Аквафон Апра
Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Судья Сухумского городского суда Рустам Чагава огласил решение судьи Зарины Габеевой об отказе удовлетворить ходатайство блогера «Эха Кавказа» Изиды Чаниа об отводе судьи Чагава. После этого судья Чагава отказал в удовлетворении ходатайства Чаниа о проведении лингвистической экспертизы в российском экспертном учреждении.

Гражданское дело о защите чести и достоинства экс-министра внутренних дел и депутата Рауля Лолуа тянется уже полтора года. Свой иск он предъявил журналисту Изиде Чаниа из-за двух предложений в двух ее публикациях.

Первая публикация на сайте «Эха Кавказа» под названием «Абхазов испортил кадровый вопрос» представляет собой блог, в котором по закону данного жанра автор выражает свое личное отношение к событиям, имевшим место в июле 2016 года и связанным со «штурмом здания МВД» в г. Сухуме силами оппозиции. Несмотря на то что имя Рауля Лолуа в этой публикации не названо, сам Лолуа утверждает, что журналист Изида Чаниа имела в виду именно его, говоря о «штурмующей группе, в составе которой отставные министры данного ведомства, бывший начальник столичного отдела милиции – в общем люди с определенными навыками». Именно эта фраза, как он считает, его оскорбила, нанесла урон его чести и достоинству, хотя отставных министров в Абхазии было немало.

Вторая публикация, которая названа в иске Лолуа, была размещена на сайте «Нужной газеты» и называлась «Без образа врага ни людей не собрать, ни на митинг не выйти». Лолуа оскорбил и нанес его репутации невосполнимый урон данный ему Изидой Чаниа совет: «А Раулю Лолуа я бы посоветовала: прежде чем предъявлять претензии кому-либо, проанализировать свою деятельность и в качестве силовика, и в качестве министра, и в качестве руководителя общественной организации».

В рамках гражданского дела по определению суда специалистами АГУ Н. Бахия и Н. Каюн, которые являются преподавателями литературы и не являются специалистами в области лингвистики, было сделано «лингвистическое исследование» текстов, которое не соответствует требованиям, предъявляемым к такого рода исследованиям. В своем заключении эти специалисты в форме предположения делают выводы о том, что сведения, умаляющие деловую и общественную репутацию, «могут быть отнесены к Лолуа Р.В. как бывшему министру МВД».

Судебное заседание началось с того, что судья Рустам Чагава зачитал решение судьи Зарины Габеевой, которая рассмотрела ходатайство Изиды Чаниа об отводе судьи. Габеева признала ходатайство необоснованным и отказала в его удовлетворении, одновременно посоветовав направить содержащиеся в ходатайстве претензии к судье Чагава в кассационную инстанцию.

Судья Рустам Чагава был, видимо, в курсе намерений адвоката Лолуа Фриды Лазба, потому что сразу после оглашения решения Габеевой Чагава любезно поинтересовался у Лазба: «Так, что там с вашим вопросом? Вы можете показать мне копию вашего запроса генеральному прокурору? А что за запрос вообще?

Фрида Лазба: Мы сделали запрос в Генеральную прокуратуру, мы просим дать сведения о том, возбуждено ли уголовное дело по событиям 5 июня 2016 года, произошедшим у здания МВД РА. Если да, то на какой стадии оно находится? Есть ли по нему подозреваемые и обвиняемые? Этот (запрос) датируется 3 июля 2018 года. До сих пор ответ мы не получили. Но мы считаем, что данный запрос и ответ на него имеет отношение к делу, постольку поскольку подан иск о защите чести и достоинства. Мы считаем, что Лолуа оскорблен в том, что он участвовал как экс-министр в штурме некоего здания, и какова позиция Генеральной прокуратуры – мы хотим это знать».

Фрида Лазба заявила, что в том случае, если «прокуратура возбудила уголовное дело и наш истец (Лолуа) проходит по данному уголовному делу, то, естественно, Изида Чаниа и ее статья обоснованы. Но если Лолуа не проходит по данному делу ни в качестве подозреваемого, ни в качестве обвиняемого, то, естественно, это подтверждает нашу позицию, это – наша линия защиты».

Лазба просила судью отложить рассмотрение дела до получения ответа на запрос из прокуратуры.

