Вы не знаете, что страшнее для народа и государства – наркотики или коррупция? И то и другое подрывает основы безопасности, способствует росту преступности, разлагает личность и так далее. К тому же, судя по всему, эти два преступления схожи по скорости распространения и степени зависимости.

В прошлом году депутаты нашего парламента приняли в первом чтении решение об ужесточение наказания за сбыт наркотиков в особо крупном размере, определив распространителям меру ответственности – смертная казнь или пожизненное заключение (так как в стране введен мораторий на смертную казнь). Решение весьма сомнительное, так как 15-20 лет заключения, предусмотренные в нынешнем законодательстве, и без смертной казни весьма серьезное наказание. По мнению специалистов, прежде чем принимать поправки о его ужесточении, народным избранникам следовало бы понять, на каком этапе закон перестает работать. А для этого было бы правильнее изучить правоприменительную практику и проанализировать судебные решения. Но идти столь серьезным путем, копаться в судебных решениях, изучать законность принятых в судах решений депутаты не захотели и приняли решение, понятное избирателям – ужесточить.

«Мы все время пытаемся, пробежав короткой дорожкой, решить глобальные вопросы. Но так не бывает – нельзя из понедельника попасть прямо в пятницу, потому что кому-то захотелось завтра на свадьбу. Простое усиление карательной практики не дает результата», – объясняет специалист.

Но специалистов в парламенте слышать не хотят. К примеру, принимая закон о затемнении стекол, депутаты не пожелали услышать мнение представителей ГАИ. И появляются законы, которые словно созданы для дальнейшего развития коррупции.

Вот и на последнем заседании сессии парламента в первом чтении был принят еще один (на мой взгляд, непродуманный) законопроект, направленный на борьбу с коррупцией – «О декларировании доходов, расходов и обязательств неимущественного характера». Чтобы первое чтение состоялось, под парламентом от сессии к сессии стояли общественные активисты. Так с грехом пополам проект приняли в производство. Но у меня есть серьезные сомнения, что принятие этого законопроекта к рассмотрению знаменует собой готовность власти начать борьбу с коррупцией.

Прежде всего, потому что ранее на рассмотрение этих поправок у парламента не находилось времени в течение полутора лет. А еще, потому что телегу опять поставили впереди лошади – в пакете с этим законопроектом нужно было принимать поправки в другие законы и, в частности, в Уголовный кодекс, предусматривающие ответственность за незаконное обогащение. Как-то стоило бы прояснить и вопрос взаимодействия с банковскими и кредитными организациями хотя бы стран, признавших Абхазию, в процессе реализации нового законодательства.

«Сырой документ», говорят депутаты, как бы заранее оправдывая его дальнейшую судьбу и не ощущая никакой ответственности за эту «сырость».

Как это будет на практике? К примеру, вот так: статья 15 законопроекта, предусматривающая ответственность за предоставление недостоверных и ложных сведений о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера, отсылает к законодательству республики. Но в действующем законодательстве не прописано декларирование, а следовательно, не предусмотрена и ответственность за недостоверные и ложные сведения, представленные декларантом.

Все как в детской игре – пойди туда, не знаю куда, и принеси то, не знаю что. Возможно, кому-то это кажется забавным – принимать законы, которые не будет работать?

«Коррупция, это не просто деньги, присвоенные отдельными функционерами. Это коррозия, разъедающая саму основу и стержень любого общества. Особенно, когда доля государства в экономике высока», – написал на странице в Facebook министр экономики Адгур Ардзинба, по сути, поддержав общественных активистов, которые лоббируют принятие мер против коррупции. И продолжил: «Вот почему в ряде стран преступления, связанные с коррупцией, караются высшей мерой наказания».

Очевидно, что страна приблизились к тому состоянию, когда не только простые граждане, но и некоторые представители власти осознают, что коррупция являются угрозой для общества, сопоставимой с угрозой от наркотиков. Признание этого означает, что «ответственность за распространение наркотиков в особо крупном размере» и «незаконное обогащение» должна быть одинаковая.

Но это самый короткий путь из понедельника в пятницу, когда лень работать над законами и анализировать связь между распространением наркотиков и коррупцией.

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

 

 

Министерство по репатриации подвело итоги 2018 года в ходе заседания Кабинета Министров Республики Абхазия, которое прошло в четверг 28 февраля.

СУХУМ, 28 фев – Sputnik, Бадри Есиава. Более 500 репатриантов получили паспорта гражданина Абхазии в 2018 году, и это рекордные показатели, сказал министр репатриации Абхазии Беслан Дбар на заседании Кабмина в четверг 28 февраля.

