Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Роуминг (супер роуминг)
Previous Next Play Pause

Пост главы Министерства туризма Республики Абхазия с 2016 года занимал Автандил Гарцкия.

СУХУМ, 12 мая - Sputnik. Теймураз Хишба наначен министром туризма указом президента Абхазии Аслана Бжания, сообщает пресс-служба главы государства.

Ранее Бжания утвердил структуру Кабинета министров. В итоге количество министерств увеличилось с 12 до 14. В том числе был реорганизован Госкомитет по курортам и туризму в министерство.

Теймураз Хишба родился 10 марта 1986 года в Тбилиси. В 2001 году окончил Гагрскую среднюю школу №2 , а в 2007 году факультет физкультуры и спорта Абхазского государственного университета.

С 2002 по 2008 годы Хишба учился в Российском государственном торгово-экономическом университете. С 2002 по 2004 годы работал менеджером и заместителем директора в московской медицинской компании ООО "Эстетика".

В 2007 году работал специалистом Унитарного предприятия администрации Гагрского района "Районный центр рекламы". С 2007 по 2009 годы был менеджером по продажам московского предприятия ООО "Николя Тибо".

С 2010 по 2011 годы Теймураз Хишба занимал должность инструктора Комитета по делам молодежи и спорта администрации Гагрского района, а с 2011 по 2012 годы - директор унитарного предприятия "Гагра-Свет" администрации Гагрского района. С 2012 по 2014 - заведующий отделом по курорту и туризму администрации Гагрского района. С 2013 по 2014 годы был начальником этого отдела.

В 2014 году Хишба был назначен на должность заместителя главы администрации Гагрского района. В 2016 году он занял должность председатель РПП "Единая Абхазия" Гагрского района.

 

 

 

Больших специалистов откладывать проблемы в долгий ящик, чем наши, как говорил Искандер, «прирожденные руководители широкого профиля», придумать сложно. Вот умеют они крайне принципиально не обращать внимание на общественно значимые темы – до того момента, пока в один прекрасный день проблема не выскочит как черт из табакерки. И тогда все решается, но в режиме цейтнота, что всегда сказывается на качестве. Если речь о законе, то в нем оказываются непреодолимые в силу различных обстоятельств дыры. Не хочу перечислять примеры, так как вся история нашей страны является одним большим примером принятия подобных решений как на государственном, так и на межгосударственном уровне.

Вот и с многострадальным законом о «Декларировании доходов и расходов госслужащими и депутатами» все так же сложно. Идея борьбы с коррупцией витала в различных слоях общества уже многие годы. В последнюю пятилетку сформировалась группа активистов, которая перешла к прямому лоббированию своих идей и взяла за основу 20-ю статью Конвенции ООН против коррупции – «незаконное обогащение». Не знаю, почему активисты остановились только на 20-й статье конвенции, в которой более шести десятков статей, одна другой краше, и все направлены на «эффективное и действенное предупреждение коррупции и борьбу с ней». Должна сказать, что каждая статья как нельзя лучше ложится на нашу благодатную почву и отнюдь не оригинальную действительность. Это и пресловутая прозрачность и отчетность, меры в отношении судебных органов и прокуратуры, подкуп публичных должностных лиц, злоупотребление служебным положением и влияние в корыстных целях, отмывание доходов и много других расчудесных статей, которые, без сомнения, стали бы некоторым заслоном для коррупции. Но активистам показалось, что для наших непуганых коррупционеров будет достаточно принятия 20-й статьи конвенции, предусматривающей уголовную ответственность за незаконное обогащение. Однако для того, чтобы она начала работать, надо принять закон о декларировании. Логика в этом есть, ведь, в конце концов, надо ж с чего-то начинать. Вот и начали с того, что подали проект закона о декларировании в парламент. Там этот закон швыряли по комитетам, пытаясь избавиться от него и от назойливых борцов с коррупцией. После длительной «одиссеи» проекта по парламенту он осел в международном комитете, и началось движение. Рассмотрев проект один раз, надолго остановились.