Изида Чаниа была категорически против, она сказала: «Я возражаю. Это не имеет никакого отношения к статьям, которые я писала. Я не расследовала, я не обвиняла никого, и, самое главное, в моей статье нет упоминания имени Лолуа, и суд еще не доказал вообще, имела я в виду его или не имела. Я понимаю, что она (адвокат Лазба) уверена в решении, которое вы (судья Чагава) примите. Но я думаю, что преждевременно делать такие заявления, суд еще не принял решения по поводу моих публикаций, скажем так. Хотя мы в решении суда, конечно, не сомневаемся. Я протестую. Это не имеет никакого отношения к моей статье. Это преднамеренное затягивание суда. Лолуа является депутатом, если его очень интересует деятельность прокуратуры, он может создать депутатскую комиссию, на его месте я бы давным-давно это сделала – позвать прокуратуру и спросить, что сделано по этому делу (штурму здания МВД в июле 2016 года). А использовать суд для удовлетворения политических амбиций Лолуа, я не считаю возможным».

Изида Чаниа заявила ходатайство о проведении лингвистической экспертизы российскими специалистами, так как в Абхазии нет квалифицированных экспертов-лингвистов. Она сообщила: «В деле уже есть лингвистическое исследование, проведенное по инициативе истца Лолуа в Абхазском государственном университете. В соответствии с законом о государственной экспертной деятельности производство исследования не может быть поручено, если установлены обстоятельства, подтверждающие заинтересованность специалиста. Учитывая, что Бахия уже давала заключение истцу Лолуа, то, безусловно, имеются основания, подтверждающие заинтересованность данного специалиста в том, чтобы второе исследование полностью соответствовало первому, сделанному по заказу истца Лолуа. Неудивительно, что второе заключение является повторением заключения, сделанного по заказу Лолуа. К тому же в статье 4 закона о государственной судебной экспертной деятельности в Республике Абхазия учитывается принцип независимости эксперта и следователя-специалиста. Между тем Бахия при проведении первого исследования вступала в контакты со стороной истца, в то время как статья 83 ГПК Республики Абхазия прямо указывает на запрет на контакты с участниками процесса. В деле также имеется лингвистическое заключение, сделанное специалистами Министерства внутренних дел, которое полностью противоречит выводам, сделанным преподавателями АГУ Бахия и Каюн. Лингвистические исследования МВД и АГУ диаметрально противоречат друг другу, а, значит, не могут быть использованы в качестве доказательства по гражданскому делу».

Изида Чаниа напомнила о том, что при опросе в суде специалисты Натела Бахия и Наталья Каюн признали, что не являются лингвистами, что вызывает сомнения в их компетентности и не соответствует требованиям, предъявляемым законом к специалистам.

При опросе в суде преподаватели АГУ Каюн и Бахия не смогли указать, какую методологию использовали при проведении «лингвистического исследования», что свидетельствует о некомпетентности и ненаучности проведенного исследования.

Судья Чагава несколько часов обдумывал ходатайство о назначении лингвистической экспертизы в Российской Федерации и принял решение его отклонить, свое решение он обосновал так: «С учетом того, что процесс и так уже слишком затянулся, назначение экспертизы за пределами Республики Абхазия лишь усугубит волокиту данного дела, поэтому я не нахожу возможность удовлетворить ваше ходатайство на сегодняшней стадии».

Таким образом, данное ходатайство Чаниа стало двадцатым по счету, отклоненным судьей Чагава. Однако это не помешало Изиде Чаниа огласить встречное исковое заявление к Раулю Лолуа о компенсации морального вреда.

В своем заявлении она указала на то, что вот уже полтора года участвует в судебном разбирательстве по беспредметному иску Лолуа. Не имея возможности оплачивать услуги адвоката, Чаниа самостоятельно готовится к каждому судебному процессу, затрачивая иногда по 10-12 часов своего времени на написание ходатайств и отрываясь от служебных обязанностей. Из двадцати одного поданного ходатайства двадцать судья Чагава отклонил.

«Данный судебный процесс с моей точки зрения имеет целью оказать на меня, как на журналиста, давление и воспрепятствовать моей профессиональной деятельности. Я считаю, что нарушены мои личные свободы, попраны гражданские и профессиональные права, мне лично причинен моральный вред», – сказала Изида Чаниа.

По ее мнению, судебный процесс по иску Лолуа является прямым посягательством на свободу слова и свободу выражения собственного мнения, которые гарантированы каждому гражданину Республики Абхазия Конституцией страны, законами «О СМИ» и «О доступе к информации».

