14 июня Президент Республики Абхазия Рауль Хаджимба на торжественном собрании Государственной службы охраны по случаю 27-й годовщины со дня образования службы вручил медали за вклад в победу в Отечественной войне народа Абхазии 1992-1993 годов.

«Хорошо помню первые шаги по созданию этой структуры в период до начала военных действий. Это были ребята, которые встали рядом с Владиславом Григорьевичем Ардзинба и тем руководством Абхазии, чья безопасность должна была быть гарантирована. Они не жалели себя и не боялись опасностей.

Охранять президента во время войны было важно. Но многие ребята оставили эту службу и ушли в окопы. Я хорошо помню тех ребят, которые говорили, что они являются сыновьями Абхазии, что они не преклонятся перед врагом, и их расстреливали. Эти ребята не сдались и остались настоящими патриотами нашей страны.

Было трудно после войны в Галском районе. Многие охраняли не только первых лиц, но и территорию Абхазии, защищали покой граждан.

Вечная слава погибшим героям. Тем, кто служит сегодня, ветеранам, семьям погибшим желаю мира и добра», - сказал Президент.

Юбилейными медалями за вклад в победу в Отечественной войне народа Абхазии 1992-1993 годов награждены:

Погибшие во время Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 гг.

1. АГРБА Рудик Шотаевич (посмертно)

2. КВИРАЯ Беслан Борисович(посмертно)

3. ХВАРЦКИЯ Адгур Владимирович(посмертно)

Погибшие при исполнении служебного долга

4. ГОГИЯ Отари Адамурович (посмертно)

5. ПАНДАРИЯ Тенгиз Владимирович (посмертно)

6. САНГУЛИЯ Дмитрий Львович (посмертно)

7. ЦУГБА Ремзи Хирбеевич (посмертно)

Сотрудники ГСО РА, ушедших из жизни в послевоенное время

8. АРДЗИНБА Гембер Платонович (посмертно)

9. БЕРЗЕНИЯ Вахтанг Евгеньевич (посмертно)

10. БУТБА Вальмер Авалионович (посмертно)

11. ГВИНДЖИЯ Батал Владимирович (посмертно)

12. САМСОНИЯ Рамаз Апполонович (посмертно)

Действующие сотрудники ГСО РА:

1. БЕРЗЕНИЯ Отар Нуриевич

2. ЖУЛЕВ Владимир Емельянович

3. АВИДЗБА Зураб Васильевич

4. ЛОГУА Отар Михайлович

5. ХАСИЯ Светлана Адамуровна

6. ХАДЖИМБА Заур Зорканович

7. ХВАТЛАНДЗИЯ Даур Чичикович

8. САБЕКИЯ Эмзар Илларионович

9. ЦУЛУКИЯ Руслан Чичикович

10. ШИНЕЛИЯ Гено Сатбеевич

11. БАСАРИЯ Руслан Амеранович

12. ЦЕЦХЛАДЗЕ Джумбер Мирович

13. СИЧИНАВА Даур Юрьевич

14. АРШБА Тимур Валикович

15. СИЧИНАВА Темур Юрьевич

16. АГРБА Раули Джотович

17. АРШБА Джон Фридонович

18. ДЗАПШБА Руслан Радионович

19. КВИЦИНИЯ Батал Хакибеевич

20. АБУХБА Адгур Иванович

21. СИЛАГАВА Нодар Аркадьевич

22. АНКВАБ Адгур Арсентович

23. ЛОМИЯ Винаид Спиридонович

24. ГУРГЕНЯН Вартан Константинович

25. ЧАПАГУА Анатолий Шаликович

26. ЯКУБ-ОГЛЫ Энрик Нусрединович

27. ТУРКИЯ Валерий Владимирович

28. БЕРЗЕНИЯ Омари Нуриевич

29. ЧАБЛАХ-ОГЛЫ Беслан Рудикович

30. АТРЫШБА Кавкас-Камиль Кемалович

31. ДБАР Альберт Михайлович

32. ДЗКУА Руланд Варламович

33. ЛОГУА Одик Шотович

34. ЛЕЙБА Анзор Даратьевич

35. БАРЦИЦ Джубей Петрович

36. ДЖЕРГЕНИЯ Альберт Николаевич

37. ДБАР Адгур Фиридонович

38. ЛЕЙБА Отар Заурович

39. ХАРАБУА Адгур Кучкович

40. АНДАРБУА Зораб Викторович

41. АРСАЛИЯ Юрий Дугович

42. ХАРАБУА Даур Юрьевич

43. МАРГАНИЯ Руслан Борисович

44. ЛАСАРИЯ Аслан Сергеевич

45. ЛУХБА Анзор Викторович

46. БАСАРИЯ Роберт Константинович

47. ТОРЧУА Отари Солдатович

48. НАЗАРЯН Автандил Шаваршович

49. ПИСКУНОВ Александр Витальевич

50. НАНБА Энвер Ясонович

51. АШХАРУА Давид Хакибеевич

52. НАНБА Юрий Ясонович

53. КАКАЛИЯ Беслан Юрьевич

Ветераны ГСО РА:

1. ЧКОК Кочубей Георгиевич

2. Абдуллаев Рауф Фиридунович

3. МУШБА Даур Заурович

4. САЛАКАЯ Эдуард Борисович

5. ГОГОЛИН Владимир Резович

6. КУТЕЛИЯ Алмасхан Викторович

7. АДЛЕЙБА Отар Каликбеевич

8. АБШИЛАВА Капитон Мачучович

9. ЗОПУНЯН Рафик Нерсесович

10. КИУТ Анзор Заликович

11. БГАНБА Астана Константинович

12. КАРЧАВА Беслан Иванович

13. АХИБА Джон Шаликович

14. ХАШИГ Юрий Викторович

15. КВАРАЦХЕЛИЯ Хирбей Тачович

16. ТАНИЯ Беслан Карбеевич

17. ДЖЕРГЕНИЯ Алик Николаевич

18. ВЕСЕЛОВСКИЙ Юрий Григорьевич

19. ЛОКТЕВ Николай Иванович

20. ДЖИКИРБА Роман Антонович

21. ЧУДНОВЕЦ Александр Иванович

22. ЦАБАРИЯ Адгур Чичикович

23. БЖАНИЯ Адгур Юрьевич

24. КАДЖАЯ Сосо Ясонович

25. ГОГУА Альфред Сергеевич

26. ТЕРЗИ-ОГЛЫ Инвер Фазылбеевич

Перед началом торжественного собрания состоялась официальная церемония выноса знамени Государственной службы охраны.

 

 

Официальный сайт Президента Республики Абхазия

 

Очередной 48-ой раунд Женевских дискуссий по безопасности и стабильности в Закавказье пройдет в июле.

СУХУМ, 12 июн – Sputnik, Асмат Цвижба. Доклад премьер-министра Грузии Мамуки Бахтадзе, который касался отчета о ходе выполнения правительственной программы 2019-2020 годы, отражает тенденцию грузинского руководства представлять мировой общественности ситуацию в Абхазии в своем свете, заявил министр иностранных дел Абхазии Даур Кове на встрече с сопредседателями Женевских дискуссий по безопасности и стабильности в Закавказье 12 июня.

По словам Кове, согласно докладу премьер-министра Грузии, правительство Грузии выделило Абхазии порядка 600 тысяч лари на приобретение препаратов для борьбы с мраморным клопом.

"Я хочу ответственно заявить, что правительство Абхазии не принимало ничего от правительства Грузии. Все препараты, направленные на борьбу с мраморным клопом в республике, были получены по линии международных организаций, на деньги, которые выделяются донорскими организациями и не имеют ничего общего с бюджетом Грузии", - объяснил он.

Министр иностранных дел Абхазии заверил сопредседателей Женевских дискуссий, что соответствующие органы республики могут предоставить документы, подтверждающие получение препаратов и их происхождение.

"А если у правительства Грузии есть документы, подтверждающие факт передачи препаратов по борьбе с мраморным клопом, я считаю разумным и необходимым обнародовать их", - добавил он.

По словам министра иностранных дел Абхазии, со стороны руководства Грузии также наблюдается тенденция использования Абхазии во внутриполитической борьбе. Кове отметил, что правительство Грузии все еще активно использует санкционный список Отхозория-Татунашвили (список лиц, обвиняемых в различных преступлениях против граждан Грузии – ред.),создание которого было инициировано оппозиционной партией "Европейская Грузия".

