Президент России Владимир Путин на встрече с главой Абхазии Раулем Хаджимба в ноябре прошлого года прокомментировал товарооборот двух стран, отметив что он растет, но "небольшими темпами".

Светлана Орлик для Sputnik

О том, как сегодня обстоят дела с российско-абхазским товарооборотом, от чего он зависит и какие меры для его стимулирования принимаются с российской стороны, рассказал в интервью торговый представитель России в Абхазии Владимир Некрасов.

- Как вы оцениваете торгово-экономические связи России и Абхазии в настоящее время?

- У нас стабильные торгово-экономические связи, мы видим, пусть не такую большую, но все-таки положительную динамику нашего товарооборота. Так, за 2018 год товарооборот Абхазии с Россией вырос на 11,8% по сравнению с 2017 годом и составил 17,7 миллиарда рублей, это нас радует. Если говорить об экспорте российских товаров в Абхазию, он составил 13,3 миллиарда рублей, увеличившись на 4,8%. Одновременно, поставки товаров из Абхазии в Россию увеличились на 40,3% и составили почти 4,4 миллиарда рублей. Россия, как известно, традиционно является ключевым торговым партнером Абхазии и занимает 74,5% в общем объеме внешнеторгового оборота республики.

- Есть ли у вас данные о других странах-торговых партнерах Абхазии? На кого приходится почти четверть внешнеторгового товарооборота республики?

- По данным наших коллег из Государственного таможенного комитета Абхазии, 5,6% во внешнеторговом обороте Абхазии в 2018 году пришлось на Турцию. Именно турецкие товары являются основным конкурентом российской продукции на абхазском рынке. Кроме того, Абхазией налажено успешное взаимодействие во внешней торговле с более чем 40 странами, среди которых Молдавия, Греция, Китай, Бразилия, Украина, Белоруссия, Болгария, Испания, Италия, Армения, Латвия и другие страны. В основном Абхазия сотрудничает с ними при осуществлении импортных операций.

- От чего зависит товарооборот с Абхазией?

- Рынок Абхазии объективно небольшой, объем потребления товаров и услуг в стране незначительный, поэтому и наш товарооборот не столь масштабный, как нам бы хотелось. Прежде всего, объем товарооборота зависит от сезонного фактора, от количества приезжающих в Абхазию туристов, поскольку это напрямую влияет на потребность в продуктах питания, ГСМ, товарах повседневного спроса. Поэтому динамика товарооборота находится в прямой зависимости от туристической привлекательности Абхазии. Кроме того, на объемы российско-абхазской торговли влияют и иные факторы: изменения рыночной конъюнктуры, погодно-климатические условия и прочее.

- Что скажете о привлекательности Абхазии для туристов?

- Как обыватель, я скажу, что Абхазия привлекает специфического туриста, и многие приезжают сюда несмотря ни на что, потому что им нравится климат, природные и исторические достопримечательности, абхазская хлебосольность, русскоязычная среда, рублевая зона, отсутствие необходимости оформлять загранпаспорт. Люди чувствуют себя в Абхазии как дома. Важную роль играет роль историческая память: с советских времен Гагра, Пицунда выступают символами летнего отдыха на море. Конечно, есть и те, кто жалуется на неразвитость инфраструктуры, на то, что сервис страдает, но в последнее время многое постепенно меняется к лучшему.

- Какие еще российские товары поставляются в республику? Над какими проектами ведется работа в настоящее время?

- Как пример, в 2017 – 2018 годах при нашем участии российские компании организовали поставки в республику мебели, строительных и отделочных материалов, сельхозтехники, коммунальной техники, а также колбас, мясных деликатесов, мяса птицы. Общий стоимостной показатель от реализации этих проектов составил более 6 миллионов долларов. Кроме того, в настоящее время Торгпредством прорабатывается проект по оснащению аэропорта Сухума современным аэронавигационным и светосигнальным оборудованием российского производства, эта работа ведется совместно с компанией ООО "НПО "РТС" из Челябинска.

- Какие российские компании присутствуют в Абхазии?

- Из крупных российских компаний на абхазском рынке присутствует "Роснефть", А-Мобайл (сотовый оператор Абхазии - ред.) – компания с российским участием. Из успешно реализованных в 2018 году проектов с российскими инвестициями следует отметить начало работы в Абхазии банка "Центр международных расчетов Абхазия", уставный капитал которого на 100% сформирован российскими участниками, а также запуск завода по производству вин ООО "Производственно-аграрное объединение "АБХАЗ-ВИНО" со 100% инвестициями российских участников. Но в целом мы вынуждены констатировать, что массовой заинтересованности крупных компаний из России в приходе на рынок Абхазии в силу его ограниченного объема нет, чего нельзя сказать о малых и средних российских предприятиях.

- Одна из задач Торгпредства – это выявление и устранение барьеров при торгово-экономическом и инвестиционном взаимодействии стран. Расскажите подробнее, что вам удалось сделать в этом направлении? Какие сложности существуют?

- Действительно, несмотря на стратегический уровень межгосударственного партнерства России и Абхазии и режим наибольшего благоприятствования в торгово-экономическом взаимодействии, закрепленный двусторонним соглашением о режиме торговли товарами от 2012 года, нами периодически выявляются отдельные противоречия, неурегулированные законодательством сферы.

К примеру, поступают сигналы от предпринимательского сообщества о необходимости устранения двойного налогообложения. Торгпредство получает обращения российских инвесторов о необходимости упрощения процедур регистрации в Абхазии как самих учредителей, так и приезжающих из России работников компаний. Сегодня эти процедуры многим кажутся сложными. Например, для открытия банковского счета необходимо получение разрешения на временное проживание в Абхазии, для чего, в свою очередь, нужно сдать медицинские анализы, пройти обследование, найти гражданина Абхазии и договориться с ним об оформлении временной регистрации, которую по существующим правилам необходимо продлевать ежемесячно. Со стороны бизнеса мы видим запрос на унификацию условий работы в России и в Абхазии.

