезон не состоялся, рыба не приплыла...»

По поводу передачи материалов в Генпрокуратуру Смыр пояснила:

«Парламент посчитал, что материалы нужно передать в прокуратуру, как в надзорный орган, на предмет соблюдения законности. В этом ничего страшного нет. Это не говорит о наличии в материалах каких-то уголовных дел. Презумпцию невиновности никто не отменял».

Это притом, что на сессии парламента депутаты в связи с неисполнением бюджета определенно говорили о провальной работе правительства и коррупции. Посмотрим, в какую сторону развернется ситуация в ближайшем будущем и что нам сообщит прокуратура.

В Абхазии почтили память ученого и археолога, кавказоведа, общественного и политического деятеля Юрия Николаевича Воронова. Он родился 8 мая 1941 года в селе Цебельда, был убит в сентябре 1995 года в своей квартире в Сухуме. У стен Абхазского государственного музея, где похоронен Юрий Николаевич, прошел траурный митинг.

Своим Указом президент Рауль Хаджимба изменил структуру кабинета министров и возложил на Министерство экономики руководство деятельностью девяти государственных ведомств. Теперь Минэкономики будет отвечать за работу: госкомитета по стандартам и техническому надзору, управлений госимуществом и приватизации, лесного хозяйства, землепользования и кадастра, строительства и архитектуры, транспорта, связи и массовых коммуникаций. Остается только фантазировать на тему, как Минэкономики с этой ношей справится? С учетом того, что и с нашей экономикой все как-то не шибко благополучно, мысли в голову лезут грустные.

Но желание видеть в нашей сложной жизни зерна позитива, возможно, когда-нибудь прирастет абхазо-германским бизнес-сотрудничеством. На этой неделе по приглашению Торгово-промышленной палаты в Абхазию прибыла делегация бизнесменов из Федеративной Республики Германии. Ее возглавлял официальный представитель ТПП РА в Германии Вольфганг Матцке. В официальных сообщениях говорилось о том, что прибыли к нам «бизнесмены и генеральные директора крупных немецких компаний», с ними известный журналист Томас Нельс. Предпринимателей интересовал наш потенциал и возможности инвестировать в экономику.

Президент Рауль Хаджимба два раза поздравил Владимира Путина: первый раз в связи со вступлением в должность российского президента, второй раз – по случаю 9 Мая. В ответ президент России поздравил народ Абхазии с днем Победы.

9 Мая на сухумской набережной возлагали цветы к памятнику Неизвестному солдату, маршировали подразделения Министерства обороны Абхазии, Пограничного управления ФСБ России в Абхазии и 7-й российской военной базы. Духовой оркестр Министерства обороны играл «День Победы» и «Прощание славянки», а бравые солдаты и офицеры чеканили шаг. Вслед за ними прошел колонной «Бессмертный полк», в котором пронесли портреты своих родных и близких, участвовавших в Великой Отечественной войне, более двух тысяч человек.

На культурном фронте наблюдались два примечательных события. Артисты Государственного ансамбля песни и танца Абхазии рассказали о своем выступлении в Сербском национальном театре в городе Нови-Саде на премьере балета «Пиноккио», поставленного на музыку абхазского композитора Нодара Чанба. Они под сербскую музыку исполнили абхазский народный танец и были тепло приняты публикой. В Минкульте Абхазии было подписано соглашение с Автономной некоммерческой организацией высшего образования России «Институтом современного искусства». Проректор Ирина Сухолет поставила свою подпись под соглашением и сообщила о том, что институт готов принимать студентов из Абхазии без экзаменов на любую из 29 образовательных программ, по которым ведется подготовка специалистов.

Абхазские спортсмены одержали весомые победы на двух международных турнирах: Ипполит Акубардия и Лука Кварцхелия заняли два первых места в двух весовых категориях на соревнованиях по дзюдо в Санкт-Петербурге. Тренируют ребят Беслан Аристава и Сулхан Киланава. А в Сочи на Открытом первенстве города по тяжелой атлетике победителями стали Арсен Манукян (первое место в весовой категории 50 кг), Герасим Галстян и Александр Гогуа (вторые места в весовой категории 38 и 62 кг) и Асатур Саакян (третье место в весовой категории 56 кг). Тренеры атлетов – Сетрак Хачатрян и Тамаз Кутелия.

И о погоде. Она была на этой неделе такой же разной, как и события. Временами лил дождь и светило солнце. Но температура воздуха была вполне комфортной для жизни и отдыха: плюс 24-26 градусов. Температура морской воды +17 градусов. Сейчас в Абхазии пора бурного цветения огромного числа растений, ветер разносит пряные и экзотические ароматы, которые вкупе с мерцающими в траве светлячками создают ощущение праздника. Пустые абхазские пляжи замерли в ожидании притока туристов.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Возможно, выход – это легализация грузино-абхазской торговли.

