Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Пока сильные мира сего играют в политику, вводя всевозможные санкции, Абхазия решает продемонстрировать миру полную открытость, затеяв подготовку к «открытию» границы с Грузией. Мы готовы узаконить товар, поступающий из страны, не признающей Абхазию и препятствующей нашему развитию всеми доступными способами. Хорошо, оставим в покое «признанность-непризнанность», меня смущает не только это, но и весьма слабая аргументация о выгодах, которые сулит нашей стране открытие абхазского рынка сбыта для грузинского производителя.

Сторонники торговых отношений с Грузией предлагают «плыть по течению». Дескать, контрабандный товар из Грузии, не облагаемый никакими налогами и пошлинами, все равно поступает на рынки Абхазии, и если узаконить эту контрабанду, то в бюджет будут поступать дополнительные доходы, товары, завозимые из Грузии в Абхазию, будут проходить санитарный контроль и т.д. Вроде бы логично. Хотя, если брать за основу смирение госорганов перед контрабандой, то можно договориться до чего угодно, вплоть до легализации поставок наркотиков.

Ладно, конформизм иногда бывает оправдан. Поэтому конкретные вопросы: для каких товаров Абхазия собирается открыть свой рынок? В каких объемах? Какая выгода от поступления этих товаров на рынки Абхазии? В каком состоянии находится наш рынок сбыта, в каких товарах он нуждается и в какой период времени? И очень важный вопрос: что, кроме орехов в размере 3,5 тонн (официальные данные за 2017 год), вывозится из Абхазии в Грузию?

Проще говоря, есть ли экономическая целесообразность в одностороннем открытии рынка сбыта при таких неубедительных объемах экспорта? Получив ответы на эти вопросы, мы поймем, нужны ли нам грузинские помидоры и яблоки и что станет с только народившимся абхазским производителем овощей после «открытия» рынка сбыта еще и для грузинского производителя?

Ответов на эти вопросы пока нет, а между тем я могла бы привести немало примеров трудностей, с которыми столкнулась наша страна за последние годы, в том числе и в результате непродуманной таможенной политики.

В традиционной абхазской кухне два важных продукта – кукуруза, из которой готовят мамалыгу (абысту), кукурузные лепешки (амгялы) и различные сладости, и фасоль. Так вот в последнее десятилетие абхазские крестьяне значительно уменьшили посевы кукурузы и фасоли. Зачем изнурять себя непосильным трудом, когда в магазинах продается дешевая китайская фасоль и кукуруза, расфасованные в Краснодарском крае? Очевидно, что абхазская фасоль и кукуруза, которую по сей день возделывают «по старинке», не выдержали конкуренции, и собственный производитель уступил и без того небольшой рынок китайскому товару, поступающему из России.

Такая же история произошла и с абхазским чаем, который потребитель с готовностью заменил на дешевые напитки сомнительного качества, а теперь, когда уровень жизни повысился, на завозные чаи с различными добавками. Многогектарные плантации абхазского чая, который по качеству ничем не уступает краснодарскому, пошли под снос.

Печальный список товаров неудовлетворительного качества, которые заполнили абхазский рынок и вытеснили с него собственный продукт и собственного производителя, достаточно велик. Вода, сыр сулугуни, вино-водочная и табачная продукция и многое другое (даже масс-медиа). У страны не нашлось средств, чтобы создавать на основе традиционных культур собственное прибыльное производство. Конечно, важная причина – блокада страны, незначительный рынок сбыта и т.д. Но это вызовы, с которыми можно работать при правильном планировании и выверенной таможенной политике. Тем более что самая главная ценность – земля, на которой раньше выращивали фрукты и овощи, зарастает золотарником, радуя взгляды изумленных гостей Абхазии пышным цветением.

Свято место пусто не бывает, и в последние годы, на мой взгляд, стихийно стали возникать собственные производства. Их пока немного. Клубника, томаты, овощи, фрукты, арбузы, которые с большим трудом пробивают себе путь на собственный рынок, уже забитый привозными товарами.

И, на мой взгляд, чтобы защитить своего производителя и потребителя и содействовать национальным интересам, государству необходимо не создавать дополнительные пути поставок товаров из-за пределов нашей страны, а регулировать их поступление – вводить специальные защитные, антидемпинговые и компенсационные меры. И не только «с востока», а по обе стороны границы.

