Сухумский городской суд вынес решение по делу об убийстве Гульгаз Мамедовой. Убийца Виктор Джанба приговорен к 7 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Напомню, что 11 марта 2018 года Гульгаз Мамедова была расстреляна своим гражданским мужем Виктором Джанба в центре Сухума. Несмотря на наличие обширной доказательной базы, суд над Виктором Джанба длился более года.

Адвокат Джанба обратил внимание суда на смягчающие обстоятельства – явка с повинной, наличие детей, награда за участие в боях в Кодорском ущелье, положительные характеристики. По мнению адвоката, автомат, который использовал Джанба, был получен им законным путем и хоть не хранился в надлежащих условиях, но находился в безопасном месте – в гараже.

Однако в прениях судебного заседания выяснилось, что в материалах дела нет явки с повинной, и документов подтверждающих законное владение огнестрельным оружием суду не представлено.

Обвиняемый Виктор Джанба от участия в прениях отказался, а судья Инал Кварчия не счел нужным даже зачитать его показания данные следствию, как, впрочем, характеристики и другие документы.

Выступая с обвинительной речью на судебном заседании сегодня, 17 апреля прокурор отметил, что преступление было совершено умышленно на почве неприязненных отношений по поводу воспитания сына, убийца находился в состоянии наркотического опьянения, что из автомата было произведено более четырех выстрелов. Прокурор попросил суд признать Джанба виновным в совершении преступлений по двум статьям: «незаконное приобретение хранение и применение оружия» и «умышленное убийство» и осудить Виктора Джанба на 9 лет лишения свободы.

Спустя час судья огласил приговор, согласно которому Виктор Джанба за убийство Гульгаз Мамедовой и незаконное приобретение хранение и применение оружия приговорен к 7 годам лишения свободы.

Изида Чаниа

Нужная газета

 

 

Есть в нашем обществе, как, впрочем, и во всех других, ряд табуированных тем. Например, у нас о покойниках обычно не говорят ничего плохого, и, более того, иногда создается впечатление, что человеку вполне достаточно умереть, чтобы прогрессивность его идей была осознана обществом и, по какой-то никому неведомой схеме, началось сотворение кумира. Точно так же и с болеющими – о них стараются не говорить, даже если это публичные люди, политики и обществу жизненно важна достоверная информация об их здоровье. Но есть вещи, которые могут отменить любые табу, – выборы.

О болезни первого президента Абхазии Владислава Ардзинба говорили осторожно, но только до тех пор, пока не наступил период политической активности. 4 июля 2003 года отставки первого президента Владислава Ардзинба по состоянию здоровья потребовало тогда еще общественно-политическое движение «Амцахара» на заседании политсовета. Главная мысль амцахаровцев: больной президент – беда для государства.

Учитывая это обстоятельство, очень странно сегодня, что та же «Амцахара» (теперь уже партия) использует болезнь политика Аслана Бжания, чтобы посадить его в президентское кресло. На прошлой неделе собрав единомышленников и озвучив официальный диагноз – вирусная пневмония, участники мероприятия перешли к подробному изложению собственной версии – отравление, которую чуть ли не с первого дня болезни политика обсуждают в соцсетях анонимы.

Напомню, что 17 апреля депутат парламента Аслан Бжания в критическом состоянии был доставлен в неврологическое отделение одной их московских клиник. Политик не мог говорить, передвигаться, дышать. На сегодняшний день его состояние держится в секрете от общества, однако, со слов его родственника, председателя Сухумского городского собрания Константина Пилия, который, очевидно, «фильтрует» информацию, оно все еще достаточно сложное и находится он в реанимации. Вот что он сказал на собрании 2 мая нынешнего года:

«Идет интенсивное лечение – оно положительное. Процедура вентиляции легких практически не производится, он дышит сам. При необходимости берет ручку и пишет. В гортани пока стоит трубка, которую по ночам иногда включают как помощник. Вот такая ситуация. Лучшие врачи, главный вирусолог города, главный ... по тем или иным – все силы медицинские стянуты. Как заверяют нас врачи, он в ближайшее время, не могу сказать неделя или... ну, в краткосрочной перспективе уже должен был перевестись в палату». Сторонники Бжания утверждают, что если состояние здоровья Аслана Бжания не улучшится, то они будут настаивать на переносе выборов.