Парламент Абхазии недоволен тем, как исполнен бюджет за 2017 год, и поручил прокуратуре проверить работу правительства. Согласно отчету кабинета министров, один миллиард двести миллионов рублей [примерно $19 миллионов], запланированных в расходной части бюджета, так и остались на бумаге.

Парламент предпочел не вдаваться в причины происхождения дырок в бюджете, и повод у него был – не этот состав утверждал бюджет на 2017 год. Он перепасовал решать этот вопрос прокурорам. Прокуроры, несомненно, что-нибудь придумают – тяжеловесными формулировками объяснят ситуацию так, что никто ничего не поймет, но все при этом останутся довольны.

Однако где-то нужно взять дополнительный миллиард — при экономике, которая дышит на ладан, и при социальных обязательствах, несоизмеримых с бюджетными возможностями.

Никто, уверен, не сможет сказать, где взять этот миллиард — ни сейчас, ни в конце 2018 года, когда настанет время утверждения нового бюджета. Ибо чтобы найти миллиард, нужны резкие, непопулярные и при этом чрезвычайно ответственные действия. А к таким действиям — ни в правительстве, ни в ушедшем почти в оппозицию парламенте — не готовы.

Между тем, уже третий по счету президент в поисках дополнительных доходов осторожно заявляет о необходимости легализации торговли на грузино-абхазской границе. Об этом говорил Сергей Багапш, за ним Александр Анкваб. Теперь вскользь упоминает Рауль Хаджимба. И наверняка будут говорить и следующие президенты.

Это происходит потому, что инициатива, вместо того, чтобы стать руководством к действию, превратилась в дежурный ни к чему не обязывающий ритуал.

Почему не решается вопрос — понятно. Если абхазская таможня, которая вот уже 20 лет несет службу на грузино-абхазской границе, вдруг начнет официально взимать налог с пересекающих границу товаров – президента, принявшего такое решение, могут и на кол поднять и объявить предателем.

То есть, торговать с врагом официально — предательство. А неофициально — можно.

Заполонить абхазский рынок идущими из Грузии контрабандными товарами и тем самым держать высокую планку теневой экономики — это вполне вписывается в рамки существующего абхазского патриотизма.

Никому товар, завезенный из Грузии, не режет ни глаз, ни ухо. А вот положить этой контрабанде конец или дать процессу легальную форму — воли нет. А между тем это позволит не только вывести из значительной тени экономику, но и заработать. И за счет этих средств решить хотя бы некоторые социальные проблемы, в том числе и в медицине – ведь поток абхазских граждан, выезжающих на лечение в грузинские клиники, с каждым годом растет.

Кстати, патриотам на заметку – отказ переводить деятельность абхазской таможни на границе с Грузией в полноценный режим вполне созвучен с грузинской доктриной о том, что территория Абхазии является составной частью грузинского экономического пространства. Ведь внутри это пространства перемещение товаров не облагается какими-либо пошлинами.

Но даже если каким-то чудесным образом абхазские власти сумеют полностью перекрыть дорогу грузинской контрабанде — все равно ведь торговать более выгодно, чем этого не делать. Даже с тем, кого считаешь врагом.

Назвавшись государством, Абхазия не должна вечно комплексовать по поводу Грузии. По логике вещей это Грузия должна испытывать комплекс неполноценности перед нами. Так как именно она в грузино-абхазской войне считает себя проигравшей, а мы, соответственно, называем себя победителями.

Однако у нас эта логика поставлена с ног на голову. В итоге процесс созидания оказался почти полностью нейтрализован «патриотической» риторикой.

Хотя, по моему глубокому убеждению, реальный патриотизм заключается в том, чтобы обеспечить своим гражданам достойный уровень жизни.

Вы спрашиваете: где взять миллиард? Он лежит под ногами.

Инал Хашиг

https://jam-news.net/

Бывший вице-премьер Абхазии Беслан Эшба ответил на высказывания депутатов Народного Собрания республики в его адрес во время обсуждения исполнения Государственного бюджета Абхазии за 2017 год. Публикация появилась на официальной страничке Республиканской общественной организации "Апсадгьыл" в Facebook 10 мая.

Sputnik

В своей публикации в социальной сети Facebook Беслан Эшба подчеркнул, что внимательно изучает общественное мнение, вникает в суть экономических процессов не только в Абхазии, но и за ее пределами, следит за работой правительства и Парламента Абхазии, при этом его не всегда радуют тон и уровень публичных дискуссий.

Поводом для заявления стало обсуждение депутатами Народного Собрания Абхазии на одной из последних сессий реализации Инвестиционной программы за 2017 год.

"Готов облегчить задачу моим оппонентам и дать свою компетентную оценку бюджетному процессу в части реализации Инвестиционной программы. Эта тема, как известно, обсуждалась на последнем заседании Парламента 3 мая 2018 года. Я понимаю, депутаты во многом пока не разобрались, особенно в деталях. Бюджетная политика – это сложное направление. Требует профессиональной компетенции и практического опыта", — написал Беслан Эшба в заявлении.