А пока этого не произошло, я хожу по рынку и пытаюсь найти продукцию местного производства. На всех фруктах и овощах – надписи, свидетельствующие об их абхазском происхождении. Надписям я не верю, и по каким-то только мне известным признакам пытаюсь определить товар, возраст которого не подправлен косметическими усилиями производителей или продавцов. Для меня ценность овощей в их свежести, поэтому я и ищу местную продукцию, и это очень сложное занятие.

Если же Абхазия официально «откроет» свой рынок для товаров из Грузии, думаю, что мои еженедельные поиски потеряют всякий смысл.

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

Российско-грузинское соглашение от 9 ноября 2011 года предусматривает открытие таможенных коридоров для перемещения грузов между Россией и Грузией.

СУХУМ, 24 мая – Sputnik. Российско-грузинское Соглашение об основных принципах механизма таможенного администрирования и мониторинга торговли товарами от 9 ноября 2011 года не ущемляет права Абхазии, заявил новый посол России в Абхазии Алексей Двинянин в четверг 24 мая.

"В последние дни в абхазском обществе и средствах массовой информации вновь стали муссировать тему российско-грузинских контактов по вопросу реализации Соглашения между правительством Российской Федерации и правительства Грузии об основных принципах механизма таможенного администрирования и мониторинга торговли товарами от 9 ноября 2011 года", — сказал посол.

Алексей Двинянин предположил, что в поле зрения абхазских журналистов попала информация о том, что 18 мая российская и швейцарская стороны подписали договоренности об учреждении трастового фонда и госконтракта для реализации Соглашения от 2011 года.

"Хочу ответственно заявить, что не вижу никаких оснований для беспокойства граждан Республики Абхазия. Во-первых, Соглашение никоим образом не ущемляет национальные интересы независимой Республики Абхазия. Таможенные терминалы, в которых, предполагается, будут находиться швейцарские наблюдатели, расположены строго на территории России и Грузии", — подчеркнул посол.

Он добавил, что въезд на абхазскую территорию швейцарским наблюдателям запрещен.

"Во-вторых, что касается обязательств России по членству во всемирной торговой организации (ВТО), данные таможенной декларации и другая информация, которую швейцарская компания будет получать в рамках упомянутого контракта, являются строго конфиденциальными и не предназначены для передачи грузинской стороне", — подчеркнул дипломат.

Соглашение между Россией и Грузией не налагает на Абхазию никаких обязательств.

"Меня, возможно, как нового посла России в Абхазии, честно говоря, удивили некоторые недружественные пассажи в ряде местных публикаций. К примеру, с неудовольствием говорилось о неучастии абхазской стороны в подготовке Соглашения от 2011 года. Извините, но по всем нормам и принципам международного права двусторонние соглашения на то и являются двусторонними, что в них участвуют только те две стороны, интересы которых затрагиваются. Разве понравилось бы народу Абхазии, если вдруг в подготовке и согласовании наших больших договоров о дружбе сотрудничестве и взаимной помощи участвовали грузины? Уверен, что нет", — считает Двинянин.

Публикации в абхазской прессе, добавил он – это откровенная политизация и передергивание положений нейтрального таможенного Соглашения.

"Я уже не говорю о попытке изобразить, в случае реализации соглашения, российских военнослужащих, честно стоящих на защите абхазского народа и государства от внешних угроз, некими конвоирами грузов. Не знаю, кто проплачивает подобные инсинуации, но мне подобное читать противно", — отметил посол.

Алексей Двинянин предложил вместо бесплодных попыток внести раздор в успешно развивающиеся абхазо-российские связи, обратить внимание общественности и СМИ республики на выгодные для Абхазии положения соглашения.

"К примеру, известно, что все двусторонние соглашения носят зеркальный характер. В данном контексте это означает, что Грузия несет точно такие же обязательства по информированию Всемирной торговой организации о своей торговле с Абхазией, что и Россия, именно в этом состоит принцип таможенного единообразия. Поэтому грузинский терминал будет расположен в Зугдидском районе, а не, к примеру, в Гагрском районе Абхазии", — сказал он.

