Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

На днях одна из известнейших в мире газет – американская «Вашингтон пост» – посвятила статью Абхазии. Конкретнее – гастарбайтерам в ней из КНДР. Поскольку по ряду причин я это ежедневное издание с почти полуторавековой историей, выходящее полумиллионным тиражом, не читаю, познакомился с текстом журналиста Ами Ферис-Ротмана в ней в пересказе некоторых русскоязычных изданий, в частности, Александра Пятина в публикации «The Washington Post нашла в Абхазии «лазейку» для Ким Чен Ына» в интернет-издании «Новый Взгляд».

Мы на «Эхе Кавказа» уже не раз в последние год-два рассказывали о северокорейских гастарбайтерах в Абхазии. Например, недели три назад я приводил данные Миграционной службы Абхазии о том, что в республике сейчас трудится около 3 400 иностранных рабочих. Почти половина из них – это посланцы солнечного Узбекистана, на втором месте по численности находятся посланцы не менее солнечной Армении. Работает в Абхазии (на строительстве отеля близ Красного моста в Сухуме, в Гагре, в овощеводческих теплицах в селе Адзюбжа) и около 250 приезжих из дальнего зарубежья – граждан Корейской Народно-Демократической Республики. Корейцы отличаются высоким качеством производимых работ и дисциплиной, почти что военной.

Но автор статьи в «Вашингтон пост» приводит несколько иные количественные данные; согласно им, в Абхазии в настоящее время работает около 400 северных корейцев. Все они – мужчины, многие из которых оставили на родине своих жен и детей, которых теперь поддерживают из-за рубежа. И, кроме того, американский журналист добавил к теме такие любопытные пояснения. В декабре 2017 года ООН ввела санкции, в рамках которых к концу 2019-го все страны, входящие в ООН, должны выслать северокорейских работников. Резолюцию, в том числе, подписали Россия и Китай, на которых приходилась их львиная доля. (Кстати, в РФ остается еще 10 тысяч северных корейцев, которые к Новому году должны ее покинуть.) Смысл этого ограничения в том, чтобы не дать Пхеньяну доступа к валюте, которого он лишен из-за санкций. Чтобы обойти запрет, северокорейские власти отправляют за рубеж десятки тысяч своих граждан, которые работают от зари до зари, но обеспечивают валютные поступления на родину. Согласно докладу ООН от 2015 года, таких работников из Северной Кореи по всему миру было не менее 50 000, и они приносили КНДР валютные поступления на $1,2-2,3 млрд.

Однако Абхазия в ООН не входит, что создает для северокорейских трудовых мигрантов лазейку. Абхазские чиновники, пишет «Вашингтон пост», утверждают, что власти КНДР сами к ним обратились. «Они предложили нам сотрудников для ручного труда. Это то, что они могут экспортировать», – цитирует американская газета президента абхазской Торгово-промышленной палаты Тамилу Мерцхулава. Газета пишет, что ее пригласили в Пхеньян, а группа представителей Северной Кореи приехала в Абхазию, где дегустировала местное вино, киви и мандарины…

Если быть более точным (а я сам около года назад был на совместной пресс-конференции в Сухуме руководителей ТПП Абхазии и КНДР), то корейские гости не просто так дегустировали названную продукцию, но и обсуждали перспективы экспорта из Абхазии в их страну субтропических фруктов, поскольку климат в КНДР слишком суров для их произрастания.

Речь на упомянутой пресс-конференции шла и о возможных поставках продукции из Северной Кореи в Абхазию, но пока главным предметом «экспорта» из этой 23-миллионной страны является ее дешевая и очень дисциплинированная рабочая сила. Напомню, что, несмотря на все активно освещаемые мировыми СМИ попытки американского президента Дональда Трампа «поладить» с северокорейским лидером Ким Чен Ыном, КНДР так и не свернула свою военную программу, угрожающую стабильности в мире, так что снятия санкций ООН с этой страны пока не ожидается. И тут для Абхазии выясняется, что у ситуации, когда ее не принимают в Организацию Объединенных Наций (кстати, Республика Косово, несмотря на сотню признавших ее независимость государств, тоже туда не принята) есть свои преимущества: нам запреты ООН не указ.

