Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Апсадгьыл-инфо, 8 июля 2020 г. Военнослужащие Министерства обороны Абхазии и российской военной базы Южного военного округа, во взаимодействии с МЧС, СГБ РА приступили к проведению совместного учения в горах и на побережье Черного моря, сообщает сайт Минобороны Абхазии.

Маневры проводятся на территории полигонов «Нагвалоу» и «Цабал». В ходе учений в горных условиях, батальонные тактические группы будут отрабатывать действия под прикрытием армейской авиации.
Активная фаза учения пройдет и на побережье Черного моря, где мотострелковые подразделения во взаимодействии с подразделениями противовоздушной обороны, разведчиками, артиллеристами отработают оборонительные и наступательные действия.

Учение продлится в течение всей текущей недели. Планируется ведение боевых действий по отражению агрессии и уничтожению условного противника на территории Абхазии.

В маневрах принимают участие более трех тысяч военнослужащих и свыше 300 единиц различной техники.

 

 

Всего у здания Министерства внутренних дел собралось около 30 человек, около 15 из них были задержаны и водворены в ИВС за организацию несанкционированного митинга и невыполнение требований сотрудников милиции.

СУХУМ, 8 июл – Sputnik, Сария Кварацхелия. Несанкционированный митинг состоялся у здания МВД Абхазии, поводом стало нахождение в изоляторе временного содержания Тенгиза Лакербая, об этом корреспонденту Sputnik сообщил министр внутренних дел Дмитрий Дбар.

По его словам, всего у Министерства внутренних дел республики собралось около 30 человек.

"Люди собрались по поводу "вора в законе" Лакербая, по прозвищу Тенгуляш. Их не устраивает, что он содержится, как и все заключенные. Это был несанкционированный митинг", – отметил он.

Сотрудники милиции потребовали от собравшихся мирно разойтись, но митингующие проигнорировали призывы правоохранительных органов.

"Тогда зачинщики были задержаны и сейчас сидят в ИВС. Задержали человек 10-15. В данный момент на территории МВД уже никого нет", - уточнил Дбар.

Министр внутренних дел отметил, что по отношению к задержанным будут применены соответствующие меры за несанкционированный митинг и невыполнение требований сотрудников милиции.

Тенгиз Лакербая был задержан оперативными службами СГБ совместно с ОУР УВД по городу Сухум по поручению Генеральной прокуратуры 7 марта 2020 года. Он признан виновным в совершении трех эпизодов преступлений - незаконные приобретение и хранение огнестрельного оружия, незаконное приобретение и хранение наркотического вещества без цели сбыта. При этом он оправдан по двум эпизодам, предусмотренным статьей Уголовного кодекса Абхазии "кража с проникновением в жилище в крупном размере".

Сухумский городской суд приговорил Тенгиза Лакербая по совокупности преступлений к четырем годам и шести месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии-поселении со штрафом в размере 50 000 рублей в доход государства.

 

 

Коррупция – большая проблема для Абхазии. Все в стране признают, что она существует, говорят об этом на митингах и выборах, но, придя к власти, относятся к этой беде с учетом личного интереса.

На своей первой пресс-конференции для абхазских СМИ, которая прошла на прошлой неделе, президент Аслан Бжания тоже поговорил о коррупции. Он предложил народу сообщать ему о членах правительства, в отношении которых есть доказательства о нарушении закона и участии в коррупции. «Я был бы благодарен нашим гражданам, которые располагают достаточными доказательствами в отношении членов кабинета министров, нарушивших закон или являющихся коррупционерами. Если такие доказательства будут, они будут арестованы в течение суток», – пообещал президент.

«Многообещающее» заявление. То есть для того, чтобы решить вопрос с коррупцией, рядовому гражданину надо научиться собирать «достаточные доказательства». Что такое «достаточные доказательства», которые позволят арестовать человека в течение суток, не уточнялось. Поэтому позволю себе поразмышлять и позадавать вопросы.

