Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Поэт, публицист, ученый, общественный и государственный деятель, доктор филологических наук, академик Академии наук Абхазии, лауреат Государственной премии им. Д.И. Гулиа Владимир Константинович Зантариа – человек многогранного дарования. Начал свою творческую карьеру корреспондентом газеты «Апсны Капш» и Абхазского радио, немало времени и энергии он посвятил становлению и развитию национального телевидения, был главным редактором и председателем Гостелерадиокомпании РА, избирался депутатом Народного Собрания – Парламента РА, в разное время занимал посты министра культуры, вице-премьера. Работал старшим научным сотрудником и заведующим отделом энциклопедии АбИГИ им. Д.И. Гулиа. Будучи молодым писателем, автором двух сборников стихов, он был принят в Союз писателей СССР по рекомендации знаменитого поэта Мушни Ласуриа.

На каком бы поприще ни работал Владимир Константинович – творческом, научном или общественном, вся его деятельность, талант и творческая энергия неизбежно подчинены служению своему народу и родной абхазской культуре.

В 1971 году он с отличием закончил Тамышскую среднюю школу им.Д.И.Гулиа, на красный диплом – филологический факультет Сухумского педагогического института им. А.М. Горького (1975 г.). Владимир Зантариа со студенческих лет является одним из активных участников национально-освободительного движения и одним из создателей общественно-политической организации «Аидгылара», сыгравшей ключевую роль в восстановлении политического статуса Абхазии. И сегодня судьба родного народа, его будущее по-прежнему волнует писателя, ученого. Он является советником Президента РА по культуре, науке и образованию. В сентябре прошлого года Указом Президента РА за большой вклад в развитие общественно-политической жизни и заслуги в творческой деятельности Владимир Константинович Зантариа был награжден орденом «Ахьдз-Апша» II степени.

– Истоки моего творчества, моих литературных исканий берут начало в Тамышской средней школе, там я учился в одном классе с признанным мастером слова Дауром Зантария, – вспоминает Владимир Константинович. – Кроме родства нас с ним связывали долгие годы учёбы в школе и в институте. Любовь к абхазской литературе нам привила наша учительница Римма Нуриевна Барателиа – дочь детского писателя-фронтовика Нурия Барателиа. Она была преподавателем математики, но у неё был отменный литературный вкус, что и побудило её начать издание рукописного детского журнала «Адзыхь» у нас в Тамыше. Недавно она ушла из жизни, но я безмерно благодарен ей и всем другим педагогам за их вклад в моё творческое становление. В Тамыше были очень сильные, высокообразованные учителя. Например, Вианор Смелович Зантария мог наизусть цитировать фрагменты из романа Ф.М.Достоевского «Братья Карамазовы», он же был признан литературным критиком, публиковал отличные статьи о классиках абхазской литературы. Директор школы Георгий Андреевич Бжания, Раиса Султановна Амичба, Джото Дзукович Зантария – это весьма подготовленные и эрудированные педагоги, которые не уступали своими знаниями абхазской литературной элите. В этом, конечно, мне очень повезло. Мы публиковали в журнале «Адзыхь» наши первые стихи, экспромты. Римма Нуриевна отбирала наиболее удачные из них и посылала для публикации в журнал «Амцабз», в котором работал её отец. Так я сначала робко, а потом все увереннее выходил на творческую стезю.

Вступительные экзамены в институт Владимир Зантариа сдал на «отлично». И тут тяга к литературному творчеству стала возрастать с еще большей силой. Ему преподавали Георгий Гублиа, Павел Адзинба, Владимир Анкваб, Шота Аристаа, Шота Салакая, Лев Шервашидзе, Екатерина Шакрыл, Евгения Гагулия-Арсеньева, Антон Адлейба, Людмила Кобахия, Аида Ашхаруа, Валерий Кураскуа, Людмила Таркил, Константин Агрба, Алексей Кварчелия, Анатолий Зухба, Георгий Амичба, Дмитрий Нинуа, Фаина Галустян. Владимир гордится, что имел редкую и счастливую возможность слушать лекции дочери выдающегося Дмитрия Гулиа – Татьяны Дмитриевны и многих других известных и уважаемых преподавателей.

Стихи Владимира Константиновича публиковались в газетах и журналах. В рамках литературного объединения он был участником интересных творческих встреч, в которых принимали участие такие известные учёные, писатели, поэты, как Шалва Инал-ипа, Баграт Шинкуба, Алексей Гогуа, Алексей Джения, Сергей Зухба, Николай Квициния, Джума Ахуба, Мушни Ласуриа, Таиф Аджба, Рушбей Смыр, Геннадий Аламиа и др. Часто собирались в студенческом общежитии института, читали свои стихи и переводы.