Но вернемся к версии об отравлении, которой придерживались выступавшие. У меня возник естественный вопрос: зачем единомышленники Бжания ретранслируют не подкрепленную ничем версию, голословно обвиняя «многих, кто заинтересован»?

Думаю, чтобы понять это, надо вспомнить смерть двух президентов Абхазии – Владислава Ардзинба и Сергея Багапша. Об этом очень мало официальной информации, однако в обществе обсуждается отравление абхазских президентов – Владислава Ардзинба во время визита в Тбилиси, Сергея Багапша во время лечения в Москве.

Конечно, никаких доказательств у общества нет. А следственные органы, прокуратура? Они почему-то не сочли своей обязанностью провести расследования по факту смерти двух президентов. Поэтому версия убийства остается хоть неподтвержденной, но самой популярной в народе.

Нынешние заявления об отравлении Бжания ставят депутата парламента в один ряд с двумя президентами, у которых большое количество почитателей, а значит, априори провозглашают его преемником Ардзинба и Багапша. И эта игра на чувствах простых людей совершенно понятна и объяснима, и эффект от нее гораздо больший, чем от каких-то реформаторских идей и сложных ответов на вопросы о продаже недвижимости и добыче нефти.

3 мая на мероприятии единомышленников Бжания, проведенном то ли партией «Амцахара», то ли Блоком оппозиционных сил, то ли «Движением за защиту государственности Абхазии» (что, по сути, одно и то же), было снято табу с темы о причинах смерти двух президентов страны.

На вопрос журналиста о «странной тенденции», сопутствующей смерти двух президентов Абхазии Ардзинба и Багапша, лидер партии «Единая Абхазия» Сергей Шамба ответил, что «в нашем обществе стало привычным, когда вот так, неожиданно УСТРАНЯЮТСЯ политические лидеры». Остается напомнить, что в момент «устранения» Шамба возглавлял то главное внешнеполитическое ведомство, то кабинет министров.

Его бывшие коллеги и подчиненные, находившиеся в этом же зале, Сафарбей Миканба, который в момент «устранения» был генеральным прокурором, или Отар Хеция, который в момент «устранения» был министром внутренних дел, никак не возмутились на слова об УСТРАНЕНИИ двух президентов.

И еще добавлю, что в момент «УСТРАНЕНИЯ» второго президента Сергея Багапша Службу государственной безопасности возглавлял Аслан Бжания.

Согласитесь, что вопросы, которые у меня возникли после этого оппозиционного мероприятия, на котором бывшие чиновники и должностные лица не подвергли сомнению, а некоторые даже подтвердили народную версию об устранении двух глав государства, логичны. Я перечислю эти вопросы:

Почему эти люди, имея все властные полномочия и зная, что кто-то «устранял» глав государств, даже не попытались возбудить уголовные дела по факту смерти президентов? Понимают ли они меру ответственности, взятую на себя 3 мая 2019 года, когда, публично соглашаясь с версиями об убийстве двух президентов Абхазии – Владислава Ардзинба и Сергея Багапша, признаются в своем преступном бездействии?

А это уже не вопрос, а ответ: можно ли доверять власть политикам, которые знали, что президентов их страны «УСТРАНИЛИ», и смиренно согласились с этим в угоду политической конъюнктуре, которая, очевидно, может отменить все существующие в нашем обществе табу.

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

 

 

Правоохранители Грузии обвиняют многодетную мать в том, что она ехала в Абхазию продавать своих детей – такой невероятной историей поделились несколько дней назад грузинские СМИ. Журналисты, рассказывая эту историю, ссылаются на МВД Грузии и, не дожидаясь решения суда, выносят обвинительный приговор в заголовки – «В Грузии поймали украинку, которая везла на продажу 10 детей», «Украинка хотела продать детей в Абхазии», «Гражданка Украины продала одного ребенка в России…» и так далее.