"Хочу отметить, что из этих 543 человек, получивших абхазское гражданство и паспорта гражданина республики, 430 репатриантов восстановили свои исконные фамилии", - отметил Дбар.

По словам министра, в число этих людей вошли выходцы из Сирии, Турции, Иордании, России, Египта, США, Нидерландов, Ливана, по одному из Эстонии, Грузии и Израиля.

Глава Галского района Тимур Надарая выразил обеспокоенность по поводу одной из стран, откуда соотечественники пребывают в Абхазию, а именно, речь шла о Грузии. Он уверен, что спецслужбы сопредельного государства ведут активную работу по вербовке агентов, и Абхазии следует быть осторожнее, бдительнее в этом.

В ходе своего выступления министр по репатриации также отметил, что нередко возникают проблемы и со сбором документов, оформлением абхазского гражданства людям, у которых мать абхазской национальности, но отец, к примеру, турок или кабардинец. Он добавил, что в комиссии по предоставлению гражданства к сегодняшнему дню поступило 152 заявления.

Дбар подчеркнул, что не все репатрианты, получившие абхазское гражданство, остаются жить в республике. Многие из них уезжают обратно, но немало тех, кто возвращается снова. Например, в 2018 году 45 человек на постоянной основе вернулись в Абхазию и получили статус репатрианта.

Одной из главных проблем, которую переживают репатрианты в Абхазии, Дбар назвал нехватку жилплощади.

"По этой причине каждый месяц из фонда репатриации выделяется 600 000 рублей на оплату аренды жилья. В общей сложности в наше министерство уже поступило 518 заявлений с просьбой о предоставлении жилплощади", - отметил Дбар.

Для решения этого вопроса в селе Мачара Гулрыпшского района для репатриантов строится коттеджный поселок, рассчитанный на сто семей. Там планируется построить четыре дома, в два из которых можно будет заселиться уже к концу первого полугодия 2019 года. Оставшиеся работы планируют завершить к концу года.

Дбар также поделился интересной информацией о том, что в прошедшем году 15 репатриантов обзавелись семьями в Абхазии, родилось 23 ребенка.

Глава экономического ведомства республики Адгур Ардзинба признался, что отчет коллеги его растрогал и напомнил о войне, когда ему было всего десять лет.

"Я прекрасно помню, пускай никто не обижается, мы сидели дома и обсуждали возможность того, если мы проиграем войну, куда нам податься и на что нам жить. Мы ведь до последнего не знали, чем закончится эта война. Те люди, которые сегодня возвращаются в Абхазию, это те, кто был вынужден покинуть свою родину. Слава богу, нас эта участь не постигла", - поделился воспоминаниями Ардзинба.

Рассуждая о положении репатриантов в стране и неприятных инцидентах, в которые они порой попадают, Ардзинба привел в пример нападение на один из магазинов в Сухуме, принадлежащий репатриантам, и сказал, что за подобные действия виновников нужно наказывать по всей строгости закона, а обществу следует порицать подобные действия.

Он также поинтересовался у министра внутренних дел Абхазии Гарри Аршба, чем закончилась эта история.

"Трое фигурантов этого дела были задержаны, остальные поданы в розыск. Данная статья не предусматривала больше года и пяти лет лишения свободы и, как вы знаете, у нас была амнистия, под которую они попали по решению суда", - ответил Аршба.

Изначально, с сожалением добавил он, это уголовное дело было возбуждено как разбойное нападение, что предусматривало лишение свободы свыше пяти лет, но в связи с тем, что потерпевшие не дали показания по этому инциденту, дело было переквалифицировано.

"Чтобы доказать факт разбойного нападения, необходимы показания потерпевшего", - уточнил министр внутренних дел.

Такой исход дела Ардзинба назвал показательным. Он подчеркнул, что Госкомитет по репатриации был реорганизован в министерство по причине того, что работа этого ведомства имеет большое значение для страны, и если не удастся обеспечить безопасность репатриантов, то все усилия ведомства не будут иметь результата. Это применимо и к деятельности Минэкономики в части привлечения инвестиций, подчеркнул Ардзинба.

Министр репатриации согласился с мнением коллеги и подчеркнул, что без единения и поддержки репатриантов во всем вернуть соотечественников на их историческую родину не удастся.

Госкомитет по репатриации был реорганизован в министерство в мае 2018 года.

Госкомитет по репатриации Республики Абхазия был создан 23 марта 1993 года для развития отношений между республикой и зарубежными абхазскими диаспорами. Ведомство оказывает помощь репатриантам в адаптации на исторической родине.