Также Торгпредством в тесном взаимодействии с российским бизнесом выявлена необходимость имплементации норм упомянутого выше российско-абхазского соглашения о режиме торговли товарами в национальное законодательство Абхазии с тем, чтобы у участников внешнеэкономической деятельности было ясное и недвусмысленное понимание, что таможенные пошлины в отношении ввозимых в Абхазию российских товаров не применяются.

Есть и ряд других проблем, которые требуют своего разрешения на межправительственном уровне. Именно с этой целью в конце 2017 года при существующей Межправительственной комиссии по социально-экономическому сотрудничеству между Россией и Абхазией была создана межведомственная рабочая группа по инвестиционному взаимодействию, которая призвана рассматривать подобные вопросы. Первое ее заседание планируется провести в конце апреля.

- Как вы оцениваете широко обсуждаемый запрет иностранным гражданам, в том числе россиянам, на приобретение в Абхазии жилья? Отражается ли этот запрет на притоке инвестиций в республику?

- Конечно, для крупного бизнеса этот запрет не имеет значения. Крупные компании могут учреждать на месте дочерние структуры, то есть заниматься своей деятельностью дистанционно и в этом отношении не быть привязанными к месту ведения бизнеса. Но, повторюсь, к сожалению, крупный бизнес пока не идет на рынок Абхазии. Интерес к приходу в Абхазию проявляют малые предприятия и индивидуальные предприниматели, для которых важно самостоятельно приехать, организовать свое дело и непосредственно на месте им заниматься, обустроить бытовой комфорт для себя и своей семьи. И в этой связи невозможность приобретения жилья в Абхазии, безусловно, является сдерживающим фактором. Конечно, россиянин имеет возможность купить коммерческую недвижимость, производственный цех или тот же гостевой дом, но где-то же ему необходимо жить, одновременно решив вопрос регистрации. На наш взгляд, снятие или смягчение существующих ограничений было бы большим плюсом для привлечения в республику малого и среднего российского бизнеса, и, уверен, мы бы увидели серьезный приток инвестиций в страну.

- На ваш взгляд, меняется ли мнение руководства республики по этому вопросу, поднимается ли эта проблема при рабочих встречах, контактах?

- Этот вопрос нужно адресовать руководству Абхазии, все же это внутреннее дело Абхазии. Я лишь выражаю свое мнение, что запрет на приобретение жилья негативно сказывается на притоке российского бизнеса в республику. И вообще, в наших интересах, напротив, привлекать инвестиции из Абхазии в Россию, а также стимулировать российских инвесторов вкладывать средства и предпринимательский талант в свою страну.

- А есть ли абхазские инвесторы в России?

- Да, многие граждане Абхазии, большинство из которых, как известно, являются одновременно и гражданами Российской Федерации, постоянно проживают на территории России, вкладываются в покупку недвижимости, производственных предприятий.

- Возвращаясь к вопросу торгового оборота между странами, какие абхазские товары пользуются популярностью на российском рынке, и есть ли планы по увеличению поставок абхазской продукции в Россию?

- Основу поставляемой на российский рынок продукции составляют товары агропромышленного комплекса – вина и ликеро-водочная продукция, цитрусовые плоды, орехи. Традиционно высоким спросом у российских мужчин в преддверии 8 Марта пользуется абхазская мимоза. Кроме того, мы наблюдаем рост объемов поставок абхазских джемов, варенья, компотов, аджики, что говорит о появлении в Абхазии перерабатывающих производств, о необходимости организации которых много говорилось в последние годы. Развивается производство в республике томатов и овощей закрытого грунта, появились современные тепличные хозяйства, ориентированные на экспорт продукции в Россию. В условиях санкционных ограничений абхазский рынок плодоовощной продукции определенно интересен России.

Наши абхазские партнеры готовы и хотели бы увеличить объемы поставок этой продукции, но есть ряд сдерживающих факторов. Во-первых, это природные, климатические и экологические факторы. Например, в прошлом году был крайне скудным урожай ореха-фундука, который пострадал от распространившегося в Абхазии вредителя - коричнево-мраморного клопа. Этот вредитель нанес серьезный ущерб и цитрусовым в сезоне их сбора зимой 2017 -2018 года. В результате предпринимаемых властями Абхазии мер по борьбе с ним был собран неплохой урожай цитрусовых нынешней зимой, что положительно отразилось и на экспортных поставках в Россию.

Для наращивания объема поставок немало делается в рамках взаимодействия таможенных служб: в целях упрощения таможенных формальностей в 2017 году было принято решение о создании в Гулрыпшском районе Абхазии специализированного российского таможенного поста с целью оформления вывозимых в Россию товаров на месте. Таким образом, абхазскому экспортеру не нужно будет стоять в очередях на границе, собирать пакеты документов, проходить дополнительные процедуры досмотра груза и прочие формальности. Сейчас пост выстраивает технологию своей работы, алгоритм взаимодействия с таможенными органами и другими ведомствами Абхазии, и, я думаю, что уже в текущем году он начнет работать в штатном режиме, и абхазские организации-участники внешнеэкономической деятельности в полной мере почувствуют преимущества работы с ним.