Общаясь с такими людьми, с живыми классиками, Владимир Зантариа заряжался творческой энергией, желанием постигать тайны литературного ремесла. Он проявлял незаурядные способности в учебе, получал именную стипендию имени народного поэта Абхазии Д.И.Гулиа, выступал на студенческих научных конференциях. Вызвал широкий резонанс его доклад на тему «Консолидация абхазской нации». Кроме того, будучи студентом, в вечернее время работал диктором на Абхазском радио. После окончания института в 1975 году В.Зантариа преподавал абхазскую и русскую литературу, а также историю Древнего мира в Тамышской школе. Некоторые из его учеников погибли смертью храбрых в боях за освобождение Абхазии от грузинских оккупантов.

– Мне как молодому специалисту пошли навстречу в родной школе и дали дополнительные часы, – продолжает В.Зантариа. – У меня было трудное детство, я рос без отца. В тяжелейших условиях нас с сестрой воспитывала мать – Тамара Пониевна Амичба. Отец погиб трагически в 22 года, когда я ещё не появился на свет, а сестре было всего два года. Когда через год после смерти моего отца, как положено по ритуалу и обычаю, за матерью приехали родственники, чтобы забрать её домой, она отказалась, сказав: «Я остаюсь со своими детьми в их родном доме». Этот поступок высоко оценили братья моего отца – Иван, Самсон, Жора. Они помогли построить дом. Отказавшись и от личной жизни, мама выполняла в доме и женскую, и мужскую работу: иногда становилась за плуг и пахала наравне с мужчинами. Помню, когда братья отца строили нам дом, она помогала мастерам поднимать на второй этаж тяжелые строительные блоки. Я посвятил матери несколько выстраданных, прочувствованных стихов, которые запали в душу многим читателям. Актер Кесоу Хагба читает их наизусть. И я безмерно рад этому.

Во время Отечественной войны народа Абхазии Владимир Зантариа был заместителем руководителя АГТРК – Ш.Х. Пилия, он нередко с микрофоном в руках работал в зоне боевых действий на Гумистинском фронте, несколько раз удалось ему побывать и на Восточном фронте, общался с Мушни Хварцкия, Асланом и Зазой Зантариа, Владимиром Анцуповым, с жителями блокадного Ткуарчала. По возвращении в Гудауту докладывал Парламенту об их нуждах. Публиковал эпизоды воспоминаний об этих встречах в журнале «Акуа-Сухум», в частности, в повести «Материнское чутье».

Особенности своей лирики Владимир Константинович определил сам. Он считает, что писать стихи о Родине, об истории, на патриотическую тему нужно очень осторожно потому, что об этом писали выдающиеся поэты, и он не хочет, чтобы его обвинили в эпигонстве (механическом следование традиционному какому-либо творческому направлению. – Р.Б.). Конечно, есть у него немало произведений и на эту тему, но лирика Зантариа преимущественно рефлективна, посвящена психологическому самопостижению.

– В своих стихах я стараюсь выразить себя, свой внутренний мир, свои переживания, свое отношение к сути бытия, к его таинствам, к истокам национального духа, – говорит В.Зантариа, разъясняя свою творческую концепцию. – Это, наверно, немного утомляет читателя, но это – моё кредо. Если поэт не в состоянии выразить свой подсознательный мир, он уже не поэт. Дух и пафос моих стихов остался прежним, свои художественные искания образно хотел бы сравнить с разматыванием клубка… Я написал много публицистических статей, они «разбросаны» по книгам. Всего вышло в свет около 20 книг – поэзия, публицистика, переводы, наука. Я перевёл на абхазский язык около 50 стихов классиков русской поэзии, в том числе Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Брюсова, Блока, Мандельштама, Ахматовой, Цветаевой и др. Люблю философскую лирику Рильке, испанских поэтов Лорку, Хименеса, Эрнандеса, Унамуно, французских классиков – Рембо, Верлена, Апполинера и др.

Владимир Зантариа больше склонен заниматься литературным творчеством, нежели журналистикой, и это, прежде всего, поэзия. О себе он говорит, что никогда не придерживался принципа «ни дня без строчки». Работа за письменным столом – невыразимое счастье для литератора. Пускать свои мысли на конвейер – это та черта, которая может низвести работу писателя до абсурда.