Относительно реализации Инвестиционной программы, добавил он, важно понимать, что финансовые решения принимаются в условиях жесткого планирования и в условиях экономической турбулентности.

Эшба пишет, что в течение полутора лет он лично курировал поступление средств по Инвестиционной программе из России, занимая должность вице-премьера правительства Абхазии, и всего за полтора года этой работы суммы, поступавшие по Инвестпрограмме в республику, увеличились в разы.

В августе 2016 года, когда Беслана Эшба пригласили занять пост вице-премьера, из запланированных лимитов по Инвестиционной программе в размере 2 миллиардов 485 миллионов рублей на 2016 год, в Абхазию поступили только 1 миллиард 100 миллионов рублей.

"За оставшиеся четыре месяца нам предстояло сделать почти невозможное. Мы справились с этой задачей. В страну поступила вся сумма. Для тех, кто не понимает, средства российской стороной перечисляются только по предоставлению отчетов по выполненным работам. Таким образом, мы реанимировали ситуацию за четыре месяца и поставили процесс на рабочие рельсы", — говорится в письме.

Ситуация в этой области усложнилась в конце 2016 года, когда российская сторона в одностороннем порядке перераспределила оставшуюся сумму Инвестпрограммы в размере шести миллиардов 377 миллионов рублей на три года равными долями. В среднем по 2 миллиарда 100 миллионов рублей в год, с чем правительство Абхазии не могло согласиться.

"Опять же, для тех, кто не понимает или забыл, – речь шла о полной остановке ИнгурГЭС с февраля 2017 года, в связи с обследованием деривационного тоннеля, а это означало полное обесточивание Абхазии. Для покрытия острого дефицита электроэнергии необходимо было срочно найти деньги, ориентировочно – 500 миллионов рублей. Было понятно – это Инвестиционная программа. Больше брать неоткуда. Нам пришлось использовать эту возможность и предотвратить энергетический кризис", — отметил Эшба.

Энергетический кризис в стране сильно повлиял на бюджет по Инвестпрограмме, и на 2017 год оставалась сумма порядка одного миллиарда 500 миллионов рублей, из которых около 450 миллионов были переходящими объектами 2016 года. Стартовый капитал этой программы на 2017 год составил всего один миллиард рублей.

Решение проблем в области энергетики не должны были повлиять на сокращение темпов работ по Инвестпрограмме, пишет Беслан Эшба, напротив, встала необходимость поиска ее наращивания, так как эффект от Инвестпрограммы отражается еще на платежах внутри страны.

По словам Эшба, путем долгих и трудных переговоров ему и его коллегам удалось убедить российских партнеров увеличить сумму и сумели привлечь денег по Инвестпрограмме больше, чем в 2016 году.

"Было два миллиарда 486 миллионов рублей, стало три миллиарда 135 миллионов рублей. Российская сторона приняла наши доводы и поставила условия: проектная документация должна быть подготовлена на сумму увеличения лимита 2017 года до конца марта. Мы с большим трудом справились и с этим условием", — подчеркнул в заявлении бывший вице-премьер Абхазии.

В результате этого переговорного процесса решением Межправительственной комиссии от 8 июня 2017 года были установлены лимиты Инвестиционной программы на 2017 год в размере двух миллиардов 585 миллионов рулей. И на покрытие энергодефицита с февраля по середину апреля 2017 года – 550 миллионов рублей. Итого – три миллиарда 135 миллионов рублей. Привел цифры Беслан Эшба.

В ходе переговоров с российской стороной она настояла на том, что если остаток средств по Инвестиционной программе на конец 2017 года не будет доведен до подрядных организаций, то сумма выделяемых средств в 2018 году будет сокращена на 50% от этого остатка.

Правительство Абхазии было вынуждены согласиться с этим условием, но при этом внесли и свои предложения.

"Если абхазской стороной будут увеличены темпы освоения средств в 2018 году, то российская сторона должна быть готова пересмотреть в сторону увеличения лимиты 2018 года. Таким образом, нам удавалось находить баланс и добиваться поставленных целей", — отметил Эшба.

По мнению Эшба, насколько будет эффективным исполнение Инвестпрограммы, покажет время, но он уверен в необходимости четкого выстраивания системы контроля государственных трат.

В своем заявлении Эшба также подчеркнул, что в должности вице-премьера он видел главную задачу в постоянном увеличении объема средств в государственную казну, с чем он справился.

"За время моей работы, за год и четыре месяца, в бюджет Абхазии поступило более четырех миллиардов рублей по Инвестпрограмме. До моего прихода, за год и восемь месяцев, в Абхазию поступил 1,6 миллиарда рублей.

Надеюсь, даже те, кто не понимает сложностей переговорного процесса, бюджетного планирования и его исполнения, в состоянии оценить разницу и эффективность", — пишет Беслан Эшба.