Другое препятствие к проникновению на российский рынок связано с тем, что агропромышленный комплекс в Абхазии представляет собой мелкие, раздробленные хозяйства, а для России, где на месте базаров и рынков в последние годы создаются крупные продуктовые торговые сети, представляют интерес крупные консолидированные партии товаров. Торговые сети не заинтересованы в работе с мелким производителем (поставщиком), им нужны большие объемы, ритмичные поставки в строго определенные сроки, оплата товара с отсрочкой платежа, и все это - "в белую", банковскими переводами.

К сожалению, в настоящее время в Абхазии еще не в полной мере создана инфраструктура, которая позволила бы выращенную плодоовощную продукцию собирать, перерабатывать, хранить, калибровать, осуществлять процедуры сертификации и в дальнейшем значительными объемами поставлять в Россию. В этом мы видим большую проблему. Необходимо выстраивать каналы взаимодействия с российскими продовольственными сетями, уходить от практики челночного перемещения товаров на тачках, в коробках и авоськах через границу на реке Псоу. Хотя наши абхазские коллеги молодцы, они в России создают условия для продвижения своих товаров, в некоторых крупных торговых центрах в Москве, Подмосковье появляются так называемые торговые дома Абхазии, павильоны с абхазской продукцией.

Необходимо отметить, что помимо сельскохозяйственных товаров, в прошлом году возобновились поставки из Абхазии в Россию инертных материалов. Щебень, галька, гравий из Абхазии обладают достаточно высоким качеством и отличными физическими характеристиками. Сейчас их поставляют в Крым на строительство Крымского моста, подходов к нему, федеральной трассы "Таврида". В свое время абхазские инертные материалы в большом объеме поставлялись на сочинские стройки (во время подготовки к Олимпиаде в 2014 году – ред.) и принесли немало пользы для экономики Абхазии. К слову, Торгпредство также приняло участие в работе по снятию существовавших ограничений на поставки абхазских инертных материалов в Россию.

- Вернемся к российскому бизнесу. Какие бы рекомендации вы дали российским предпринимателям, которые хотят открыть свое дело в Абхазии? Республика не раз заявляла о заинтересованности в инвестициях из России, расширении торговых контактов, но на деле в российской прессе встречаются истории про россиян, которые, построив в Абхазии завод или магазин, подвергались давлению, ущемлению своих прав и интересов, а порой и лишались своей собственности.

- Многие бизнесмены, как показала практика, приезжают в Абхазию в частном порядке, договариваются с абхазскими партнерами, нередко сознательно включаясь в так называемые "серые" схемы.

В Торгпредство же и в другие официальные российские структуры, представленные в Абхазии, они обращаются лишь с возникновением проблем и угроз их бизнесу, имуществу, безопасности. Мы считаем такой порядок действий неверным и рекомендуем российским компаниям, которые хотят реализовать свои проекты в Абхазии, прежде всего, обращаться в наш адрес или в министерство промышленности и торговли Российской Федерации в Москве. Российским предпринимателям нужно рассказать о себе, своем проекте и своих ожиданиях, попросить содействия в поиске надежных партнеров, чтобы получить государственную поддержку при защите своих интересов. Торгпредство готово оказать российским предприятиям консультативную помощь по анализу рынка, условиям работы на нем, организовать бизнес-миссии и встречи с потенциальными партнерами.

Кроме того, на старте реализации проектов в Абхазии не менее важным считаем и выстраивание коммуникации с абхазскими государственными органами, прежде всего с Министерством экономики и созданным в 2015 году государственным Инвестиционным агентством, а также Торгово-промышленной палатой Абхазии. Как и мы, наши абхазские коллеги всегда открыты к общению, готовы помочь с разъяснениями о существующих преференциях и льготных налоговых режимах в отношении инвестиционных проектов, предоставить сведения о свободных инвестиционных площадках и иную актуальную информацию. К слову, эта информация размещена и на их информационных ресурсах в интернете.

 

В результате проведенных оперативных мероприятий изъяты пять шприцев с наркотическим веществом у жителя Очамчырского района.

Житель с. Адзюбжа Очамчырского района Кекутия Кахабер Кишвардович 1977 г.р. задержан сотрудниками УКОН МВД РА совместно с ОУР ОВД по Гулрыпшскому району 4 февраля текущего года в результате проведенных оперативных мероприятий в с. Бабышьра.

На момент задержания гр. Кекутия следовал на а/м «Мерседес», в ходе проведения обследования данного автотранспортного средства в салоне, а именно, при осмотре содержимого находящейся между передними сидениями мужской сумке сотрудниками милиции обнаружен шприц со светлой жидкостью.

В ходе дальнейшего осмотра аналогичные шприцы с содержимой жидкостью в количестве 4 штук обнаружены и, соответственно изъяты, на коврике заднего ряда салона автомобиля.

Согласно справке экспертов, исследуемое вещество, содержащееся в изъятых шприцах, является наркотическим средством "Метадон".

Гр. Кекутия и сам пребывал в состоянии наркотического опьянения аналогичным веществом, за что отбывает 15 суток пока административного наказания.

Расследование уголовного дела, возбужденного в отношении Кахабера Кекутия, по факту незаконного хранения наркотического вещества проводит ОД МВД РА.

http://mvdra.org/

 

За мою журналистскую жизнь это уже второе интервью с Баталом Джапуа. С Баталом Джапуа – художником, ветераном Отечественной войны народа Абхазии, кавалером ордена Леона. Первое интервью, без преувеличения, было в другой совершенно жизни, когда Батал Джапуа, выпускник Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии (ЛГИТМиК), работал в Сухумском театре юного зрителя одновременно в двух качествах – директора театра и главного художника. Речь во время того интервью шла об искусстве, о перспективах театра, который, кстати, в скором времени стал называться Русским драматическим театром.