Тем самым, подчеркнул посол, грузинская подпись под Соглашением означает, что Абхазия имеет право и на собственную таможенную территорию, и таможенную границу, которая одновременно остается и государственной.

18 мая состоялось подписание Соглашения между Правительством Российской Федерации и Федеральным Советом Швейцарской Конфедерации о реализации Соглашения между правительством России и правительством Грузии об основных принципах механизма таможенного администрирования и мониторинга торговли товарами от 9 ноября 2011 года.

Очередной раунд переговоров спецпредставителя премьера Грузии по вопросам урегулирования отношений с Россией Зураба Абашидзе с заместителем министра иностранных дел России Григорием Карасиным состоялся 24 мая в Праге. Основной темой обсуждения была реализация соглашения "Об основных принципах механизма таможенного администрирования и мониторинга торговли товарами" от 2011 года, которое предусматривает создание таможенных коридоров из России в Грузию.

В Праге прошел очередной раунд переговоров между заместителем министра иностранных дел РФ Григорием Карасиным и спецпредставителем премьер-министра Грузии Зурабом Абашидзе. Предварительно они договорились сформировать рабочую группу для реализации межправительственного соглашения 2011 года о создании «торговых коридоров» через территории Абхазии и Южной Осетии. Но для начала реального движения торговых потоков по этим «коридорам» сторонам придется решить еще ряд технических и политических проблем. Главная из них — несогласие властей бывших грузинских автономий осуществлять транзит без оформления напрямую с ними соответствующих договоренностей.

О предварительном согласии Москвы и Тбилиси сформировать специальный координирующий орган по мониторингу движения грузов из России в Грузию через Абхазию и Южную Осетию “Ъ” рассказал спецпредставитель премьер-министра Грузии по урегулированию отношений с РФ, бывший посол Грузии в Москве Зураб Абашидзе. По его словам, Грузия (в декабре прошлого года) и Россия (в мае) уже оформили контракт со швейцарской компанией SGS, которая будет наблюдать за движением грузов из России в Закавказье и обратно по трем торговым маршрутам, определенным географическими координатами по межправительственному соглашению 2011 года «Об основных принципах механизма таможенного администрирования и мониторинга торговли товарами».

Этот документ Москва и Тбилиси оформили при посредничестве Вашингтона. С его помощью удалось разрешить противоречие в связи со спорным статусом частично признанных республик и снять «вето» Грузии на присоединение РФ к ВТО (см. “Ъ” от 7 февраля 2017 года).

Тем не менее стороны до сих пор не могли договориться о механизме реализации положений документа. Наконец, после заключения контрактов с SGS появился шанс на начало транзитного движения, что особенно важно для Армении, поскольку единственная сухопутная автомагистраль — высокогорная Военно-грузинская дорога — часто блокируется снегом и селевыми потоками. Дороги по маршруту Тбилиси—Гори—Цхинвал—Владикавказ и Тбилиси—Зугдиди—Сухум—Сочи гораздо удобнее и безопаснее.

Зураб Абашидзе подчеркнул в беседе с “Ъ”, что наблюдатели швейцарской компании SGS «встанут по обе стороны торговых коридоров на территории как Грузии, так и России».

По его словам, «в функцию швейцарских мониторов не входит проведение таможенных процедур — они лишь будут вести учет».

Если соглашение 2011 года действительно вступит в силу, то сотрудники SGS будут находиться не только в грузинских Зугдиди (у границы с Абхазией) и Гори (недалеко от границы с Южной Осетией), но и на территории России: соответственно близ Сочи и у Рокского тоннеля. Причем соглашение 2001 года предусматривает их «физическое присутствие» непосредственно у таможенных и пограничных КПП.

Однако главным препятствием все еще остается несогласие Сухума и Цхинвала. МИД Южной Осетии выступил с заявлением, в котором говорится: реализация соглашения между Грузией и Россией о таможенном мониторинге границ в части, касающейся Южной Осетии, возможна только при переговорах с Цхинвалом. Дипломаты добавили: какие-либо другие пути, включая попытки оказания политического или экономического давления, «в решении этого вопроса не имеют перспективы». Аналогичная позиция и у руководства Абхазии.

