Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Гость редакции: депутат Народного Собрания – Парламента РА Натали Смыр

Традиционно в редакцию газеты «Республика Абхазия» продолжают приходить гости: политики, бизнесмены, государственные общественные деятели, горожане, а также те, кому интересно пообщаться с нами и, конечно, те, о ком интересно читать вам – нашим читателям. О возможном увеличении числа депутатов в Парламенте РА, роли и весомости мнения женщины в Парламенте, свое видение судьбы Закона «О декларации доходов и расходов публичными служащими и депутатами», а также о многом другом в беседе с нами рассказала депутат Народного Собрания – Парламента РА, председатель парламентского комитета по бюджету, кредитным организациям, налогам и финансам Натали Смыр. Но обо всем по порядку.

Легко ли быть женщиной-депутатом?

– В этом есть преимущество. Я, бывает, жестко критикую, высказываюсь, но мужчины делают мне поблажки. Все они относятся ко мне по-джентльменски. Мы с экс-депутатом, а ныне Премьер-министром Александром Анкваб много работали вместе. За три года работы я многому у него научилась. Хотя часто наши видения по отдельным вопросам разнились, но мы всегда приходили к одному мнению. Опыт и знания у него огромные, их нужно перенимать.

Кроме того, женщина, как хозяйка, умеет построить быт. Организаторские навыки у женщины на интуитивно-подсознательном уровне высокие. С учетом ментальности мужчины споры переводят на выяснения отношений. А женщины нет. В Парламенте РА должны быть женщины, не могу сказать, в каком количестве, но, думаю, не более 7-8 человек. Я считаю вполне допустимым избрание женщины президентом страны. В этом есть плюсы. Таким образом, возможно, мы уйдем от практики свержения президента. Наверное, будет стыдно ругаться и кричать на женщину.

Отношение к социальным сетям

– В советское время была идеология, мы образовывались, верили в светлое будущее, а сейчас весь мир крутится вокруг цифровых коммуникаций. Меня удивляют и поражают высказывания наших граждан в соцсетях. Я считаю и говорю, что нам стоит перечитать произведения наших классиков. Мы должны помнить абхазскую этику, культуру и воспитание. Возможно, нас накрыло какое-то безумие. Под вымышленными именами люди пишут много гадостей друг другу. Для нашего менталитета это недопустимо.

О возможном увеличении количества депутатов

– Ранее, когда я не была депутатом, считала, что количество 35 человек оптимально. Но став депутатом, я поменяла мнение. Иногда есть вероятность того, что некоторые граждане решают свои вопросы на договорной основе. Если увеличить число депутатов то, возможно, договориться со всеми будет уже сложнее. Но для государства будет финансово обременительным содержать такое количество депутатов. А коэффициент полезного действия особо не изменится. Поэтому лучше оставить так как есть. А некий представительный орган, состоящий из Совета старейшин, был бы хорошим подспорьем. Идя в Парламент, я рассчитывала помогать не только локально, своему городу, но и всей республике. Идя в Парламент моим лейтмотивом было проведение мониторинга нашей законодательной базы в части экономических вопросов, чтобы не было противоречий или правовых коллизий. Мы пишем законы, по которым будут жить наши дети. Они должны быть написаны с точки зрения безупречности и возможности исполнения для всех граждан. Я считаю, что нельзя баллотироваться в депутаты без опыта работы хотя бы 5 лет. Кроме того, репутация кандидата должна быть безупречной.

Декларация – проблема № 1?

– Закон должен под собой иметь нормативно-правовую базу. Что касается самого закона о декларации, то он нужен. Но тот Закон, который мы приняли, совершенно не соответствует реалиям и противоречит остальным нашим законам. В других странах есть налог на имущество, его администрируют из декларации. У нас этого нет. У нас нет императивного мандата. Закон о декларации, который мы приняли, гласит, что в случае предоставления недостоверной декларации меня должны снять с работы. Но Закон о статусе депутата такое не предусматривает. И таких разногласий с остальными законами очень много. Кстати, тот законопроект, который представлял Аслан Бжания будучи депутатом, и тот Закон, который мы приняли, кардинально отличаются.