В 1998 году создан внебюджетный Фонд комитета для финансирования Госпрограммы репатриации. Согласно закону Республики Абхазия "О репатриантах", вернувшиеся на постоянное место жительства абхазы и абазины в течение пяти лет имеют статус репатриантов.

К концу 2018 года статус репатрианта получили около десяти тысяч человек, примерно пять тысяч из них постоянно проживают в республике. В основном это соотечественники из Турции, Сирийской Арабской Республики и Иордании.

 

 

В Кабинете Министров Абхазии сегодня заслушали отчеты нескольких министерств. В процессе обсуждения журналистам удалось узнать, кто платит за переток электроэнергии из России. На заседании также были поставлены вопросы контроля и эффективности использования министерствами и ведомствами горюче-смазочных материалов, резервного фонда правительства и другие.

Со вчерашнего дня сняты временные ограничения на потребление электроэнергии в Абхазии, правительству удалось договориться о перетоке из Российской Федерации, но сразу встал вопрос о том, кто его будет оплачивать? Министр финансов Джансух Нанба пояснил: «В 2016 году было принято решение по Межправкомиссии о том, что 221 млн рублей, запланированных в Инвестиционной программе на 2016 год, направляются на погашение задолженности по полученному перетоку. В 2017 году, в соответствии с решением 15-й Межправкомиссии, было принято решение 550 млн рублей, запланированных на реализацию Инвестпрограммы, направить на погашение задолженности по полученному перетоку».

Премьер-министр Валерий Бганба дополнил: «В 2018 году перетока не было, я хочу проинформировать всех, что в этом году мною написано письмо заместителю председателя правительства России Виталию Мутко с просьбой о том, чтобы плата за электроэнергию, которую мы сейчас получаем в виде перетока из Российской Федерации, была заложена в Инвестпрограмму «2020-2022». То есть за все, что мы получаем из Российской Федерации по перетоку, мы полностью оплачиваем Российской Федерации. Это справка, потому что слишком много появилось публикаций в грузинской прессе, чтобы это не было предметом спекуляций».

В отчете Минфина среди длинного перечня дел, которыми ведомство занималось, было сказано, что на 31 декабря 2018 года велось обслуживание лицевых счетов 1011 организаций, и на казначейскую систему исполнения бюджета было переведено еще 18 организаций, финансируемых из республиканского бюджета, и четыре организации, финансируемые из местного бюджета. Минфин провел 22 проверки на 14 объектах контроля и выявил серьезные нарушения бюджетного законодательства в части неэффективного, нецелевого и неправового расходования бюджетных средств. По результатам проверки были сделаны представления и приняты меры бюджетного ограничения.

На вопрос о том, как исполняется решение правительства о нормировании расходов на горюче-смазочные материалы, министр финансов ответил, что постановление вступило в силу 1 января 2019 года и назначена внеплановая проверка всех центральных органов государственного управления. По предварительным данным, выявлены серьезные нарушения. Нанба уточнил: «В целом можно сказать, что дисциплина в части расходования и учета горюче-смазочных материалов оставляет желать лучшего. Речь идет и об отсутствии путевых листов, и о соответствующем учете ГСМ, и, самое главное, об обоснованности и целесообразности расходования ГСМ. Нужно усилить контроль, поэтому я обращаюсь ко всем руководителям, чтобы они следили за тем, чтобы расходование ГСМ осуществлялось только на служебные цели, никакие личные поездки и личные дела не могут осуществляться из средств госбюджета».

Премьер-министр Валерий Бганба добавил: «Я хотел бы сказать, что это распоряжение не носит кровожадный характер, речь идет о том, чтобы упорядочить расходование ГСМ. Если вы возьмете нашу смету расходов, на первом месте – заработная плата, на втором – ГСМ».

В 2018 году республиканские органы государственной власти без учета местных израсходовали на ГСМ более 50 млн рублей.

Министр экономики Адгур Ардзинба в своем отчете сообщил, что ведомство разработало за прошлый год около 30 нормативно-правовых актов, часть из них уже приняты, часть находится на рассмотрении. Один из них – проект закона об оказании государственных услуг, в нем речь идет о переходе на режим «одного окна», когда в одном месте любой гражданин может получить любой нужный ему документ. В рамках программы льготного кредитования Министерство экономики выделило 56,6 млн рублей на поддержку проектов в Очамчырском, Гагрском районах и в г. Сухуме. На 15 подведомственных предприятий, на которых работают около 2000 человек, были составлены паспорта, а с их прибыли в бюджет перечислено 63 млн рублей. Детально ознакомиться с отчетом можно на сайте ведомства.