Ко второму разговору с Баталом я шла долго – двадцать семь лет. Наверное, подсознание мое намеренно оттягивало эту встречу, потому что говорить предстояло не просто о войне как таковой в жизни самого Батала и близких ему людей… Большинство этих людей были близки и мне, и я знала, что это будет тяжелое возвращение в уже прожитую жизнь, воскрешение вещей, которые навсегда живут в Батале, но в суете сегодняшнего словно отступают в глубину, позволяя жить, радоваться, творить, быть веселым, шутить и, в общем, жить почти обычной жизнью. Если можно так сказать о творческом человеке.

Уже во время разговора я поняла, что вместить все в один материал не получится, и сразу решила разделить рассказанное на несколько частей.

Сегодня в газете «РА» мы представим читателям рассказ самого Батала – о друге детства, о незаслуженно забытом замечательном воине и талантливом человеке – молодом кинорежиссере Аслане Камкия. После гибели Аслана Батал дал себе слово, что непременно напишет о нем, но нашел в себе силы только после смерти отца Аслана – народного артиста Абхазии, известного и любимого зрителями актера Нурбея Камкия.

В рассказе «Об Аслане Камкия» Батал вспоминает о многих дорогих ему людях, с которыми он был знаком в мирной жизни и, если можно так сказать, заново познакомился на войне. А на войне, как хорошо знают прошедшие ее, человек виден насквозь.

Мы печатаем рассказ Батала Джапуа «Об Аслане Камкия» с немалыми сокращениями. Но и приведенные отрывки откроют для наших читателей не только героя войны Аслана Камкия, но и, вне всякого сомнения, большой писательский дар автора рассказа Батала Джапуа.

Юлия Соловьева

 

ОБ АСЛАНЕ КАМКИЯ

За все послевоенные годы об Аслане Камкия практически ничего не сказано, после гибели его забыли, как, впрочем, и многих других… Пишу о нем не только ради памяти Аслана, но и для того, чтобы новое поколение могло воочию представить себе образ одного из героев Отечественной войны.

Писать я буду о нескольких днях, что провел с Асланом вместе на Восточном фронте. Конечно же, мы встречались нередко на войне, но эти встречи были обычно короткими. Писательское дело мне незнакомо, непривычно, так что будет тяжело.

В 1992 году, где-то в конце октября, меня перевели в Ткуарчал в распоряжение штаба обороны. Попал в своеобразную пожарную команду, в группу без стабильного личного состава, лишь небольшой постоянный костяк которой находился под рукой тогда еще начальника штаба обороны Кишмария Мираба. Группа по тревоге собиралась из тех, кто оказался рядом, в штабе, городе или проездом. Задачи обычно ставились простые и ясные. Выдвинуться туда, сюда, оказать помощь в отражении нападения, провести разведку и т.д. Так как вооруженных бойцов было еще не так много, нас постоянно перебрасывали с одного места на другое. Иногда выезд проходил вхолостую, чаще заканчивался боем. Связь практически отсутствовала, и мы порой вступали в сражение, не имея реального представления о противнике и происходящем. Последний раз я виделся с Асланом Камкия после подобного столкновения в середине ноября 1992 года. Мы вместе пошли на проческу местности после боя. Дойдя до крайних домов, что перед выездом, увидели возбужденную группу наших, глядящих в какую-то яму. В ней, на глубине двух метров, сидела старушка, вся мокрая от вечерней росы, дрожащая. Она с первыми звуками перестрелки спустилась в эту яму по лестнице. Через какое- то время ее обнаружили грузины, сказали, чтоб не боялась, что не убьют, потому что сама сдохнет, и, вытащив лестницу, выкинули подальше. Так она и умерла бы там, выбраться самой не было возможности. Бойцы, подняв ее, решили разжечь очаг и хотя бы чаем напоить, но обнаружилось, что в доме у всей посуды, годной для приготовления пищи, прострелены днища. Надо же иметь такие извращенные мозги! Пока удивлялись, Аслан позвал к забору, на один из колов которого кто-то со всего маху нанизал абхазскую апхьарцу. Она была изящная, тонкая и в то же время темная, почти черная, по-видимому, от бесчисленного касания рук. Аслан сказал, что всегда, когда видел в фильмах про Великую Отечественную кадры, как немчура рвет штыком русскую гармонь или же ломает балалайку, подозревал режиссера в выдумке, плоской метафоре, и что он, если доживет до победы, обязательно снимет фильм и включит в него этот сюжет.

***

...После войны один из наших генералов, который сражался на Гумистинском фронте и понятия не имел, что собой представляет Ануаа-рху, увидев ее воочию, поразился. Думал, что она огромная, с крутыми склонами, а тут – на тебе! холмик вдоль дороги, проедешь – не заметишь! И правда, Ануаа-рху – это сопка высотой от уровня моря метров 40 – 50, а если считать от уровня центральной дороги, то еще меньше, 20 – 25 метров. Вытянута она с юга на север перпендикулярно трассе примерно на три километра, а в ширину, вдоль трассы, около одного километра. Самым удачным, по-моему, было то, что боевой и географический гребень высоты, что шел по южному, обращенному к трассе склону, совпадали. Линия обороны в виде окопов в полный профиль и блиндажей в несколько накатов шла по этой высоте с перерывами по длине гребня. До трассы было всего от 150 до 300 метров, идеальная дистанция для действенного огня. В глубине шла еще одна линия обороны, которая перехватывала сопку в самом ее узком месте окопом и блиндажом с ходами сообщений. Снаряды пушечные, танковые и «Града» были не страшны, так как взрывались на склоне или перелетали, а от гаубиц и минометов спасали крепкие блиндажи и окопы в полный профиль. Может быть, существовали еще какие-то причины, по которым грузины, имея значительное превосходство во всем, не могли так долго, почти четыре месяца, подавить оборону Ануаа-рху. Не знаю...

