Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Сухумцы в Отечественной войне

Говорят, у каждого человека своя судьба. Может, с этим и трудно не согласиться, но история знает немало примеров, когда экстраординарные события переплетали воедино судьбы миллионов людей, и биографии их становились схожими, так что и называли их людьми одной судьбы.

Это ярко воплотилось в жизни Асланбея Камкиа, верного сына Апсны, всецело посвятившего себя служению своему народу и отдавшего жизнь за освобождение Родины от ига неонацистских оккупантов.

Он родился 23 сентября 1965 года в Сухуме в интеллигентной абхазской семье. Его отец, Камкиа Нурбей – известный актер кино и Абхазского драмтеатра, народный артист Абхазии и Северной Осетии. Мать, Зинаида Лагвилава, растила сына в духе традиций абхазского народа, с раннего детства прививала cвоему первенцу любовь к культуре и искусству, к родному языку. Значительную роль в воспитании Аслана сыграли его бабушка, Лидия Беслановна Шармат и дедушка, Андрей Яковлевич Лагвилава, который был добрым наставником внука, способствовал выработке у него таких черт характера, как трудолюбие и упорство, мужество и решительность, доброта и верность слову. Он же обучил его обращению с оружием, увлек рыбалкой, охотой, верховой ездой. Родовое имение Камкиа в селе Адзюбже стало для него родным на всю жизнь.

В 1971 году шестилетний Аслан поступает в 10-ю абхазскую среднюю школу, которая, как известно, сыграла огромную роль в деле воспитания национальных кадров, возрождения духовности, национального самосознания народа. Именно здесь, в среде, пронизанной национально-патриотическим духом, под влиянием школьных друзей и педагогов происходило становление будущего героя, вырабатывались его взгляды на жизнь, раскрывались способности и увлечения.

В 1976 году пятиклассник Аслан сыграл в советско-швейцарском фильме «Бархатный сезон» роль испанского мальчика, которого вместе с его сверстниками гитлеровский фашизм лишил родины и детства. Уже тогда 11-летний Аслан проникся ненавистью к фашизму и симпатией к народу, отстаивающему свою свободу.

А кинодебют оказался не просто случайностью, а началом его творческого пути. 1982 год ознаменовался для Аслана окончанием школы и съемок в фильме М. Ковалева «Колокол священной кузни» (по сценарию Ш. Аджинджал), и юный актер обратил на себя внимание выдающегося кинорежиссера С. Бондарчука, который вместе с тогдашним министром культуры Абхазии А.Аргун рекомендовал его для учебы во ВГИКе, студентом которого он стал в том же году.

Будучи пятикурсником, Асланбей связывает свою судьбу с обаятельной Натальей Францкевич, которая в 1987 году подарила ему сына – Теймураза. Между тем Аслан, успешно закончив ВГИК, получает квалификацию режиссера художественного кино и телефильма. Его дипломная работа – сценарий и музыкальное оформление фильма по рассказу Ф. Искандера «Дедушка» – получила высокую оценку деятелей киноискусства.

После вуза Аслан призывается в Советскую армию и служит в подмосковном кавалерийском полку. А отслужив, возвращается в Сухум и становится режиссером на Абхазском телевидении, и его творческая деятельность получает новый импульс. Вместе с В. Аблотия он снимает фильм, а совместно со своими друзьями-соратниками по реализации идеи создания в Абхазии отечественной киностудии Адгуром Кове, Баталом Джопуа и другими организует творческий коллектив. Он полон замыслов, его мысли всецело заняты любимым делом. Все складывается как нельзя лучше...

Но война уже приближается, воронье уже слетается. За два месяца до начала войны Аслан входит в группу «Катран», а 14 августа вступает в первый бой с оккупационными войсками. После трехдневных сражений группа «Катран», состоявшая из 38 человек, без потерь выходит из окружения и переправляется через реку Кодор в село Адзюбжу, и на ее основе на Восточном фронте разворачивается партизанское движение. В ту пору командовал группой Аслан Зантария, а Аслан Kaмкиа исполнял обязанности начальника штаба.