Министр культуры Эльвира Арсалия сообщила, что на 40 подведомственных предприятиях работают 600 человек. Удалось включить в бюджет содержание трех новых историко-культурных заповедников – «Анакопия», «Питиус» и «Сухумская крепость». В 2018 году в Сухум вернулась и была трудоустроена группа актеров, получивших образование в ведущих московском и санкт-петербургском театральных вузах. Год был отмечен небывалой театральной активностью – зрителям было показано 272 спектакля, в Русдраме состоялось 130 показов, в Абхазском театре – 86. На каждый вложенный бюджетный рубль, сказала Арсалия, Русский театр заработал семь рублей и большую часть своих проектов оплачивает самостоятельно. Выставочная деятельность исчисляется 20 художественными и фотовыставками. В проекте кинопоказов приняли участие 25 сел и 4000 человек.

Последним отчитался министр по курортам и туризму Автандил Гарцкия. Он сообщил, что в 2018 году Абхазию посетили 1 млн 250 тысяч туристов, из них 450 тысяч – с однодневным визитом. 426 объектов размещения предоставляют 25 310 койко-мест. Министерство провело свой опрос и выяснило примерные параметры туриста, приезжающего на отдых в Абхазию. Средний возраст – 35-40 лет, достаток – средний и ниже среднего, срок пребывания – 6-8 дней, 30% составляют дети, детский отдых очень востребован, но в Абхазии его пока нет. Из Центрального федерального округа приезжает 40% отдыхающих, из Южного региона России – примерно 45%. В 2018 году впервые создан реестр объектов размещения и реестр экскурсоводов. Выданы 22 лицензии, и 176 экскурсоводов прошли аттестацию. В Абхазии действуют около 25 маршрутов и есть 41 объект показа. Необходимо восстанавливать бальнеологические курорты и развивать санаторно-курортный и реабилитационный отдых, больше рекламировать Абхазию как курорт. Для улучшения сервиса, по мнению Гарцкия, надо создавать образовательные учреждения внутри страны, где можно будет получить профессиональные навыки за два-три года обучения по всем профессиям, востребованным в курортной сфере.

Кабинет министров пересмотрел цели, на которые расходуются средства Резервного фонда правительства, в их перечне отсутствует статья «материальная помощь» и средства не могут направляться на социальные пособия для граждан. Размер этого фонда в среднем составляет около 50 млн рублей, и они будут расходоваться на проведение аварийно-спасательных и связанных с ликвидацией последствий катастроф мероприятий, непредвиденных ремонтных и восстановительных работ, исполнение судебных решений, финансирование расходов на проведение юбилейных мероприятий общегосударственного значения, мероприятий по обеспечению надлежащего функционирования органов власти, а также связанных с обороной и общественной безопасностью.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

 

Круглый стол, на котором обсуждались перспективы рынка недвижимости, прошел  в Сухуме. Руководители ведомств и эксперты рассмотрели возможности этого рынка и обоснованность ограничений, которые не могут быть сняты до решения большого комплекса проблем.

Инициатором круглого стола по теме: «Состояние и перспективы рынка недвижимости в Республике Абхазия» является Центр стратегических исследований при президенте Республики Абхазия. По мнению модератора Илоны Мирцхулава, много разных ведомств занимаются проблемами рынка недвижимости, но они разобщены и между ними нет взаимодействия. Собрать руководителей этих ведомств, услышать разные мнения и выработать подходы к решению проблем – вот основные задачи встречи.

В публичном пространстве звучат мнения, не подкрепленные знанием законодательства, считает министр экономики Адгур Ардзинба. Между тем рынок недвижимости можно разделить на коммерческий и жилой, их регулируют Гражданский и Жилищный кодексы.

Основным игроком на рынке недвижимости является государство, именно оно с 2010 года по настоящее время вложило в ремонт и реконструкцию более 150 объектов 13 млрд рублей российских финансовых средств. Частные вложения совсем скромные, это связано с низкой инвестиционной привлекательностью и отсутствием финансовых возможностей у банковской системы Абхазии. Под коммерческие проекты удалось привлечь около 1 млрд рублей заемных средств, но этого катастрофически мало.

Владение коммерческой недвижимостью, по словам министра экономики, не имеет ограничений. Любое юридическое лицо, учрежденное на 100% иностранными гражданами, имеет возможность в соответствии с действующим законодательством обладать правом собственности на недвижимое имущество, используемое в целях предпринимательской деятельности. Ограничения на приобретение жилья были введены в 1995 году. В соответствии с постановлением кабинета министров, лица, в пользу которых происходит отчуждение жилья, к моменту совершения сделки должны иметь паспорт гражданина Абхазии.

