Аквафон Апра
Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

На 12 часов явка избирателей на повторных выборах президента составила 30812 человек или 23,78%.

Как сообщил на пресс-конференции председатель ЦИК Тамаз Гогия, явка к полудню на прооходящих выборах выше, чем на предыдущих (19%).

Явка по городу Сухум составила 20%:

В округе № 1 – 22,55%;

В округе № 2 – 17,84%;

В округе №3 – 19%;

В округе № 4 – 16,56%;

В округе № 5 -17,98%;

В округе № 6 – 24,87%;

В округе № 7 – 18,66%;

В округе № 8 – 25,76.

Явка по Гагрскому району – 25,46%%:

В округе № 9 – 24,22%;

В округе № 10 – 28,14%;

В округе № 11 – 23,65%;

В округе № 12 – 20,11%;

В округе № 13 – 31,98%.

Пол Гудаутскому району явка составляет 22,49%:

В округе № 14 – 21,16%;

В округе № 15 – 22,18%;

В округе № 16 – 20,93%;

В округе № 17 – 19,95%;

В округе № 18 – 22,35%;

В округе № 19 – 25,68%;

В округе № 20 – 23,93%.

В Сухумском районе 26,29% проголосовавших:

В округе № 21 – 29,5%;

В округе № 22 – 26,44%;

В округе № 23 – 22,16%.

В Гулрыпшском районе явка составила 25,3%.

В округе № 24 – 31,45%;

В округе № 25 – 20,8%;

В округе № 26 – 26%.

В Очамчырском районе – 29,5%:

В округе № 27 – 35,09%;

В округе № 28 – 26,63%;

В округе № 29 – 31,86%;

В округе № 30 – 24,97%;

В округе № 31 – 34,78%;

В округе № 32 – 24,29%.

В Ткуарчалском районе проголосовало 23,8% избирателей:

В округе № 33 – 22,72%;

В округе № 34 – 23,79%.

В Галском районе явка составила 29,7%:

В округе № 35 – 41,07%.

Всего в избирательные списки внесено порядка 127 тысяч человек.

Нужная газета

 

В 8 часов утра 22 марта начались повторные выборы президента Абхазии. В 35 округах открылось 152 избирательных участка и еще 2 участка открылись за пределами республики – в Москве и Черкесске.

Округа разбиты по районам:

– Гагрский район – с 9 по 13 округ;
– Гудаутский район – с 14 по 20 округ;
– Сухумский район – с 21 по 23 округ;
– город Сухум – с 1 по 8 округ;
– Гулрыпшский район – с 24 по 26 округ;
– Очамчырский район – с 27 по 32 округ;
– Ткуарчалский район – с 33 по 34 округ;
– Галский район – 35 округ.

В избирательные списки включено более 127 тысяч граждан Абхазии.

На пост президента баллотируются три кандидата: вице-премьер, министр экономики Адгур Ардзинба, депутат парламента Аслан Бжания и экс-министр внутренних дел Леонид Дзапшба.

На участке №2 города Сухум, расположенном в 14-ой школе проголосовал экс-президент Рауль Хаджимба.

«На выборы нужно ходить, в любом случае. Это гражданский долг. Я проголосовал за новое будущее Абхазии. Хочется, чтобы выборы прошли спокойно. Выбор делает народ, а волеизъявление народа нужно принимать всем», – сказал Хаджимба.

Нужная газета

 

Расположенный в самом центре города галский хлебозавод был открыт в 2015 году. Предприятие предлагает к реализации 11 видов хлебобулочной продукции: хлеб – белый и серый, батоны, булочки. Завод оснащен современным оборудованием итальянского производства. Процесс изготовления хлеба – от теста до выпечки, занимает до пяти часов. При производстве используется мука высшего и второго сорта.

Галский хлебозавод встречает не ароматом свежеиспеченного хлеба, а запахом краски – в административных помещениях идет очередной косметический ремонт.

Ремонт сопровождает работу завода с самого дня открытия, уже в течение 5 лет. Акт о приеме помещений директор завода Жанна Адлейба так и не подписала.