Тогда активисты собрались перед парламентом и вынудили депутатов принять закон о декларировании. Закон получился лукавый: из него были изъяты некоторые статьи, и он не представлял никакого общественного интереса. К тому же вступление закона в силу планировалось после принятия другого закона – о госслужбе. Я столько раз говорила о проекте закона о госслужбе, который уже десятилетие пылится в парламенте, что, боюсь, мои читатели уже утомились от постоянных напоминаний. Между тем по какой-то странной причине депутаты никак не могут перейти к вопросу о его рассмотрении и принятии. Может, потому что он выполняет функцию громоотвода. Все это время и исполнители, и законодатели ссылаются именно на отсутствие закона о госслужбе при любом удобном случае. И выглядит это примерно так: мы, конечно, хотим, чтобы не было в стране коррупции, но увы – у нас нет закона о госслужбе. И разводят руками.

Вот и сейчас, говоря простым языком, активистов обманули, сославшись опять на непринятый закон о госслужбе. После чего последовала вторая протестная акция – в самый разгар выборов трое активистов объявили голодовку, требуя внести поправки в принятый закон и определить, что он вступает в силу с момента его подписания президентом. Должна слегка отступить от темы, чтобы сказать, что почти все политики, которые сейчас находятся у власти (тогда они именовались оппозиций), выражали свое одобрение требованиям активистов. Есть многочисленные видео, где площадь Свободы стала местом паломничества для политиков, которые фотографировались на фоне голодающих и ставили свои подписи под воззванием к парламенту. Все это происходило накануне президентских выборов, и все кандидаты в президенты и почти все депутаты парламента поддержали инициаторов акции, и поправки к закону были приняты почти без возражений. Голодающие разошлись.

Однако торжествовать победу было рано. Тут все как по писаному: «кто раз умеет обмануть, тот много раз еще обманет». Да, закон был «переработан в духе полной козлотуризации». (Если что, то это не я сказала, а Фазиль Искандер.) И вот теперь активистов пытаются втянуть в бесполезные споры о несовершенстве принятого закона и невозможности его исполнения, с любимой оговоркой – «в условиях Абхазии», как говаривал Автандил Автандилович, «микроклимат у нас неподходящий». Юристы, правоведы, которые молчали, когда принимался закон, теперь все разом вспомнили, что принятые поправки предусматривают вступление в силу не самого закона, а только поправок к нему, а сам закон вступит в силу только после принятия закона о государственной службе. Так власть решила «посмеяться над маловерами».

Эта абсурдная ситуация «означает, что все вернулось на круги своя и исполнять принятый закон никто не собирается. К тому же некоторая часть парламента уже рассосалась по исполнительным органам власти, и вряд ли до довыборов можно ожидать, что депутаты примут закон о госслужбе. Да и кто им разрешит его принять, если в очередь на низкооплачиваемые должности в правительстве выстроились люди, привыкшие жить на широкую ногу, увешанные как гирляндами дорогостоящей недвижимостью и движимостью как в Абхазии, так и за ее пределами, происхождение которой они не смогут объяснить, даже записав ее на всех своих родственников.

Однако у активистов в багаже осталось 10 тысяч сторонников, которые поставили свои подписи под требованием о вступлении закона в силу с момента его подписания, и обещания главы государства Аслана Бжания. И вот в этом самом законе все как он обещал, когда баллотировался в президенты, и даже никаких усилий прилагать не надо: «установление мер по противодействию коррупции и предупреждению необоснованного обогащения субъектами декларирования и членами их семей». Нужна всего-то политическая воля главы государства, в ином случае дальнейшее молчание президента будет равносильно поощрению коррупции.