– С начала 70-х годов и по сей день во мне теплится надежда, что я могу служить своей Родине, своему народу, отечественным традициям, языку, культуре, – говорит Владимир Зантариа. – Я в таком случае вспоминаю изречение Сомерсета Моэма: «Когда мужчина достигает возраста, в котором уже нельзя служить чиновником, садовником или полицейским, считается, что он как раз созрел для того, чтобы вершить судьбы страны».

Произведения Владимира Зантариа широко известны как в Абхазии, так и за ее пределами, что является неоспоримым свидетельством незаурядного дарования поэта, писателя, публициста. Недавно прошла презентация изданных книг Владимира Зантариа: документально-публицистических исследований «Путин и Абхазия» и «Первый Президент Абхазии», сборника очерков и эссе «Дисциплина духа», сборника стихов на русском языке «И мир оскудеет, когда мы уйдём…», литературоведческого исследования «Ключевые мысли».

– Книга «Первый Президент Абхазии» вобрала в себя наиболее значимые и яркие события в жизни нашего выдающегося лидера Владислава Ардзинба, – говорит В.Зантариа. – Уникальность этого издания в том, что в нём достаточно оригинально совмещены документы, факты и взгляды современников Владислава Ардзинба на наиболее сложные периоды нашей новейшей истории, на его роль в преодолении подводных камней, встречавшихся на сложном, тернистом пути восстановления национальной государственности. Материал для этой книги я собирал по крупицам. Мне удалось записать более 20 обширных интервью и бесед с живыми участниками событий той эпохи, ветеранами национально-освободительного движения и Отечественной войны народа Абхазии, крупными учёными, писателями, публицистами, политологами и военными экспертами.

Хорошим подспорьем стало для меня интервью, взятое непосредственно у самого Владислава Григорьевича в Кремлёвском дворце съездов в конце 1980-х годов, когда он был депутатом Верховного Совета СССР, а я был аккредитован как журналист абхазского телевидения, а также и другие интервью в последующие периоды. Я рад, что моей книгой пользуются учителя школ, молодые исследователи, журналисты при изучении и раскрытии проблем, связанных с военно-политической ситуацией конца XX и начала XXI веков. Помощь в издании этой книги мне оказал Фонд Первого Президента, за что я глубоко признателен лично Светлане Ирадионовне Джергения, а также гендиректору Абхазского морского пароходства Дауру Ардзинба.

Владимир Зантариа откровенно признался, что ему нелегко было браться за такую непростую тему, как «Путин и Абхазия». Однако он был убеждён, что это исследование необходимо для того, чтобы люди знали, какой ценой абхазский народ отстоял своё право на самоопределение и какую роль в этом сыграли российская политическая элита и лично Владимир Владимирович Путин и Дмитрий Анатольевич Медведев. Ведь они первыми признали нашу независимость.

– Я присутствовал на двух встречах с Владимиром Путиным, – продолжает В.Зантариа. – Имел возможность задавать ему волнующие меня и моих коллег вопросы. Эти факты также в определённой мере подталкивали меня к реализации моей идеи. Мне удалось собрать и систематизировать много фактов, точек зрения, характеризующих разное отношение российских и западных экспертов к грузино-абхазской проблематике. На их фоне особое внимание уделено мнению и взглядам Путина, их аргументации. Эта книга, идея издания которой была поддержана Президентом Раулем Хаджимба, даст, на мой взгляд, определённый импульс дальнейшим исследованиям новейшей истории российско-абхазских межгосударственных взаимоотношений.

В основу книг «Дисциплина духа» и «Ключевые мысли» легли преимущественно литературоведческие и философско-публицистические исследования. В эти сборники вошли статьи и эссе В.Зантариа, раскрывающие некоторые мало исследованные страницы российско-абхазских литературных взаимосвязей.

– Мне очень дорог сборник стихов «И мир оскудеет, когда мы уйдём…», – сказал В. Зантариа. – В него вошли переводы моих стихов разных лет, 27 стихотворений замечательной абхазской поэтессы Саиды Делба, которые я перевёл сам. Она погибла в зоне боевых действий, спасая раненых. Издать эту книгу мне помог Мушни Таевич Ласуриа.

