Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Все мое окружение сейчас сравнивает Абхазию с Сицилией. А все началось с того, что, будучи в шоковом состоянии от очередного судебного заседания, я поделилась своими впечатлениями в соцсетях. Речь шла не о системе правосудия, а об отношении общества к преступникам.

На размышления меня натолкнула группа поддержки, прибывшая на заседание суда, рассматривавшего дело тривиальных «домушников», которые в третий раз «ставили» один и тот же дом и последовательно выносили из него все имущество, но в третий раз были задержаны служителями порядка аккурат в момент совершения преступления. Через пару дней после ограбления, когда решался вопрос о мере пресечения, братаны в прямом и переносном смысле пришли в суд болеть за своих. Родственники говорили о том, что «бес попутал», рыдали жены, ссылались на детей, которые останутся без отцов. В общем, все в рамках общепринятых норм современного абхазского общества.

Но все это ничего, даже ожидаемо. Традиции абхазов, осуждающих своих преступников и выдворяющих их за пределы семьи, фамилии, страны, давно ушли в прошлое.

Но когда защитники пустили в ход характеристики, выданные на работе нашим грабителям, я обомлела. С такой биографией легко стать идеальным депутатом, мэром, президентом и, может быть, даже космонавтом. С уникальными способностями, которыми наделил индивидуальный предприниматель своего сотрудника и нашего подсудимого, можно претендовать на любую должность как в нашем государстве, так и за его пределами.

Когда я в растерянности дослушала эту оду идеальному человеку, адвокаты произвели «контрольный выстрел» – письмо соседей, весьма поэтично рассказавших о необыкновенном парне и прекрасном семьянине, которого они «ставят в пример нашей молодежи».

В какой-то момент я отметила, что начинаю с сожалением поглядывать на сидящих за решеткой и сомневаться в том, что это именно они вытащили стиральную машинку из чужого дома. Из этого, почти сочувствующего состояния меня и всех остальных вывел прокурор, который напомнил, что обвиняемый уже был судим за грабеж и приговорен к девяти годам лишения свободы, отсидел, но не «встал на путь исправления».

Вот эти свои мысли о состоянии нашего общества, которое самозабвенно становится на сторону «своих» преступников – грабителей, убийц, воров и коррупционеров, – я и высказала в посте в социальной сети. В его бурном обсуждении принял участие и министр экономики Адгур Ардзинба, который адресовал участников дискуссии к итальянскому фильму «Закону тут не место». Так и вышло, что все мое окружение теперь смотрит это кино.

По мнению абхазских зрителей, история маленького сицилийского городка Пьетро Маре словно переписана с Абхазии. Местные жители устали от коррупции, беспредела, мусора и грязи и выбрали себе честного мэра в надежде, что он наведет порядок. Однако на деле выясняется, что жители городка не готовы к таким переменам. От главного героя – честного мэра, который приступил к реальному наведению порядка, – постепенно отказываются его единомышленники, друзья, студенты, родственники. Все требуют его отставки.

Буквально родной абхазским зрителям показалась фраза, прозвучавшая в очереди к мэру: «До чего мы докатились, если зять мэра не может пройти без очереди».

Говорят, что скоро этот фильм будет переведен на абхазский язык и его покажут по абхазскому телевидению. Уверена, что если из фильма убрать название города и имена главных героев, то у нас его могут принять за свой фильм, столь реалистично он отражает абхазскую действительность, в которой все хотят чистоты и порядка, строгого соблюдения закона, но только до тех пор, пока это не затрагивает их личные интересы.

Единственное, что утешает, что так не только у нас. Но живут же как-то люди. Слабое утешение, но уж какое есть.

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

 

Оцените материал
(5 голосов)
Последнее изменение Понедельник, 11 февраля 2019 19:47


Оставить комментарий

Яндекс.Метрика