"Это стало причиной того, что формат наших встреч на территории города Гал был приостановлен. Правительство Грузии и сейчас продолжает активно работать с этим списком, и недавно представитель МИДа Грузии заявил о том, что внешнеполитическое ведомство продолжает работать с другими странами по этому санкционному списку. Это заявление стало ответом на требование оппозиционной партии "Европейская Грузия" принять специальное постановление о ненадлежащем исполнении резолюции по списку Отхозория-Татунашвили", - сказал Кове.
Сопредседатель Женевских дискуссий Хайку Мамо отметил, что в ходе 48-го раунда сторонам предстоит обсудить ряд вопросов.

"Существует очень много вопросов, которых мы не касались в ходе дискуссий, включая вопрос о продолжении и возобновлении работы в формате МПРИ. Сегодня у нас есть возможность понять, каким путем удастся выйти из этой ситуации", - добавил он.

Очередной раунд Женевских дискуссий по безопасности и стабильности в Закавказье пройдет в июле.

 

 

Всеобщая диспансеризация населения Абхазии силами сводного медицинского отряда Федерального медико-биологического агентства (ФМБА) России из 50 человек проходит сейчас в Абхазии. Она началась 5 апреля в Гальском районе и завершится 9 июня в Гагрском районе.

На днях в интернет-публикации под хлестким заголовком «Добровольно менять украинский или грузинский паспорт на российский – это неизлечимый случай» тбилисский политический аналитик, один из основателей Грузинского центра стратегического анализа GSAC Нодар Харшиладзе, потряс своими «познаниями» об абхазских реалиях. В интервью, которое построено как наставление старшеклассника-грузина младшекласснику-украинцу, он рассказывает, в частности, о том, что «на оккупированных территориях системы здравоохранения нет в принципе (ни докторов, ни больниц)»! Просто нет, понимаете, все здания бывших больниц стоят, оказывается, в Абхазии и Южной Осетии пустые, а врачи разбежались! Главное, как говорится, убеждение, а если «факты против нас, то тем хуже для фактов»…

Нодар Харшиладзе поделился таким своим убеждением, очевидно, в связи с тем, что немало жителей РА и РЮО выезжают на бесплатное лечение в Грузию. Да, выезжают: и потому что бесплатное, и потому что уровень медицины в них реально отстает от уровня ее в Грузии и России. И у кого хватит духу осуждать таких людей, особенно когда речь идет об экстренных случаях, о жизни и смерти?

Так или иначе, но Сухум и Москва давно уже задумались о том, что можно и нужно противопоставить этому явлению – зависимости жизни и здоровья многих жителей Абхазии от доброты Тбилиси. По соглашению между министерствами здравоохранения Абхазии и России, жители Абхазии, имеющие российское гражданство, получили возможность оформить полисы обязательного медицинского страхования РФ и по направлению абхазского Минздрава получать бесплатную помощь в лечебных учреждениях России. А в марте этого года в Абхазию по поручению министра здравоохранения РФ Вероники Скворцовой приехала делегация Минздрава России, чтобы обсудить с руководством республики трехэтапный план оказания медицинской помощи жителям Абхазии. На встрече представителей российской делегации, возглавляемой руководителем Федерального медико-биологического агентства (ФМБА) РФ Владимиром Уйба, помощником министра здравоохранения России Анатолием Гулиным, с министром здравоохранения Абхазии Тамазом Цахнакия был обсужден и одобрен следующий план. Первый этап – проведение бесплатной диспансеризации населения во всех регионах республики (это уже вторая диспансеризация при поддержке ФМБА России). В рамках второго этапа планируется открытие отделения кардиохирургии Республиканской больницы в Сухуме. В дальнейшем специалисты ФМБА, в том числе из центров кардиохирургии, будут приезжать и работать в отделении вахтовым методом, проводить операции. Правительство России уже выделило средства для строительства отделения. Заключительный, третий этап, предусматривает строительство многопрофильного медицинского центра, в котором также будут работать российские специалисты по вахтовому методу. В центре будут отделения общей хирургии, кардиохирургии, травматологии, а также большой поликлинический блок. Место строительства медцентра пока не определено, однако отмечается, что решающим фактором станет равноудаленность от всех районов республики.