Владимир Зантариа, работая министром культуры, внес большой вклад в организацию фестиваля классической музыки, переросшего затем в замечательный международный проект «Хибла Герзмава приглашает…». С самого начала идея этого превосходного праздника музыкальной культуры принадлежала самой Хибле Леварсовне Герзмава – гениальной абхазской певице. Мы просто поддержали ее творческий замысел на государственном уровне. Этот фестиваль классической музыки сначала проходил в Пицундском храме, затем он переместился в Абхазский драмтеатр им. С.Я. Чанба, в Сухум. Вместе с Хиблой сюда приезжают крупные мастера сцены, в первую очередь знаменитого Московского музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко и других творческих коллективов, лучшие симфонические оркестры, выдающиеся дирижеры. На этот фестиваль съезжается вся творческая элита Абхазии. Информация о столь престижных концертах разлетается по всему миру, способствуя укреплению международного имиджа нашей страны.

В должности вице-премьера РА Владимир Зантариа занимался проблемами развития абхазского языка, социальными вопросами, координацией науки, культуры, образования, других гуманитарных отраслей.

– Я не устаю благодарить народного поэта, академика АНА Мушни Ласуриа, который любезно пригласил меня в отдел литературы АбИГИ, где я за три года написал кандидатскую диссертацию о философском аспекте абхазской лирики, – рассказывает В.Зантариа. – Затем началась подготовка докторской, требующей более ответственной, кропотливой, долгой работы по изучению проблематики, специальной литературы, источников, серьезной научной аргументации исследуемой темы. Она была посвящена литературно-философской интерпретации художественных достижений нашей отечественной лирики. Защита – процедура отнюдь не легкая, но прошла на хорошем уровне благодаря таким известным специалистам, как Ш.Салакая, Л.Бекизова, М. Ласуриа, З. Джапуа, С.Зухба, Р. Мамий, В.Авидзба, В.Когониа, С.Бигвава, Д. Аджинджал и др., а отзыв о моей работе был подготовлен незабвенной Маргаритой Глебовной Ладария, профессором АГУ, известным филологом.

– Сегодня, работая советником Президента, я прикладываю все силы для того, чтобы поддержать нашу интеллигенцию, работников культуры, науки, образования, СМИ, – продолжает В.Зантариа. – Я помогаю всем, независимо от их политических взглядов. Тому недавний пример, когда с моей помощью Президентом Р.Д. Хаджимба был решён вопрос повышения зарплаты сотрудникам журналов «Алашара» и «Амцабз», печатных изданий, с которых начиналась абхазская культура, ее возрождения после мрачной сталинской эпохи.

– Пройдя нелёгкий путь, положив на алтарь Победы часть генофонда нации, мы не смогли по каким-то главным критериям и ценностям договориться и объединиться, – говорит В.Зантариа. – Это – наша общая беда. Как-бы ни было тяжело, нам надо избежать противостояния. У нас уже выросло новое поколение. На выборах ведь жизнь не заканчивается. Это всего лишь часть нашей политической системы, а высшая ценность – свобода и самостоятельность добыты кровью, самопожертвованием целого поколения. Известный армянский политолог Андраник Мигранян недавно был в Абхазии и высказал такую глубокую мысль: «Я не понимаю, почему абхазы не могут договориться по некоторым вопросам? Не дай бог нарушить хрупкое равновесие и стабильность в Абхазии, ведь свою государственность имеют не все народы».

Мне важно, чтобы был мир в Абхазии. Чтобы Бог помог нам его сохранить. Разум должен возобладать над чувствами и эмоциями. Уверен, что мудрость нашего народа, его внутреннее чутье помогут всем нам выстоять, сохранить свою великую самобытность и культуру.

Публикацию подготовила Русудан Барганджия.

Противотанковая и кумулятивная гранаты были найдены в селах Очамчырского района.

СУХУМ, 13 авг – Sputnik. Сотрудники отдела по обезвреживанию взрывоопасных предметов МЧС Абхазии обнаружили гранаты в селах Члоу и Тамыш Очамчырского района, сообщила пресс-служба МЧС Абхазии.

"Сотрудники МЧС Абхазии обезвредили и уничтожили путем подрыва обнаруженные в селе Члоу боеприпасы времен Отечественной войны 1992-93 годов. А именно: РПГ–26 (ручная противотанковая граната - ред.) в количестве одной единицы и РКГ-3 (ручная кумулятивная граната - ред.) – одну единицу", - сказано в сообщении.

Кроме того, в селе Тамыш обезврежена и доставлена на склад боеприпасов МЧС для утилизации граната ПГ-7.

