На прошлой неделе случилось заседание Сухумского городского собрания. Мероприятие это нечастое, поэтому журналисты не упускают случая понаблюдать за работой муниципального органа власти. Последний раз сухумские избранники собирались в октябре прошлого года и приняли решение о проведении референдума в первой декаде марта с целью узнать, хотят ли граждане избирать мэра города.

На том же заседании депутаты обсудили инициативу председателя собрания направить обращение к президенту с просьбой перенести президентские выборы с августа на апрель 2019 года и решили, что под таким обращением могут подписаться только те, кто его поддерживает. Дальнейшая судьба обращения неизвестна, а постановление о проведении референдума по вопросу избрания главы города было отменено президентом, как входящее в противоречие с Конституцией.

В остатке – создание контрольно-ревизионной комиссии, которая должна контролировать деятельность администрации города по исполнению решений, принятых городским собранием, и нормативный документ, который должен остановить незаконную застройку города.

В нынешней повестке ничего из ряда вон выходящего не значилось. Депутаты дружно приняли решения, связанные с увеличением пособий, приватизацией объектов муниципальной собственности, положение о контрольно-ревизионной комиссии, а потом, смешав две совершенно разные темы – о референдуме и численности городского собрания (скажем вежливо), – громко поспорили из-за последней. Хлопок дверью лишил господ заседателей кворума – «лед не тронулся».

Но мое внимание привлекло на сей раз не собрание, а отечественные и работающие в абхазском информационном пространстве СМИ, которые, по логике, должны были бы (раз пришли) осветить событие, наглядно демонстрирующее неготовность народных избранников (и на муниципальном уровне) к диалогу, нежелание слышать чужое мнение. Есть у меня такая наивная уверенность, что журналисты существуют, в том числе, и для того, чтобы рассказывать читателям и зрителям о работе их избранников. И мне казалось, что неожиданное предложение депутата уменьшить численный состав Собрания и развернувшаяся вокруг него (снова скажем вежливо) полемика должны оказаться в центре внимания СМИ.

Но, просмотрев репортаж с заседания муниципального собрания на государственном ТВ, я пришла к выводу, что журналисты главного телеканала страны посетили какое-то другое собрание, на котором стоял только один вопрос – о повышении пенсий.

Конечно, кто ж подвергает сомнению важность того, что инвалидам и детям-сиротам повысили пенсию аж до 1000 рублей, но почему-то за кадром остались решения о создании комиссии, которая должна контролировать расходы столичного бюджета, о разрешении на приватизацию объектов муниципальной собственности, которые теоретически должны быть выставлены на конкурс, Все это могло бы быть интересно зрителям.

На мой взгляд, заслуживала внимания и полемика вокруг референдума о выборах мэра. Есть депутаты, которые не согласны с тем, что постановление, принятое ими в прошлом году, входит в противоречие с Конституцией, и хотят обратиться в Конституционный суд. Они хотели услышать мнение своих коллег, но не смогли.

И, наконец, предложение депутата рассмотреть вопрос об уменьшении численного состава собрания – «лучше меньше да лучше». Уверена, что обсуждение этого предложения вызвало бы интерес у электората, а если бы его вынесли на референдум, то было бы еще и поддержано избирателями. И, может быть, даже президентом.

Однако все интересное выпало из репортажа, и осталась только заздравная ода.

После этого телерепортажа я отправилась в «путешествие» по СМИ. Независимый интернет-ресурс «переплюнул» национальное ТВ, сообщив примерно то же, что гостелевидение, но еще короче, в пяти предложениях. Информагентства также ограничились тремя предложениями, некоторые еще и двумя цитатами.

Вот тут я и почувствовала себя человеком, которого убеждают в том, что черное – это белое. И хорошо, когда это случайность, но, когда все СМИ дружно обрушивают на тебя праздник, которого не было, поверьте, становится как-то не по себе. После такого, простите за просторечие, лохотрона, который устраивают СМИ, стоит ли удивляться, когда простые люди на выборах из года в год голосуют за одних и тех же отнюдь не идеальных кандидатов.