По данным “Ъ”, недовольство высказывает и общественность двух бывших грузинских автономий. «Народные дружины», сформированные под эгидой местных НКО, планируют (в случае отсутствия договоренностей) блокировать дороги и срывать с большегрузных автомашин специальные чипы, с помощью которых трехсторонняя российско-грузино-швейцарская координационная группа планирует отслеживать передвижение автомобильных колонн по территории Абхазии и Южной Осетии.

Тбилиси в вопросе участия в проекте Сухума и Цхинвала занимает не менее бескомпромиссную позицию: господин Абашидзе напомнил “Ъ”, что Грузия «не признает независимость Абхазии и Южной Осетии, считая их оккупированными территориями», а в соглашении 2011 года «они вообще не упомянуты». «В этом процессе есть и могут быть только три стороны: Россия, Грузия и Швейцария»,— подчеркнул спецпредставитель грузинского премьера.

https://www.kommersant.ru/

 

Делегация ГТК Абхазии и представители ФТС России на встрече в Сочи обсудили экспорт сельхозпродукции из Абхазии и подготовку к курортному сезону.

СУХУМ, 22 мая – Sputnik. В три с половиной раза наблюдается рост поставок овощей из Абхазии в Россию в 2018 году в сравнении с 2017 годом, сообщила Федеральная таможенная служба России во вторник 22 мая.

По итогам первого квартала 2018 года, говорится в сообщении, профиль импорта из Абхазии на 70% формируют сезонные поставки плодоовощной и цветочной продукции, ассортимент которой устойчиво расширяется. В этом году, по данным российского таможенного ведомства, наблюдается значительный рост — в 3,5 раза поставок овощей из Абхазии в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. Кроме традиционных томатов, ввозятся в Россию огурцы, кабачки, морковь, пекинская капуста и клубника.

Заместитель председателя ГТК Республики Абхазия Ушанги Квициния подчеркнул, что номенклатура абхазской продукции постепенно расширяется, а внешнеторговый оборот растет, что позитивно влияет на торгово-экономические отношения Абхазии и России.

Представитель ФТС России в Республике Абхазия Сергей Иванов отметил важность предоставления своевременной информации о новых видах сельхозпродукции для ускорения совершения необходимых таможенных операций. Стороны обсудили возможность получения на регулярной основе сведений о видах и объемах сельхозпродукции, выращиваемой в Республике Абхазия, производителях и поставщиках, рыночной стоимости.

В связи с ежегодным увеличением нагрузки на таможенный пост МАПП "Адлер" в летний сезон, участники встречи обсудили меры по ускорению прохождения таможенного контроля.

Начальник таможенного поста МАПП "Адлер" Денис Воронин сообщил, что уже с начала 2018 года таможенную границу пересекли два миллиона 697 тысяч человек и один миллион 613 тысяч транспортных средств, что на 7,5% больше чем в 2017 году.

В период курортного сезона в пункте пропуска будут функционировать 23 полосы движения транспортных средств, пять из них — в режиме реверса.

В среднем в курортный сезон пассажирские перевозки ежедневно осуществляют порядка 200 автобусов. Для ускорения оформления пассажиров, в ближайшее время на КПП запланировано открытие нового пассажирского терминала, проинформировали российские таможенники. Технически он готов.

Первый заместитель начальника Государственного таможенного комитета Абхазии Мсауст Шамба рассказал о том, как работает сегодня таможня на контрольно-пропускном пункте «Ингур». Руководство ГТК не комментирует вопрос открытия торгового коридора, так как считает его политическим и находящимся в компетенции высшего руководства Абхазии и ее МИДа.

Елена Заводская: Тема урегулирования ситуации на ингурской таможне, на абхазо-грузинской границе периодически звучит, и появляются публикации. Хотелось бы понять, какая там ситуация? Расскажите, пожалуйста, об истории вопроса. Всегда ли эта таможня работала, как сейчас, или были какие-то другие периоды?