О нашумевшем квартирном вопросе Мухамеда Килба

– Камнем преткновения стало нецелевое расходование денежных средств Фондом репатриации РА. Парламент не делает анализ действий. На основе отчета Контрольной палаты мы делаем заявления. Вопросы не к Мухаммеду Килба. Ничего страшного в том, что Фонд купил ему квартиру нет. Мухамед Килба от государства заслуживает квартиру, и я надеялась, что хоть кто-то об этом скажет на заседании. Другое дело, что мы на протяжении 27 лет не определили четкую программу по репатриации.

О многострадальном Законе «О налоге на добавленную стоимость»

– Нам нужна налоговая реформа. Предпосылкой введения «ввозного» НДС явилось Соглашение между РА и РФ. Россия настаивала на отмене таможенных пошлин. Нам нужно было по аналогии с Россией внести некий другой вид платежа. Эта была синхронизация, которая, по логике вещей, правильная. Но мы получили неправильный эффект. Это тяжело для предпринимателей. Государство, которое вводит НДС, должно предоставить кредиты по низким ставкам. У нас этого нет. Образовывается задолженность у предпринимателей. Сейчас мы хотим ввести упрощенную систему налогообложения. То есть ввести налог с оборота. Определяем ставки. Но главное условие – это применение контрольно-кассовых машин в режиме онлайн.

Публикацию подготовила Мадина Чагава

Газета "Республика Абхазия"

 

За шесть месяцев 2020 года таможенным комитетом на КПП «Псоу» оформлено 10 товарных партий криптооборудования на сумму 42 млн рублей, поступившего в страну в режиме временного ввоза. В режиме импорта оформлено 73 товарных партии на сумму 42 млн рублей. Таможенные платежи, поступившие от ввоза данного оборудования в 2020 году, составили около 6 млн рублей.

Для сравнения, в 2019 году на КПП «Псоу» оформлено в режиме временного ввоза 6 товарных партий оборудования для извлечения криптовалюты на общую сумму 12,4 млн рублей. В режиме импорта оформлено 17 товарных партий на сумму 25 млн рублей, таможенные сборы составили 1,7 млн рублей. Таможенные платежи, поступившие от ввоза данного оборудования в 2019 году, составили до 3 млн рублей.

При ввозе в Абхазию оборудования для извлечения криптовалюты таможенный сбор составляет: 1% от таможенной стоимости, НДС – 10% от таможенной стоимости.

Председатель таможенного комитета Гурам Инапшба подчеркивает, что законодательство Абхазии не запрещает ввозить в страну криптооборудование, постановлением правительства запрещена только деятельность по майнингу криптовалюты.

«Получается, что мы их запускаем, а потом начинаем искать», – выражает свое отношение к данной абсурдной ситуации глава таможенного комитета.

По мнению Инапшба, решить вопрос достаточно просто – надо запретить ввоз данного оборудования, и «ни один контейнер не пройдет в Абхазию».

Гурам Инапшба обращает внимание на то, что имеющиеся в распоряжении госкомитета данные, не полные, так как часть оборудования завозится в Абхазию контрабандным путем. Только в феврале 2020 года таможенниками был пресечен ввоз 38 единиц криптоооборудования, которое пытались ввести контрабандным путем. К тому же, глава таможенного комитета подчеркивает, что при завозе оборудования сложно установить является ли ввозимая техника бытовой, офисной компьютерной техникой или это оборудование предназначено на извлечение прибыли.

По его словам, ввозом криптооборудования в Абхазию занимается несколько десятков граждан нашей страны, имена которых не подлежат разглашению в соответствии с законом о коммерческой тайне. Иностранцев среди них нет.