Все закономерно, мы, журналисты, иногда от усталости, а иногда «от греха подальше» и чтобы не наживать себе проблем выдаем такую красивую картинку с мероприятий, в которых участвуют наши избранники, политики всех мастей, что убедили даже их самих в собственной незаменимости. Подрежем, отредактируем, заменим площадную брань на корректную речь, и вот он, уже гигант мысли и отец демократии, во всей красе. А избиратель поверил – его не было на собрании, заседании или митинге. Это уже про ответственность журналиста, про его незащищенность и в целом про состояние, в котором находятся СМИ.

Но вернусь к Сухумскому городскому собранию и предложению депутата о сокращении численного состава муниципального органа. Думаю, что избирателям важно знать, что никто из депутатов не поддержал предложение своего коллеги обсудить этот вопрос. Не представляю, как с людьми, которые не могут даже выслушать мнение своего коллеги, не то что государство, шалаш можно построить.

И еще маленькая деталь: на заседания Сухумского городского собрания очень редко собираются все депутаты, чаще всего их чуть больше половины – 15-18 человек. У оставшейся почти половины чаще всего нет времени на заседания. И для чего тогда мы ходили на выборы?

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

 

На этой неделе в центре внимания оказался приграничный с Грузией Гальский район Абхазии. Здесь за неделю произошло сразу несколько чрезвычайных событий: два пожара – в одном случае сгорел частный дом, в котором находился пожилой человек, во втором – горели мандариновые плантации. Третье событие привлекло больше всего внимания: незаконное пересечение государственной границы между Грузией и Абхазией гражданином Грузии Ираклием Кварацхелия и его задержание пограничниками закончилось суицидом. По информации официальных источников, молодой человек пересек границу вброд, через реку, и был доставлен в Погрануправление, где, оставшись один в комнате, совершил самоубийство.

Судмедэкспертиза, проведенная в Абхазии, подтверждает, что насильственных действий со стороны российских пограничников, задержавших гражданина Грузии, не было. Тело Кварацхелия было сразу передано грузинской стороне. Грузинские эксперты также подтвердили, что при осмотре следов насилия не обнаружено.

Чтобы понять, по какой причине молодой человек совершил суицид, следствию необходимо ответить на вопросы: почему Ираклий Кварацхелия, вывезенный из Абхазии в раннем детстве, принял решение нелегально покинуть страну своего гражданства и бежать в Абхазию? К кому шел парень, у которого нет никаких родственников в Абхазии? Уверена, что совместные действия абхазских и грузинских правоохранителей способствовали бы объективному расследованию, но готовность сторон к совместному расследованию остается под вопросом.

Минздрав Абхазии возобновил акцию по бесплатной и конфиденциальной диагностике ряда инфекционных заболеваний, таких как ВИЧ, гепатит и инфекции, передающиеся половым путем, и других заболеваний с одновременной консультацией специалистов-медиков.

В Абхазский театр на этой неделе вызывали милицию. Поводом стал конфликт между сторонниками и оппонентами директора театра. Две недели назад часть сотрудников театра объявила об акции неповиновения и потребовала увольнения директора Нодара Чанба. Протестующие не согласны с кадровыми решениями руководства, уволившего бухгалтера и делопроизводителя, и требуют вернуть прежнего руководителя театра.

В Сухуме прошла фотовыставка, посвященная грузино-абхазской войне. Фотоистория войны представлена в 85 работах трех непрофессиональных фотографов. Выставка приурочена к неудачной попытке освобождения Сухума от войск Госсовета Грузии, предпринятой вооруженными силами Абхазии в марте 1993 года.

Еще одна выставка была посвящена 145-летию основателя абхазской литературы Дмитрия Иосифовича Гулиа. В экспозицию вошли 40 фотоматериалов, первые книги Гулиа, первые издания «Истории Абхазии», газеты «Аҧсны» и другие экспонаты.

