Аквафон Апра
Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

22 мая 2020 года прокуратурой г. Сухум окончено расследование уголовного дела возбужденного по признакам ч. 1 ст. 156, ч. 2 ст. 156 (мошенничество с причинением значительного ущерба гражданину) и ч. 1 ст. 330, ч. 1 ст. 330 (изготовление и сбыт поддельного официального документа) Уголовного кодекса РА в отношении Когония Даура Юрьевича, 1972 года рождения.

Уголовное дело направлено в Сухумский городской суд для рассмотрения по существу.

Как сообщалось ранее, 26 марта 2020 года и 6 апреля 2020 года прокуратурой города Сухум в отношении Когония Д.Ю. были возбуждены 2 уголовных дела, которые в последующем были объединены постановлением в одно производство.

Когония Д.Ю. органом предварительного расследования обвиняется в том, что за денежное вознаграждение взял на себя обязательство по обращению в суд с исковым заявлением в интересах заинтересованных лиц, при этом не имея умысла на выполнение взятых на себя обязательств, обманным путём, в неустановленном месте, путем подлога и использования технических средств, методом электрографического копирования, сканирования и монтажа документа, изготовил официальные документы:

1. Решение Сухумского городского суда от 17 мая 2019 год по гражданскому делу, по исковому заявлению «О признании права собственности на самовольную постройку, площадью 95.87 м2, расположенную в г. Сухум,

2. Решение Сухумского городского суда от 14 февраля 2018 года по гражданскому делу, по исковому заявлению «О признании права собственности в силу приобретательной давности» на домовладение по ул. Студенческая в г. Сухум.

После чего, Когония Д.Ю. изготовленные поддельные судебные акты, передал заинтересованным лицам, тем самым мошенническим способом, путем обмана завладел их денежными средствами. Поддельные судебные акты были в последующем зарегистрированы в регистрационном органе - Бюро технической инвентаризации Администрации города и впоследствии создали правовые последствия в виде незаконного признания права собственности.

Генеральная прокуратура Республики Абхазия

 

Безвластие затянулось и стало надоедать, похоже, уже не только мне. Возможно, на это никто не обратил бы внимание, если бы не фонил коронавирус, который вроде как, с одной стороны, оправдывает растерянность властей (я имею в виду все ветви), но с другой – вызывает недоумение ее нерасторопностью, даже в вопросах кадровых назначений.

Но если не везет, то не везет: все совпало, и всем стало очень заметно, что созданная система управления не работает не только в законодательной, но и в исполнительной сфере. Работают только суды, но похоже, что чаще назло прокуратуре.

Я теперь даже завидую России: у них законодатели обсуждают хотя бы самоизоляцию, а исполнители строят планы по выходу из экономического кризиса. «Движуха» налицо. Спасибо герою нашей последней революции Ахре Авидзба: с его легкой руки это слово стало неотъемлемой частью моего лексикона. Слово очень удобное, им можно объяснить все, что сегодня происходит в нашей стране, коротко, как делала Эллочка-людоедка – «хо-хо». Право, очень удобно. Так вот, никакого «хо-хо» в плане «движухи» во власти нет и не намечается. С момента избрания нового президента «мрак, жуть, красота».

Может, поэтому первое появление главы государства в публичном пространстве – видимо, в ознаменование окончания первого месяца вступления в должность – стало чуть ли не сенсацией. Нет, президент, конечно, периодически появлялся на публике, дважды возложил цветы и показывал народу, кого назначил. Вот, мол, посмотрите-ка, кого я вам тут привел. И скороговоркой – о том, что этот хороший «парниша» вызывает у него доверие. Правда, создавалось впечатление, что президент все еще не определился с фронтом работы для своего протеже, но это должно быть не наше дело. Если высокопоставленного чиновника представляли без президента, то народ понимал это по своему разумению: значит, этот кадр не от президента, а от премьер-министра. В общем, вся эта канитель длится уже целую вечность, и похоже, что любимая забава – назначения – всем приелась своим однообразием.

И вот тут пришла радость: президент решил дать поручения министру внутренних дел. Страна затаила дыхание: свершилось, вот они – обещанные реформы. Сейчас-то все и начнется: борьба с коррупцией, сокращение штатов, исходя – ни много ни мало – из рекомендаций ООН и с учетом опыта Российской Федерации (300 человек на 100 тысяч населения), диктатура закона, никакой отсебятины – это все мечты из программы кандидата в президенты Аслана Бжания.