Вернемся к проходящей всеобщей диспансеризации. Недавно в России введен дополнительный выходной день в году – специально, чтобы работающие могли посвятить его обходу врачей и проверке своего здоровья. В Абхазии, думаю, более актуальна другая проблема: дело не столько во времени, сколько в деньгах. Ведь по неписаным правилам меньше чем 500 рублей за визит к врачу стыдно, считается, дать. А тут надо обойти минимум с десяток кабинетов. Большинству пенсионеров это не по карману.

Вот почему всеобщая диспансеризация вызвала такой интерес, если не сказать ажиотаж в Абхазии. Работа сводного отряда, прибывшего на 12 специализированных автомобилях и автобусах, в каждом районе сопровождалась телерепортажами о ней. А когда с 21 по 27 мая российские медики, расположившись в Республиканской больнице, в поликлиническом отделении и дворе, вели прием жителей столицы Абхазии, я решил тоже пройти диспансеризацию.

Изначально понимал, что у меня вряд ли хватит времени и терпения, что отстоять неминуемые очереди в кабинеты, но к решению этому склонило обстоятельство, что живу в паре кварталов от больницы. И вот в один из дней сходил в больницу и получил в регистратуре что-то вроде обходного листка, в котором девушка-регистратор обвела два слова – «уролог» и «флюорография». Это, по ее словам, кабинеты, рекомендуемые для посещения в первую очередь. Почему – оставалось только гадать, наверное, для большинства мужчин моего возраста они самые актуальные.

Но попал я в итоге в три кабинета – «флюорография», «кардиология» и «хирург» – совсем по другому принципу: туда, где была меньше всего очередь, от четырех до одного человека. И не было толчеи у них; флюорографию проходили вообще в автобусе в больничном дворе. Ушло на это полтора часа. Прием россиянами ведется с полдевятого утра до шести вечера, после четырех часов людей в очередях, как мне сказали, меньше, поэтому и на следующий день я пришел в больницу после четырех часов вечера. Но в коридорчике отделения, где сосредоточена основная часть кабинетов, была такая толчея, что решил на этом поставить точку.

Главврач сводного медицинского отряда ФМБА Борис Александров рассказывал, что на данном этапе в Абхазии консультации прошли 6128 человек, из них 1274 ребенка. Выполнено около четырех тысяч лабораторных исследований, выявлено около пяти тысяч заболеваний, в том числе примерно у одной тысячи детей. Более сорока пациентам оказана экстренная медицинская помощь. Их госпитализировали в медучреждения Абхазии. У взрослого населения превалируют сердечно-сосудистые заболевания, новообразования и заболевания мочеполовой системы, самые распространенные проблемы со здоровьем среди детей – заболевания нервной и сердечно-сосудистой систем, органов дыхания.

Поскольку далеко не все желавшие пройти диспансеризацию успели это сделать, российские медики, как слышал, обещали приехать еще в сентябре.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Верховный суд Республики Абхазия, под председательством судьи Генри Гамисония рассмотрит по первой инстанции уголовное дело в отношении Отара Баркая.

По версии предварительного следствия, Отар Баркая, находясь в состоянии алкогольного опьянения, 19 марта 2011 года, примерно в 18:20 часов в с. Гагида Галского района, вооружившись незаконно хранимым и носимым огнестрельным оружием – автоматом системы «Калашникова» калибра 5.45 мм., используя незначительный повод, ссору возникшую в ходе застолья, из хулиганских побуждений совершил умышленное убийство Тенгиза Мебония, Давида и Важи Кварацхелия, а также Сулико Плиева.

Действия Баркая Отара Онериевича предварительным следствием квалифицированы по пунктами «а», «д», «е», «и» части 2 статьи 99 (убийство двух и более лиц, совершенные с особой жестокостью, общеопасным способом, из хулиганских побуждений) и частью 1 статьи 217 (незаконные приобретение, хранение, ношение огнестрельного оружия и боеприпасов) УК Республики Абхазия.

Отару Баркая, в соответствии с инкриминируемым ему органом расследования обвинением, может быть назначено пожизненное лишение свободы.