«Вашингтон пост» рисует такую картину работы северокорейцев в Абхазии: «Рано утром, еще до восхода солнца группы северокорейских работников отправляется по улицам абхазских городов строить дома и прокладывать железные дороги, держа в руках пластиковые пакеты с едой… Работают живущие в Абхазии корейцы и в сфере услуг. Мужчина по прозвищу Доктор Ким делает массаж отдыхающим из России по $7 с человека».

Насчет «прокладки железных дорог» американский журналист, видно, хватил лишнего; может, речь шла о ремонте каких-то участков Абхазской железной дороги…

На днях от друзей-журналистов, работающих в здании кабмина Абхазии по ул. Званба, 9, я услышал, что северокорейцы трудятся сейчас на укладке плитки на фасаде этого пятиэтажного здания. И как трудятся! Даже поздно вечером, при свете больших электроламп… И сегодня утром я решил пообщаться с рабочими из Страны Утренней Свежести, как именуют родину корейцы. Подойдя незадолго до девяти к упомянутому фасаду, загороженному строительным забором, увидел пристроенные к нему металлические леса, а на самом их верху, на уровне четвертого-пятого этажей, фигурки рабочих. К слову, в послевоенные десятилетия забором, пусть и не таким внушительным, эти стены уже давно приходилось огораживать, так как отдельные плитки, срываясь с них (вот с таким качеством работ сдавалось когда-то это здание), могли упасть на головы прохожих. И, кажется, были даже такие инциденты – как в российских городах из-за падающих с крыш сосулек и ледяных глыб. Слава богу, дошли наконец у властей руки до этого облицованного плиткой фасада…

Войдя в здание со двора, я вышел через парадную дверь в огороженный участок перед фасадом и подошел к молодому корейцу, который мешал раствор и подавал его в ведре с помощью блока на веревке своим товарищам наверху. Разговор у нас не клеился, тогда мой собеседник начал кричать кому-то и к нам спустился другой кореец, в очечках и немножко знающий по-русски. Его имя оказалось Кан, и это сразу настроило наш разговор на дружескую волну: объяснил ему, что есть такое и абхазское имя, хотя не часто встречающееся. А еще рассказал, как в Абхазии полюбили футболиста по фамилии Айба, который играл в 2016 году в Сухуме на чемпионате мира по версии ConIFA за сборную «Корейцы Японии». Не уверен, правда, все ли собеседник из сказанного мной понимал. В какой-то момент Кан достал мобильник и позвонил своему соотечественнику, гораздо лучше знавшему по-русски, которого зовут Вон. Судя по всему, они оба решили, что я хочу нанять пару рабочих для ремонта квартиры. Я не стал возражать, поскольку действительно намечаю такой ремонт. А на здании кабмина северокорейская бригада, по словам Кана, будет работать еще месяца два-три.

Уже попрощавшись с корейцами, я купил в киоске свежий, вышедший вчера номер абхазской газеты «Новый День», и, надо же, обнаружил в нем на первой полосе перепечатку публикации Александра Пятина, которую здесь пересказывал. Причем редактора этой газеты Сергея Арутюнова не только привлекла тема статьи в американской газете, но он опубликовал и свой комментарий «От редакции». Сегодня в Абхазии, рассуждает он в нем, привычной стала картина, когда узбеки подметают городские улицы, северокорейские строители ремонтируют дома и квартиры, чернокожие африканцы служат портье и аниматорами в местных здравницах. Это уже часть нашего быта. Причем они не пьют, не курят и не употребляют наркотики. У них нет на это времени, они нуждаются в заработке, им надо кормить семьи. Поэтому и трудятся день и ночь в поте лица, и миллионные потоки денег утекают из страны переводами. А в это время наш человек жалуется на тотальную безработицу, неправильную политику, поругивает президента, министров и начальство в целом. Он должен успеть на свадьбу, похороны, юбилей, причем порой в один и тот же день. Нашему человеку заработок не нужен, ему нужны деньги. Желательно много и сразу. А их катастрофически не хватает. Но Ким Чен Ын тут явно ни при чем.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

 

Вчера в московской «Независимой газете» была опубликована любопытная статья Ольги Соловьевой «Россия становится поставщиком рабочей силы» с подзаголовком «Жители РФ получают все больше средств от работающих за границей родственников». Причем публикация эта вряд ли попалась бы мне на глаза, если б в тексте ее не фигурировала Абхазия...