Для того чтобы говорить о снятии ограничений на приобретение жилья иностранными гражданами, необходимо решить большой комплекс проблем: разработать и принять новый Жилищный, Градостроительный и Строительный кодексы, завершить работы по территориальному планированию и созданию государственного кадастра, провести инвентаризацию всего жилищного фонда и создать единый государственный реестр собственности. На сегодняшний день ни один из этих вопросов не решен.

«Сначала надо навести в своем доме порядок, а потом приглашать гостей», – считает Адгур Ардзинба.

Давид Ирадян, руководитель Государственной кадастровой палаты заявил, что в Абхазии очень много разрушенных объектов недвижимости и заброшенных участков земли, которые не используются и не приносят никакой пользы бюджету. Давид Ирадян сообщил:

«У нас действует советский Земельный кодекс, который устанавливает систему вещных прав на землю, но это – необоротоспособные права, как и право аренды, которое абсолютно никого не защищает. Можно ли при советской системе вещных прав на недвижимость строить рыночную экономику? Я не знаю таких прецедентов. Нужно вносить изменения в гражданское законодательство и создавать новую систему вещных прав, которые позволят в полной мере защитить права собственности. При действующем у нас праве аренды ни один нормальный человек не будет строить, когда договор аренды может быть расторгнут, если ты вовремя не внес плату, и когда право аренды дается на 25 лет, а здание стоит 100 лет. Ничего из этого не получится».

Давид Ирадян так описал причину, по которой страна не развивается:

«Придет иностранный или местный инвестор, он хочет что-то построить на каком-то земельном участке и вынужден нелегально приобретать землю. Местные инвесторы на это идут, но иностранные пойти на это не могут, потому что у них проектное финансирование, кредит в банке, они не могут сказать: «Дайте нам 300 тысяч долларов, мы их кому-то отдадим, чтобы нам оформили документы на землю!» В этом основная проблема, вот почему у нас ничего не строится. Есть механизмы, которые надо обсуждать и создавать, в том числе, нужно легализовать и оформить все права, которые сейчас есть де-факто. У нас есть земля, но ее нельзя заложить, хотя она могла бы быть ликвидным залогом для банковского финансирования. Это могло бы сдвинуть ситуацию с мертвой точки».

Плачевную картину столичного жилого фонда нарисовал заместитель главы администрации г. Сухума Леон Кварчия. Всего в столице 600 многоквартирных домов, 80% их фонда приватизировано. Частных домовладений около 10 тысяч. В городе 250 объектов аварийного и ветхого жилья. В последний раз инвентаризацию проводили в 2007 году, по ее результатам 65 квартир распределили между очередниками и льготниками. Всего в очереди на жилье стоят 2400 человек, в том числе 250 льготников. Закон запрещает отказывать в постановке на учет нуждающихся в жилье. Но все знают, что за двадцать пять послевоенных лет для очередников не было построено ни одного многоквартирного дома.

«Мы сами себя обманываем, и обманываются те, кто стоит в этой очереди и надеется когда-нибудь получить жилье», – сказал Леон Кварчия.

Тарифы на жилье мизерные и составляют примерно 2 рубля за квадратный метр, но оплачивает их только 40% населения.

Прежде чем снимать ограничения на приобретение жилья для иностранных граждан, по мнению Кварчия, необходимо создать кадастр недвижимости, сделать комплексный анализ жилого фонда по всей республике, разработать и принять Градостроительный и Жилищный кодексы.

Неудовлетворительные итоги государственного регулирования сферы недвижимости подвела заведующая отделом экономики Центра стратегических исследований Хатуна Шат-ипа. Разгосударствление собственности, по ее мнению, было проведено стремительно, но неэффективно. В 2012 году доля государственного сектора составила 10% от ВВП, притом, что среднестатистический показатель в мире около 30%. Хатуна Шат-ипа сказала:

«За последние десять лет число частных предприятий увеличилось всего на 65 единиц, а было приватизировано 600 объектов. По данным на 2017 год, в частном секторе экономики занято десять тысяч человек, что составляет около 8% от всего трудоспособного населения. Инвестиции, полученные в результате приватизации, серьезных изменений в производственном секторе не произвели, многие объекты до сих пор не восстановлены. Социальная эффективность от приватизации для большинства населения Абхазии оказалась очень низкой. Увеличивается разрыв между бедными и богатыми и возникают вопросы обоснованности обогащения отдельных должностных лиц и их приближенных».