 

 

Сухумцы в Отечественной войне

Говорят, у каждого человека своя судьба. Может, с этим и трудно не согласиться, но история знает немало примеров, когда экстраординарные события переплетали воедино судьбы миллионов людей, и биографии их становились схожими, так что и называли их людьми одной судьбы.

Это ярко воплотилось в жизни Асланбея Камкиа, верного сына Апсны, всецело посвятившего себя служению своему народу и отдавшего жизнь за освобождение Родины от ига неонацистских оккупантов.

Он родился 23 сентября 1965 года в Сухуме в интеллигентной абхазской семье. Его отец, Камкиа Нурбей – известный актер кино и Абхазского драмтеатра, народный артист Абхазии и Северной Осетии. Мать, Зинаида Лагвилава, растила сына в духе традиций абхазского народа, с раннего детства прививала cвоему первенцу любовь к культуре и искусству, к родному языку. Значительную роль в воспитании Аслана сыграли его бабушка, Лидия Беслановна Шармат и дедушка, Андрей Яковлевич Лагвилава, который был добрым наставником внука, способствовал выработке у него таких черт характера, как трудолюбие и упорство, мужество и решительность, доброта и верность слову. Он же обучил его обращению с оружием, увлек рыбалкой, охотой, верховой ездой. Родовое имение Камкиа в селе Адзюбже стало для него родным на всю жизнь.

В 1971 году шестилетний Аслан поступает в 10-ю абхазскую среднюю школу, которая, как известно, сыграла огромную роль в деле воспитания национальных кадров, возрождения духовности, национального самосознания народа. Именно здесь, в среде, пронизанной национально-патриотическим духом, под влиянием школьных друзей и педагогов происходило становление будущего героя, вырабатывались его взгляды на жизнь, раскрывались способности и увлечения.

В 1976 году пятиклассник Аслан сыграл в советско-швейцарском фильме «Бархатный сезон» роль испанского мальчика, которого вместе с его сверстниками гитлеровский фашизм лишил родины и детства. Уже тогда 11-летний Аслан проникся ненавистью к фашизму и симпатией к народу, отстаивающему свою свободу.

А кинодебют оказался не просто случайностью, а началом его творческого пути. 1982 год ознаменовался для Аслана окончанием школы и съемок в фильме М. Ковалева «Колокол священной кузни» (по сценарию Ш. Аджинджал), и юный актер обратил на себя внимание выдающегося кинорежиссера С. Бондарчука, который вместе с тогдашним министром культуры Абхазии А.Аргун рекомендовал его для учебы во ВГИКе, студентом которого он стал в том же году.

Будучи пятикурсником, Асланбей связывает свою судьбу с обаятельной Натальей Францкевич, которая в 1987 году подарила ему сына – Теймураза. Между тем Аслан, успешно закончив ВГИК, получает квалификацию режиссера художественного кино и телефильма. Его дипломная работа – сценарий и музыкальное оформление фильма по рассказу Ф. Искандера «Дедушка» – получила высокую оценку деятелей киноискусства.

После вуза Аслан призывается в Советскую армию и служит в подмосковном кавалерийском полку. А отслужив, возвращается в Сухум и становится режиссером на Абхазском телевидении, и его творческая деятельность получает новый импульс. Вместе с В. Аблотия он снимает фильм, а совместно со своими друзьями-соратниками по реализации идеи создания в Абхазии отечественной киностудии Адгуром Кове, Баталом Джопуа и другими организует творческий коллектив. Он полон замыслов, его мысли всецело заняты любимым делом. Все складывается как нельзя лучше...

Но война уже приближается, воронье уже слетается. За два месяца до начала войны Аслан входит в группу «Катран», а 14 августа вступает в первый бой с оккупационными войсками. После трехдневных сражений группа «Катран», состоявшая из 38 человек, без потерь выходит из окружения и переправляется через реку Кодор в село Адзюбжу, и на ее основе на Восточном фронте разворачивается партизанское движение. В ту пору командовал группой Аслан Зантария, а Аслан Kaмкиа исполнял обязанности начальника штаба.

Из рассказов его боевых друзей и характеристики штаба Восточной группы войск видно, что на счету Аслана Камкиа был ряд успешно проведенных операций по уничтожению живой силы и техники противника, в том числе двух эшелонов с боеприпасами, подрыв шоссейных мостов в селах Цагере и Тамыше, участие в обороне важного стратегического пункта Ануаарху, сел Кутола, Киндыг, Кочары, Лабры.