Несмотря на все положительные моменты, которые давала местность, идея оборонять эту сопку могла прийти в голову только самым отчаянным смельчакам, презиравшим такие мелочи, как реальность, соотношение сил и ресурсов, военную науку и т.д. Таковыми были, конечно же, братья Зантария, их односельчане и группа «Катран». К ним примкнули самые отважные бойцы со всего Очамчырского района и города Ткуарчал. На этой сопке воевали ребята, которые в дальнейшем стали отличными командирами, прославленными воинами. Война свела в этом месте Аслана, Зазу, Астамыра, Дыма, Степана, Батала Зантариа, Славика Кучуберия, Аслана Камкия, Мушни Хварцкия, Темура Чагуаа, Важу и Мушни Ашуба, Гашека и Бау Адзынба, Тенгиза Гырджынба, Вову Ануа, Демура Цицибава, Мераба Парулуа, Гурама Еник, Асланбека Сангулия и многих-многих других, тут не напишешь обо всех. Удивительно, как они умели между собой договариваться, не конфликтовать – при том, что сильные личности всегда по любому поводу имеют собственное мнение.

Когда я прибыл на Ануаа-рху, меня расквартировали в какой-то пристройке большого дома, что-то типа навеса. Там было еще с десяток бойцов, абхазы и, кажется, около 10 дубоссарцев. В действительности они были из Питера, добровольцы, которые приехали в Абхазию, даже не успев отдохнуть после приднестровской войны. Саша Архипов, Миша Демьянов, Саша Радченко, Андрей Бодинов, Баканов… Они прибыли с Гумистинского фронта вслед за Мушни, которому доверяли, которого уважали и выполняли его распоряжения беспрекословно. Они были заняты сборами, видимо, намереваясь куда-то выдвигаться. Я немного послонялся, поозирался по сторонам, думал, может, где Аслана увижу, но, увы, сказали с Зазой уехал по делам.

Задачу Мушни мне поставил простую: выдвинуться в сторону противника, в район Киндгской фермы, это где мост через Тоумыш, устроиться там незаметно и вести непрерывное наблюдение в течение светового дня. Важным было выяснить, какие позиции у грузин от моста вправо, вдоль дороги до села Кындыг.

***

...Дождавшись паузы между взрывами, я побежал изо всех сил и с разбегу ввалился в окоп, переполошив сидящих там бойцов и перепуганных собак, и нос к носу столкнулся с Асланом. Аслан, как обычно, был взвинчен и весел, борода всклокочена, на лице кривая ухмылка, замызганый камуфляж перетянут тактической разгрузкой, на поясе два забитых рожками подсумка, гранаты, а в руках АКМ с огромным круглым рожком-барабаном, патронов на 70, мечта многих бойцов! Увидев меня, он, будто мы и не расставались вовсе, начал горячо рассказывать, что только что некий бородач в каске и бронике, точно грузин, выглянул со второго этажа вон того заброшенного дома, что в тридцати метрах от окопа, увидев нас, приветственно махнул рукой и скрылся. Типа свой! Да еще, ах тварь такая, по-хозяйски окно прикрыл за собой! Будто это его дом! Айда его хватать, далеко он не успел уйти, быстро управимся! Я еще удивился: как это хватать?! Он что, курица, что ли, этот вооруженный бородач?! Да и куда? Под обстрел! Но Аслан так меня завел своей эмоциональностью, что, не успев подумать, я выпрыгнул из окопа и помчался следом за ним. Прочесали вокруг дома все, огород, сад, но никого не было, бородача и след простыл.

***

…Аслан в одиночку ушел разведать правый фланг и вернулся только к середине дня. Сообщил, что там все спокойно, через такие топи вряд ли к нам сунутся в большом количестве. Он буквально с головы до ног был вымазан грязью и от усталости еле передвигал ноги. Несмотря на это у него хватало сил, пока чистил оружие, беззлобно переругиваться с окопниками, называя их «анегодиаи6ъа шъара», и травить анекдоты. К вечеру мы с Асланом отпросились у своих командиров на ночевку в Джгярду, к его родне. Нужно было привести себя в порядок, да и больше всего хотелось пообщаться в спокойной обстановке. Не помню, как и на чем добирались, но уже в сумерках дошли до дома его тетушки. Умывшись и выдержав все ее сетования и проклятия в адрес Шеви, мы дождались хозяина дома и приступили к скромному ужину…