В Фонд приватизации был перечислен 1 млрд 150 млн рублей. Все об этом загадочном фонде слышали, но никто его отчетов не видел. Год назад на сайте Генеральной прокуратуры появились списки должников, и все увидели там должников Приватизационного фонда. Это свидетельствует о слабости государственных институтов и о том, что средства от приватизации не пошли на развитие экономики. Доход бюджета от приватизации объектов за все время составил 157 млн рублей или 54 рубля на одного человека в месяц. Рынок земли является наиболее защищенным, но он приносит в бюджет всего 83 млн рублей. Его низкая отдача объясняется тем, что наши земли сельскохозяйственного назначения, площадь которых – 397 тысяч гектаров, не используются, так как сельское хозяйство в глубочайшем кризисе. На всю отрасль из бюджета выделяется около 60 млн рублей в год, в то время как на содержание только парламента заложено 53 млн рублей.

Почему органы местного управления не проводят учет объектов недвижимости и не применяют статью 282 Гражданского кодекса о прекращении права собственности на бесхозяйственно содержащиеся жилые помещения?

По убеждению Хатуны Шат-ипа, пока все эти проблемы не будут решены, ограничения рынка жилья не могут быть сняты, а для их решения необходимо разработать государственную программу развития республики.

Организаторы круглого стола передали руководителям ведомств итоговый документ, в который они должны внести свои изменения и предложения, после чего он будет опубликован на сайте ЦСИ.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

18 февраля на заседании комитета по аграрной политике, природным ресурсам и экологии депутаты парламента обсудили вопрос разведки и добычи нефти.

Председатель комитета Астамур Тарба сообщил, что планируется обсудить плюсы и минусы добычи нефти в Абхазии, рассмотреть экологические риски и экономические преимущества. Он подчеркнул, что на заседание были приглашены все причастные к этому вопросу лица, как бывшие и нынешние чиновники, так и предприниматели. В парламент пришла лишь часть приглашенных.

«Нас интересует насколько отвечают интересам Абхазии лицензионные экономические условия, по которым выданы лицензии двум компаниям», – сказал Тарба.

Премьер-министр Валерий Бганба напомнил, что в парламенте прошлого созыва была создана комиссия, которая занималась вопросом добычи нефти в Абхазии – экологической безопасности и экономической целесообразности. Но комиссия провела лишь одно заседание, и «ответы на поставленные вопросы не были получены».

«Что касается моей работы на посту премьер-министра, правительство обязано исполнять те договоры, которые заключены государством. Есть, конечно, служба экологии, которая должна заниматься мониторингом работы обоих компаний», – сказал премьер.

Он добавил, что обязательно необходимо строго следить за экологической безопасностью.

Тарба задал вопрос, готова ли сегодня Абхазия к тому, чтобы отразить теоретические экологические катастрофы:

«Даже в процессе геологической разведки, которая предполагает бурение, возможен разлив нефти и загрязнение окружающей среды. Например, насколько укомплектованы МЧС оборудованием и средствами, чтобы отразить хотя бы на начальном этапе теоретические риски?».

В соответствии с договорами ответственность за риски должна нести компания, которая проводит разведывательные работы.

«Первая и основная задача этих компаний – соблюдать экологическую безопасность. Если Вы обратили внимание на то, по каким мы причинам можем прервать наши договоренности, то увидите, что в первую очередь, это экологическая безопасность», – пояснил Бганба.

В законе о пользовании недрами говорится, что компания, в случае причинения экологического вреда, за счет собственных средств должна восстановить убытки, заметил Тарба.

«Но по тем документам, которые мы изучали, огромных средств в распоряжении компании мы не увидели. Конечно же, мы хотели бы видеть представителей компании для более четкого разъяснения о том, как они могут предотвращать эти риски. Чрезвычайное реагирование предполагает хотя бы наличие вблизи пожарной части», – сказал депутат.

Бганба подчеркнул, что все это должно было быть заложено при разработке договора, и вопрос этот стоит адресовать тем, кто работал над этим документом и подписывал его.

Депутат Аслан Бжания отметил, что создается новая для страны отрасль и «при правильном подходе это может быть серьезным подспорьем». Он попросил более подробно рассказать об экономической целесообразности проекта.

«Объем и все остальное мы можем узнать только после проведения разведки. Разведку, насколько я знаю, продлили еще на пять лет. Сегодня ни я, ни вряд ли сама компания сможет ответить, какие могут там быть запасы нефти, сколько они смогут добывать в год, какая будет экономическая ситуация. Может быть, вообще добычи не будет. Аслан Георгиевич, Вы лучше меня должны знать, учитывая ту должность, которую Вы занимали, когда заключался договор, должны знать, кто в этой фирме, что за фирма», – ответил на вопрос премьер-министр.

Бганба отметил, что оба договора были заключены в 2013 году сроком на 45 лет и никакой пролонгации договора не было, было продление лицензионных условий договора, то есть были продлены сроки проведения геолого-разведывательных работ.