НГ: Напомним, что в декабре 2018 года правительством Абхазии принято решение о запрете на территории Абхазии деятельности по майнингу криптовалют с использованием мощностей электроэнергетической системы страны. Постановление «О временных мерах по ограничению потребления электроэнергии отдельными категориями абонентов» было принято “в связи с необходимостью приоритетного обеспечения электроснабжения населения Абхазии, социальных и производственных объектов в условиях ограниченных ресурсов электроэнергетической системы”.

В июне 2019 года министерство экономики разработало проект закона по урегулированию деятельности в сфере майнинга криптовалют в Абхазии. Законопроект определяет правовые, экономические и организационно-технические правила осуществления на территории республики деятельности по майнингу криптовалют. В качестве обязательных условий осуществления этого вида деятельности, проектом предусматривается регистрация в качестве юридического лица или индивидуального предпринимателя, постановка на учет в налоговых органах в качестве налогоплательщика и получение лицензии на осуществление деятельности по майнингу криптовалют. Разработчики законопроекта отмечали важное положение законопроекта – возможность введения временных ограничений на использование мощностей энергосистемы республики для майнинга криптовалют в случае кризисных ситуаций в электросети, связанных с инфраструктурными ограничениями и дефицитом мощности. Однако данный законопроект не был принят парламентом.

Отвечая на вопрос о показателях взымаемости таможенных платежей, Гурам Инапшба отмечает, что за последние полгода года товарооборот упал на 40%. Таможенному комитету удалось выполнить плановые показатели за счет усиления контроля на границе. Как ни странно, но опустевшая граница создала благоприятные условия для тщательной проверки товаров поступающих в страну. Такую проверку сложно проводить, когда на границе столпотворение.

Нужная газета

 

Очередная пикировка власти и оппозиции на сей раз на тему легализации грузов проходящих через грузино-абхазскую границу (первые выступают «за», вторые, естественно, «против») в очередной раз показала, что искать в Абхазии внутриполитический консенсус по какой-либо злободневной проблеме практически бессмысленно, если речь конечно не касается прямого изменения статуса независимого государства (косвенно мы его давно пилим).

Ибо, как правило, сам предмет спора - и тут не важно, речь идет о режиме работы таможни на границе с Грузией, снятия запрета на добычу нефти, или, к примеру, отмены ввозного НДС - по своей сути вторичен. Первичен в любых обстоятельствах, лишь один аспект – борьба за власть.

Если одна сторона слишком рьяно будет настаивать, что «кошка», регулярно пробегающая между двумя периодически сменяющими друг друга группировками, белого цвета, другая, даже не моргнув глазом, сразу заявит, что черная.

Хотя кошка на самом деле может быть и рыжей, и все об этом могут знать. Однако такого признания от них вы точно не дождетесь. Так как к поиску истины это не имеет абсолютно никакого прикладного значения.

Во-первых, ее изначально никто не собирается искать.

Во-вторых, допустимость рыжего цвета для этих двух лагерей сродни открытию ящика Пандоры. К наличию широкой цветовой гаммы ни те, ни другие абсолютно не готовы. Ибо тогда уровень дискуссий может потребовать от сторон более академического подхода. А с этим большие проблемы.

В-третьих, такое признание может просто разрушить без всякого внешнего воздействия два этих песочных «Карфагена».

Поэтому для игроков есть только два цвета – черный и белый. С рыжим даже не суйся, обе силы объединятся и сгрызут.

Надо отметить, что в более выигрышной позиции всегда находится оппозиция. В этой модели ролевой игре она всегда суперпатриот.

Власть же напротив – сомнительный элемент, наподобие «голубого воришки» Альхен из «Двенадцати стульев», который вот-вот продаст Абхазию с потрохами.