Так, статья 14 Конституции РА гарантирует каждому свободу мысли и слова. Статья 44 Закона РА «О средствах массовой информации» закрепляет профессиональное право журналиста «излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распространения за его подписью». Ни в одном законодательном акте не закреплена обязанность журналиста или редакции излагать только такие мнения, которые являются нейтральными, должны благосклонно восприниматься обществом или делать только такие умозаключения и выводы, которые нравятся героям таких высказываний.

Статья 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, приверженность которой зафиксирована в Конституции Республики Абхазия, позволяет любому человеку высказывать критические замечания в адрес государственных и муниципальных служащих, депутатов и политиков и через это осуществлять общественный контроль за их деятельностью.

Представитель истца Лана Цаава попросила неделю на ознакомление с иском, судья на сей раз не счел это затягиванием процесса и отложил рассмотрение дела на неделю.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Врач сухумской инфекционной больницы Астанда Воуба получила на руки обвинительный вердикт суда, который предусматривает наказание в виде трех лет лишения свободы. Впервые в Абхазии врач может получить реальный срок из-за смерти пациента. Вердикт Сухумского районного суда также предусматривает запрет Воуба заниматься медицинской деятельностью в течение трех лет. Приговор еще не вступил в законную силу, окончательное решение будет вынесено определением кассационной коллегии Верховного суда.

Сухумский районный суд под председательством судьи Александра Степанова 20 июля вынес обвинительный приговор в отношении врача сухумской инфекционной больницы Астанды Воуба. Ей назначено наказание в виде трех лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселения.

Астанда Воуба в ноябре 2013 года приняла пациентку, 28-летнюю Лиану Тодуа. После оказания ей медицинской помощи Тодуа впала в кому. Она была направлена в больницу Дагомыса, где вскоре скончалась.

Начальник Судебного управления Генеральной прокуратуры Даур Амичба говорит, что, согласно материалам уголовного дела, проведением ряда экспертиз установлено, что был поставлен неверный диагноз и проводилось неверное лечение.

Астанда Воуба, получившая сегодня приговор на руки, так прокомментировала решение суда:

«20 июля у меня был суд, на котором судья Степанов вынес мне приговор. Сегодня я получила на руки приговор, с этим приговором я не согласна. Не понимаю, на чем основывается судья Степанов. Говорить о смерти пациента, не имея вскрытия, не представляется возможным. Дальнейшие мои действия – я буду обжаловать данное решение судьи Степанова».

Копию вердикта суда Астанда Воуба продемонстрировать отказалась.

Вскрытие погибшей Лианы Тодуа действительно не проводилось. Однако, по словам Даура Амичба, в ходе следствия была проведена независимая экспертиза на территории Российской Федерации:

«По результатам исследования истории болезни, назначенных лекарств было вынесено заключение о том, что лечение было назначено неверно и выставлен диагноз неверно. Соответственно, человек, который пришел своими ногами, получив какие-то препараты, через некоторое время впадает в кому и на следующее утро умирает. Есть причинно-следственная связь с принятием этих препаратов. Что касается вскрытия – у нас такой менталитет, к сожалению, по ряду многих и особо опасных преступлений родственники в категоричной форме отказываются выдавать труп не только для вскрытия, даже для элементарного наружного осмотра с целью установления каких-то повреждений. В данном случае гражданка Тодуа была завезена матерью через границу, вскрытие не проводилось ни на территории России, ни на территории Абхазии. Она была погребена без соответствующего заключения. В материалах дела имелись данные о том, что она отказывается выдать тело для заключения. Поэтому заключение было основано только на результатах экспертиз, по истории болезни, по показаниям свидетелей, очевидцев, по медицинской карте, на основании этого была установлена причинно-следственная связь между неправильным лечением и наступившей смертью».

В Генеральной прокуратуре еще не получили копию приговора. Амичба подчеркнул, что приговор Генпрокуратура обжаловать не будет, так как позиция обвинения практически совпала с позицией суда: гособвинитель просил четыре года, судья назначил три года.

Существует определенная сложность в доказывании вины медиков в связи с тем, что в случае наступления смерти пациента материалы, на которых основывается заключение, история болезни находятся до определенного времени на руках самих врачей. Даур Амичба продолжил:

«В отношении врачей было очень много нареканий, в частности, в роддоме, где были проверки по фактам гибели младенцев, все эти материалы рассмотрены. Говорить, что мы повально врачей сажали, такого нет. Это единственный случай, когда мы приговорили врача к реальному лишению свободы. Были уголовные дела в отношении врачей городской больницы, был оправдательный приговор. Но практика есть».