В течение двух дней представители России и Абхазии обсуждали в Сухуме Инвестиционную программу 2017-2019 годов. До конца года в рамках программы должны быть завершены работы в Гагре и Гудауте – по реконструкции парков, насосных станций, ремонту школ и т.д. Приоритетными направления новой Инвестпрограммы на 2020-2022 годы станут восстановление энергосетей республики и развитие автодорожных коммуникаций.

Тем временем в Дамаске олимпийские комитеты Абхазии и Сирии подписали меморандум о сотрудничестве между национальными олимпийскими комитетами.

С официальным визитом в Абхазию на этой неделе прибыла делегация Духовного управления мусульман Республики Адыгея и Краснодарского края во главе с муфтием Аскарбием Кардановым. Имамы ДУМ Адыгеи прочитали проповедь в Сухумской и Гудаутской мечетях, встретились с президентом Раулем Хаджимба и сообщили, что собрали средства для расширения и перепланировки сухумской мечети, которая передана Единому духовному управлению мусульман Абхазии.

Завершилась неделя акцией в защиту окружающей среды. Общественные активисты, школьники и студенты, поддержавшие инициативу по привлечению внимания мировых лидеров к проблемам окружающей среды, решили не митинговать, а посадили на набережной Сухума 50 деревьев.

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

 

История, на мой взгляд, более чем странная. Молодой человек Ираклий Кварацхелия, гражданин Грузии был задержан российскими пограничниками в момент незаконного пересечения государственной границы. Пограничники доставили Кварацхелия в ПУ ФСБ России в Абхазии, и пока последний писал объяснение по поводу незаконного пересечения границы, оставили его одного в служебном помещении, где он совершил суицид.

Различные источники утверждают, что по отношению к Кварацхелия не применялось силовых мер воздействия, что сам задержанный не проявлял агрессии и был предельно вежлив.

Судебно-медицинская экспертиза Абхазии подтвердила ненасильственный характер причины смерти. Что стало причиной суицида, понять невозможно. Закон Абхазии определяет, что «пересечение Государственной границы Республики Абхазия без действительных документов на право въезда в Республику Абхазия или выезда из Республики Абхазия, либо без надлежащего разрешения, полученного в порядке, установленном законодательством Республики Абхазия, – наказывается штрафом в размере от тридцати тысяч до шестидесяти тысяч рублей либо лишением свободы на срок до двух лет». На самом деле, на практике, для людей незаконно пересекающих государственную границу все завершается депортацией в страну пребывания. То есть причин для отчаянья у молодого человека не было.

Тогда возникает вопрос: зачем 29-летний парень Ираклий Кварацхелия, покинувший Абхазию в детском возрасте вместе со своими родителями более 25 лет назад (ему не было и четырех лет), пытался незаконным путем пересечь грузино-абхазскую границу? Тем более, что ни родных, ни близких в Абхазии у него не было.

Есть версия о том, что у молодого человека были проблемы с грузинским правосудием, и он бежал в Абхазию. Есть версия, что у Кварацхелия были проблемы психологического характера. Но все эти версии можно подтвердить, только при условии, что правоохранители Абхазии и Грузии не будут политизировать этот вопрос, а займутся своими прямыми обязанностями – расследованием.

Это хороший шанс провести совместное абхазо-грузинское расследование, чтобы не дать политикам спекулировать на человеческой трагедии. Начать это расследование надо с совместного проведения судебно-медицинской экспертизы. Уже сегодня. И если стороны этого не сделают, то это будет означать только то, что человеческая трагедия вновь будет использована в политических целях.

Изида Чаниа

Нужная газета

 

Заседание столичного Собрания от 13 марта закончилось скандалом. После диалога, пересыпанного в том числе и ненормативной лексикой, часть депутатов в знак протеста покинула заседание. Председатель собрания Константин Пилия был вынужден завершить заседание, пообещав, что во время следующей встречи депутаты обсудят вопрос, который не удалось обсудить на нынешнем заседании, а именно – обращение в суд по поводу конституционности решения Собрания о проведении референдума по вопросу всенародного избрания мэра столицы.