Из рассказов его боевых друзей и характеристики штаба Восточной группы войск видно, что на счету Аслана Камкиа был ряд успешно проведенных операций по уничтожению живой силы и техники противника, в том числе двух эшелонов с боеприпасами, подрыв шоссейных мостов в селах Цагере и Тамыше, участие в обороне важного стратегического пункта Ануаарху, сел Кутола, Киндыг, Кочары, Лабры.

Как свидетельствует его друг Батал Джопуа, который был во время войны начальником штаба Восточного фронта, Аслан проявил себя общительным, веселым человеком, его отличали храбрость и отвага, в любой ситуации он не терял присутствия духа, сохранял выдержку и готовность к любому повороту событий. Батал рассказывает также, что и в это тяжелое время Аслан писал сценарий кинофильма о войне, но никому его не показывал. Однако однажды он поделился с Баталом своим замыслом этой ленты, которая представлялась ему трагикомедийной, а смешные моменты он, как никто другой мог видеть и тогда, когда вокруг гуляла смерть и погибнуть было гораздо проще, чем выжить.

Его жизнь трагически оборвалась за два с половиной месяца до Победы. «В его лице Абхазия потеряла талантливого кинорежиссера, а с ним и перспективу создания отечественного кино в ближайшие 10 лет», – сказал мне Батал Джопуа. Я же думаю, что мы потеряли не только профессионала в области кино, мы утратили частицу нашей Апсны, нашей совести и чести. И такие потери все более дают о себе знать.

В письме Аслана родителям, датированном 18 июня 1993 года, есть такие слова: «Воюю так, как надо, за меня вам краснеть не придется».

Асланбей Камкиа шагнул в вечность. Он отдал жизнь за Родину и, значит, стал бессмертным. Ему, герою, верному сыну своей многострадальной Апсны, я посвящаю стихи.

Альбом фотографий и желтый листок –

Письмо фронтовое из Члоу,

В котором тревога и боль между строк,

И каждое взвешено слово.

Вот все, что, пожалуй, осталось в семье

На намять о нем, об Аслане.

Но часто к родным, он приходит во сне

И тем их смягчает страданье.

Он нежно обнимет и мать, и отца,

Сынишку возьмет на колени.

И выпив стаканчик сухого винца,

Уйдет в царство духов и теней.

Владимир Кецба, октябрь, 1995 год, газета «Сухумский вестник»

Газета "Республика Абхазия"

 

Сегодня в выпуске:

- У жительницы Гулрыпшского района изъято наркотическое вещество "марихуана".
- Гражданин 1985 г.р. в своем автомобиле хранил наркотическое средство "мефедрон" в крупном размере, которое изъято сотрудниками милиции - возбуждено уголовное дело.
- Житель с. Адзюбжа Очамчырского района 12 мая был арестован за незаконное хранение наркотического вещества в крупном размере. 13 числа при попытке передачи наркотика содержащемуся в ИВС гражданину, задержан и родственник последнего. Идет расследование.
- В результате проведенных оперативных мероприятий у жителя г. Сухум изъято огнестрельное оружие.
- Сотрудниками ОУР и УУМ ОВД по Гудаутскому району раскрыта кража из домовладения в с. Приморское.
- По подозрению в совершении двух краж из автомобилей задержан житель с. Махадыр Гагрского района. Похищенное изъято.
- Две жительницы г. Сухум водворены в ИВС. Последним вменяется открытое хищение чужого имущества - т.е. грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору.

 

О том, как прошел первый Чемпионат по стендовой стрельбе Абхазии и почему охотники не смогли сбить "добычу", читайте в материале Sputnik.

Асмат Цвижба, Sputnik.

Чемпионат по стендовой стрельбе проходит в Абхазии впервые. По словам организатора чемпионата Евгения Петренко, абхазские любители пострелять по "тарелкам" и раньше соревновались в ловкости, но не в республиканском масштабе. В этот раз у стенда в селе Адзюбжа собрались участники из Сухума, Гудауты, Нового Афона, Агудзеры и других городов Абхазии.

Увидел, выстрелил, победил

Правила соревнований адаптированы под начинающих спортсменов. Большинство участников - охотники с большим стажем, но в спорте - новички.

Охотник с 45-летним опытом Автандил Авидзба также впервые решил попробовать себя на стендовой стрельбе. Опыт охотника и выносливость, по его словам, повышает его шансы на победу.