Как свидетельствует его друг Батал Джопуа, который был во время войны начальником штаба Восточного фронта, Аслан проявил себя общительным, веселым человеком, его отличали храбрость и отвага, в любой ситуации он не терял присутствия духа, сохранял выдержку и готовность к любому повороту событий. Батал рассказывает также, что и в это тяжелое время Аслан писал сценарий кинофильма о войне, но никому его не показывал. Однако однажды он поделился с Баталом своим замыслом этой ленты, которая представлялась ему трагикомедийной, а смешные моменты он, как никто другой мог видеть и тогда, когда вокруг гуляла смерть и погибнуть было гораздо проще, чем выжить.

Его жизнь трагически оборвалась за два с половиной месяца до Победы. «В его лице Абхазия потеряла талантливого кинорежиссера, а с ним и перспективу создания отечественного кино в ближайшие 10 лет», – сказал мне Батал Джопуа. Я же думаю, что мы потеряли не только профессионала в области кино, мы утратили частицу нашей Апсны, нашей совести и чести. И такие потери все более дают о себе знать.

В письме Аслана родителям, датированном 18 июня 1993 года, есть такие слова: «Воюю так, как надо, за меня вам краснеть не придется».

Асланбей Камкиа шагнул в вечность. Он отдал жизнь за Родину и, значит, стал бессмертным. Ему, герою, верному сыну своей многострадальной Апсны, я посвящаю стихи.

Альбом фотографий и желтый листок –

Письмо фронтовое из Члоу,

В котором тревога и боль между строк,

И каждое взвешено слово.

Вот все, что, пожалуй, осталось в семье

На намять о нем, об Аслане.

Но часто к родным, он приходит во сне

И тем их смягчает страданье.

Он нежно обнимет и мать, и отца,

Сынишку возьмет на колени.

И выпив стаканчик сухого винца,

Уйдет в царство духов и теней.

Владимир Кецба, октябрь, 1995 год, газета «Сухумский вестник»

Газета "Республика Абхазия"

 

2 июля, в день 26-й годовщины Тамышского десанта, Президент Республики Абхазия Рауль Хаджимба возложил цветы к Мемориалу Славы в селе Тамыш.

В церемонии возложения цветов приняли участие ветераны Отечественной войны 1992-1993 гг., члены Правительства, коллективы государственных учреждений, представители общественности.

2 июля 1993 года в районе села Тамыш Очамчырского района с моря высадился абхазский десант. В нем участвовало до 300 бойцов. Главной задачей операции было перекрытие центральной трассы, ведущей в Сухум, по которой доставляли оружие и подкрепление грузинским войскам. Кроме того, грузинские войска были вынуждены перебросить немалые силы на Восточный фронт, что давало абхазской армии возможность осуществить успешное наступление на Шромском направлении. В ходе боев погибли 58 бойцов абхазской армии, около 200 были ранены.

Официальный сайт Президента Республики Абхазия

 

 

2 июля 1993 года началась высадка морского абхазского десанта численностью в 300 человек в селе Тамыш.

СУХУМ, 2 июл – Sputnik, Бадрак Авидзба. Памятник погибшим в Отечественной войне народа Абхазии 1992-1993 годов в селе Тамыш отреставрировали в честь 26-летия высадки десанта, рассказал в интервью Sputnik глава администрации села Вадим Зантария.

"Перед очередной годовщиной высадки десанта я обратился к президенту, он выделил 500 тысяч рублей на реставрацию. Рабочие взялись за восстановление памятника и смогли это сделать за 15 дней", - добавил он.

Глава администрации рассказал, что был построен забор, отреставрирована стела, заменен кафель и электрооборудование, а также куплены и установлены фонари.

"Памятник был открыт 11 лет назад, поэтому лестницы уже были поломаны, сама стела требовала восстановления, она сделана из латуни, этот материал окисляется, она уже чернела. Сейчас ее привели в первоначальное состояние", - подчеркнул Вадим Зантария.

Июльское наступление имело судьбоносное значение для хода Отечественной войны народа Абхазии. Морской десант из Гудауты и военные Восточного фронта заблокировали переброску грузинских воинских частей в Сухум. После ряда неудачных операций абхазские войска снова попытались освободить оккупированные грузинами территории.

После высадки отвлекающего десанта в Тамыше абхазскими войсками был нанесен основной удар по северо-западной группировке противника. Июльская наступательная операция развивалась на всех фронтах.

 

 

 

 

Страница 1 из 6
Яндекс.Метрика