Однако поводом для скандала стал отнюдь не референдум, а предложение депутата Дмитрия Маршания обсудить вопрос об уменьшении численности депутатского корпуса Сухумского городского собрания. Маршания аргументировал свою позицию неэффективностью столь многочисленного законодательного органа и отсутствием на собраниях большого количества депутатов. Из 26 депутатов на заседаниях с трудом набирается половина состава.

«Мое мнение: нужно сократить численность собрания до 15-17 депутатов. Повысится и статус депутата, и эффективность нашей работы. Мы не собираемся в полном составе 26 человек – на заседание приходит от 15 до 17 депутатов», – сказал он.

Данное предложение вызвало бурное многоголосье, в котором звучало: «мы не получаем зарплату – пить не просим, есть не просим», «будет собираться еще меньше», «чем больше нас будет, тем лучше», «численность депутатов Собрания надо поднять до 45», «округа увеличатся, нас не хватает на всех избирателей», «моя воля была бы, я бы от каждого дома депутата выдвинул», «никакой нагрузки на бюджет мы не создаем» и так далее.

Реакция депутатов на предложение коллеги – «обсудить» – выглядела, как минимум, странно хотя бы потому, что на нынешнем составе Собрания предложение Маршания никак бы не сказалось: «закон обратной силы не имеет», и вообще, почему бы не порассуждать в чисто мужской компании. Почему-то не захотели, хлопнули дверьми, и Собрание осталось без кворума.

В конечном итоге согласились на обсуждение вопроса только 6 депутатов из 15 присутствующих, и вопрос был снят с повестки дня.

Однако депутаты Собрания успели в самом начале, до тех пор, пока их коллега не покусился на святая святых – единогласно принять решение о повышении пособия до одной тысячи рублей для 124 детей инвалидов, проживающих в столице, и для шести круглых сирот, и проголосовать за установление мемориальной доски Антона Чукбар; при одном воздержавшемся дать разрешение на приватизацию двух объектов по Кодорскому шоссе за 332 тысячи рублей и одного объекта в Новом районе по цене 130 тысяч рублей.

Еще одно единогласное решение – принятие положения о создании контрольно-ревизионной комиссии, которая совместно с администрацией города намерена контролировать расходы исполнительной власти и муниципальную собственность.

Будут ли депутаты обращаться в Конституционный или какой-либо другой суд с вопросом о законности принятого ими решения о проведении референдума по вопросу выборности главы города осталось непонятно, так как это обсуждение было прервано спором о численности депутатов Собрания…

На все заседание не ушло и часа.

Изида Чаниа

Нужная газета

 

Появление любого законопроекта в Абхазии начинается со слов «все равно не будет работать». Вот и накануне праздника 8 марта президент направил в парламент законопроект о «ворах в законе», направленный на борьбу с организованной транснациональной преступностью и воровским сообществом. Первой реакцией пользователей социальных сетей стал скепсис по поводу возможности применения такого закона в «условиях Абхазии».

Обсуждаемый нынче проект закона «О декларировании доходов и расходов» в первом же чтении вызывает недоверие у народных избранников. Перечень можно продолжить.

Такое неверие в законы имеет причину и, скорее всего, основано на собственном опыте. Законы действительно не работают, и есть у меня ощущение, что причина тут не только в «уникальности» абхазов, слабости правоохранителей, коррумпированности судов и неэффективности исполнительной власти. Все намного прозаичнее: дело и в самих законах, в которых зияют дыры, через которые утекает весь их смысл. «Закон, что дышло: куда повернешь, туда и вышло», – эта народная мудрость как нельзя лучше объясняет двоякое толкование нормативных документов, на основе которых суды различных инстанций принимают прямо противоположные решения по однотипным делам и даже по одному и тому же делу.

Часто проблема состоит в ответственности, которая весьма расплывчато прописывается в законодательных документах или сопровождается ссылками на несуществующие пункты в законодательстве.