Мсауст Шамба: Многие люди почему-то думают, что весь послевоенный период на границе с Грузией таможня не выполняла свои профессиональные функции. На самом деле после войны, с 1995 года, там создается таможенный пост «Ингур», и в целом КПП «Ингур» со всеми иными службами – это ветеринарная, карантинная, естественно, пограничная служба. С 1995-го по 2007 год таможенные органы в соответствии с нормативными документами осуществляли производство таможенного оформления и контроля со взиманием всех причитающихся таможенных платежей, которые существовали на тот период. Одновременно с действием общего таможенного тарифа применялись и запретительные меры нетарифного характера. В частности, был Указ президента Владислава Ардзинба, датированный 1 августа 1997 года, о запрете ввоза с территории Грузии на территорию Абхазии продовольственной группы товаров. В тот период умело сочеталось тарифное регулирование, применение пошлин, и в то же время правительством применительно к Грузии была обозначена категория товаров, запрещенных к ввозу. Это: водка, коньяк, ликер и другие алкогольные напитки, сухие, игристые и крепленые вина, шампанское, пиво, табачные изделия, безалкогольные напитки и кондитерские изделия.

Е. З.: А какие товары были разрешены к ввозу? И какие были тарифы?

В 2007 году Указом президента Сергея Багапша в связи с вводом грузинских войск в Кодорское ущелье в качестве одной из ответных мер со стороны Абхазии был введен запрет на перемещение в сторону Грузии и в сторону Абхазии всех видов товаров.

М. Ш.: Тарифы были разные применительно к разным товарам. В тот период тариф составлял около 5% от таможенной стоимости товара. Такая была базовая ставка по продовольственной и промышленной группе товаров. НДС тогда не взимался, были пошлина и таможенный сбор 1%. В 2007 году Указом президента Сергея Багапша в связи с вводом грузинских войск в Кодорское ущелье в качестве одной из ответных мер со стороны Абхазии был введен запрет на перемещение в сторону Грузии и в сторону Абхазии всех видов товаров. Вот такая ситуация у нас сохраняется до сегодняшнего дня.

Е. З.: То есть до 2007 года пошлины взимались?

М. Ш.: Да, пошлины взимались, шел полный цикл оформления, и платежи попадали в бюджет. Шла нормальная работа, то есть функции, которые возложены на таможенные органы, исполнялись. После 2008 года в данный указ были внесены некоторые изменения. Сначала разрешили международным гуманитарным организациям ввоз на территорию Абхазии гуманитарной помощи и ввоз грузов для нужд ИнгурГЭС. В последующем в данный указ в виде дополнения внесли изменения и разрешили физлицам перемещение товаров для личного пользования в виде ручной клади. И вот последнее изменение – разрешили физическим лицам в коммерческих целях вывозить из Республики Абхазия на территорию Грузию орех-фундук.

Е. З.: Какая сейчас ситуация на КПП «Ингур»?

М. Ш.: Если говорить об экспорте, то мы имеем право оформлять орех-фундук, что мы и делаем. Сразу же после введения пошлин в первый год мы собрали и перечислили в бюджет 35 млн рублей. Все остальные товары запрещены к вывозу в соответствии с Указом. Что касается импорта, тут все категории товаров запрещены к ввозу за исключением перемещения физическими лицами товаров в ручной клади весом до 50 кг. Это касается жителей Галского района, которые покупают в Зугдидском районе продукты питания, бытовую технику и т.п.

Е. З.: Существует ли через КПП «Ингур» контрабандный, запрещенный ввоз товаров с территории Грузии?

А чтобы большегрузными машинами завозили контрабанду, таких фактов нет, это однозначно. Бывает, конечно, что люди вброд пытаются перевозить разного рода товары, но мы с этим боремся

М. Ш.: Через пункт пропуска контрабанда в большом количестве не ввозится, потому что там присутствуем мы, пограничные и иные службы. Но ввоз для физических лиц до 50 кг позволяет некоторым людям дробить товары, передавать их физлицам и таким образом завозить на территорию Абхазии. В последующем их складируют и выносят на рынок. А чтобы большегрузными машинами завозили контрабанду, таких фактов нет, это однозначно. Бывает, конечно, что люди вброд пытаются перевозить разного рода товары, но мы с этим боремся.

Е. З.: Какие именно товары завозятся контрабандой?