Периодически Аслан, хитро улыбаясь, провоцировал тему грузин и Шевика в частности, и его тетушка вспыхивала новыми сложными проклятиями. Каждый раз, завершая тираду, она обращалась к связанным шнуром ножницам, которые висели на вбитом в стенку гвозде, со словами: «Чтоб ты мог столько же двигаться и творить зло, сколько эти ножницы, старая лиса»! Такие связанные и заговоренные ножницы я видел во многих домах. Так простые люди пытались остановить эту мразь Шеварднадзе, поступки которого вели к смерти и разрушению. Наконец, обсудив мировую политику и ответив на бесчисленные вопросы, мы пошли в зал спать. Из обстановки ничего не запомнил, только камин, который нельзя было топить, так как дымоход был забит, и большой рисованный карандашом портрет под стеклом, висевший напротив кровати Аслана. На нем был изображен то ли дед по матери, то ли отец этого деда. В русской офицерской форме времен империи, в форменной фуражке с кокардой, он задумчиво смотрел, подперев подбородок пальцами. Аслан подробно и с удовольствием рассказал про этого человека, но я ничего не могу вспомнить, забыл все напрочь. Мы говорили допоздна о важном и пустяках, о будущем сценарии фильма про войну, который Аслан мечтал снять, о том, как ему сейчас не хватает видеокамеры, чтобы снимать реальные бои, но усталость брала верх, понемногу разговор затих, и мы уснули. Не знаю, сколько времени прошло, но проснулся я от того, что услышал звук пикирующего штурмовика. Подумал, что сон, приснилось, но тут раздался предупреждающий окрик Аслана, и я, не раздумывая, схватив матрас руками, вместе с ним бросился ничком на пол так, чтоб матрац оказался сверху, чтоб, если не самое худшее, то стеклами не посекло. Тут же последовали взрывы чудовищной силы, которые промчались через нас в сторону гор и затихли. Кажется, было шесть взрывов. Высунувшись из-под матраца, увидел, что комната была наполнена копотью, которую взрывной волной вышибло из каминной трубы. Мельчайшие ее частички, похожие на скрипичный ключ, висели в воздухе, как туман, и сквозь эту пелену я с трудом разглядел Аслана. Тот, так и не успев вовремя спрыгнуть на пол, сидел на кровати и, прислонившись к стене, диковато смеялся. В руках он держал раму с фотографией предка, которая, пролетев через всю комнату, плашмя ударила ему прямо в лицо. «Вот связь поколений! Вот он, поцелуй прадеда!» – весело кричал он. Стекло от удара об его лоб разлетелось вдребезги, но не оставило на лице ни одной царапины! Перешучиваясь, мы быстро оделись и, успокоив, как могли, стариков, побежали по селу помогать тем, кому при бомбежке наверняка не повезло.

Следов воронки не было, бомбы рванули, едва коснувшись земли. В центре взрыва, в земле осталась лунка размером с кулак, не больше. Подобное я уже видел в селе Члоу. Самые сильные разрушения происходили именно от таких взрывов. Когда бомба взрывается в толще земли, то делает огромную воронку, в которую можно поставить двухэтажный деревенский дом, но строение, стоящее в 20 метрах, может устоять. Конечно, оно будет сильно повреждено, но его не снесет напрочь, как дом, у которого мы стояли.

...Сейчас трудно вспомнить точно, но, кажется, никто не погиб, побило дома, имущество крестьян, скотину, сады и только.

...Утром следующего дня мы были уже на Ануаа-рху. Подходя ко второй позиции, увидели непривычно большое количество бойцов. Мы шли по центру грунтовки, и вокруг, и выше нас пели пули, но как-то медленно, на пределе. Понятно было, что на излете, но, чтобы происходило подобное, чтобы простреливать дорогу, противнику надо было оказаться на самой высоте. Возникла тревога, неужели грузины захватили первые позиции? И, будто подтверждая нашу догадку, там загрохотало. Бойцы сыпанули по окопам и разным укрытиям, а, заметив нас, начали радостно махать, приглашая занять лучшие места. Аслан сел за самодельный лафет своего любимого КПВТ, стоявшего в окопе слева от дороги, и начал лихорадочно готовить его к бою. Я же, заглянув в забитый грязью окоп, решил укрыться за стволом дерева, что справа от дороги. Осматриваясь в поисках лучшей позиции, я вдруг увидел перед собой Даура Зантария!

***

Он был в цивильной одежде, мял в руках незажженную сигарету и растерянно озирался. Лицо его было белое-пребелое, но видно было, что он боролся, старался совладать с собой. Не веря глазам своим, я подошел и воскликнул: «Даур! Уаазгей уара ара?!» Он улыбнулся, как умел только он, мы обнялись, и тут, не дав ему ответить, на позициях опять грянула стрельба, уже наша, злая и дружная, потом все там схлестнулось и пошел бой.

***

С десяток бойцов побежало в ту сторону, следом и я, но, вспомнив про Даура, вернулся и сказал: «Даур, пойдем с нами, там ты многих наших увидишь, они тебе обрадуются!» Он долю секунды молчал и потом прямо ответил: «Не могу, сердце боится! Я приду, обязательно. Но позже. Приду, увидишь!».

*** Так он и поступил, был на позициях, тех, что слева, где высоковольтка, но, к сожалению, я с ним больше не увиделся. После войны я прочел рассказ Даура, как он был в окопах, курил со всеми… и рассказывал анекдоты, слушал партизанские байки и ходил на вылазку с разведчиками в родной Тамыш.

***

И вот думаю, что же это за место было Ануаа-рху, где на маленьком пятачке, в который грузины ежедневно вбивали сотни килограммов металла, собралась такая элита, народная, творческая, военная… Философы, режиссеры, историки, писатели. Крестьян, между прочим, я отношу к философам!

***

Вообще Аслан, хоть и был ненамного младше, в детстве воспринимался нами, дворовыми ребятами, как самый младший, весьма несерьезный, взбалмошный пацан, без определенного будущего. Веселость и вспыльчивость в нем всегда соседствовали, и очередной каверзе всегда предшествовала кривая блуждающая ухмылка на лице. Космонавтом быть не мечтал, ничем особо не увлекался и имел дурацкое домашнее прозвище Макутули, которое дала ему его ныне покойная мама, тетя Зина. Когда она звала его домой кушать или делать ненавистные уроки, мы взрывались ехидными замечаниями, на всякий лад толкуя его домашний позывной… Мы жили вместе в одном дворе пятиэтажки, называемой в народе «Дом актеров», так как в нем в основном проживали актеры абхазского и грузинского театров и несколько «элитных» буфетчиков. Естественно, что и дети, в буквальном смысле выросшие за кулисами театра, в основном пошли по стопам родителей. Адгур Кове поступил на театральную режиссуру в ГИТИС, Адгур Джения – на актерский в тбилисский театральный, я — на художника, на постановочный, в ЛГИТМиК. А Аслан все еще оставался Макутули. В первый раз он удивил, когда через год нашей учебы, приехав на каникулы, мы узнали, что он избрал профессию режиссера кино и с ходу, с первого раза поступил в престижнейший ВГИК! Такой прыти от него мы не ожидали.