Не буду далеко ходить за примерами и возьму обсуждаемый нынче проект закона «О декларировании доходов и расходов». В варианте, предложенном общественными активистами, ответственность за ложное декларирование предусматривает немедленное отстранение от должности чиновника, должностного лица или депутата парламента. В варианте, предложенном парламентом, за недостоверное декларирование нет ответственности вообще, так как проект закона переадресовывает нас к «действующему законодательству», которое не предусматривает понятия «декларирование», а, соответственно, и ответственности за «недостоверность».

«Отсылка в никуда, – пишет один из активистов Астамур Какалия в Фейсбуке. – Наш вариант изменен в сторону расплывчивости. Они его ухудшили и на ухудшенный вариант говорят, что он "сырой"».

После такой редактуры закона могу ли я думать, что депутаты уже в первом чтении непреднамеренно ухудшили проект закона, представленный общественниками?

Ну ладно, кто-то скажет, что проект еще на стадии рассмотрения, и неясно, чем все это закончится. Теоретически ведь можно предположить, что ко второму чтению будут внесены поправки, конкретизирующие ответственность «за вранье», либо в сам проект, либо в виде поправки в УК, которые дополнят недостающее звено. Теоретически возможно, но есть большие сомнения, которые мог бы развеять какой-либо другой, уже принятый закон.

Вот, к примеру, закон о СМИ. Статья 36 закона о СМИ дает журналистам право запрашивать информацию «о деятельности государственных органов и организаций, органов местного самоуправления, общественных объединений, их должностных лиц» и обязывает «руководителей указанных органов, организаций и объединений, их заместителей, работников пресс-служб» и так далее отвечать журналистам либо устно, либо письменно.

Но чудесное право журналистов, к сожалению, не подкреплено никакой ответственностью за отказ в предоставлении информации. Не прописан и механизм, с помощью которого журналисты могли бы отстоять свое право на информацию в судебном порядке. Всем же понятно, что источник информации не будет выдавать редакции в письменном виде и не наговорит на диктофон, по сути, дискриминационный отказ. К примеру, такой – «я вашему изданию не предоставляю информацию». Кстати, аудиозапись в суде может стать доказательством только по желанию судьи. А иск о непредоставлении информации, скорее всего, «зависнет в суде».

Говорю я об этом не голословно, а исходя из собственного опыта. Несколько лет назад я предприняла попытку добиться реализации права на информацию и подала иск против Национального банка. Судебное разбирательство длилось бесконечно и закончилось тем, что проигравшая сторона – Нацбанк – обратилась в парламент за комментариями к закону. Ответа из парламента так и не поступило. Не знаю, возникнет ли у меня еще раз желание отстаивать право на информацию в судебном порядке, – очень уж затратное по времени это право, гарантированное законном.

А вот более свежий закон «О судебных приставах», который вступил в силу в 2017 году. Не прошло и трех лет, как выяснилось, что судебные приставы не могут полноценно выполнять свою работу, так как в законе не предусмотрена ответственность для тех, кто препятствует деятельности судебных приставов и не предусмотрен порядок проведения торгов арестованного имущества.

Вопрос – преднамеренно или случайно – не теряет своей актуальности, ведь ни для кого не секрет, что новые законы создаются на основе либо старых, либо чужих. А еще проекты законов проходят различные экспертизы, свое мнение по проектам высказывают юристы, прокуроры, судьи и так далее. И как это случается, что ни у кого не возникает вопросов о размытой ответственности?

Ну как тут не возникнуть подозрению, что авторы законопроектов, а затем и законодатели целенаправленно выхолащивают саму суть законов, примеряя их на себя, своих родных и близких, свой бизнес?

Конечно, такие нормативные акты работать не будут, и их принятие больше похоже на имитацию деятельности всех ветвей власти, которые последовательно разрушают государственность, вселяя в людей неверие в верховенство закона.

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

 

Страница 1 из 10
Яндекс.Метрика