Отар Баркая считается невиновным, пока его вина не будет доказана и установлена вступившим в законную силу судебным приговором.

https://www.vs-ra.org/

 

 

Герои национально-освободительного движения в Абхазии

Сергей Анатольевич Аршба родился в городе Ткуарчале в 1961 году. Окончив среднюю школу в 1979 году, поступил в Высшее военно-политическое училище в городе Львове. Через четыре года лейтенант Аршба по распределению был направлен в Военно-воздушные силы Северокавказского военного округа. Перед развалом СССР в 1990 году уволился из Вооружённых сил и вернулся в Абхазию.

– В 1990 году в армии появились первые симптомы развала советской системы, Советский Союз стал трещать по швам, уже не было того порядка и дисциплины, на которых меня воспитывали и учили, – вспоминает Сергей Аршба. – Когда я вернулся в Абхазию, мне посчастливилось познакомиться с большим патриотом и человеком с большой буквы Николаем Джонуа. Я начал работать с ним в газете «Айдгылара». В редакции нас было четверо: Коля – редактор, Мзия Бейя, Даур Миквабия и я.

Так военный политработник Сергей Аршба стал журналистом и оказался в центре национально-освободительного движения абхазского народа.

– Я воспитывался на моральных ценностях советской системы, – продолжает С.Аршба. – Поэтому для меня доминирующим аспектом моего эго был интернационализм, а национализм напрочь отсутствовал. За пять месяцев общения с Колей я стал ярым националистом в хорошем смысле этого слова, то есть человеком, любящим свою нацию. Я стал читать грузинскую прессу, выступления Гамсахурдия и Костава, у которых в то время был лозунг: «Грузия для грузин». На территории Абхазии стали появляться разношерстные грузинские военизированные формирования с криминальным уклоном. Жизненно необходимо было правильно им противостоять, сохранить свой народ от физического уничтожения. Всё это определило мою дальнейшую судьбу.

Помню, как-то на нашу газету хотел подать жалобу в суд председатель Цебельдинского сельсовета якобы мы опубликовали клеветнический материал о беспределе грузин по отношению к местному армянскому населению. Мы поехали разбираться в Цебельду – Дамей Квициния, Кристиан Бжания и я. После разборок они накрыли большой стол, поднимали за нас тосты, говорили, что мы их братья. И тогда Дамей сказал: «В отдельности вы все хорошие, а когда собираетесь вместе в Парламенте, что-то с вами происходит, вы в нас видите исключительно «апсуйцев», пришлых с Северного Кавказа и отобравших у вас Родину, врагов».

С января 1992 года – я в рядах Абхазской гвардии, возглавил взвод. Затем меня перевели командиром роты в Агудзеру, в которой было около 100 человек. Один из взводов возглавлял Лаша Когония, который погиб в ноябре 1992 года. Другой взвод – Динвар Асландзия, он погиб в 2001 году во время Кодорских событий. Тогда он уже был в звании полковника, возглавлял оперативное управление Минобороны. Был с нами и Беслан Цвижба, ныне заместитель министра обороны. Костяк роты был великолепным, офицеры, которые не задумываясь, готовы были отдать самое дорогое – свою жизнь ради свободы и независимости Абхазии.

Сегодня, мне кажется, что всё лучшее, что осталось у нас, осталось от СССР. За 25 послевоенных лет мы потеряли многое, что было создано советской системой. А новое создать не получилось, хотя, возможно, я сгущаю краски.

В середине девяностых годов силовыми структурами Абхазии в Галском районе контролировалась только трасса и центр Гала. Чтобы спуститься в нижнею зону приходилось задействовать не менее тридцати человек в полном вооружении и под прикрытием бронетранспортера. Однако колонны бензовозов и одиночных машин, груженных цветным металлом, сигаретами и прочим грузом без проблем продвигались к «экономическим» бродам через реку Ингур, которые контролировали криминальные бандформирования Дато Шенгелия. Так закладывался фундамент, начальный капитал отдельных представителей нашей финансовой элиты. А как у нас прошла приватизация государственных объектов, актива, доставшегося нам от СССР? Кулуарно, за бесценок, своим. А потом продажа их за десятки миллионов.