В принципе, такая характеристика института власти не лишена оснований, но изредка и ее одолевают вполне благие намерения, и тогда она предлагает какие-то разумные идеи. Но оппозиционный Цербер так обкладывает соперника красными флажками, что перейти очерченную границу тому оказывается неимоверным риском. Могут и снести. Не раз проверено в новейшей истории Абхазии.

В итоге реализация идеи на стадии риторики так и заканчивается. Власть обиженно дает задний ход, а пережитый нервный тик привычно успокаивает хорошим аппетитом.

В общем, каких-либо продуктивных действий игроков в пользу Абхазии от этой долго играющейся шахматной партии ждать не приходится. Этот многолетний спор вылился для страны в полный цугцванг. С этим и живем.

Чегемская правда

 

Закон «О налоге на добавленную стоимость» был принят Парламентом РА в ноябре 2015 года, а в январе 2016 года он вступил в силу. За годы работы Закон наделал немало шуму: закрыл несколько предприятий, претерпел немало поправок и ожидает очередных изменений. О том, какой «ношей» для абхазских предпринимателей стал Закон о НДС и как планируется его упростить, читайте в нашем материале.

С момента принятия Закона «О налоге на добавленную стоимость» в него вносилось несколько поправок. Они касались увеличения списка товаров, не подпадающих под НДС. Из беседы с председателем Ассоциации предпринимателей Абхазии Вячеславом Библая стало ясно, что Закон не смог реализовать те идеи, для которых он принимался. В.Библая сказал:

– Нам говорили, что Закон будет служить для защиты местного производителя. Но на практике произошло обратное. Так, за перевозку сырья для изготовления продукции предприниматель на границе должен заплатить налоги. А та же продукция в готовом виде может быть ввезена в Абхазию без уплаты налога, так как она попадает в перечень товаров, освобожденных от НДС. Приведу еще один пример: деньги, предусмотренные в рамках Инвестпрограммы, освобождены от НДС. Было бы логичным, чтобы на эти средства товары для строительства или оснащения покупались в Абхазии. Но в таком случае предприниматели должны продать товар без учета НДС. Но это невозможно, так как его уже заплатили на границе. А возмещение НДС в Законе не прописано. НДС нанес большой удар по мелким предпринимателям.

Абхазские предприниматели не отказываются платить налоги, их просто не устраивает выборочный подход и некие аспекты, прописанные в Законе. Например, они предлагают отсрочку платежа НДС на определенный срок или после продажи товара.

Так, предприниматель Аббесалом Кварчия рассказал следующее:

– Мы понимаем, что НДС государству нужен. Мы готовы его платить, но хотя бы после реализации продукции. У нас нет кредитных ресурсов. На этом фоне принимать жесткие фискальные меры нельзя. При разработке Закона не были учтены мнения предпринимателей. И НДС сильно ударил по всем нам. С момента введения НДС закрылись несколько предприятий, которые были крупными налогоплательщиками: «Зетастрой», «Флагман», в сложной ситуации оказался «Каскад М». На данный момент для перевозки товара на территорию Абхазии, с учетом всех налоговых платежей, мы должны заплатить 13% от общей суммы товара. Если наша продукция будет стоить дороже, чем за границей, то мы потеряем покупателя и будем неконкурентноспособными. Легальному бизнесу тяжело конкурировать с теневым. Государство должно установить одинаковые правила для всех и контролировать их жестко. Все мы должны быть на равных.

Председатель парламентского Комитета по бюджету, кредитным организациям, налогам и финансам Натали Смыр рассказала предысторию принятия Закона о НДС:

– Предпосылкой введения «ввозного» НДС явилось Соглашение с РФ. Россия настаивала на отмене таможенных пошлин. Нам нужно было по аналогии с Россией ввести некий другой вид платежа. Эта была синхронизация, которая, по логике вещей, правильная. Мы государство, которое не производит много продукции. Основным видом деятельности является торговля. Но мы получили другой результат. В течение двух лет в качестве председателя профильного комитета я занимаюсь работай над поправками в Закон о НДС. Несколько раз создавали рабочие группы. У нас не было единства в понимании, каким должен быть новый закон. Перечень товаров, не подлежащих налогообложению, огромный. Действие Закона необъективно. Одни участники внешнеэкономической деятельности платят в полном объеме, другие освобождены. Государство, которое вводит «ввозной» НДС, должно предоставлять кредиты по низким ставкам. У нас этого нет. Образовывается задолженность у предпринимателей. В других странах гарантом платежа во внешнеэкономической деятельности выступает банк. В случае неуплаты предпринимателем НДС, банк выставляет платежные требования и списывает со счета предпринимателя деньги, поскольку банк выступал гарантом. У нас ничего подобного нет. Нам надо упорядочить всю систему внешнеэкономической деятельности. Мы не можем принять изменения в Закон о НДС и Закон об упрощенной системе налогообложения без экономического обоснования исполнительной власти. Мы пригласили в Парламент министра финансов Владимира Делба и министра экономики Кристину Озган. Я попросила их дать заключение двух законопроектов.

В первом мы предлагаем дифференцированные ставки, отказ от практики использования перечня товаров, ввоз и реализация которых не подлежит налогообложению, установление отсрочки таможенных платежей сроком на 2 месяца, внедрение механизма вычета суммы НДС, предъявленной налогоплательщику при приобретении товара на территории республики и уплаченных им. А что касается второго законопроекта, то мы предложили упрощенную систему налогообложения, то есть ввести налог с оборота, оставляем патент и предлагаем общий режим налогообложения. По упрощенной системе определяем ставки. Но главное условие – это применение контрольно-кассовых машин в режиме онлайн. Недавно в Кабинете Министров Республики Абхазия под председательством Премьер-министра Александра Анкваб прошло совещание, на котором были выслушаны все участники. Уже есть положительное видение решения вопроса.

О том, что встреча прошла в положительном русле, подтвердили представители бизнес-сообщества. «Самое главное, что нас начали слушать, а диалог должен быть. Мы обсудили все моменты, смогли высказать свои предложения», – заключил Вячеслав Библая.

Мадина Чагава

Газета "Республика Абхазия"

 

В Сухуме прошла пресс-конференция президента Абхазия Аслана Бжания, который на днях вернулся из Москвы. Журналистов интересовали вопросы открытия границы с Россией, российской финансовой помощи, собственной программы развития экономики, договоренности с Россией по энергетике на время остановки ИнгурГЭС и другие.

Пресс-конференция с президентом длилась около двух часов. Круг тем был обширным. Первым прозвучал вопрос о взаимоотношениях президента с правительством, потому что в обществе периодически обсуждают противостояние, которое якобы имеет место между Асланом Бжания и Александром Анкваб. Президент ответил, что процесс формирования правительства еще не завершен, а закон отводит на него три месяца.

«Время еще есть. Качеством взаимоотношений я удовлетворен, какие бы разногласия не возникали, последнее слово всегда остается за президентом, и никто этого не оспаривает», - подвел черту Бжания.

Всех интересовал вопрос, когда откроют границу и были ли в Москве достигнуты какие-то договоренности об этом. Аслан Бжания считает, что в одностороннем порядке Абхазия открыть границу не может, и все будет зависеть от эпидемиологической обстановки в России:

«Мы в любое время может открыть границу, но открывать границу в одностороннем порядке никакого смысла не имеет. Эта же мера должна быть предпринята и нашими российскими друзьями. Это тот случай, когда мы должны действовать синхронно. Подождем какое-то количество дней. Насколько мне не изменяет память, 24 или 25 июня большой поток туристов пошел в Сочи. Инкубационный период две недели, картина к 10 июля прояснится. Исходя из этой картины, будем действовать».