Но вместо всего этого глава государства сказал главному милиционеру страны: даешь пятилетку! Да не пугайтесь, не за три дня и не за четыре года. Речь вообще не о будущем, а о прошлом. Аслана Бжания интересуют тяжкие преступления, которые были совершены за прошедшие пять лет. Как отмечает один из блогеров, данное поручение президента «заведомо невыполнимое». Блогер подробно останавливается на несоответствии между поручениями главы государства и законодательной базой. Но я не буду никого утомлять тонкостями абхазского законодательства. Обращу только внимание на то, что президент, в прошлом генерал СГБ Бжания, спутал адресата для своих поручений. С такими поручениями ему бы следовало обращаться не в МВД, а в Генеральную прокуратуру, в производстве которой находятся все резонансные дела. К тому же было бы логично поручить Генпрокуратуре сдернуть завесу тайны с версии об отравлении Аслана Бжания (под этим лозунгом сторонники Бжания переносили и отменяли выборы, штурмовали администрацию и т.д.), железнодорожном кредите, по которому десять лет расплачивается страна, об абхазских компаниях, затаившихся в офшорах, о скоропостижной смерти второго президента и странной гибели главного банкира страны сразу после выборов 2014 года. Много общественно значимых дел без срока давности, к которым можно вернуться, раз уж для поддержания имиджа необходимы громкие разоблачения.

Но, как говорит Жванецкий, «когда не знаешь, как, не можешь сам, не можешь научить, но можешь наказать… – ты президент». Поэтому вернусь к важной детали, из-за которой, на мой взгляд, был затеян этот фарс. Речь идет только о тех пяти годах, когда нынешний президент Бжания не находился в исполнительной власти, а был оппозиционером. Ну что тут скажешь – грабли. Наши президенты не почитают Ли Куан Ю, который очень просто изложил и что делать, и с чего начать: «начните с того, что посадите троих своих друзей. Вы точно знаете, за что, и они знают, за что». У нас все наоборот, и правление Аслана Бжания началось с того, что из зала суда отпустили двух его сторонников, которые оказали вооруженное сопротивление милицейскому патрулю, обвинялись прокуратурой в посягательстве на жизнь сотрудников милиции, незаконном обороте огнестрельного оружия в составе группы лиц и с ареста сотрудника охраны экс-президента Рауля Хаджимба, которого подозревают в незаконном хранении оружия и боеприпасов. Это ж такой лотерейный билет для показательной порки и своих, и чужих, чтобы продемонстрировать равенство всех граждан перед законом, пускай хотя бы в режиме ручного управления. Но, очевидно, обещанный Асланом Бжания правопорядок будет избирательный – амнистия для единомышленников и репрессии для оппонентов. Ну, нам не привыкать – проходили и через это. Но все-таки жаль, что про обещанные реформы, в том числе и в системе МВД, нам опять ничего не сообщили.

Бисмарк предупреждал, что глупо верить политикам до выборов. Но все равно перед тем, как опустить занавес, процитирую оппозиционера Аслана Бажния: «Власть должна личным примером доказывать свою преданность ценностям, которые декларирует и предлагает обществу».

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

 

Впервые в новейшей истории Абхазии Генеральную прокуратуру возглавляет человек, которого без преувеличения можно назвать «народным» прокурором. Это восьмой по счёту Генеральный прокурор РА в послевоенное время. Уважение и доверие народа он заслужил благодаря своим профессиональным, да и просто человеческим качествам. Это глубоко думающий человек с чётким пониманием своей миссии и собственным независимым взглядом на многие вещи. Он знает, что такое ответственность при принятии решений, и не боится брать её на себя. Согласитесь, это именно то качество, которого порой так не хватает многим нашим руководителям. Он дорожит своей профессиональной честью. А приумножать лучшие традиции прокуратуры ему помогает мощная поддержка руководства страны и профессионализм коллектива. Ведь он первый Генеральный прокурор в послевоенной Абхазии, которому «развязали руки» и дали свободу действий.

Адгур Нугзарович Агрба – человек непубличный. Но тем интереснее его личность. Иногда даже одна случайно обронённая фраза или ответ на не относящийся к профессиональной деятельности человека вопрос характеризует его больше, чем самая подробная биографическая справка.

Агрба Адгур Нугзарович родился 15 января 1981 года. В 1998 году окончил Сухумскую среднюю школу №19. В 2005 году окончил историко-юридический факультет Абхазского государственного университета по специальности «юриспруденция». С 1999 по 2001 год служил в Вооруженных силах Республики Абхазия.