Илья Гуния напомнил, что соглашение с нефтяной компанией было заключено в 2012 году, в 2014 году была дана лицензия для геологического изучения, которую продлили 2018 году на тех же условиях, что и раньше. Срок лицензии был пять лет, Гуния задается вопросом, неужели за 4 года компания не провела ни одного исследования. В таком случае, считает депутат, условия были нарушены.

«Была выделена совмещенная лицензия. Вы говорите об объемах, но у нас нет данных. Сейчас речь идет о геолого-разведывательных работах, они сейчас определят объемы», – сказал начальник управления по вопросам землепользования и кадастру Адамур Ахуба.

Он сообщил, что компания разработала программу разведки, но на время работы предыдущей комиссии по нефти вся деятельность была приостановлена.

Руководитель администрации президента Беслан Барциц напомнил хронологию событий:

«Первый договор, о котором я хочу сказать, – это договор между минэком Абхазии и НК «Роснефть», датирован он 26 мая 2009 года. Следующий договор, который углубляет эти отношения, – это распоряжение о предоставлении РН «Шельф Абхазии» разрешения на разведку на гудаутском участке акватории Черного моря. Это было коллегиальное решение правительства, оформленное 22 апреля 2013 года. В этот же день были подписаны лицензионные условия, которые до сегодняшнего дня без изменений остаются. Еще один документ, о котором хочется сказать по «Роснефти», подписан 17 июня 2015 года. Это также коллегиальное решение кабинета министров о продлении сроков. После этого, еще одно решение от 21 декабря 2017 года о продлении лицензионных сроков. Сами сроки договора не меняются».

Что касается «Апсны-Ойл», хронология та же, сообщил Барциц:

«Соглашение о сотрудничестве в области разведки и добычи углеводородов между правительством Абхазии и открытым акционерным обществом «Независимая нефтегазовая компания» подписано в 2014 году. В статье второй этого проекта прописано, что оператором проекта будет специально созданное российское ООО «Апсны-Ойл». 17 мая 2014 года издано распоряжение о предоставлении «Апсны-Ойл» права на геологическое изучения, разведку и добычу нефти. Ни один пункт условий договора не был изменен в 2018 году».

Часть депутатов выразила мнение, что в договоре плохо учтены интересы государства. Руководитель администрации президента отметил, что возможно пересмотреть определенные пункты договоров. Депутатов также интересовало, возможно ли сделать какие-либо экономические расчеты и рассчитать доходы в бюджет.

Как сообщил экс-министр экономики Давид Ирадян, в 2010 году «Роснефть» уже проводила определенную работу:

«На тот момент уже проводились работы по геологическому изучению, поисково-оценочные работы, и объемы были заявлены достаточно существенные. Естественно, это был всего лишь прогноз, но исходя из срока отработки месторождений порядка 40 лет, на который затем была предоставлена лицензия, получалось, что около 2 млн тонн – проектная мощность добычи. Это, естественно, только прогнозы, на тот момент не было пробурено ни одной поисковой скважины. Это определялось по резервуарам, которые есть внутри, еще не известно, чем они там наполнены».

Ирадян подчеркнул, что 2 млн тонн в год сегодня могут дать порядка 6 млрд. рублей единовременных поступлений в бюджет.

«Да, есть определенные риски добычи нефти, но есть ли у нас какая-либо другая альтернатива получить 6 млрд в бюджет? Это больше, чем наши собственные доходы сейчас от какого-либо другого источника. Очевидно, что нет, поэтому я считаю, что интересы государства в этом договоре учтены», – сказал он.

«Ваша экономическая выкладка называется “на безрыбье и рак рыба”, довольствуйтесь 6 млрд», – отреагировала на выступление экс-министра экономики депутат Натали Смыр.

Депутат парламента пятого созыва Кан Кварчия считает, что прошлой власти нельзя было заключать данный договор, а нынешняя не должна была продлевать срок разведывательных работ. Он привел в пример Венесуэлу, которая, несмотря на большую площадь и население, сейчас находится в непростой ситуации, чему виной добыча нефти в том числе. Кварчия добавил, что основным богатством Абхазии является чистая природа, ее и нужно беречь, так как именно она основной источник доходов. Он подчеркнул, что вопросы есть к договорам с обеими компаниями.

«Но в случае «Роснефти» я считаю, что эта компания большая, она серьезная, ей не нужны эти склоки, разговоры, они готовы будут всегда пересмотреть любой договор, чтобы на входе всегда было меньше разговоров и быть серьезным партнером. Надо пересматривать оба эти договора, и закладывать интересы Абхазии и туда, и туда, и тогда я каждого пойму», – сказал он.