“Ремонт сделан с большим браком. Во время стройки и ремонта я не раз приходила, указывала на то, что делается не по правилам. Но ко мне не прислушались. Было несколько комиссий, но ни одна так и не приняла построенный объект, так как были выявлены серьезные нарушения, и я тоже не подписала акт приема. Так пять лет и работаю, – рассказывает Адлейба. – Пожарной сигнализации нет, вентиляция не работает, во время работы летом открываем двери нараспашку. Установлены специальные печи итальянского производства, но вытяжка к ним подключена неправильно, не работает. Крыша текла так, что по стене между цехом и складом лился водопад. За свой счет сделала ремонт, но плесень и сырость остается, постоянно проветриваем и сушим помещения”.

На заводе есть генератор, но он не подключен, потому что его мощности не хватает на работу цеха. Так и стоит без дела, хотя за него заплачены большие деньги. Во время веерных отключений подстраивались под график, хлеб выпекали без перебоев.

Не сложилась история и с дорогим оборудованием: горячая и холодная вода по началу работала, потом насосы вышли из строя, отремонтировать их самостоятельно не получается. Все оборудование импортное, специализированное, его установили, но не настроили, пользоваться сотрудников не научили. Так и стоит в нерабочем состоянии.

“При этом оборудование очень хорошее, но нужно обучить работе на нем. Поэтому, например, мы не пользуемся автоматической резкой теста, аппарат не настроен и не дает точного результата, порционные куски получаются разного веса, с недовесом или перевесом. Мы не можем так работать, нужен точный вес каждого изделия, это нарушение правил. Поэтому работаем по старинке – пекарь отрезает кусок, взвешивает на весах. Так дольше, конечно, но надежнее”, – поясняет Жанна Адлейба.

“Строители так вывели канализацию, что мы до сих пор не можем разобраться с ней, – продолжает директор. – Однажды приходим на работу, а в коридоре по колено вода – поднялись сточные воды. По совпадению, в этот день приехал на инспекцию тогдашний министр экономики Давид Ирадян, в ужасе смотрел на все на это. Естественно, ни о какой приемке объекта не могло и быть речи. В другой день открываю двери – потолок в коридоре обрушился на пол, опять за свой счет делали ремонт”.

По словам руководителя, она неоднократно жаловалась во все инстанции, при всех министрах, все знают о таком положении, но предприятие продолжает работать в этих условиях.

“Я не хотела переходить сюда из старого помещения. Оно хоть и меньше размером, но там было все налажено. Меня просто заставили, говорили, что оборудование разворуют, помещение пустует… Я перешла, но акт не подписала, мне обещали, что все исправят, но все легло на наши плечи. Я уже готова все подписать, но что это меняет? Все равно это мои проблемы, весь ремонт идет за счет предприятия”, – разводит руками Адлейба.

Работая в таких условиях, галский хлебозавод, тем не менее, остается одним из самых крупных налогоплательщиков в районе. За 2019 год подразделение госкомпании «Абхазхлеб» заплатило налоговых отчислений на сумму двух миллионов рублей, внебюджетных выплат – на сумму более миллиона. Это тяжелое бремя для предприятия, существование которого зависит буквально от каждой проданной буханки. Прибыль в прошлом году составила 1,313 млн рублей. Удалось даже приобрести машину взамен старой.

Безвыходных положений не бывает, оптимистично считает директор, которой удается экономно и рационально вести хозяйство. За годы работы она привыкла рассчитывать только на себя, не дожидаясь помощи от госкомпании «Абхазхлеб», подразделением которой завод считается. Если раньше мукой обеспечивала госкомпания, то в последнее время приобретение сырья тоже стало заботой предприятия. Фактически, от государственного предприятия на галском хлебозаводе остались только налоги, вся остальная работа построена на хозрасчетных рельсах: самоокупаемость, самофинансирование, самоуправление… Здесь даже думали о том, чтобы стать частным предприятием, но для этого надо выкупить у государства оборудование, а это неподъемные деньги при существующих объемах продаж продукции.