"С другой стороны птица и зверь - это далеко не тарелка. Движение птицы в воздухе не предсказуемо. Тарелка летит по определенной траектории, скорость выше. Расстояние от вышки до стрелка другое, придется выцеливать", - добавил он.

Правила стендовой борьбы на первый взгляд легкие: увидел цель, выстрелил, победил. На самом деле все намного сложнее.

"Площадка 40 метров в диаметре, тарелка улетает на 67 метров и в поле стрельбы находится меньше секунды. За это время стрелок должен поразить цель. Стреляют с восьми позиций",- объяснил Петренко.

Стрельбе все возрасты покорны

Организаторы не ставят для участников возрастных цензов. Самому опытному стрелку 67 лет, самому молодому - 15.

Егор Петренко три из своих пятнадцати лет занимается стендовой стрельбой. В его "копилке" уже несколько призовых мест на чемпионатах России среди юниоров. В Абхазии он - единственный профессионал в этом виде спорта, поэтому на чемпионате Егор выступает вне конкурса.

В отличии от других участников Егор не увлекается охотой. Именно это, по его словам, его главное преимущество. Охотникам придется адаптироваться к новым быстрым "мишеням", а юноша в спорте чувствует себя в своей тарелке.

"В этом спорте очень важна скорость реакции и точность. А дичь, хоть и менее предсказуема, но летает не так быстро", - считает он.

В своей тарелке

20 участников разделены на четыре группы. С семи разных позиций стрелки должны попасть по летающей "тарелке". Постепенно задача усложняется: участник должен одновременно сбить две мишени, летящие на встречу друг другу. Такой прием называется дуплет.

Разбить "тарелку" с первого раза получается далеко не у всех. Кто-то списывает неудачу на неподходящее ружье, другие считают, что в стрелковом спорте главное – опыт и тренировки.

В момент выстрела для стрелка важна концентрация и внимательность, но и в этот момент трибуны продолжают раздавать советы.

"Стойку поменяй, что с рукой?!", "Нет, ну он же опять поспешил, а!", "Под хвост ей не бей, ну!" – скандируют зрители.

Сами участники пытаются подбодрить друг друга.

"Ну что ты так нервничаешь, как будто корову свою поставил на выигрыш!"

После первого круга участнику турнира Хаджарату Квициния удалось сбить лишь 4 из 15 мишеней.

"Сегодня здесь выступают лишь любители. Пока что результаты не очень удачные, но мы надеемся, что постоянные тренировки отточат наше мастерство, и со временем мы будем стрелять лучше. Думаю, тот, кто хочет хорошо стрелять на охоте, обязательно должен попробовать себя и у стенда", - считает он.

После второго круга чемпионата выявились очевидные фавориты. Борьба за первое место оказалась не из легких. За него боролись охотники из села Джгерда и Сухума Беслан Багапш и Игорь Адлейба. После серии выстрелов "золото" отправилось в Джгерду, а серебро досталось Адлейба. Третье место за участником из Сухума Николаем Городянкиным, а приз зрительских симпатий достался самому молодому, но самому опытному Егору Петренко.

 

В результате проведенных оперативных мероприятий изъяты пять шприцев с наркотическим веществом у жителя Очамчырского района.

Житель с. Адзюбжа Очамчырского района Кекутия Кахабер Кишвардович 1977 г.р. задержан сотрудниками УКОН МВД РА совместно с ОУР ОВД по Гулрыпшскому району 4 февраля текущего года в результате проведенных оперативных мероприятий в с. Бабышьра.

На момент задержания гр. Кекутия следовал на а/м «Мерседес», в ходе проведения обследования данного автотранспортного средства в салоне, а именно, при осмотре содержимого находящейся между передними сидениями мужской сумке сотрудниками милиции обнаружен шприц со светлой жидкостью.

В ходе дальнейшего осмотра аналогичные шприцы с содержимой жидкостью в количестве 4 штук обнаружены и, соответственно изъяты, на коврике заднего ряда салона автомобиля.

Согласно справке экспертов, исследуемое вещество, содержащееся в изъятых шприцах, является наркотическим средством "Метадон".