И самое главное или, если угодно, самое смешное. Юристы говорят, что вступил в силу только закон о поправках, но не сам закон. Получается весьма занятная картина – чтобы все оценили степень козлотуризации, я пройдусь «тропой козлотура», вернее – по той ее части, которая вступила в силу. Свои декларации в налоговые органы и для публичного обозрения, в том числе, и в СМИ должны представить родственники декларантов – родители, братья-сестры и совершеннолетние дети. Данные, отраженные в декларациях, должны быть размещены на официальных сайтах с указанием места прописки, места жительства, места нахождения недвижимого имущества, принадлежащего декларанту и членам его семьи, и так далее.

А теперь внимание: поправки, вступившие в силу, предусматривают освобождение чиновника от занимаемой должности без права на восстановление в случае непредоставления данных о доходах или предоставления ложных сведений. А это если не жертвенная коза, то хотя бы ее шерсти клок? Думаю, что самое время активистам обращаться в Конституционный суд. Пусть там и разбираются, что первично – яйцо или курица. А мы хотя бы понаблюдаем за степенью независимости третьей ветви власти. Было бы интересное начинание, между прочим...

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

 

Главу государства в поездке сопровождают вице-премьер, министр финансов Владимир Делба и вице-премьер, министр экономики Кристина Озган.

Сухум. 5 мая. Апсныпресс. Президент Республики Абхазия Аслан Бжания отправился с рабочим визитом в Москву.  Об этом сообщается на официальном сайте Президента РА.

Главу государства в поездке сопровождают вице-премьер, министр финансов Владимир Делба и вице-премьер, министр экономики Кристина Озган.

 

 

 

Ну а теперь от пустых деклараций к конкретному декларированию. 12 марта вступил в силу многострадальный закон «о декларировании доходов и расходов и обязательств имущественного характера государственными служащими и депутатами».

Многострадальный потому как его «динамили» достаточно долгое время. До тех пор пока закон не взял под свою «опеку» депутат парламента Астамур Логуа. Но к этому моменту из закона, по какой-то странной случайности, выпали очень важные пункты связанные с перечнем объектов декларирования. То есть круг родственников декларанта был значительно сужен – до супругов и несовершеннолетних детей, исчезла ответственность декларанта за предоставление недостоверных данных и так далее. Но даже в таком урезанном до бессмысленности виде его долго не принимали. И только в феврале 2020 года под давлением активистов закон был принят с уточнением, что он «вступает в силу с момента вступления в силу Закона Республики Абхазия «О государственной службе», что означало – в необозримом будущем.

Такое положение дел не устроило активистов, которые прекрасно понимали, что от них просто пытаются отвязаться. И в марте нынешнего года, в самый разгар предвыборной кампании, три гражданина нашей страны объявили голодовку требуя: расширить круг родственников декларанта, огранить время отведенное на декларирование 30 днями с момента вступления в должность, предусмотреть вопросы связанные с прямым доступом к информации и ответственность должностного лица не предоставившего декларацию или предоставившего недостоверные данные.

Голодающие требовали, чтобы закон вступил в силу с момента его опубликования. Так как все это происходило в разгар предвыборной кампании инициаторам принятия поправок к закону высказывали поддержку должностные лица, депутаты, представители всех существующих партий, все кандидаты в президенты. Более того активистов поддержали 11 тысяч граждан страны, которые пришли на площадь Свободы и поставили свои подписи под воззванием к парламенту. Дело было за малым – принять закон о внесении поправок В ЗАКОН и получить одобрение президента.

12 марта закон был принят парламентом, через несколько дней подписан президентом и опубликован в СМИ, то есть вступил в силу. Более того 10 марта исполняющий обязанности президента Абхазии, премьер-министр Валерий Бганба поручил главе министерства иностранных дел Дауру Кове разработать законопроект о присоединении республики к Конвенции ООН против коррупции.