Прошло 5 лет, и тут он опять удивил. Аслан не только проучился не абы как, а стал лучшим в выпуске и завершил учебу прекрасной дипломной работой – фильмом по Фазилю Искандеру! После таких успехов прозвище Макутули, хоть не отмерло полностью, но естественным образом съежилось, превратившись в более-менее приемлемое короткое Мака. После учебы он вместе со Славиком Аблотиа занимался становлением киностудии «Абхазфильм», в качестве второго режиссера участвовал в съемках нескольких фильмов, однако служба в Советской армии на время прервала его кипучую творческую деятельность.

Уже перед самой войной, где-то в июле, он меня окончательно шокировал, когда я, будучи офицером отдельного батальона ОП ВВ РА, столкнулся с ним в Бабышире, в расположении нашей отдельной воинской части. Он был в военной форме, похудевший, возмужавший и подтянутый. Видя моё изумление, он со своей фирменной кривой ухмылкой сообщил, что уже несколько месяцев как добровольно служит в особом отряде разведки, в «Катране». В отличие от меня он любил военную технику, водил БТР, БМП, разбирался в моторах, ходовой части, мог заменить башенного стрелка, стрелял из СПГ, АГС, прекрасно знал минно-взрывное дело. Все эти знания и навыки, которые он приобрел в короткий срок со свойственной ему энергичностью, позволили ему во время войны стать прекрасным бойцом и командиром.

***

Кажется, году в 90-м или 91-м я получил письмо от Аслана. Он тогда служил в армии, в специальных кавалерийских частях при киностудии «Мосфильм», в эскадроне «Кабарда». Главной задачей этих войск было обеспечивать съемки сцен с участием лошадей, в том числе и батальных — в различных фильмах. Набирали туда в основном казаков, кавказцев и степняков, тех, кто имел навыки езды на лошади. Писал Аслан, что он недалеко, в Крыму, в местности под названием Партизанское нагорье, и что они там на съемках фильма будут все лето.

Я тут же собрался и на кометах, морем, добрался до Керченского пролива, а там на пароме, сопровождаемом тучей чаек, переправился в Крым. Через день оказался уже на съемочной площадке, где и встретился с Асланом. Целых пять дней я провел в его отряде всадников. Служба там была необычная, несколько вольная, но по уставу, настоящая. Мне, даже не спрашивая, умею я ездить верхом или нет, выделили коня, злого рослого дончака по кличке Следопыт, и я везде носился с этой лихой ватагой, не забывая держать левую ногу подальше от зубов своего «верного» Следопыта. Ребята все были дружные, веселые, готовые на всякие проказы, так что Аслан оказался в своей стихии. Как-то ночью, одевшись кто в кого, кто в фашиста, кто в белоказака, они, отмахав около 60 километров до берега моря, нагрянули на дискотеку какого-то курорта с криками «шнель» и «цурюк», и, размахивая шашками, разогнали ее. На обратной дороге они от смеха еле-еле держались в седлах… Но на утреннее построение не опоздали и были в надлежащем виде.

Форма у них была – обычные солдатские гимнастерки, сапоги и все такое… Только в петлицах были, по-моему, подковы и сабли. И на вооружении у них была казачья кавалерийская шашка и короткий карабин Мосина. Снимали их в какой-то новодельной эклектичной русской сказке про царя и его войну с западным чудищем-драконом, который был больше похож на робота с огнеметом. Аслан пропадал на съемочной площадке, его знали и любили все – от актеров до костюмеров. В свободное время он помогал коллегам в работе с массовкой, но чаще всего находился рядом с оператором, с которым живо профессионально что-то обсуждал.

На второй или третий день в честь моего приезда они устроили пир, купив за 25 рублей у пастуха татарина здоровенного барана. Шашлыки получились отменные, и мы, укрывшись в тенистой балке, весело пировали. Аслан тамадовал. В какой-то момент он упустил бразды правления, начался гомон, смех, пошли в ход анекдоты и всякие небылицы. Аслан подождал некоторое время, видимо, полагая, что народ угомонится и будет возможно повести стол в нужном направлении. Но этого не происходило, и тогда Аслан рявкнул что есть мочи: «Молчааать! Смотреть на меня!!!» Все враз затихли и недоуменно повернулись к нему. Честно говоря, мне стало не очень приятно, я не хотел, чтобы у кого-то было испорчено настроение, и жестом показал Аслану свое недоумение. Он же, не обращая на меня внимания, уперев руки в колени, подавшись всем телом вперед, окидывал своих друзей хмурым взглядом. Убедившись, что все смотрят на него, выдержав классическую театральную паузу, ухмыльнулся и, вскинув руки, воскликнул: «Вот этот момент – момент, когда я в центре внимания и все смотрят на меня, люблю больше всего в жизни!»

Все дружно грохнули, также радостно вскинули руки, и веселье продолжилось с удвоенной силой.