М. Ш.: Это не только мы видим, это все наши граждане видят, которые ходят на рынок. Номенклатура очень широкая. В основном это сельскохозяйственная продукция, овощная группа товаров, мебель, бытовая техника, стройматериалы, посуда, сувенирная продукция, одежда, ювелирные изделия.

Е. З.: И все это завозится мелкими партиями?

М. Ш.: Да, мелкими партиями.

Е. З.: И мебель?

М. Ш.: И мебель… Понимаете, речь идет не о большом количестве. Люди завозят, например, спальню, она идет на тележке, и этот товар не выглядит, как для коммерческой цели. Человек заявляет, что везет себе домой и так далее. Такими способами идет перемещение.

Е. З.: У Государственного таможенного комитета есть свое видение, как изменить ситуацию на ингурской таможне?

М. Ш.: Грузия не признает наши границы. Мы же говорим, что это – государственная граница. Соответственно, здесь должны присутствовать все службы и заниматься профессиональными обязанностями. Если таможня здесь в последующем не будет выполнять свои функции, в том числе, взимать при ввозе товаров таможенные платежи, то это в последующем будет большой угрозой нашей экономической безопасности. Одна граница есть, она контролируется, там взимаются платежи, а здесь вроде бы запрет, но все же таким ручейком товары поступают без уплаты таможенных платежей. Все товары, которые таким способом ввозятся, не попадают в официальную таможенную статистику. А для того чтобы владеть информацией, нужно осуществлять производство таможенного оформления непосредственно на границе и взимать платежи. Тогда ситуация будет совершенно иной на границе.

Е. З.: Что может дать бюджету Абхазии таможня на КПП «Ингур»?

Нас тогда тоже спрашивали, сколько ореха можно вывезти? Звучали разные цифры со стороны разных ведомств. И мы тогда тоже сказали: дайте нам поработать, и мы вам скажем, сколько ореха вывозится.

​М. Ш.: В любом случае, миллиард таможенные органы там не соберут. Ответить сегодня на вопрос, сколько получит бюджет в случае начала производства таможенного оформления на границе с Грузией, конечно, сложно. Для того чтобы обладать такой цифрой, нужно иметь официальную таможенную статистику, которая формируется только в результате осуществления оформления товаров на основе таможенной декларации и иных таможенных документов. Чтобы получить эту цифру, надо поработать в данном направлении хотя бы год. Такая же картина была, когда разрешили вывоз ореха в Грузию. Нас тогда тоже спрашивали, сколько ореха можно вывезти? Звучали разные цифры со стороны разных ведомств. И мы тогда тоже сказали: дайте нам поработать, и мы вам скажем, сколько ореха вывозится. Спустя год мы собрали 35 млн рублей платежей, три с половиной тысяч тонн ореха было вывезено – вот это уже статистика. Уже можно говорить о товарообороте и о поступлении денег в бюджет.

Е. З.: Какие нужны решения, чтобы ситуация изменилась?

М. Ш.: Общее руководство таможенным делом осуществляет правительство, то есть кабинет министров. Нужны соответствующие решения, а таможенные органы готовы к выполнению этой задачи.

Е. З.: Ставили ли вы этот вопрос перед кабинетом министров? Какая позиция кабмина и есть ли желание его решать?

М. Ш.: Буквально недавно Беслан Константинович (Цвинария), председатель ГТК, подписал наши предложения по этому вопросу на имя нового премьер-министра Геннадия Леонидовича Гагулия, они находятся на рассмотрении. Пока ждем. Конечно, было бы хорошо, чтобы мы этот товарооборот направили в правовое русло, чтобы государству была от него польза.

Е. З.: В чем суть ваших предложений?

М. Ш.: Во-первых, сам пункт пропуска выглядит очень плачевно. Это все же граница с другим государством, он должен выглядеть подобающим образом. Это – наше лицо. Нужны вложения. Нам нужно выстроить полноценный пункт пропуска. Нам нужно рассмотреть тарифные меры, которые мы будем применять к товарам, которые будут ввозиться на территорию Абхазии из Грузии. Таможенная пошлина – главный регулятор внешней торговли. И именно таможенной пошлиной мы можем ограничивать или поощрять ввоз какой-либо группы товаров. Просто запрет приводит только к расцвету контрабанды, больше ни к чему.

Эхо Кавказа

Яндекс.Метрика