Сама статья, собственно, вот о чем. Еще до недавнего времени, говорит, опираясь на данные Центробанка, автор, Россия была в числе лидеров по объемам отправки денежных средств за рубеж, однако теперь тенденция, похоже, меняется. Россия становится активным получателем средств от граждан, проживающих за рубежом. А работа в РФ – это теперь явно менее выгодное занятие, чем в Европе или Китае, где средние заработки выше российских. За последний год переводы физических лиц в Россию выросли на 20%, тогда как переводы денег из РФ сократились на 20%. К примеру, Национальный банк Грузии отчитался, что по итогам августа объем денежных переводов из РФ в Грузию составил 35,46 млн долларов, что на 14,5% меньше, чем за этот же период прошлого года. В целом же с начала года денежных переводов из РФ в Грузию поступило на 9% меньше, чем за аналогичный период 2018 года. А из Италии в Грузию за тот же август было отправлено около 20,57 млн долларов, что 25,6% больше, чем годом ранее. Лидируют по переводам в Грузию такие государства, как США, Греция, Израиль и Турция.

При сохранении таких тенденций, тревожится автор статьи в «НГ», Россия в будущем имеет все шансы превратиться в нетто-экспортера рабочей силы вроде современной Молдавии или Украины. Думаю, впрочем, до такого не дойдет... Меня же, по понятным причинам, особенно заинтересовал тот абзац статьи, где приводились данные российского Центробанка о росте поступлений из-за рубежа. Так, объем трансграничных перечислений физлицам РФ через системы денежных переводов в первом полугодии 2019 года вырос до 1,579 млрд долларов, это по сравнению с аналогичным периодом 2018 года – на 274 млн долларов или на 21% больше. В лидерах по росту переводов оказались Латвия, Великобритания, США и, как ни удивительно, Абхазия. А именно: за полугодие объемы переводов из Великобритании увеличились на 155 млн долларов (в 12 раз), из Латвии – на 146 млн (в 27 раз), из США – на 76 млн (в два раза), из Абхазии – на 21 млн долларов (в три раза).

Нетрудно подсчитать, что в три раза – это означает: с примерно 10 с небольшим млн долларов переводы из Абхазии в Россию увеличились до 30 с лишним млн долларов. Но откуда такие колоссальные суммы для маленькой Абхазии с ее экономикой, находящейся в зачаточном состоянии? Тем более что понятие «гастарбайтеры» в Абхазии прочно связано с гражданами Узбекистана, которые являются лидерами по денежным переводам в свою страну и из России (скажем, только по итогам первого квартала этого года из РФ в Узбекистан было направлено 483 млн долларов).

Если же говорить о «гастарбайтерах» в Абхазии – жителях России, то тут в голову приходят приезжающие подзаработать на сборе мандаринов, но в данном случае сезон работ приходится на четвертый квартал года, а никак не на первое полугодие, а главное – на сборе цитрусовых столько заработать совершенно невозможно.

Сразу скажу: с представителями каких бы структур в Абхазии я сегодня на эту тему ни разговаривал – миграционной службы, банковской сферы и т.д., – все они были крайне удивлены. Некоторые даже начинали высказывать предположения, что это какая-то ошибка, а то и «провокация» в СМИ... Другие делились своими предположениями. Прежде всего, не надо, говорили они, связывать возможные денежные переводы только с работой «гастарбайтеров». В России учится немало студентов из Абхазии, семьи которых материально их поддерживают. Один из собеседников вспомнил также в качестве примера эпизод со своей родственницей, которая занимается бизнесом и которой недавно пришлось отправлять переводом солидную сумму денег для закупки товара в Ставропольском крае.

Если говорить исключительно о «гастарбайтерах», то, по собранной мной информации, в настоящее время их в Абхазии около 3400. Цифра эта – колеблющаяся. В прошлом году было примерно на 700 меньше. Зато в годы строительного бума, когда в Абхазию бурным потоком шла российская финансовая помощь – 2011-2013 гг., – количество иностранных рабочих здесь достигало 25-30 тысяч.

По представительству стран лидируют, как уже было сказано, узбеки, свыше сорока процентов, занятые, как правило, на уборке города и не на самых квалифицированных строительных работах (а вот таджиков приезжает очень мало). На втором месте по численности идут граждане Республики Армения, специализирующиеся на строительных работах. Работает в Абхазии (на строительстве отеля близ Красного моста в Сухуме, в Гагре, в овощеводческих теплицах в селе Адзюбжа) и около 250 граждан Корейской Народно-Демократической Республики. Корейцы отличаются высоким качеством работ и дисциплиной, почти что военной. Многим со стороны они кажутся «биороботами».