Однако, вскоре после выборов стало понятно, что исполнять закон никто не намерен. После вступления в президента в должность пользователи социальных сетей стали «доброжелательно» навязывать мысль о том, что это поправки к закону вступили в силу с момента их опубликования, а вот сам закон вступит в силу, только после принятия закона о государственной службе.

Можно было бы не реагировать на эти несостоятельные уврачевания в виртуальном пространстве и уловки направленные на то, чтобы дезориентировать участников акции и их сторонников, но есть один момент, который говорит о том, что ни президент, ни премьер-министр не намерены исполнять данный закон. Посмотрите на структуру правительства утвержденную на прошлой неделе. В ней не предусмотрен государственный орган (антикоррупционный комитет), который будет уполномочен заниматься вопросами связанными с декларированием доходов, расходов и обязательств имущественного характера. Что это – простая забывчивость президента и премьер-министра? Любопытно, что о борьбе с коррупцией они забыли сразу, как только завершились выборы.

Ну тогда я возьму на себя смелось и напомню президенту и премьеру, что целью закона о декларировании является «установление мер по противодействию коррупции и предупреждению необоснованного обогащения субъектами декларирования и членами их семей». И мне бы так не хотелось думать, что их сопротивление исполнению закона может означать, что они поощряют коррупцию. Но всякое бывает и признаюсь, что не только меня посещает эта мысль. Но тогда самое время объяснить своим избирателям, которые еще не забыли о предвыборных обещаниях Бжания и Ко, что же они имели ввиду, когда говорили о коррупцией, как зле, которое уничтожает абхазскую государственность? Кстати в программе кандидата в президенты Бжания говорится о необходимости принятия закона «О декларировании доходов, расходов, имущества и обязательств имущественного характера публичными служащими и депутатами». Правда есть там странная неточность – закон был принят 12 марта, а программа появилась спустя два дня – 14 марта. Но это мелкие детали. Зато вступившему в должность президенту даже не надо утомлять себя подписанием этого закона – надо всего лишь приступить к его исполнению. И тут логично было начать с самих себя. Уверена, что после того, как глава государства и глава правительства заполнят и опубликуют свои декларации все их подчиненные поспешат последовать их примеру. Это ж нормально, когда глава государства и глава правительства не виртуально, а на личном примере демонстрируют исполнение законов. Вот так возьмите и ударьте по коррупции личным примером.

Изида Чаниа

Нужная газета

 

Решения о сложении полномочий депутатов Парламента были приняты в результате тайного голосования на сессии Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия.

СУХУМ, 4 мая – Sputnik. Новый президент Абхазии Аслан Бжания, премьер-министр Александр Анкваб, глава МВД Дмитрий Дбар и назначенный исполняющим обязанности главы Гагрского района Юрий Хагуш сложили депутатские полномочия, сообщается на сайте абхазского Парламента.

Постановления о сложении полномочий депутатов были рассмотрены и приняты в результате тайного голосования, говорится в сообщении.

Аслан Бжания вступил в должность президента республики 23 апреля.

Президент Абхазии утвердил новую структуру Кабинета министров - количество министерств увеличилось с 12 до 14.

24 апреля Александр Анкваб был назначен премьер-министром страны. 30 апреля Дмитрий Дбар возглавил МВД Абхазии. В тот же день Аслан Бжания подписал указ об исполняющем обязанности главы администрации Гагрского района, назначив на эту должность Юрия Хагуш.

Согласно законодательству Абхазии, после освобождения депутатских мест, ЦИК должен назначить дату довыборов в Парламент. Согласно закону, на освободившиеся места должны быть избраны новые депутаты.

Депутатом Парламента Абхазии может стать гражданин, достигший 25 лет и обладающий избирательным правом. Депутатами не могут быть люди с непогашенной судимостью, больные алкоголизмом, наркоманией, токсикоманией, с хроническими и затяжными психическими расстройствами. Проголосовать на выборах может каждый гражданин Абхазии, достигший ко дню голосования 18 лет.