Завод в Гале – это два небольших цеха, где выпекают хлеб и булочки. В среднем за месяц уходит около 600 кг муки. Зарплата сотрудников, как и работа всего завода, зависит от выработки. Если есть выпечка – зарплаты хорошие, но в зимний период, когда у населения меньше денег, выработка падает значительно. Бывает, что в магазинах даже отпускают в долг, понимая положение постоянных покупателей. Весной, к летним каникулам выработка становится больше. В этом году, по сравнению с прошлым годом, выпечка выросла, особенно в августе-сентябре.

На смену заступает 5 человек, работают слаженно и быстро. Условия созданы, технология отработана, рецептура выверена, только успевай делать свое дело, а после работы есть возможность принять душ и отдохнуть. Однако найти пекаря в булочный цех, к примеру, большая проблема – не каждый согласен работать ночью.

“У нас вообще огромная проблема с кадрами, люди не хотят работать, несмотря на то, что работа у нас сменная, выходит по 10 рабочих дней в месяц. Летом многие уезжают на заработки в Гагру, Пицунду, на Рицу, а каждого нового работника приходится обучать, если мы берем его буквально с улицы. При этом каждый квартал у нас – премиальные, каждый праздник – вознаграждения, доплаты за стаж, все, как у госслужащих, – рассказывает директор Адлейба. – Хотели ввести ржаной хлеб, но для его выпечки нужно мастерство пекаря, опыт, а он не появится у случайных людей”.

Хлеб реализуется в двух магазинах в Гале и на КПП «Ингур». Хотя в Очамчыре есть свой хлебозавод, но по просьбе жителей часть продукции отвозят туда. В Гал тоже привозят «чужой» хлеб – из Дранды, например, где выпускают более широкий ассортимент.

Раньше галский хлебозавод обеспечивал российских военнослужащих, чьи базы расположены в районе, тогда уходило до 3 тонн муки в месяц. Но потом они стали возить хлеб из Дранды, и местный завод потерял значительную часть реализации.

Самые большие конкуренты заводу – это частные хлебопекарные предприятия, которых немало появилось в районе в последнее время. Это частные пекарни, лавашные, которые выпекают небольшие партии хлеба, лаваша, сладкой выпечки и обеспечивают окрестных жителей. (Одна лавашная в среднем в день выпекает до 200 лавашей).

“Когда таких пекарен десяток, то и смысл в нашей работе пропадает, у нас и так на счету каждая буханка и булка проданная. Мы в села отправляем машину ради нескольких буханок, часто ничего не зарабатывая на этом”, – жалуется Адлейба.

“Понятно, что мы не можем запретить индивидуальным предпринимателям начинать свое дело. Мы не против частного бизнеса и предпринимателей, это нормально, если люди проявляют инициативу и открывают свой бизнес. Но мы за честную конкуренцию, – говорит Адлейба. – Мы платим все налоги, нас регулярно контролируют и проверяют, а частные предприятия работают практически без контроля, на свой страх и риск. Никто не контролирует их качество сырья, вес изделия, соблюдение технологических норм, ценовую политику… При этом частники не платят такие налоги, как мы, у них меньше расходов, они могут закрыться на время без ущерба. Они могут опускать цены, и, конечно, покупатель пойдет туда, где дешевле. У нас же цена фиксированная, я не могу изменять ее, не нарушая закон. Поэтому приходится подстраиваться под покупателей: уменьшили вес изделия, чтобы округлить стоимость для удобства, при этом оставаясь в пределах калькуляции, утвержденной министерством экономики.

Помочь предприятию могло бы постановление о том, чтобы бюджетные организации – детсады, школы покупали изделия на заводе, это была бы хорошая поддержка. Но многие детсады пекут хлеб сами, в школьных буфетах пользуются частными пекарями.

Несмотря на трудности, на заводе пробуют вводить новые виды изделий, изучают современный опыт. У покупателей, к примеру, есть запрос в диабетическом хлебе, но речь идет о совсем небольших партиях, в 10-20 булок, а вводить новую позицию не хватает ресурсов. На заводе придумали выпускать калачи с кунжутом, ввели его в ассортимент под названием «Галский».