Кстати, несколько лет назад случилось в Абхазии настоящее «нашествие» студентов из самых разных африканских стран. Они учились в вузах России, но из-за того, что в какой-то момент по каким-то пограничным правилам им надо было выехать из РФ и снова заехать, оказались в Абхазии и «застряли» в ней. Некоторые – до сих пор.

Около шестидесяти трудовых мигрантов за эти годы создали семьи с местными жителями и жительницами.

Если же вернуться к загадке «несусветной» суммы долларовых переводов из Абхазии в Россию, то родилась сегодня во время обсуждения этой темы и такая экзотическая версия. В последние годы успешно работают три магазина беспошлинной торговли на абхазско-российской границе на Псоу. Я, в частности, неоднократно рассказывал в СМИ о так называемых алкотуристах из сочинского региона, регулярно пересекающих эту границу в поисках «зеленого змия» по сходной цене. Но, поскольку магазины расположены на абхазской территории, выручка переводами регулярно поступает, по-видимому, в РФ. Или же это капля в море? А может, налажены какие-то другие коммерческие схемы, в других сферах?

Лишь незадолго до отправки этого материала в редакцию мне удалось связаться с председателем Национального банка Абхазии Бесланом Барателиа и поинтересоваться его мнением. Как мне показалось, его названная цифра не очень удивила. И он тоже не стал связывать ее с «гастарбайтерами», а заговорил о том, что часто, к примеру, таким образом родители пополняют банковские карты своих чад, находящихся в России.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

Сухумцы в Отечественной войне

Говорят, у каждого человека своя судьба. Может, с этим и трудно не согласиться, но история знает немало примеров, когда экстраординарные события переплетали воедино судьбы миллионов людей, и биографии их становились схожими, так что и называли их людьми одной судьбы.

Это ярко воплотилось в жизни Асланбея Камкиа, верного сына Апсны, всецело посвятившего себя служению своему народу и отдавшего жизнь за освобождение Родины от ига неонацистских оккупантов.

Он родился 23 сентября 1965 года в Сухуме в интеллигентной абхазской семье. Его отец, Камкиа Нурбей – известный актер кино и Абхазского драмтеатра, народный артист Абхазии и Северной Осетии. Мать, Зинаида Лагвилава, растила сына в духе традиций абхазского народа, с раннего детства прививала cвоему первенцу любовь к культуре и искусству, к родному языку. Значительную роль в воспитании Аслана сыграли его бабушка, Лидия Беслановна Шармат и дедушка, Андрей Яковлевич Лагвилава, который был добрым наставником внука, способствовал выработке у него таких черт характера, как трудолюбие и упорство, мужество и решительность, доброта и верность слову. Он же обучил его обращению с оружием, увлек рыбалкой, охотой, верховой ездой. Родовое имение Камкиа в селе Адзюбже стало для него родным на всю жизнь.

В 1971 году шестилетний Аслан поступает в 10-ю абхазскую среднюю школу, которая, как известно, сыграла огромную роль в деле воспитания национальных кадров, возрождения духовности, национального самосознания народа. Именно здесь, в среде, пронизанной национально-патриотическим духом, под влиянием школьных друзей и педагогов происходило становление будущего героя, вырабатывались его взгляды на жизнь, раскрывались способности и увлечения.

В 1976 году пятиклассник Аслан сыграл в советско-швейцарском фильме «Бархатный сезон» роль испанского мальчика, которого вместе с его сверстниками гитлеровский фашизм лишил родины и детства. Уже тогда 11-летний Аслан проникся ненавистью к фашизму и симпатией к народу, отстаивающему свою свободу.

А кинодебют оказался не просто случайностью, а началом его творческого пути. 1982 год ознаменовался для Аслана окончанием школы и съемок в фильме М. Ковалева «Колокол священной кузни» (по сценарию Ш. Аджинджал), и юный актер обратил на себя внимание выдающегося кинорежиссера С. Бондарчука, который вместе с тогдашним министром культуры Абхазии А.Аргун рекомендовал его для учебы во ВГИКе, студентом которого он стал в том же году.

Будучи пятикурсником, Асланбей связывает свою судьбу с обаятельной Натальей Францкевич, которая в 1987 году подарила ему сына – Теймураза. Между тем Аслан, успешно закончив ВГИК, получает квалификацию режиссера художественного кино и телефильма. Его дипломная работа – сценарий и музыкальное оформление фильма по рассказу Ф. Искандера «Дедушка» – получила высокую оценку деятелей киноискусства.