В официальном сообщении МВД говорится, что 8 апреля рейсом Москва-Тбилиси в Грузию прибыла гражданка Украины вместе с десятью малолетними детьми. «Согласно документации, которая имеется в распоряжении ведомства, все несовершеннолетние являются детьми этой женщины. Данная гражданка собиралась перейти с детьми из Грузии на оккупированную территорию Абхазии».

Похоже, что Юлия Сусляк, которая теперь находится в тбилисском следственном изоляторе, виновата лишь в том, что пыталась соблюдать законы Грузии, в частности, закон об оккупированных территориях», предполагающий ответственность за въезд в Абхазию через Россию.

Вместе со своими детьми она ехала к мужу в Абхазию через Грузию и в результате оказалась в следственном изоляторе, а ее дети переданы в органы опеки. К сожалению, грузинские СМИ не пытаются разобраться в этой истории и тиражируют версию грузинских правоохранителей, которые без единого доказательства обвиняют женщину в страшном преступлении.

Мне удалось встретиться с мужем Юлии Сусляк, который находится в Абхазии, и, собственно, к которому и ехала Юлия. По его словам, Юлия приехала в Тбилиси, прошла проверку, наняла микроавтобус и поехала в Зугдиди. Здесь она вместе с детьми ожидала, когда ей выдадут разрешение на въезд в Абхазию. Миграционный офицер проверил ее документы и документы детей и сообщил, что никаких проблем со стороны Грузии нет, и она до одного года может находиться в Абхазии.

«Как только сделали разрешение на въезд, супруга приехала на границу и девять часов вместе с детьми находилась в автобусе на границе, ожидая, пока ей позволят выехать».

Выехать Юлии не разрешили и поселили ее в отель. Допрашивали до утра, а утром потребовали выселиться из отеля. К вечеру переехали на квартиру, дети заболели. Так Юлия вместе детьми оказалась в зугдидской больнице, где ее продолжали допрашивать.

«Условия были ужасные. На следующий день их забрали в инфекционку, а затем в частную больницу в Кутаиси. Параллельно шли допросы супруги. Оказывалось давление на детей, которым говорили, что это не ваша мама, шли постоянные съемки, соседи, медсестры, работники больницы, журналисты просто фотографировали детей. Помимо обвинения в торговле детьми идет еще одно обвинение – жестокое обращение с детьми и ненадлежащие условия содержания. По сути, нас самих поставили в ситуацию, когда нельзя ни посмотреть за детьми, ни постирать. В больнице шел допрос с двух часов дня до двенадцати ночи. Не давая перерыва. Это все до предъявления обвинения. Все шло в такой форме – признайтесь, это не ваши дети. Вы ехали в Абхазию, чтобы продать детей», – рассказывает Юрий.

Он говорит, что его жену арестовали в 3 часа ночи 26 апреля. Ей предъявили обвинение в торговле и жестоком обращении с детьми. Детей передали органам опеки. 27 апреля состоялся суд, который проходил в закрытом режиме. Суд избрал меру пресечения – 55 дней на время ведения следствия.

«Фактические обвинения: супругой и другими лицами при неустановленных обстоятельствах были куплены 11 детей для последующей перепродажи в Абхазии. Один ребенок родился в Америке. Один из них в прошлом году продан в Россию. Прокурор заявила СМИ, что есть доказательства продажи, хотя в суде на вопрос адвоката сказано было, что доказательств нет».

Одиннадцатый ребенок, о котором говорят грузинские правоохранители, трагически погиб на территории России. Есть все подтверждающие документы. Чтобы опровергнуть обвинение в купле детей и доказать свое отцовство, Юрий готов провести генетическую экспертизу, но грузинское правосудие не соглашается принимать к сведению ни данные российское экспертизы, ни международного Красного Креста, а требует прибытия Юрия в Грузию, где его, без сомнения, ждет участь заключенного.

Юрий подчеркивает, что абсурдность этого дела, возбужденного против его жены в Грузии, не позволила ему правильно оценить ситуацию:

«Адвокат даже не просил о залоге, потому что был уверен, что доказательств нет, а есть только домыслы. Так же было предъявлено жестокое обращение с детьми. Были свидетельские показания медсестер и так далее. Говорили, что дети грязные, не кормленные, оставила детей и побежала в аптеку. Фото и видеосъемка после допросов в больнице в 11.30 ночи».