По делу о смерти Лианы Тодуа также проходили бывший главный врач сухумской инфекционной больницы Нателла Паписимедова и врач-реаниматолог Нина Дашаева. Три уголовных дела были возбуждены по халатности и причинению смерти по неосторожности.

В отношении Дашаевой приговор оглашен 3 июля 2018 г., она была оправдана, но данный приговор не вступил в силу. «Мы подготовили кассационное представление и в конце недели направим его в Верховный суд», – сказал Даур Амичба. Дело Паписимедовой еще ждет решения Верховного суда.

Отметим, что если приговор в отношении Астанды Воуба вступит в силу, то она проведет в колонии лишь один год, так как из-за условий содержания наказание исчисляется «один к трем».

Анаид Гогорян

Эхо Кавказа

 

На территории АГТРК 17 октября 2016 года произошел взрыв. Следствие установило личность мужчины, погибшего в результате взрыва, им оказался гражданин России Сергей Тарасенко.

СУХУМ, 24 июл — Sputnik, Бадрак Авидзба. Государственный обвинитель, прокурор судебного управления Генеральной прокуратуры Абхазии Инар Таркил, попросил суд назначить наказание Адгуру Корсантия в виде 12 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По данным следствия, гражданин России Сергей Тарасенко погиб при подготовке покушения на депутата пятого созыва Народного Собрания Абхазии Кана Кварчия. По подозрению в причастности к этому преступлению 5 ноября 2016 года был задержан гражданин Абхазии Адгур Корсантия, 1979 года рождения, который отказался участвовать в судебных заседаниях.

"Государственное обвинение, исходя из тяжести совершенного преступления не находит возможным применение статей 59 и 67 Уголовного Кодекса Республики Абхазия, и предлагает суду назначить наказание, связанное с лишением свободы. При определении наказания просим суд учесть тяжесть общественного резонанса и общественной опасности преступления, не признание вины, отсутствие раскаяния", — подчеркнул прокурор судебного управления Генеральной прокуратуры Абхазии.

Доказательства следствия, резюмировал прокурор, подтверждают виновность подсудимого.

"Тому подтверждение тесные взаимосвязи Адгура Корсантия с непосредственным исполнителем Сергеем Тарасенко и плотного общения, также взятие на себя материальных расходов Тарасенко, выразившихся в оплате медицинских услуг при лечении травмы, полученной Тарасенко в период наблюдения за Кварчия", — сказал Таркил.

При этом государственное обвинение подчеркнуло, что в деле есть смягчающие вину обвиняемого обстоятельства.

"В соответствии со статьей 56 Уголовного Кодекса Абхазии, обстоятельство смягчающее ответственность Адгура Корсантия – это то, что у него есть малолетние дети", — уточнил прокурор.

Адвокат Константин Чагава в своей речи отметил, что следствие не представило суду ни одного доказательства, которое говорит о вине его подзащитного.

"В своей практике я вижу первое уголовное дело, по которому человека посадили по столь тяжкому преступлению, и никаких доказательств его вины в материалах уголовного дела нет. Все что сказано представителями государственного обвинения, они переписали все обвинительное заключение и они просят признать его виновным. Но что он сделал конкретно, где причинная связь между совершившим преступление и Корсантия. Я не говорю, что Тарасенко не совершил преступление, но какая причинная связь между Тарасенко и Корсантия", — задается вопросом защитник подсудимого.

Также адвокат подчеркнул, что нет никаких доказательств преступного сговора между Тарасенко и Корсантия.

"Все это является выдумкой следствия, и никакими доказательствами не подтверждено. Я думал, что сегодня государственное обвинение возьмет на себя мужество и скажет, что Адгур Корсантия в предъявленном обвинении не виновен, к сожалению, вы этого не сказали. Любое решение принятое судом, прокурором, следователем должны быть законными, обоснованными и мотивированными", — заметил Константин Чагава.

Подсудимый Корсантия был знаком с Тарасенко, однако никаких деловых и иных связей между ними не было, утверждает защита.

"Ни следствием, ни судом не установлены какие-либо мотивы совершения террористического акта со стороны Корсантия. Тарасенко может имел эти мотивы, я не знаю. Если они поехали два или три раза в село Абгархыку и выпили вино и пиво, это не значит, что они сговорились и должны были совершить теракт в отношении депутата Парламента", — уверен адвокат.