После вуза Аслан призывается в Советскую армию и служит в подмосковном кавалерийском полку. А отслужив, возвращается в Сухум и становится режиссером на Абхазском телевидении, и его творческая деятельность получает новый импульс. Вместе с В. Аблотия он снимает фильм, а совместно со своими друзьями-соратниками по реализации идеи создания в Абхазии отечественной киностудии Адгуром Кове, Баталом Джопуа и другими организует творческий коллектив. Он полон замыслов, его мысли всецело заняты любимым делом. Все складывается как нельзя лучше...

Но война уже приближается, воронье уже слетается. За два месяца до начала войны Аслан входит в группу «Катран», а 14 августа вступает в первый бой с оккупационными войсками. После трехдневных сражений группа «Катран», состоявшая из 38 человек, без потерь выходит из окружения и переправляется через реку Кодор в село Адзюбжу, и на ее основе на Восточном фронте разворачивается партизанское движение. В ту пору командовал группой Аслан Зантария, а Аслан Kaмкиа исполнял обязанности начальника штаба.

Из рассказов его боевых друзей и характеристики штаба Восточной группы войск видно, что на счету Аслана Камкиа был ряд успешно проведенных операций по уничтожению живой силы и техники противника, в том числе двух эшелонов с боеприпасами, подрыв шоссейных мостов в селах Цагере и Тамыше, участие в обороне важного стратегического пункта Ануаарху, сел Кутола, Киндыг, Кочары, Лабры.

Как свидетельствует его друг Батал Джопуа, который был во время войны начальником штаба Восточного фронта, Аслан проявил себя общительным, веселым человеком, его отличали храбрость и отвага, в любой ситуации он не терял присутствия духа, сохранял выдержку и готовность к любому повороту событий. Батал рассказывает также, что и в это тяжелое время Аслан писал сценарий кинофильма о войне, но никому его не показывал. Однако однажды он поделился с Баталом своим замыслом этой ленты, которая представлялась ему трагикомедийной, а смешные моменты он, как никто другой мог видеть и тогда, когда вокруг гуляла смерть и погибнуть было гораздо проще, чем выжить.

Его жизнь трагически оборвалась за два с половиной месяца до Победы. «В его лице Абхазия потеряла талантливого кинорежиссера, а с ним и перспективу создания отечественного кино в ближайшие 10 лет», – сказал мне Батал Джопуа. Я же думаю, что мы потеряли не только профессионала в области кино, мы утратили частицу нашей Апсны, нашей совести и чести. И такие потери все более дают о себе знать.

В письме Аслана родителям, датированном 18 июня 1993 года, есть такие слова: «Воюю так, как надо, за меня вам краснеть не придется».

Асланбей Камкиа шагнул в вечность. Он отдал жизнь за Родину и, значит, стал бессмертным. Ему, герою, верному сыну своей многострадальной Апсны, я посвящаю стихи.

Альбом фотографий и желтый листок –

Письмо фронтовое из Члоу,

В котором тревога и боль между строк,

И каждое взвешено слово.

Вот все, что, пожалуй, осталось в семье

На намять о нем, об Аслане.

Но часто к родным, он приходит во сне

И тем их смягчает страданье.

Он нежно обнимет и мать, и отца,

Сынишку возьмет на колени.

И выпив стаканчик сухого винца,

Уйдет в царство духов и теней.

Владимир Кецба, октябрь, 1995 год, газета «Сухумский вестник»

Газета "Республика Абхазия"

 

Сегодня в выпуске:

- У жительницы Гулрыпшского района изъято наркотическое вещество "марихуана".
- Гражданин 1985 г.р. в своем автомобиле хранил наркотическое средство "мефедрон" в крупном размере, которое изъято сотрудниками милиции - возбуждено уголовное дело.
- Житель с. Адзюбжа Очамчырского района 12 мая был арестован за незаконное хранение наркотического вещества в крупном размере. 13 числа при попытке передачи наркотика содержащемуся в ИВС гражданину, задержан и родственник последнего. Идет расследование.
- В результате проведенных оперативных мероприятий у жителя г. Сухум изъято огнестрельное оружие.
- Сотрудниками ОУР и УУМ ОВД по Гудаутскому району раскрыта кража из домовладения в с. Приморское.
- По подозрению в совершении двух краж из автомобилей задержан житель с. Махадыр Гагрского района. Похищенное изъято.
- Две жительницы г. Сухум водворены в ИВС. Последним вменяется открытое хищение чужого имущества - т.е. грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору.