“У нас сохраняется старая рецептура, еще советская, без использования химикатов, мы работаем по старинке, дедовским способом – соль, мука, дрожжи. Процесс приготовления к выпечке идет 5 часов, – делится Жанна Адлейба. – К нам приезжали с мастер-классами из Ростова-на-Дону, предлагали выпекать продукцию с использованием нового сырья и технологий. Весь процесс занимает 2 часа, это удобно и быстро. Но мы не согласились, потому что качество хлеба гораздо хуже. Хотя гарантия на хлеб дается 24 часа, наш хлеб не плесневеет, потому что мы стараемся использовать качественное сырье и соблюдаем технологию. Консультируемся с технологами, не стоим на месте и всегда думаем о том, кто покупает наш хлеб”.

Зоя Чача

газета “Мырзаканаа”

 

Нужная газета

 

Минюст РА проинформировал о статистике записи актов гражданского состояния.

Сухум. 7 февраля. Апсныпресс. Аманда Касландзия. В Министерстве юстиции Абхазии проинформировали Апсныпресс о статистике рождаемости, количестве зарегистрированных и расторгнутых браков.

Так, общее количество зарегистрированных браков в прошлом году составило – 844, расторгнуто – 186 браков, количество новорожденных – 1 404, из них 708 мальчиков и 696 девочек, детей абхазской национальности – 973, армянской – 168, грузинской – 123, русской – 57, других национальностей – 83.

В Гагрском районе был зарегистрирован 91 брак, в том числе 20 с иностранными гражданами, расторгнуто – 25. Количество новорожденных – 122, из них 61 мальчик и 61 девочка, детей абхазской национальности – 67, армянской – 36, русской – 5, грузинской – 4, других национальностей – 10.

В г. Пицунда был зарегистрирован 21 брак, в том числе 5 с иностранными гражданами, расторгнуто – 9. Количество новорожденных – 35, из них 18 мальчиков и 17 девочек, детей абхазской национальности – 20, русской – 6, армянской – 9.

В Гудаутском районе в 2019 году зарегистрировано 200 браков, в том числе 26 с иностранными гражданами, расторгнуто – 33. Количество новорожденных – 299, из них 145 мальчиков и 154 девочки, детей абхазской национальности – 266, русской – 8, армянской – 16, грузинской – 4, других национальностей – 5.

В г. Новый Афон было зарегистрировано 22 брака, в том числе 2 с иностранными гражданами, расторгнуто – 4. Количество новорожденных детей – 8, из них 2 мальчика и 6 девочек, детей абхазской национальности – 7, других национальностей – 1.

В г. Сухуме был зарегистрирован 221 брак, в том числе 34 с иностранными гражданами, расторгнуто – 61. Количество новорожденных – 379, из них 209 мальчиков и 170 девочек, детей абхазской национальности – 272, русской – 23, армянской – 22, грузинской – 8, других национальностей – 54.

В Сухумском районе было зарегистрировано 40 браков, в том числе 8 с иностранными гражданами, расторгнуто – 5. Количество новорожденных – 69, из них 37 мальчиков и 32 девочки, детей абхазской национальности – 30, русской – 3, армянской – 32, грузинской – 1 и других национальностей – 3.

В Гулрыпшком районе было зарегистрировано 94 брака, расторгнуто – 22. Количество новорожденных – 142, из них 76 мальчиков и 66 девочек, детей абхазской национальности – 83, русской – 8, армянской – 47, грузинской национальности – 1, других национальностей – 3.

В Ткуарчалском районе было зарегистрировано 46 браков, в том числе 10 с иностранными гражданами, расторгнуто – 7. Количество новорожденных – 82, из них 37 мальчиков и 45 девочек, детей абхазской национальности – 42, русской – 1, грузинской – 38, других национальностей – 1.