Депутат Алмас Джапуа сделал заявление, которое попросил считать официальным обращением в прокуратуру:

«Все мои предположения основаны на косвенных уликах и должны генеральной прокуратурой рассматриваться как косвенные улики. Нынешний виток напряженности вокруг этого вопроса никак не связан с компанией «Роснефть». Есть, конечно, проблемы с договором, у меня лично нет претензий к компании «Роснефть», есть претензии к руководству Абхазии, которое было в момент заключения договоров. Если речь идет только о разведке, то зачем даете и добычу сразу одним документом? В 2014 году президентом Александром Анкваб и правительством во главе с Леонидом Лакербая были подписаны договоры с компанией «Апсны-Ойл», учредитель которой, в тот момент можно было это определить, находится в офшоре, на Кипре. Каким образом эти люди заключают договоры? То есть правительство, которое подписывает договоры с этими нефтяными компаниями, я могу предположить, что это некая крупная коррупционная схема, которая организована самими этими господами, в том числе Александром Анкваб. Его близкий друг и соратник по организации ОО «Айтайра» Леонид Лакербая подписывает эти крайне невыгодные договоры. Ни один литр этой нефти Республике Абхазия не принадлежит, и все разговоры о том, что у нас там есть доля – это банальное вранье».

Очевидно, зная дату и предполагая события, которые будут происходить в мае 2014 года, в ускоренном порядке были подписаны договоры, считает депутат:

«Одной из косвенных улик является то, что тогдашний министр экономики, который подписывал соглашение, на выходе из исполнительной власти становится гендиректором этой компании. По-моему, во всех приличных странах мира это называется коррупцией».

Джапуа утверждает, что именно Александр Анкваб, «облачившийся в иммунитет депутата», является активным лоббистом нефти в парламенте, «проводя консультации со всеми депутатами и со мной, настаивая на том, что «Роснефть» может подождать, а «Апсны-Ойл» должна добывать».

«Главный активный лоббист этого проекта в парламенте Александр Анкваб. Все руководствуются целесообразностью интересов своего государства, кроме него», – заявил Джапуа.

Он сообщил, что была совершена поездка в село Окум, где идут работы по разведке, и в ходе беседы с жителями выяснилось, что работы производит гудаутский ДРСУ-1, учредителем которого является Леван Тужба.

«Прокуратура и народ должны заинтересоваться тем, кто лично его грабит, находясь у руля», – заявил депутат.

Джапуа подчеркнул, что, находясь в оппозиции, нынешнее руководство выступало против этих договоров, но сейчас продлевает их.

«Существует некий объем политических договоренностей между нынешним руководством и прошлым. Я не могу точно сказать, является их характер политическим или чисто коррупционным. Это предмет работы следствия», – сказал он.

Министр экономики Адгур Ардзинба считает, что проблема состоит в том, что необходимо менять законодательство. Все разговоры о «спасении народа» не помогают, а помогают «конкретны шаги, выраженные в нормативных актах».

«Если мы хотим результатов, необходимо приступить к конкретной работе, к которой мы призываем уже почти месяц. На мой взгляд, есть три главных вопроса: экологическая составляющая, экономическая составляющая и экономическая целесообразность в целом, коррупционная составляющая. Все их надо рассматривать отдельно. Говорить можно всякое, но, если мы не будем менять законы, не будем применять договора, ничего не поменяется, а все мы будем рассказывать о том, как мы любим абхазский народ», – сказал министр.

Он отметил, что вопросами экологии занимается другое ведомство, для министерства экономики главный вопрос – сколько в бюджет поступит от одного барреля нефти.

«Если ставить этот вопрос, хочу вам сказать, что на суше добывать нефть намного дешевле, чем на шельфе – это мировая практика. И даже на шельфе – шельф шельфу рознь. Если мы говорим о конкретной доле, давайте это будем обсуждать в рамках комиссии», – сказал Ардзинба.

На обвинения в том, что решение о продлении сроков лицензирования принималось кулуарно, Беслан Барциц отметил: «Все имели возможность ознакомиться, этот документ после подписания попадает в общую рассылку, в нашу электронную систему документооборота, он был доступен везде и всем. Видимо, определенным людям нужно было будировать этот вопрос сейчас. От парламента никто ничего не скрывал».

Ольга Джонуа

Нужная газета

 

Страница 1 из 12
Обновление тарифов
Аквафон 06 Конструктор
Аквафон 05 Конструктор
Аквафон 04 Конструктор
Аквафон 03 Конструктор
Аквафон 01 Конструктор
Previous Next Play Pause
Яндекс.Метрика