 

О том, как прошел первый Чемпионат по стендовой стрельбе Абхазии и почему охотники не смогли сбить "добычу", читайте в материале Sputnik.

Асмат Цвижба, Sputnik.

Чемпионат по стендовой стрельбе проходит в Абхазии впервые. По словам организатора чемпионата Евгения Петренко, абхазские любители пострелять по "тарелкам" и раньше соревновались в ловкости, но не в республиканском масштабе. В этот раз у стенда в селе Адзюбжа собрались участники из Сухума, Гудауты, Нового Афона, Агудзеры и других городов Абхазии.

Увидел, выстрелил, победил

Правила соревнований адаптированы под начинающих спортсменов. Большинство участников - охотники с большим стажем, но в спорте - новички.

Охотник с 45-летним опытом Автандил Авидзба также впервые решил попробовать себя на стендовой стрельбе. Опыт охотника и выносливость, по его словам, повышает его шансы на победу.

"С другой стороны птица и зверь - это далеко не тарелка. Движение птицы в воздухе не предсказуемо. Тарелка летит по определенной траектории, скорость выше. Расстояние от вышки до стрелка другое, придется выцеливать", - добавил он.

Правила стендовой борьбы на первый взгляд легкие: увидел цель, выстрелил, победил. На самом деле все намного сложнее.

"Площадка 40 метров в диаметре, тарелка улетает на 67 метров и в поле стрельбы находится меньше секунды. За это время стрелок должен поразить цель. Стреляют с восьми позиций",- объяснил Петренко.

Стрельбе все возрасты покорны

Организаторы не ставят для участников возрастных цензов. Самому опытному стрелку 67 лет, самому молодому - 15.

Егор Петренко три из своих пятнадцати лет занимается стендовой стрельбой. В его "копилке" уже несколько призовых мест на чемпионатах России среди юниоров. В Абхазии он - единственный профессионал в этом виде спорта, поэтому на чемпионате Егор выступает вне конкурса.

В отличии от других участников Егор не увлекается охотой. Именно это, по его словам, его главное преимущество. Охотникам придется адаптироваться к новым быстрым "мишеням", а юноша в спорте чувствует себя в своей тарелке.

"В этом спорте очень важна скорость реакции и точность. А дичь, хоть и менее предсказуема, но летает не так быстро", - считает он.

В своей тарелке

20 участников разделены на четыре группы. С семи разных позиций стрелки должны попасть по летающей "тарелке". Постепенно задача усложняется: участник должен одновременно сбить две мишени, летящие на встречу друг другу. Такой прием называется дуплет.

Разбить "тарелку" с первого раза получается далеко не у всех. Кто-то списывает неудачу на неподходящее ружье, другие считают, что в стрелковом спорте главное – опыт и тренировки.

В момент выстрела для стрелка важна концентрация и внимательность, но и в этот момент трибуны продолжают раздавать советы.

"Стойку поменяй, что с рукой?!", "Нет, ну он же опять поспешил, а!", "Под хвост ей не бей, ну!" – скандируют зрители.

Сами участники пытаются подбодрить друг друга.

"Ну что ты так нервничаешь, как будто корову свою поставил на выигрыш!"

После первого круга участнику турнира Хаджарату Квициния удалось сбить лишь 4 из 15 мишеней.

"Сегодня здесь выступают лишь любители. Пока что результаты не очень удачные, но мы надеемся, что постоянные тренировки отточат наше мастерство, и со временем мы будем стрелять лучше. Думаю, тот, кто хочет хорошо стрелять на охоте, обязательно должен попробовать себя и у стенда", - считает он.

После второго круга чемпионата выявились очевидные фавориты. Борьба за первое место оказалась не из легких. За него боролись охотники из села Джгерда и Сухума Беслан Багапш и Игорь Адлейба. После серии выстрелов "золото" отправилось в Джгерду, а серебро досталось Адлейба. Третье место за участником из Сухума Николаем Городянкиным, а приз зрительских симпатий достался самому молодому, но самому опытному Егору Петренко.

 

Страница 1 из 3
Яндекс.Метрика