Наконец настало время уезжать. Автобус в этих безлюдных местах ходил всего три раза в неделю. Аслан порывался провести меня подальше, до следующей остановки, да и все остальные ребята, с которыми я так сдружился, тоже, но съемки продолжались, и времени у них было в обрез. Мы сели на коней, и я в сопровождении двух десятков всадников добрался до остановки. Оставив коней в лощине с коневодами, мы пешком поднялись на грунтовку и, пока прощались, появился старый запыленный «пазик» с открытыми дверями. Я запрыгнул в него, помахал напоследок рукой, и мы тронулись. На душе осталось ощущение скомканного расставания. Была дикая жара, и водитель не закрывал двери автобуса. Воспользовавшись этим, я остался стоять на ступеньках, так чтоб обдувал ветер, благо «пазик» понесся с приличной скоростью.

...Вдруг из-за пологого желтого холма, что справа, вынеслась кавалькада всадников, которая, разворачиваясь в линию, понеслась во весь опор наперерез автобусу. Пассажиры встрепенулись, заойкали, не понимая, что происходит. А всадники приближались стремительной лавиной, и впереди во весь опор, пригнувшись к гриве коня, держа узду по-абхазски, привстав на стременах, несся Аслан, как обычно, косо ухмыляясь. Так они и летели добрых метров сто рядом с автобусом, заглушая все звуки гиканьем и топотом копыт, а потом вскинутая в прощальном жесте рука Аслана, как по команде плавной и широкой дугой увела лавину вправо, и она скрылась за вершиной холма.

Вот так, Аслан. Что смог сказать про тебя, сказал. Хотя, добавлю, так меня никто никогда не провожал. И ничего подобного по красоте и по красоте жеста в свой адрес я не видел. Спасибо. Покойся с миром.

Батал Джапуа

Газета "Республика Абхазия"

 

28 сентября в 11.00 состоится заседание Кабинета Министров Республики Абхазия.

В повестке дня заседания значатся 20 вопросов:

Об одобрении проекта государственной целевой программы «Жилище-2021»;

Об утверждении межведомственной целевой программы на 2019 год «Финансово-материальное обеспечение деятельности компетентных центральных органов государственного управления и должностных лиц, направленной на реализацию внешнеполитических задач по представлению интересов Республики Абхазия на международных Женевских дискуссиях по безопасности и стабильности на Южном Кавказе»;

О внесении изменения в Постановление Кабинета Министров Республики Абхазия от 29 октября 2015 г. №149 «О создании Государственной комиссии при Кабинете Министров Республики Абхазия по монументальному искусству»;

О внесении изменения в Постановление Кабинета Министров Республики Абхазия от 18 декабря 2003 г. №416 «Об утверждении «Порядка ввоза, распределения и использования гуманитарной помощи в Республике Абхазия»;

Об утверждении «Порядка определения уровня владения и организации обучения государственному языку Республики Абхазия должностных лиц, работников и кандидатов на замещение вакантных должностей в центральных органах государственного управления»;

Об утверждении предельных максимальных тарифов на услуги по перевозке пассажиров и багажа автомобильным транспортом;

Об установлении предельной численности работников Министерства экономики Республики Абхазия и размера ассигнований на 2018 год;

О предоставлении ООО «Горный комбинат «Ашха»» права пользования участком недр в пойме реки Малый Геджир Очамчырского района;

Об установлении предельной численности работников Министерства по репатриации Республики Абхазия и размера ассигнований на 2018 год;

Об установлении размера ассигнований Государственного комитета Республики Абхазия по строительству и архитектуре на 2019 год;

О разрешении Фонду репатриации Республики Абхазия использования бюджетных ассигнований резервного фонда на 2018 год;

О разрешении Дорожному фонду Республики Абхазия использования бюджетных ассигнований резервного фонда на 2018 год;

О предоставлении ООО «Сакян» права пользования участками лесного фонда в квартале 48 Чхалтинского лесничества РУП «Гулрыпшский лесхоз» для культурно-оздоровительных, туристических целей;

О сдаче в аренду здания прачечной в г. Сухум;

Об одобрении предложения Администрации Гулрыпшского района о переводе земельного участка площадью 0,70 га в с. Бабышира из категории «земли сельскохозяйственного назначения» в категорию «земли населенных пунктов»;

О даче согласия Администрации Гагрского района на предоставление ИП Багателия А.Д. 0,04 га земли в п. Цандрыпш для строительства гостиницы;

О переводе земельного участка площадью 0,20 га из категории «земли сельскохозяйственного назначения» в категорию «земли населенных пунктов» в с. Лдзаа Гагрского района для предоставления гражданке ;

О даче согласия Администрации Гудаутского района на предоставл-ние ИП Курмазия А.В. 0,25 га земли в с. Лыхны для строительства гостиницы;

О даче согласия Администрации Гудаутского района на предоставление ИП Авидзба А.В. 0,65 га земли для строительства объекта гостиничного типа;

О переводе земельного участка площадью 0,25 га из категории «земли сельскохозяйственного назначения» в категорию «земли населенных пунктов» в с. Лыхны Гудаутского района для предоставления гражданину Герия А.А.

5 августа в результате проведенных оперативно-розыскных мероприятий сотрудниками ОУР ОВД по Гулрыпшскому району задержан ранее разыскиваемый по ч.4 ст.156 УК РА (мошенничество, совершенное в особо крупном размере) Пермогоров Владимир Иванович 1933 г.р., житель с.Бабышара Гулрыпшского района.

Вышеназванный гражданин разыскивался УВД по г. Сухум с сентября 2017 года по факту мошеннических действий в отношении гражданки РФ. А именно, гр. Пермогоров, злоупотребив доверием потерпевшей, с целью хищения денежных средств в особо крупном размере путем продажи не принадлежащей ему недвижимости, причинил фактическому владельцу квартиры материальный ущерб в особо крупном размере.

Пермогоров отпущен под обязательство о явке, расследование по данному факту проводит СО столичного управления внутренних дел.

МВД Абхазии

 

Страница 1 из 2
Яндекс.Метрика