В 2002 году был назначен на должность следователя Военной прокуратуры Республики Абхазия. А в 2011 году Адгур Агрба уже старший следователь Военной прокуратуры по особо важным делам.

13 мая 2015 года был назначен исполняющим обязанности Военного прокурора – заместителя Генерального прокурора РА. 8 декабря 2015 года был утвержден на эту должность. 6 мая 2019 года ему присвоено очередное воинское звание генерал-майора юстиции. И в декабре 2019 года был назначен Генеральным прокурором РА.

Женат, имеет двоих детей.

– Адгур Нугзарович, многие желают любой ценой прославиться. Иной раз у человека, получившего «порцию» славы, меняется самосознание. Судя по вашей биографии, вы – один из тех, кто руководил профильной важной госструктурой. Что для вас слава – бремя или стимул для самосовершенствования? И – несмотря на специфику профессии – вы человек известный?

– Та слава, о которой вы говорите, ко мне не имеет никакого отношения. Служба в органах прокуратуры для меня не просто работа, а любимое дело.

– Вы – человек непубличный. А людям интересно, кто возглавил одно из силовых ведомств республики. Расскажите о себе.

– Родился я в городе Сухум. Мои родители родом из горного очамчырского села Джал. Мой отец Агрба Нугзар Иванович – полковник милиции, более 40 лет работает в органах внутренних дел. Через месяц уже уходит на заслуженный отдых. Он сыграл ключевую роль в выборе моей профессии, так как всегда хотел, чтобы один из его сыновей работал в прокуратуре. Имея большой стаж, работы в советской милиции, он ни разу не запятнал честь своего мундира. Отец часто помогал мне в моей работе дельными советами. Я ему обязан во многих моих жизненных успехах.

Моя мама Джагмазия Лиана Акакиевна – домохозяйка. Старший брат Роберт – 1976 года рождения, экономист, учился в АГУ. В настоящее время возглавляет Сбербанк Абхазии. В 1998 году, после окончания Сухумской средней школы №19, я поступил на историко-юридический факультет АГУ. Служил в рядах Вооружённых сил Абхазии. Но моим главным и любимым увлечением был спорт, которым я занимался с 1990 до 2001 года – каратэ. Первым моим тренером был Игорь, о котором мне сейчас ничего не известно, а после войны меня тренировал Роберт Чолокян. У меня чёрный пояс 1-й дан по тхэквандо и коричневый пояс 1-й кю по каратэ. Участвовал в различных международных турнирах. В 1998 году на чемпионате Абхазии я был признан лучшим бойцом. В 2000 году был победителем на чемпионате мира в Сочи.

В Военной прокуратуре я начал работать, будучи студентом, с 2002 года. И в течение 18 лет она была моим вторым домом. Когда в конце 2019 года мне предложили занять должность Генерального прокурора, я не хотел брать на себя такую ответственность, так как понимал, что в стране очень сложная криминогенная обстановка, и будет тяжело руководить этим ведомством. Но руководство страны настаивало, а я – военный человек, который подчиняется приказам.

– Адгур Нугзарович, что вам удалось сделать или изменить за время вашей работы в Военной прокуратуре?

– Военная прокуратура осуществляет надзор в сфере Вооружённых сил. Через полтора года после моего назначения Военным прокурором наше ведомство поддержало инициативу создания Учебного центра, в который должны были направляться все призывники нашей страны. Руководством Минобороны РА был создан Учебный центр, куда были направлены новобранцы, которые проходили курс молодого бойца и принимали воинскую присягу. Затем они распределялись по воинским частям и подразделениям. Благодаря этому обучению в Вооружённых силах Абхазии пошли на спад неуставные взаимоотношения между военнослужащими, так как солдаты стали более ответственно исполнять свои служебные обязанности, выполнять приказы командиров. Никто не мог, минуя Учебный центр, направиться в воинскую часть для прохождения службы. В результате стала искореняться порочная практика выдачи военных билетов лицам, не проходившим военную службу. Весь этот процесс отслеживался Военной прокуратурой РА. Это я считаю совместным достижением руководства Минобороны и Военной прокуратуры Абхазии, которое дало нашей армии положительные результаты.

В Военной прокуратуре всегда был прекрасный коллектив, ребята были очень сплочёнными. Она всегда считалась кузницей прокурорских кадров, откуда выходили руководители городских и районных ведомств, славилась лучшими специалистами, дисциплинированностью и здоровым духом, который был заложен её первым прокурором Владимиром Начач в 1993 году.

– Почему в последнее время участились случаи суицида в Абхазской армии?