Суд удалился для вынесения приговора, который будет озвучен в 15:00 24 июля.

По версии следствия, в обязанности Адгура Корсантия входило обеспечение исполнителя убийства – Сергея Тарасенко, безопасным и беспрепятственным проживанием на территории Абхазии, передвижением и сбором информации необходимой для осуществления преступного замысла, направленного на лишение жизни Кана Кварчия.

7 ноября 2016 года Кан Кварчия дал комментарий информационному агентству Sputnik Абхазия, в котором сказал, что пока идет следствие, делать определенные выводы и расставлять точки в этом вопросе, неправильно, но ему известны некоторые факты.

Это преступление осудил Парламент Абхазии, заявив, что расценивает его как попытку дестабилизации государственной системы страны.

Экс-депутат Парламента Кан Кварчия – ветеран Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов, инвалид войны II группы, кавалер ордена Леона, награжден медалью "За отвагу" и медалью "За освобождение Кодора". Был депутатом Парламента пятого созыва с 2012 по 2017 годы. Родился 1 июля 1974 года.

 

 

По факту убийства Рамаза Сакания прокуратура Сухумского района возбудила уголовное дело, подозреваемый в совершении преступления Юрий Насибов задержан.

СУХУМ, 23 июл – Sputnik. Убийство Рамаза Сакания произошло 21 июля 2018 года в селе Нижний Келасур. Об этом сообщает официальный сайт Генпрокуратуры Абхазии.

"Согласно предварительно установленным данным, гражданин Юрий Насибов, 1955 года рождения, произвел выстрел из гладкоствольного ружья по автомашине "Мерседес", под управлением Рамаза Сакания, который двигался по проселочной дороге улицы Речная в селе Нижний Келасур Сухумского района", — говорится в сообщении.

Рамаз Сакания с огнестрельным ранением в область лица был доставлен в Республиканскую больницу, однако примерно в 03:00 22 июля скончался от полученных ранений.

Ведомство сообщает, что 22 июля подозреваемый Юрий Насибов был задержан и водворен в ИВС.

Проведен осмотр места происшествия, назначена судебно-медицинская экспертиза, следователем в ближайшее время будет решен вопрос о мере пресечения в отношении Юрия Насибова и предъявлении обвинения по части 1 статьи 99 Уголовного кодекса Абхазии (умышленное убийство)", — отмечает сайт Генпрокуратуры Абхазии.

21 июля 2018 года прокуратура Сухумского района возбудила уголовное дело по факту покушения на убийство в отношении Рамаза Сакания 1972 года рождения.

 

Генеральная прокуратура Абхазии после публикации «Фонтанки» об исчезновении 53-летнего петербургского бизнесмена Максима Яковлева подтвердила инцидент и раскрыла детали уголовного дела. В Новый Афон акционер Кировского завода и владелец холдинга «Полиграфоформление» приехал с крупной наличностью.

Как сообщает генпрокуратура, Яковлев жил в гостинице Afon Resort Hotel на улице Лакоба с апреля 2018 года. В половину третьего ночи 20 июня трое в камуфляже, масках и перчатках, вооруженные пистолетом и автоматом, выбили дверь и ворвались в номер 204.

Чтобы добраться до Яковлева, преступники заперли охрану и администратора. В номере они применили насилие, вывели предпринимателя из гостиницы и увезли на машине в неизвестном направлении.

«Осмотром гостиничного номера установлено, что мебель и вещи раскиданы по номеру, обнаружены следы бурого цвета, похожие на кровь, и также в тайнике под шкафом обнаружена крупная сумма наличности», – уточняет генпрокуратура Абхазии.

Уголовное дело возбуждено по статьям местного УК 159 «Разбойное нападение с проникновением в жилище» и 119 «Похищение человека с применением насилия и оружия, из корыстных побуждений». У следствия есть приметы преступников. Отмечается их невысокий рост — от 160 до 175 сантиметров.

Генпрокуратура подтвердила существование рукописной записки, в которой якобы лично Яковлев просит собрать и передать похитителям 200 млн рублей в обмен на жизнь и поясняет, что его держат в подвале. По данным «Фонтанки», просьба о помощи обращена к владельцу ТРК «Гранд Каньон», меценату и давнему товарищу бизнесмена Муссе Экзекову.

https://www.fontanka.ru/