С болью в сердце говорит кадровый офицер Советской армии, полковник, командир Абхазской армии, кавалер ордена Леона, ветеран национально-освободительного движения и Отечественной войны народа Абхазии Сергей Аршба о сложной общественно-политической обстановке в стране. Он прошёл тернистый путь воина, патриота, человека, который в самое сложное для Родины время не бросил её, а героически отстаивал национальные интересы своего народа, самозабвенно защищал свою землю от врагов и тиранов, охранял границу своего государства от бандитов.

– В апреле 1992 года мы уже знали, что война с Грузией неизбежна, – продолжает С.Аршба. – Во всех властных структурах было двоевластие – от МВД до университета. Нужно было выиграть время, чтобы сорганизоваться, подготовиться, вооружиться.

С 1991 года Мушни Хварцкия занимался вопросами обеспечения оружием (с начала формирования Полка внутренних войск он был в числе его руководителей). В феврале 91-го Народный форум «Аидгылара» командирует нас с Геной Хашба и Ардой Миквабия в Ленинград: нам предстояло доставить в Абхазию оружие, которое Мушни каким-то невероятным образом скупал. Боюсь даже предположить у кого и каким образом. С того момента, как на Московском вокзале тогда еще Ленинграда, худощавый парень с густой черной аккуратно подстриженной бородой, протянув руку, произнес: «Будем знакомиться», – моя жизнь под влиянием неимоверной внутренней энергии этого человека существенным образом изменилась. Это был Мушни Хварцкия.

Почти неделю Мушни готовил оружие к транспортировке. Мы в этом участия не принимали: он не хотел подвергать нас риску. Мы наслаждались красотами города-музея. Нашим гидом и финансово обеспечивающим наше пребывание человеком был близкий Мушни человек из бзыбских грузин (чтобы не навредить, не стану называть его имени). Он уже года три жил в Ленинграде и имел кафе в самом центре города. Конечно, он был в курсе всего, чем занимался Мушни, не переносил политику националистов Гамсахурдиа, и помогал как мог, в первую очередь деньгами...

…И вот Мушни позвал нас. На Невском проспекте, в самом центре Петербурга, в подвальном помещении заброшенного дома, стояли два рюкзака и большая коробка из-под холодильника «Nord», аккуратно упакованная и обмотанная скотчем. В коробке – четыре пулемета Дегтярёва, гранатомет и карабины с боеприпасами. Мы вытащили все это на тротуар и стали думать: не в каждое такси войдет наш багаж. Колючий ветер, какой бывает в первых числах марта, продувал нас насквозь. От холода и напряжения мои зубы выстукивали чечетку. И тут в придачу к неприятностям погоды в поле моего зрения попадает милицейский УАЗ. Мы все четверо не сводим с него глаз, и УАЗ, словно заколдованный, начинает двигаться в нашу сторону… И тут Мушни стремительно бросается ему наперерез и, энергично размахивая руками, призывает патрульную машину остановиться. На переговоры с милиционерами уходит пара минут. Мы видим, как они утвердительно кивают и паркуются как можно ближе к нашей неподъемной ноше.

– Быстрее! – коротко бросает милиционер и, выйдя из машины, помогает грузить наш «багаж». И вот мы – все четверо – потеснившись, уже разместились на заднем сиденье. Милиционер, который нам помогал, интересуется: «Вы что, камни везете?»

– Мы – археологи, едем на раскопки, оборудование везём! – Мушни перехватывает инициативу в разговоре и до самого вокзала рассказывает что-то об археологии. Пишу «что-то», поскольку в слова в тот напряженный момент я даже не вслушивался. «Не знаю, какой ты археолог, но психолог – от Бога», – вот что думал я тогда. Так мы и подъехали к вокзалу на патрульной машине, потом свернули и оказались у нужного вагона. Кстати, перегрузили мы оружие из УАЗика тоже с помощью наряда ППС. Мушни обладал способностью магически действовать на людей (этого у него было в избытке!), а филигранный расчет обеспечивал успех его планам.

Больших трудов нам стоило перевозить оружие в Абхазию. Но хочу подчеркнуть особую черту характера Мушни, который мог с любым человеком найти общий язык – и с чиновником, и с бандитом. Он обладал какой-то магической силой, перед которой никто не мог устоять. В целях конспирации Мушни по всему Питеру в разных местах прятал оружие – в заброшенных домах, в подвалах.