На мою почту периодически приходят отчеты грузинского омбудсмена о состоянии с правами человека в Грузии. Большая часть отчетов обычно посвящена Абхазии, о которой грузинские правозащитники пекутся так, будто у них в стране нет проблем ни с правосудием, ни с правами человека, ни с правами детей и в этой стране все соответствует европейским стандартам.

Признаюсь, что в какой-то момент у меня даже сложилось впечатление об относительном благополучии в соблюдении прав человека на территории Грузии. Однако дело Юлии Сусляк вызвало у меня страшные ассоциации – словно время повернулось вспять и сегодня, как и 80 лет назад, можно перемолоть судьбу человека в жерновах политических интересов.

У меня нет сомнений, что многодетная мама, попавшая вместе со своими детьми в эту безумную историю, оказалась жертвой политических мифов, создаваемых Грузией об Абхазии. И в этом мифе есть одно обстоятельство, которое не укладывается в голове и вызывает у меня ощущение «чудовищной лжи», – купить ребенка в богатой Америке, чтобы продать в нищей Абхазии? В это возможно поверить?

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

 

Борьба с коррупцией и утилизация мусора оставались главными темами и на этой неделе. Участники инициативной группы по принятию закона о декларировании доходов, расходов и внесении в УК понятия «незаконное обогащение» начали неделю с протестной акции у стен парламента, в результате которой добились от спикера обещания вынести соответствующий закон на рассмотрение парламента еще до начала регистрации кандидатов в президенты, то есть до 22 мая.

Однако обещание спикера не сильно повлияло на общественных активистов, и они продолжили обсуждение темы в социальных сетях. Вслед за властью критике подверглись и представители оппозиции. Борцов с коррупцией удивляет, что абхазская оппозиция не поддерживает принятие антикоррупционных законов. «Нет ни одной оппозиции в мире, кроме нашей, которая не настаивает и не продвигает закон об обязательном декларировании собственности», – выражают свое возмущение активисты. И сами же объясняют эту «уникальную» особенность абхазской оппозиции тем, что ее представители сами не так давно находились во власти, и так как стремятся вернуться в нее, то, следовательно, опасаются, что не смогут объяснить происхождение своего имущества в случае принятия закона.

Жители столичного района Маяк вторую неделю продолжают отстаивать право на безопасное существование. Они по-прежнему дежурят на трассе, блокируя въезд машин на мусорную свалку, несмотря на то, что вопрос утилизации сухумского мусора был решен еще на прошлой неделе. Главы администраций Сухума и Галского района заключили соглашение, согласно которому район согласился принять мусор в обмен на приведение в порядок районной свалки. На этой неделе начались работы по расширению существующего котлована и захоронению мусорных отходов.

Глава администрации Галского района выступил с разъяснениями во всех СМИ и призвал пользователей социальных сетей не политизировать ситуацию. С подробным отчетом о том, как будут проходить работы по утилизации отходов как уже скопившихся на свалке, так и поступающих из столицы, рассказал на расширенном совещании в администрации Галского района начальник коммунального отдела Астамур Асландзия. По его словам, хозяйственные службы согласовывают свои действия с экологами и помощь сухумских коммунальщиков позволит району решить свои проблемы с утилизацией мусора.

О том, как будет решаться эта проблема, на пресс-конференции для журналистов рассказывал и советник премьер-министра Астамур Джикирба. По его словам, 30 гектаров земли в Гулрыпшском районе выделено под строительства полигона. В правительстве ждут решения парламента, который должен принять соответствующее постановление.

Между тем жители района Маяк не доверяют чиновникам и требуют «принять указ о закрытии свалки». Джикирба сообщил, что проект по утилизации ТБО предполагает закрытие свалок во всех районах и создание трех мусорных полигонов. До 2020 года будет решен вопрос строительства первого полигона в Гулрыпшском районе.

18 апреля вступило в силу решение правительства об образовании национального парка «Кодорское ущелье». Решение принято в марте нынешнего года с целью сохранения уникальных природных участков общей площадью 136 440 гектаров.