Можно ли представлять «достаточные доказательства» анонимно или все же нужно некое личное участие? А чем будут заниматься правоохранительные органы, если рядовые граждане станут выполнять их функции? И как быть с презумпцией невиновности, если по доносу можно арестовать человека «в течение суток»?

Представьте: кому-то приглянулся дом, построенный соседом-чиновником с зарплатой в 14 тысяч рублей. Может этот гражданин просто взять и нашептать про него президенту? Или несоответствие между уровнем жизни и зарплатой не являются «достаточным доказательством»?

Тогда что является? Может быть, рядовому гражданину надо прикрепить жучок к каждому чиновнику, депутатам республиканского, районного и сельского уровня, главам администраций, судьям, прокурорам, милиционерам и так далее? Отследить финансовую деятельность компании, получившей государственный заказ, поднять счета каждого чиновника, который взял кредит в банке под низкие проценты или вообще без них и еще и не вернул его?

Являются ли «достаточными» факты, приведенные активистами движения «Нас не спросили» в отношении нефтяной кампании «Апсны-Ойл», которой, по соглашению от 2014 года, продленному в 2018 году, передано более 20% территории страны под исследование и добычу нефти (площадь участка, переданного ООО «Апсны-Ойл» для исследования и добычи нефти – 1 888 кв. км, площадь Республики Абхазия – 8 660 кв. км).

Если бы перед тем, как отвечать журналистам на вопрос, связанный с данной проблемой, президент взглянул на страницу общественного движения «Нас не спросили», у него могли бы появиться подозрения, что договор с частной нефтяной компанией – грабительский. Доля государственного участия – 0%, экологические риски не застрахованы. А еще он бы узнал, что при составлении договора были допущены правовые нарушения. Что интересы народа Абхазии, который, по Конституции, является собственником земли и природных ресурсов, не учтены. И что чиновники, подготовившие и подписавшие договор, злоупотребили властью в личных интересах. А именно эти чиновники сегодня находятся во главе правительства, не так давно назначенного президентом.

Хотя наивно полагать, что Аслан Бжания, возглавлявший в тот период Службу государственной безопасности, всего этого не знал.

Столь же наивно доверять главе государства, когда тот отмахивается от вопроса журналистов, говоря, что ему ничего не известно о деятельности иностранной компании «Апсны-Ойл», о которой, обратите внимание, говорят не какие-то анонимные пользователи, а известные в стране люди – действующие и бывшие депутаты парламента, общественные активисты. Для расследования деятельности компании в парламенте, членом которого еще недавно был и нынешний президент, была создана специальная комиссия по расследованию деятельности «Апсны-Ойл». Главе государства надо бы поинтересоваться результатами ее работы.

Предложение президента предоставить доказательства коррупции чиновников кажется мне не просто несерьезным. Совершенно очевидно, что никакой борьбы с коррупцией не намечается. То, что сейчас происходит, – это нейтрализация политических оппонентов под прикрытием борьбы с коррупцией. К тому же, призывая общественность к участию, президент как бы демонстрирует свою потенциальную готовность к борьбе с «безбожным воровством» и одновременно перекладывает эту ответственность на граждан страны, которые могли бы потрудиться над добыванием «достаточных доказательств», если не желают жить в коррупционном обществе.

А ведь чтобы понять степень коррумпированности чиновников, не надо призывать людей заниматься несвойственной для них работой – надо выглянуть в окошко из своего президентского кабинета или кабинета председателя СГБ, в котором президент любит работать, и посмотреть на автотранспорт своих подчиненных. А еще можно нагрянуть к ним в гости (думаю, что главе государства никто не откажет в гостеприимстве). А можно еще заглянуть в документы и узнать, в чьих интересах принимались решения, к примеру, по выделению земли под строительство бензоколонок или новостроек.

Обществу было бы очень интересно узнать от президента, как обстояли дела с коррупцией на абхазо-грузинской границе в то время, когда он был председателем СГБ и граница находилась в его непосредственном ведении. Почему в СГБ «проморгали» массовую продажу паспортов? Разъяснить обществу, на какие средства президент проводил свои избирательные кампании, собирал и кормил сторонников, содержал охрану. Сколько средств потратил депутат парламента Аслан Бжания, зарплата которого была не более 17 тысяч рублей, на то, чтобы стать президентом?