– В мою бытность в Военной прокуратуре их было не так много, но попытки были. И все проверки случаев суицида показали, что они происходили из-за проблем личного психологического характера, по семейным мотивам, из-за долгов и крайне редко были связаны с прохождением военной службы.

– Адгур Нугзарович, как вас принял новый коллектив?

– Когда меня назначили, многие уже знали, что будут изменения. Конечно, это не всем нравилось. Я поставил перед руководством страны до моего назначения условие, что кадровую политику я буду проводить самостоятельно. Поэтому с некоторыми коллегами нам пришлось расстаться. После моего прихода в Генпрокуратуру были проведены служебные проверки в центральном аппарате, после которых были освобождены должностные лица, занимающие ответственные посты. Скоро последуют и другие кадровые изменения, в том числе и освобождения от занимаемых должностей. Единомышленников в прокуратуре достаточно и в первую очередь это те люди, которым я доверяю. Когда я шёл сюда, примерно знал, кто и какую должность будет занимать. Мы хотим вернуть доверие наших граждан к правоохранительной системе и прокуратуре. Мы являемся слугами нашего народа. Об этом никогда не забываем. Надо быть ближе к своему народу.

– В стране завершились внеочередные президентские выборы. Какую позицию занимало ваше ведомство в этом политическом процессе?

– В любом государстве выборы президента – важное политическое мероприятие. Для их проведения в соответствии с законом важное место отводится и органам прокуратуры. На них возлагается надзор за исполнением законов центральными и местными избирательными органами, соблюдением избирательных прав граждан, предвыборной агитации, голосованием, подведением их итогов. Наши сотрудники знают, что активная агитационная деятельность в пользу какого-либо кандидата в президенты несовместима с пребыванием в органах прокуратуры. Наше дело – служение всему народу. Мы старались быть объективными в принимаемых решениях и делали всё, чтобы выборы прошли в рамках закона.

Однако в сентябре 2019 года, когда сторонники одного из кандидатов в президенты обратились в суд с жалобой о признании выборов недействительными, с того момента Генпрокуратура принимала участие в этом процессе. В январе 2020 года был вынесен завершающий вердикт Верховного суда, где также принимала участие Генпрокуратура. И выборы были признаны недействительными.

– Адгур Нугзарович, как Вы расцениваете январские события с точки зрения представителя закона?

– Безусловно, это нехороший прецедент, но всему, что произошло, способствовала сложившаяся в последнее время в республике обстановка. От нецивилизованных форм и методов решения проблем надо уходить, я их не приветствую.

– В последнее время участилось возбуждение уголовных дел по фактам коррупции, экономическим, финансовым и уголовным преступлениям, что не может не радовать. Однако многие дела, которые вы передаёте в Верховный суд, почему-то не находят своего подтверждения. В чём причина?

– По перечисленной категории дел имеются некоторые успехи. В настоящее время в производстве органов прокуратуры Абхазии находится немало уголовных дел, имеющих общественный резонанс. Мы возобновили много дел, многих лиц вернули обратно под стражу, в отношении которых преследования были прекращены по надуманным причинам. Вновь были возбуждены против них уголовные дела и приняты процессуальные решения. Одним из таких серьёзных дел, на мой взгляд, является хищение государственных средств госкомпанией «Абхазтоп». Было возбуждено уголовное дело, в кратчайшие сроки частично была проведена бухгалтерская экспертиза на территории России. Было выявлено хищение на сумму более 30 миллионов рублей. Гендиректор Беслан Авидзба был задержан городским судом, однако Верховный суд указал на допущенные нарушения в протоколе задержания, и мера пресечения была изменена на домашний арест. Это не единичное решение, когда Верховный суд по серьёзным резонансным делам изменяет меру пресечения в виде заключения под стражу на домашний арест. Часто это вызывает непонимание со стороны органов прокуратуры, так как мы считаем, что у суда нет достаточных оснований для принятия подобных решений. С таким успехом следственные органы вправе самостоятельно, без судебных органов освобождать подозреваемых и обвиняемых лиц и избирать им подписку о невыезде. Но мы это не практикуем, так как считаем, что каждый должен понести справедливое и соразмерное наказание, в связи с чем обращаемся с жалобами на принятые решения.

Некоторые граждане Абхазии, против которых мы возбудили уголовные дела, являются гражданами России и проживают на территории Российской Федерации. Они могут быть досягаемыми лишь тогда, когда мы объявим их в международный розыск.