Гр. Кекутия и сам пребывал в состоянии наркотического опьянения аналогичным веществом, за что отбывает 15 суток пока административного наказания.

Расследование уголовного дела, возбужденного в отношении Кахабера Кекутия, по факту незаконного хранения наркотического вещества проводит ОД МВД РА.

http://mvdra.org/

 

Каким был и остается в нашей памяти русский офицер Андрей Сердюков

О легендарном казаке по прозвищу Худой я была наслышана от многих. По понятным причинам, представляла его высоким, сухощавым и уже бывалым человеком с ироничной усмешкой. К тому же, солидную долю мистического его образу добавляли рассказы о фантастических подвигах боевого подразделения, которым он командовал.

И вот, наконец, я слушаю рассказ Ибрагима Чкадуа, который не просто знал Худого лично, но и был очевидцем и непосредственным участником боев на Восточном фронте. Ибрагим прошел войну сначала с фотоаппаратом, а после того, как получил оружие (его катастрофически не хватало), и с автоматом, примкнул в дни Тамышского десанта к группе «Эдельвейс». Именно так, «Эдельвейс», называл себя интернациональный отряд под командованием опытного советского офицера Андрея Сердюкова. Андрей происходил из казаков и, судя по всему, вырос в семье, где мужество, доблесть и честь были и остаются самыми важными качествами мужчины.

– Андрей был крупным, круглолицым, на вид обычным мужчиной тридцати с небольшим лет, – Ибрагим мгновенно рушит мои представления о внешности легендарного казацкого командира. – Прозвище Худой было дано ему, судя всего, по контрасту. Мне, вчерашнему студенту, хоть и прошедшему службу в Советской армии, он поначалу показался полноватым и неповоротливым. А оказалось, двигался Андрей бесшумно и легко, что чрезвычайно важно в боевых условиях. Возможно, такая барсучья легкость была частью его природы, но, безусловно, оттачивалась еще и постоянными тренировками. Я видел его в самых разных, в том числе и очень сложных боевых ситуациях. Ничего, что мы называем дурным словом «солдафонство», никакой грубости не было в этом человеке. Говорил он и даже приказы отдавал негромко и спокойно, и к нему тут же все прислушивались. Почему он оказался здесь? Я не задавал ему такого вопроса. Знаю только, что прибыл он к нам в Абхазию в самом начале войны в качестве добровольца. Думаю, что после того, как вместе с огромной страной перестала существовать и армия, на нашу войну Андрея привело острое чувство справедливости, желание помочь, тем более, что у него уже был опыт участия в военном конфликте, да еще в похожих на наши природных условиях, в Нагорном Карабахе. Он пришел к нам, потому что продолжал оставаться офицером с бесценными боевыми знаниями.

Я понимаю слова Ибрагима так: у настоящих офицеров все в крови – и дисциплина, и способность притягивать к себе нужных людей; они способны при отсутствии армии создать ее прямо здесь и сейчас, в месте, где находятся в конкретный момент.

– Не случайно Гиви Камуговича Агрба сразу заинтересовала анкета Андрея. Он предложил ему возглавить учебный лагерь: ведь Андрей знал все виды современного и вообще существующего на тот момент оружия, знал саперное дело, и у него уже был опыт участия в современном военном конфликте.

Ибрагим рассказывает, что, по свидетельству очевидцев, Гиви Камугович возлагал на Андрея Сердюкова немалые надежды как на человека, способного сыграть важную роль и в обучении бойцов, и при формировании тактических схем. Но Андрей считал, что больше пользы он принесет в реальных боях, и аргументировал, что в такой войне, какую уже вела Абхазия на обоих фронтах, важнее тактические схемы на месте – это поможет довести до минимума потери среди личного состава.

Остается гадать, отпустил ли Гиви Камугович молодого офицера или он сам, попросту говоря, «дизертировал» на Восточный фронт, где в то время было напряженнее и горячее. Потом вернулся на Гумисту и снова отправился на Восточный фронт – уже со всей группой «Эдельвейс».