Сотрудники СГБ Абхазии совместно с российскими пограничниками провели на этой неделе «оперативно-розыскные мероприятия» и обнаружили схроны боеприпасов в двух районах республики – Ткуарчалском и Гулрыпшском. В двух схронах были обнаружены авиационная ракета НУРС, два боевых заряда к НУРСу, противотанковая мина и т.д. О происхождении боеприпасов ничего не сообщается.

Сотрудниками МВД на этой неделе был задержан очередной наркотурист со 100 граммами метадона. Гражданин Украины Роман Кишка жил в одной из гостиниц города Гагра, где взвешивал и расфасовывал товар, пользующийся спросом. Молодому человеку предъявляется ввоз и распространение наркотиков в особо крупном размере.

Конституционный суд Абхазии ответил на очередной запрос «группы депутатов», которые просили дать заключение на свое предложение о внесение поправок в Конституцию. Речь идет о третьей и пятой главах Конституции, которые предусматривают право президента представлять парламенту генерального прокурора. По мнению инициаторов проекта, «возникает прямая зависимость лица, находящегося на должности генерального прокурора, от главы исполнительной власти, что не может не сказаться на объективности осуществления возложенных на него обязанностей».

Конституционный суд в своем ответе группе депутатов отмечает, что право назначения и освобождения генерального прокурора находится у парламента, а право предложения кандидатуры генпрокурора президентом парламенту обеспечивает баланс ветвей власти. Судьи Конституционного суда считают, что изменения, которые предлагают внести в Конституцию депутаты, будут означать полную подконтрольность Генпрокуратуры парламенту, что противоречит принципу соблюдения принципа разделения властей и Конституции.

Конституционный суд также отказал той же группе депутатов в упразднении должности вице-президента путем внесения поправок в Конституцию. КС считает, что этот вопрос может решаться только путем референдума.

Делегация Абхазии приняла участие в Ялтинском экономическом форуме. Во время встречи с главой Крыма обсуждался вопрос грузопассажирских перевозок между Абхазией, Турцией и Крымом. Министр экономики Адгур Ардзинба выразил готовность увеличить поставки инертного материала из Абхазии в Крым до одного миллиона тонн. Инертные материалы из Абхазии используются при строительстве автодороги «Таврида».

В четверг стало известно, что в московской больнице в тяжелом состоянии находится один из кандидатов в президенты в 2014 году, потенциальный кандидат на выборах нынешнего года Аслан Бжания. По неофициальным данным, Бжания возвращался из Москвы в Абхазию в четверг 18 апреля. В самолете у него поднялось давление. По прибытии в аэропорт Адлера он был переправлен обратно в Москву, где срочно госпитализирован в 12-ю центральную клиническую больницу. Сейчас Бжания находится в реанимации, введен в состояние искусственной комы. Сообщения о диагнозе политика разноречивые – от двухсторонней пневмонии до инсульта.

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

 

 

На прошлой неделе случилось заседание Сухумского городского собрания. Мероприятие это нечастое, поэтому журналисты не упускают случая понаблюдать за работой муниципального органа власти. Последний раз сухумские избранники собирались в октябре прошлого года и приняли решение о проведении референдума в первой декаде марта с целью узнать, хотят ли граждане избирать мэра города.

На том же заседании депутаты обсудили инициативу председателя собрания направить обращение к президенту с просьбой перенести президентские выборы с августа на апрель 2019 года и решили, что под таким обращением могут подписаться только те, кто его поддерживает. Дальнейшая судьба обращения неизвестна, а постановление о проведении референдума по вопросу избрания главы города было отменено президентом, как входящее в противоречие с Конституцией.

В остатке – создание контрольно-ревизионной комиссии, которая должна контролировать деятельность администрации города по исполнению решений, принятых городским собранием, и нормативный документ, который должен остановить незаконную застройку города.

В нынешней повестке ничего из ряда вон выходящего не значилось. Депутаты дружно приняли решения, связанные с увеличением пособий, приватизацией объектов муниципальной собственности, положение о контрольно-ревизионной комиссии, а потом, смешав две совершенно разные темы – о референдуме и численности городского собрания (скажем вежливо), – громко поспорили из-за последней. Хлопок дверью лишил господ заседателей кворума – «лед не тронулся».