Большой резонанс в республике имели убийства в центре столицы в ноябре прошлого года. По этому делу проводятся оперативно-следственные мероприятия. Уже установлен круг лиц, имеющих непосредственное отношение к этому преступлению. Некоторые из них объявлены в розыск, а четверо заключены под стражу. Не исключено, что и остальные фигуранты дела скоро будут взяты под арест.

– Адгур Нугзарович, успех вашей работы заключается, может, и в том, что на вас не оказывается давление со стороны властных структур?

– Я не исключаю этот аргумент. Никто не вмешивается в работу Генпрокуратуры. У нас полная свобода действий. Со мной провёл беседу избранный президент Аслан Георгиевич Бжания. Он доволен результатами деятельности Генпрокуратуры. И рекомендовал продолжать работать в таком же духе.

– Что вы считаете самым большим успехом и самой большой ошибкой в вашей жизни?

– Я не знаю, достиг ли я каких-то больших успехов в жизни, никогда об этом не думал и не мне об этом судить. Но я стараюсь работать честно. Никогда не стремился «сорвать какую-то звезду». Однако самым большим успехом считаю то, что я в девятнадцать лет стал победителем чемпионата мира по тхэквандо из Абхазии, который проходил в Сочи в 2000 году. Что касается ошибок в моей жизни, то я не исключение из общего правила. Но осознанно никогда не допускал ошибки.

– Расскажите о вашей семье.

– Женат. Супруга Фатима по образованию правовед, окончила АГУ. Сын Баграт учится в 6 классе, дочь Арианна – в первом классе.

– Адгур Нугзарович, на ваш взгляд, назрела ли необходимость поднять правовую культуру и сознание нашего общества?

– Любые преобразования в обществе бесполезны без правовой культуры. Ведь правовая безграмотность влияет на судьбу человека. Каждый чиновник, занимающий руководящий пост и желающий перемен в своей работе, должен понимать это в первую очередь. Я считаю, что на государственную службу должны призываться люди, которые умеют ставить интересы государства выше своих собственных, люди с высоким нравственным началом. И если при отборе кандидатов на госслужбу будут учитываться именно эти критерии, проблем в нашей стране будет меньше.

Беседу вела Русудан Барганджия

Газета "Республика Абхазия"

 

Прокуратурой г. Сухум, по материалам, поступившим из МВД РА возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 223 УК РА в отношении старшего лейтенанта милиции Галустян Оганеса Рафиковича по подозрению в незаконном хранении наркотических средств без цели сбыта.

8 мая 2020 года, в результате оперативных мероприятий, сотрудниками УУР МВД и ОСБ МВД РА в автомашине принадлежащей помощнику начальника дежурного ИВС МВД РА был обнаружен спичечный коробок с наркотическим веществом "метадон" весом 0,023 гр.

Приказом Министра внутренних дел РА Галустян О.Р. отстранен от занимаемой должности на период расследования.

Генеральная прокуратура Республики Абхазия

 

 

Генеральная прокуратура подала кассационное представление на постановление Сухумского городского суда, согласно которому, приговоренный Гагрским районным судом в 2016 году к 14 годам лишения свободы в ИК строгого режима со штрафом 350 000 рублей Вахтанг Карабицкий, освобожден из изолятора по болезни.

«Первым заместителем генерального прокурора в кассационную коллегию по уголовным делам Верховного суда внесено кассационное представление на постановление Сухумского городского суда от 22 апреля 2020 года, согласно которому осужденный Гагрским районным судом в 2016 году по п.п. «в» и «б» ч. 3 ст. 224 и ч. 3 статьи 2241 УК РА к 14 годам лишения свободы в ИК строгого режима со штрафом 350 000 рублей Карабицкий Вахтанг Сергеевич был освобожден в связи с наличием у него болезни препятствующей содержанию в следственном изоляторе МВД РА», – сообщается на сайте генеральной прокуратуры.

Карабицкий осужден за то, что он 1 декабря 2015 года находясь на территории Российской Федерации между г.Туапсе и КПП «Псоу» при неустановленных обстоятельствах, незаконно приобрел у неустановленного следствием лица по имени «Миша», наркотическое средство «метадон», массой 12,861 гр., что, согласно постановлению кабинета министров Абхазии от 17 июля 2013 года, является особо крупным размером.

2 декабря 2015 года примерно в 05:30 час, спрятав во внутреннем левом кармане куртки, в упаковке из-под сигарет в полиэтиленовых свертках в количестве 43 штук, и с сокрытием от таможенного контроля, контрабандным путем с целью дальнейшего сбыта на территории Абхазии, незаконно перевез его через таможенную границу по реке Псоу с территории России на территорию Абхазии.

Нужная газета