– Я познакомился с Андреем Сердюковым и его группой в июле 1993 года во время Тамышского десанта, – рассказывает Ибрагим. – Сначала просто фотографировал, а потом меня приняли в ее состав. Группа «Эдельвейс», хотя не все в ней были людьми военными, была настоящим профессиональным отрядом. И к тому же отрядом интернациональным, прямо бригада испанского типа. Были в ней чеченцы, русские (один, кстати, коренной москвич, Олежка Туляков), украинцы, белорус, молдаванин, по прозвищу Румын, группа ребят из числа местных армян, один из Сухума, гранатометчик Сергей, второй из Аракича и третий – из Атары. Были в группе абхазы, среди которых мой двоюродный брат Олег Гамгия, трое ребят из Мордовии, которые также имели опыт участия в боевых действиях во время войны в Южной Осетии (они служили там в составе Миротворческих сил). Один из них – Моторкин погиб во время Тамышского десанта, другой, Саша Чистяков, трагически погиб уже после, вернувшись домой, а третий, Федя Фатьин, приезжал недавно к нам на день Победы с братом Саши Чистякова. Я был счастлив увидеть Федю живым и здоровым.

– Как-то после обстрела мы заговорили на интернациональную тему и стали вот так же перечислять: кого, мол, только среди нас нет, – продолжает мой собеседник, – пожалуй, все национальности, кроме евреев, у нас есть. И тут один сухумский парень, Андрей Першин (помню, он говорил, что тоже из Нового района), негромко вдруг так замечает: «Ну, это как сказать...»

Мы сразу оживились, обрадовались, стали шутить, здорово, мол… Известно ведь, что еврей ни за что не ввяжется в безнадежное дело.

В группе «Эдельвейс» все ребята были с юмором, а когда надо было идти, а на Восточном фронте приходилось практически постоянно передвигаться пешком, то любили Виктора Цоя петь: «Группа крови — на рукаве». Или еще одну песню собственного сочинения, в которой Шеварднадзе упоминался в припеве в не очень презентабельном аспекте.

Тамышский июльский десант, хоть он и сыграл очень важную роль во всей комплексной Июльской операции, дался и высадившейся группе, и встречавшим её бойцам-восточникам очень тяжело. В составе десанта было немало опытных воинов, прошедших Осетию, Приднестровье, Карабах, и все они говорили, что им впервые приходится принимать участие в операции такой высокой сложности.

Из-за обстрела десантироваться пришлось в неудобном болотистом месте, некоторых засасывало, люди погружались в трясину, теряли обувь. Но и здесь высадившихся бойцов настиг шквал перекрестного огня противника – с суши и с моря. Кроме того, каждый боец нес на себе не только собственное оружие, но и вооружение для Восточного фронта. И в таких условиях главным было не только самому выжить, но и донести, не утратить оружие.

Во время Тамышского десанта, когда группа уже достигла трассы, Андрей получил два ранения. Он подошел к убитому, а тот оказался раненым и успел дать очередь из автомата – к счастью, жизненно важные органы и кости оказались целы, но Андрей на какое-то время выбыл из строя. Первую помощь ему оказывала медсестра из Приднестровья. Она вспоминала потом, что командир не позволил разрезать на нем форму – ведь каждый комплект одежды для бойцов был на счету. Он согласился терпеть боль, когда с него стаскивали одежду, но форму портить не дал.

Прошло совсем немного дней, и группе «Эдельвейс» поступил приказ окружить и освободить от врага сопку Мишвел близ села Бедиа, с которой в просвет между горами враги постоянно обстреливали видимую им часть Ткуарчала. И хотя раны Андрея Сердюкова только начали затягиваться, он поднялся, чтобы возглавить операцию по прорыву к позициям врага.

Ибрагим рассказывает, что выдвинулись они ночью, двигались в соответствии с разработанным командованием планом, передвигались ползком по огородам, по кукурузным посадкам и подползли к окопам противника почти вплотную – все разговоры, которые вели грузины, были слышны в предрассветном воздухе.

Ибрагим вспоминает, что напряжение росло, и было, кто бы что ни говорил, очень тревожно. И когда в очередной раз приостановились, чтобы передохнуть, одна из медсестер вдруг вынула из вещмешка косметичку, зеркальце и стала... поправлять макияж!

– Это сразу сняло напряжение у всех, я это прямо физически почувствовал – на душе стало так легко. Сцена из мирной жизни превратила наступающий день в самый обычный. Раз он оставался таким для этой юной девушки, то таким же должен быть и для всех нас.