А ведь есть куда более простой способ борьбы с коррупцией, нежели привлечение населения к поиску доказательств, – декларирование доходов, расходов и имущества высшими должностными лицами. Это же так просто – обязать себя, всех чиновников и их родственников заполнить декларации в соответствии с принятым законом.

Да, чтобы люди поверили в благие намерения главы государства, а не воспринимали все его действия как месть политическим оппонентам, начинать борьбу с коррупцией надо с себя и со своего ближайшего окружения. Иначе ничего не получится.

* * *

*Договор № 03/14 от 16.05.2014 между Министерством экономики Абхазии и ООО Апсны Ойл.П.3.17 «Добытое из недр углеводородное сырье является собственностью Владельца лицензии».*

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

 

В грузинских СМИ в воскресенье появилась информация о том, что два человека утонули во время попытки вброд перейти реку Ингур и попасть из Абхазии в соседнее государство.

СУХУМ, 5 июл – Sputnik, Бадри Есиава. Глава администрации Галского района Омар Бганба опроверг информацию о том, что в село Тагилон доставили тела людей, утонувших во время попытки перейти реку Ингур вброд, об этом он рассказал корреспонденту Sputnik в воскресенье 5 июля.

"Только что я разговаривал по телефону с главой села Тагилон, где якобы находятся тела. Никаких трупов там нет", - отметил Бганба.

Ранее ряд грузинских СМИ сообщил о том, что две женщины утонули и еще две пропали без вести во время попытки вброд перейти реку Ингур и попасть из Абхазии в Грузию, их тела якобы были доставлены в Тагилон.

Глава администрации Галского района Омар Бганба рассказал, что личность одной из объявленной в СМИ погибшей женщины уже установлена, она жива и находится на лечении в Грузии с 30 июня.

"Я также связался с представителями СГБ Абхазии и российским Погрануправлением, которые мне рассказали, что личность женщины, о которой писали в СМИ, установлена. Она инвалид и 30 июня ей позволили выехать из Абхазии в Грузию на лечение. Нашли ее родственников, которые узнали ее по видеокамерам на границе и сказали, что она жива и по-прежнему находится на той стороне", - отметил Бганба.

Глава администрации Галского района заявил, что разбирается в ситуации.

 

 

 

 

В Сухуме прошла пресс-конференция президента Абхазия Аслана Бжания, который на днях вернулся из Москвы. Журналистов интересовали вопросы открытия границы с Россией, российской финансовой помощи, собственной программы развития экономики, договоренности с Россией по энергетике на время остановки ИнгурГЭС и другие.

Пресс-конференция с президентом длилась около двух часов. Круг тем был обширным. Первым прозвучал вопрос о взаимоотношениях президента с правительством, потому что в обществе периодически обсуждают противостояние, которое якобы имеет место между Асланом Бжания и Александром Анкваб. Президент ответил, что процесс формирования правительства еще не завершен, а закон отводит на него три месяца.

«Время еще есть. Качеством взаимоотношений я удовлетворен, какие бы разногласия не возникали, последнее слово всегда остается за президентом, и никто этого не оспаривает», - подвел черту Бжания.

Всех интересовал вопрос, когда откроют границу и были ли в Москве достигнуты какие-то договоренности об этом. Аслан Бжания считает, что в одностороннем порядке Абхазия открыть границу не может, и все будет зависеть от эпидемиологической обстановки в России:

«Мы в любое время может открыть границу, но открывать границу в одностороннем порядке никакого смысла не имеет. Эта же мера должна быть предпринята и нашими российскими друзьями. Это тот случай, когда мы должны действовать синхронно. Подождем какое-то количество дней. Насколько мне не изменяет память, 24 или 25 июня большой поток туристов пошел в Сочи. Инкубационный период две недели, картина к 10 июля прояснится. Исходя из этой картины, будем действовать».