Насколько сегодня актуальна добыча нефти и что сейчас происходит в этой сфере? По мнению Бжания, ясность в этом вопросе появится только после того, как станет известно, какими запасами Абхазия располагает:

«Я вот взял с собой документ, это распоряжение, подписанное Бесланом Барциц 30 марта 2018 года, о внесении изменений в распоряжение Кабинета министров от 16 мая 2014 года о предоставлении компании «Апсны-Ойл» права на геологическое изучение, разведку и добычу углеводородного сырья на территории Очамчырского, Ткуарчалского и Галского районов, а также в акватории Черного моря. Наверное, какие-то работы по разведке идут, более мне ничего не известно. Как только будет понятно, чем мы располагаем, располагаем ли мы тем извлекаемым объемом, который, с точки зрения коммерции, может быть интересным, конечно же, мы все еще раз взвесим. Добыча нефти в Абхазии, если нефть есть, – это проект перспективный».

Вопрос об интеграции Галского района и проблемах его жителей всегда стоит остро, так как проблемы людей там уже много лет не решаются. Аслан Бжания уверен, что тех из них, кто соблюдает законы страны и считает себя ее частью, необходимо «видеть»:

«Что значит интегрировать? В Галском районе, как и в других районах Абхазии, должна быть наша юрисдикция. Люди, которые проживают в Галском районе, и которые хотят приобрести гражданство в установленном порядке, люди, которые себя ассоциируют с абхазским государством и считают себя его неотъемлемой частью, этих людей надо видеть, их надо слышать, и в отношении них должна быть выстроена соответствующая работа. Там особенность состоит только в том, что это – приграничная территория».

Планирует ли государство меры поддержки для населения и бизнеса, которые в условиях пандемии испытывают большие трудности? Нет, государство таких мер себе позволить не может, потому что никакой подушки безопасности нет, бюджет на половину состоит из российской финансовой помощи и собственные возможности отсутствуют, - сказал Аслан Бжания. Вдобавок к этому, в результате эпидемии коронавируса, в бюджете образовалась огромная дыра размером почти в два миллиарда рублей. Но президент надеется, что Россия поможет.

Будет ли руководство Абхазии принимать какие-то шаги для развития собственной экономики, чтобы не зависеть от помощи извне, осталось не понятно, потому что Аслан Бжания переключился на коррупцию, которая препятствует экономическому росту. Он сообщил, что МВД и СГБ начало активно бороться с расхищением государственной собственности и попросил, чтобы СМИ подержали эти усилия правоохранителей.

Абхазия не останется без света, если начнется реконструкция ИнгурГЭС, Бжания и тут уверен, что российские друзья помогут. А вот о том, как эта помощь будет финансироваться, предстоит договариваться. За последние три года потребление возросло на 450 млн киловатт (примерно 1 млрд 300 млн рублей), необходимо разбираться, почему это происходит, в том числе, посмотреть на работу майнинговых ферм.

Аслан Бжания пообещал, что в ближайшее время, примерно через полгода, сдвинется с мертвой точки процесс упрощенного предоставления российского гражданства жителям Абхазии. Это было предусмотрено российско-абхазским договором, подписанным пять лет тому назад, почему никто этим не занимался, ему не понятно.

Журналисты напомнили об обещании отменить ввозной НДС, которое президент давал во время избирательной компании, но он уточнил, что не обещал совсем отменить налог, а говорил об изменении порядка взимания. «Было бы справедливо дать отсрочку», - сказал он.

В чем состоял план его московского визита помимо участия в параде Победы? И почему не состоялась запланированная встреча с Дмитрием Козаком? Оказалось, встречу отменили из-за того, что Козак «ушел на самоизоляцию», так как у него был контакт с больным коронавирусом.

Судьба сухумского аэропорта, пояснил президент, останется плачевной, так как компания, которая намерена была заниматься его реконструкцией, отказалась от планов: перевозок нет, перспектив нет, а вложений этот объект требует очень больших.

Елена Заводская

Эхо Кавказа