Первым шел Игорь Миквабия, он подвел нас в идеальное для штурма сопки место, и мы на «раз-два-три» взяли первую позицию, а затем он же первым поднялся и на саму высоту. К сожалению, в этой операции мы потеряли всеобщего любимца по прозвищу Малыш – из числа чеченских добровольцев. Ему было только восемнадцать.

Андрей Сердюков на сопку подняться уже не смог – все его раны сочились, швы разошлись, но он продолжал руководить операцией из первого окопа у подножия сопки. С ним осталась медсестра (помню, что она была из Гудауты). С другой стороны Мишвела подошла группа «Скорпион», и к обеду сопка была зачищена и обстрелы Ткуарчала прекратились.

Во время перемирия всю группу вывезли в Гудауту – через Сухум. По условиям, бойцы не могли взять с собой оружие. Многие свои автоматы подарили, кто-то просто спрятал, а потом, в сентябре, группа Сердюкова снова появилась у нас на Востоке с новым десантом.

Состав группы, конечно, менялся в ходе боев по понятным причинам… Но при условии, что все операции, в который участвовали ее бойцы, относились к категории сложнейших, потери были минимальными. И в этом, вне всякого сомнения, заслуга командира Андрея Сердюкова.

Вместе с группой «Эдельвейс» Ибрагиму довелось участвовать и в преследовании противника уже перед самой Победой. – Когда нас закинули на трассу в Адзюбже 26 сентября, мы уже знали, что вот-вот должны соединиться оба фронта, – вспоминает Ибрагим. – Помню, что меня поразили масштабы боев, которые были в этих местах до нас (мы как раз и были заброшены на смену подразделениям, которые вели здесь очень жестокие бои, удерживая трассу). Рядом с окопом, в котором я находился, дымились шесть или семь танков и бронемашин. Поймал себя на мысли, что это дежавю, меня словно перенесло во времени в Великую Отечественную войну, а ведь все это происходило у нас и с нами…

Мы вглядывались в бинокль: что там происходит со стороны Сухума? Видели дым, а точной информации не имели. И когда стало понятно, что два фронта соединятся вот-вот, я предупредил Андрея, что хочу поснимать (ведь фотоаппарат я так с собой и носил), но никаких скидок мне не нужно. И Андрей, по обыкновению, расставляя подразделение: впереди разведка, в центре – основной состав группы, замыкающие – тоже опытные грамотные бойцы, определил меня под прикрытие Федора Фатьина: «Тебе, Федя, направляю медсестер, и вот, интеллигенцию тоже...»

Несмотря на то что разница в возрасте у нас была всего лет семь-восемь, я постоянно чувствовал, что он относится к нам, солдатам своим, по-отечески.

Сам Ибрагим буквально за полтора месяца до начала Отечественной войны народа Абхазии защитил диплом на историческом факультете АГУ. Тема диплома – «Русский авангард как предпосылка революционной ситуации». Еще в студенческие годы Ибрагим всем остальным наукам предпочитал искусствоведение, и этот его интерес всячески поощрял и поддерживал научный руководитель Юрий Николаевич Воронов.

В тот счастливый день встречи двух фронтов история Абхазии и мира вообще представлялась совершенно другой – такой же счастливой и эмоционально наполненной любовью – к людям, к жизни, к земле, за которую без сомнений отдавали жизни молодые, только начавшие жить люди.

Самые важные слова Ибрагим говорит уже прощаясь:

– Ведь это же была первая в современной истории война, на которой бок о бок вместе с абхазами добровольно – за правое, безусловно, за правое дело, – сражались русские, казаки, чеченцы...

Как важно это помнить сегодня. И как важно ни в коем случае не забывать – никогда – подвигов добровольцев на нашей войне. И среди них – настоящего героя, потомственного казака, офицера Андрея Сердюкова.

Юлия Соловьева

P.S. Погиб Андрей Сердюков спустя годы после Победы, уже после Латской операции, в которой он также проявил себя геройски… Очень жаль, что он не дожил до наших дней. Светлая ему память.

Газета "Республика Абхазия"

 

Страница 1 из 3
Яндекс.Метрика