Но мое внимание привлекло на сей раз не собрание, а отечественные и работающие в абхазском информационном пространстве СМИ, которые, по логике, должны были бы (раз пришли) осветить событие, наглядно демонстрирующее неготовность народных избранников (и на муниципальном уровне) к диалогу, нежелание слышать чужое мнение. Есть у меня такая наивная уверенность, что журналисты существуют, в том числе, и для того, чтобы рассказывать читателям и зрителям о работе их избранников. И мне казалось, что неожиданное предложение депутата уменьшить численный состав Собрания и развернувшаяся вокруг него (снова скажем вежливо) полемика должны оказаться в центре внимания СМИ.

Но, просмотрев репортаж с заседания муниципального собрания на государственном ТВ, я пришла к выводу, что журналисты главного телеканала страны посетили какое-то другое собрание, на котором стоял только один вопрос – о повышении пенсий.

Конечно, кто ж подвергает сомнению важность того, что инвалидам и детям-сиротам повысили пенсию аж до 1000 рублей, но почему-то за кадром остались решения о создании комиссии, которая должна контролировать расходы столичного бюджета, о разрешении на приватизацию объектов муниципальной собственности, которые теоретически должны быть выставлены на конкурс, Все это могло бы быть интересно зрителям.

На мой взгляд, заслуживала внимания и полемика вокруг референдума о выборах мэра. Есть депутаты, которые не согласны с тем, что постановление, принятое ими в прошлом году, входит в противоречие с Конституцией, и хотят обратиться в Конституционный суд. Они хотели услышать мнение своих коллег, но не смогли.

И, наконец, предложение депутата рассмотреть вопрос об уменьшении численного состава собрания – «лучше меньше да лучше». Уверена, что обсуждение этого предложения вызвало бы интерес у электората, а если бы его вынесли на референдум, то было бы еще и поддержано избирателями. И, может быть, даже президентом.

Однако все интересное выпало из репортажа, и осталась только заздравная ода.

После этого телерепортажа я отправилась в «путешествие» по СМИ. Независимый интернет-ресурс «переплюнул» национальное ТВ, сообщив примерно то же, что гостелевидение, но еще короче, в пяти предложениях. Информагентства также ограничились тремя предложениями, некоторые еще и двумя цитатами.

Вот тут я и почувствовала себя человеком, которого убеждают в том, что черное – это белое. И хорошо, когда это случайность, но, когда все СМИ дружно обрушивают на тебя праздник, которого не было, поверьте, становится как-то не по себе. После такого, простите за просторечие, лохотрона, который устраивают СМИ, стоит ли удивляться, когда простые люди на выборах из года в год голосуют за одних и тех же отнюдь не идеальных кандидатов.

Все закономерно, мы, журналисты, иногда от усталости, а иногда «от греха подальше» и чтобы не наживать себе проблем выдаем такую красивую картинку с мероприятий, в которых участвуют наши избранники, политики всех мастей, что убедили даже их самих в собственной незаменимости. Подрежем, отредактируем, заменим площадную брань на корректную речь, и вот он, уже гигант мысли и отец демократии, во всей красе. А избиратель поверил – его не было на собрании, заседании или митинге. Это уже про ответственность журналиста, про его незащищенность и в целом про состояние, в котором находятся СМИ.

Но вернусь к Сухумскому городскому собранию и предложению депутата о сокращении численного состава муниципального органа. Думаю, что избирателям важно знать, что никто из депутатов не поддержал предложение своего коллеги обсудить этот вопрос. Не представляю, как с людьми, которые не могут даже выслушать мнение своего коллеги, не то что государство, шалаш можно построить.

И еще маленькая деталь: на заседания Сухумского городского собрания очень редко собираются все депутаты, чаще всего их чуть больше половины – 15-18 человек. У оставшейся почти половины чаще всего нет времени на заседания. И для чего тогда мы ходили на выборы?

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

 

Страница 1 из 11
Яндекс.Метрика