Насколько сегодня актуальна добыча нефти и что сейчас происходит в этой сфере? По мнению Бжания, ясность в этом вопросе появится только после того, как станет известно, какими запасами Абхазия располагает:

«Я вот взял с собой документ, это распоряжение, подписанное Бесланом Барциц 30 марта 2018 года, о внесении изменений в распоряжение Кабинета министров от 16 мая 2014 года о предоставлении компании «Апсны-Ойл» права на геологическое изучение, разведку и добычу углеводородного сырья на территории Очамчырского, Ткуарчалского и Галского районов, а также в акватории Черного моря. Наверное, какие-то работы по разведке идут, более мне ничего не известно. Как только будет понятно, чем мы располагаем, располагаем ли мы тем извлекаемым объемом, который, с точки зрения коммерции, может быть интересным, конечно же, мы все еще раз взвесим. Добыча нефти в Абхазии, если нефть есть, – это проект перспективный».

Вопрос об интеграции Галского района и проблемах его жителей всегда стоит остро, так как проблемы людей там уже много лет не решаются. Аслан Бжания уверен, что тех из них, кто соблюдает законы страны и считает себя ее частью, необходимо «видеть»:

«Что значит интегрировать? В Галском районе, как и в других районах Абхазии, должна быть наша юрисдикция. Люди, которые проживают в Галском районе, и которые хотят приобрести гражданство в установленном порядке, люди, которые себя ассоциируют с абхазским государством и считают себя его неотъемлемой частью, этих людей надо видеть, их надо слышать, и в отношении них должна быть выстроена соответствующая работа. Там особенность состоит только в том, что это – приграничная территория».

Планирует ли государство меры поддержки для населения и бизнеса, которые в условиях пандемии испытывают большие трудности? Нет, государство таких мер себе позволить не может, потому что никакой подушки безопасности нет, бюджет на половину состоит из российской финансовой помощи и собственные возможности отсутствуют, - сказал Аслан Бжания. Вдобавок к этому, в результате эпидемии коронавируса, в бюджете образовалась огромная дыра размером почти в два миллиарда рублей. Но президент надеется, что Россия поможет.

Будет ли руководство Абхазии принимать какие-то шаги для развития собственной экономики, чтобы не зависеть от помощи извне, осталось не понятно, потому что Аслан Бжания переключился на коррупцию, которая препятствует экономическому росту. Он сообщил, что МВД и СГБ начало активно бороться с расхищением государственной собственности и попросил, чтобы СМИ подержали эти усилия правоохранителей.

Абхазия не останется без света, если начнется реконструкция ИнгурГЭС, Бжания и тут уверен, что российские друзья помогут. А вот о том, как эта помощь будет финансироваться, предстоит договариваться. За последние три года потребление возросло на 450 млн киловатт (примерно 1 млрд 300 млн рублей), необходимо разбираться, почему это происходит, в том числе, посмотреть на работу майнинговых ферм.

Аслан Бжания пообещал, что в ближайшее время, примерно через полгода, сдвинется с мертвой точки процесс упрощенного предоставления российского гражданства жителям Абхазии. Это было предусмотрено российско-абхазским договором, подписанным пять лет тому назад, почему никто этим не занимался, ему не понятно.

Журналисты напомнили об обещании отменить ввозной НДС, которое президент давал во время избирательной компании, но он уточнил, что не обещал совсем отменить налог, а говорил об изменении порядка взимания. «Было бы справедливо дать отсрочку», - сказал он.

В чем состоял план его московского визита помимо участия в параде Победы? И почему не состоялась запланированная встреча с Дмитрием Козаком? Оказалось, встречу отменили из-за того, что Козак «ушел на самоизоляцию», так как у него был контакт с больным коронавирусом.

Судьба сухумского аэропорта, пояснил президент, останется плачевной, так как компания, которая намерена была заниматься его реконструкцией, отказалась от планов: перевозок нет, перспектив нет, а вложений этот объект требует очень больших.

Елена Заводская

Эхо Кавказа