Когда перед войной в апреле 1992 года, мы стояли на рубеже от Ингурского моста и до моря, нам удалось остановить продвижение грузинских формирований под командованием командующего внутренними войсками Грузии Ланчава, несмотря на многократный перевес в вооружении и численности со стороны Грузии. Патриотизм личного состава нашей гвардии зашкаливал. Мы готовы были даже на танк пойти с голыми руками.

Перед войной наш командир Владимир Георгиевич Аршба предложил заминировать обочины дороги перед рекой Галидзгой, подготовить фугасы и посадить подразделение, которое в нужный момент подорвёт вражескую технику. Однако это предложение часть наших абхазские депутатов не поддержало, мотивируя, что это будет равносильно объявлению войны. Настораживает и вызывает удивление факт, что за два дня до начала войны Мушни Хварцкия направили в Гагру, Владимира Аршба тоже вызвали в Сухум. Таким образом агудзерский батальон Абхазской гвардии 14 августа 1992 года оставался без старших командиров. Мне пришлось взять командование на себя. Поступил приказ от Гиви Камуговича Агрба выдвигаться к Келасурскому мосту, подготовить его к взрыву и организовать оборону в том районе. Выезжаю я из Агудзеры на трассу, и моя машина с 25-ю солдатами срочной службы 18-19 лет попадает прямо в колонну грузинских танков, причём не в первую, а уже во вторую. Двадцать вражеских гранатомётчиков берут нас на прицел. Вот такая дезорганизация была в первый день войны. Нас взяли в плен и закрыли в подвале. Меня поместили отдельно от моих ребят. Затем под охраной завели в комнату, где я увидел высокого холёного мужчину в гражданском костюме. Он представился. Это был Тэдо Пааташвили – член Госсовета Грузии, председатель партии «Хартия-91 за мир и гражданское согласие в Грузии». Вся комната была пропитана дымом от марихуаны. Пааташвили предложил мне выступить по телевизору, агитируя абхазов не брать в руки оружие. Я отказался. «Тогда придется расстрелять твоих пацанов, – сказал он. – Как мы это делаем, ты знаешь». За день до этого я видел как расстреляли молодого парня, Габуния. И добавил: «А тебя подвезём к Красному мосту и отпустим, и пусть с тобой разбираются их родственники». У меня не было выбора, я согласился, но с условием, что текст напишу сам. Мне пришлось... Это была плата за жизни моих ребят. Затем меня с моими ребятами перевели в Драндскую тюрьму. Через 12 дней обменяли на военнопленных грузин.

А затем война... Я собрал группу, мы находились в районе моста в Верхней Эшере. Потом меня ранило, оперировал Андзор Гоов. После госпиталя был командиром разведроты, командиром батальона специального назначения, начальником штаба батальона «Горец». Когда освобождали Сухум, я был командиром этого батальона. После войны опять разведка в Кодорском и Галском направлении. Меня всегда возмущал факт, что партизанами называли бандитов, которые бесчинствовали в лесах Гала и Кодорского ущелья. Никто из абхазских чиновников не удосужился открыть словарь и прочитать значение слова «партизан».

То, что сегодня мы имеем независимое государство, это заслуга двух-трех тысяч человек, за которыми пошли, которым поверили. Благодаря этому мы сегодня живы. А по спискам сегодня ветеранов войны 25 тысяч. Случаи, когда командиры вносили в списки ветеранов войны людей, которые держали оружие 2-3 дня, не редкость. А мотивация была следующей: «Его могли же убить в течение этих трёх дней?». Поэтому сегодня у нас такая картина. Комментарии тут излишни.

После ранения в декабре 1992 года Сергей Аршба женился на Наире Какалия из села Мыку Очамчырского района. У счастливой пары сын Саид – экономист, работает в Министерстве по курортам и туризму, дочь Анна – дизайнер, работает в Центре народного творчества. В 2010 году Аршба Сергей Анатольевич уволился из Вооруженных сил Абхазии с должности исполняющего обязанности начальника разведывательного управления Вооружённых сил РА. Говорят, время лечит. Но эта боль вряд ли утихнет. Война – всегда война.

Русудан Барганджия

Газета "Республика Абхазия"

 

Страница 1 из 23
Яндекс.Метрика