В Очамчырском районе было зарегистрировано 102 брака, в том числе 14 с иностранными гражданами, расторгнуто – 20. Количество новорожденных – 205, из них 92 мальчика и 113 девочек, детей абхазской национальности – 181, русской – 2, армянской – 6, грузинской – 10, других национальностей – 6.

В Галском районе было зарегистрировано 7 браков, в том числе 4 с иностранными гражданами, расторжений не было. Количество новорожденных – 63, из них 31 мальчик и 32 девочки, детей абхазской национальности – 5, русской национальности – 1, грузинской – 57.

 

 

Такого оживления окраинная улица села Хашта, что граничит с соседней Гагидой, давно не видела. На улице – десяток дворов, и уже больше двадцати лет здесь нет электричества. По инициативе главы села Виталия Сорокина старые деревянные столбы меняют на железобетонные. Сотрудники галского отделения «Черноморэнерго» при помощи спецтехники вытаскивают опоры и ставят взамен покосившихся. Столбы не новые, их глава насобирал по всему селу – на задворках и заброшенных участках. На новые у села просто нет средств.

Ситуация с электричеством была настолько критичной, что любая непогода и дождь приводили к отключению света в округе, выходил из строя трансформатор, а родители не отпускали детей в школу, потому что по дороге было просто небезопасно ходить.

«Силами местного «Чероморэнерго» – они выделили нам технику и рабочих, с помощью местных жителей, за несколько дней мы установили 19 столбов. Это очень тяжелая работа, вручную мы бы не справились. Следующий этап – прокладка новых проводов, они тоже будут бывшие в употреблении, но достаточные для потребностей жителей, – рассказывает Сорокин. – На улице всего несколько дворов, но мы обещали свет этим жителям, и сделали, обещания надо выполнять. Дальше по возможности заменим и остальные ветхие линии».

Село Хашта (Первая Отобая) считается самым крупным селом в Нижней зоне (Галский район). Здесь проживает около 2400 жителей, почти 700 дворов. Глава села – Виталий Сорокин выделяется на фоне других глав сел района. Бывший моряк, родом с Камчатки, участник Отечественной войны, имеет звание Героя Абхазии. В 2008 году продал квартиру и переехал в Сухум, построил дом. Главой села стал в 2016 году и начал с того, что поименно переписал всех жителей села. Доходило до абсурда, рассказывает глава: в хозяйственной книге числился человек, убивший местного участкового. Реально он находился в бегах, а по бумагам проживал в доме, платил налоги, имел право на получение документов. Подобных случаев, когда люди годами жили на соседней территории, а числились законопослушными жителями села, было множество.

«Когда я пришел, единственным документом в селе были еще советские прошнурованные книги учета. Сколько жителей в селе, кто где прописан, где находится, где чья земля было совершенно непонятно. Пришлось начинать с подворовых обходов, знакомиться с жителями. Перезакладка новых похозяйственных книг и сверка проходила с начала 2017 года, после нее выписалось 670 человек», – говорит Сорокин.

Не все проходило гладко. Наведение порядка приводило к конфликтам и спорным вопросам. За годы безвластия люди по собственному усмотрению перекроили сельские земли, самовольно отгородили гектары государственной земли и устроили ореховые плантации. Возникла серьезная проблема с пастбищами для скота.

Майской ночью 2017 года в доме главы прогремел взрыв: в открытое окно бросили гранату. Сорокин не пострадал, он находился в соседней комнате. Было возбуждено уголовное дело, расследование не завершено и сегодня.

«Лично мне никто не угрожал, но в то время была очень напряженная ситуация. Это была первая весна после переписи, многие были недовольны, еще был крупный по местным меркам скандал из-за захваченного пастбища. Я тогда отменил эту самовольность, пригласил прокуратуру, было много шума», – добавил глава.

Настроение бросить все и уехать было, признается Сорокин. Удержал боевой товарищ Темур Надарая, и Сорокин остался, продолжил и дальше работать так, как привык на Севере: много, честно, без лишних слов, соблюдая правила и закон. Устроил себе жилье в одном из классов школы, ездит на выходные к семье в Сухум. Местные долго не могли привыкнуть, что привычное «по знакомству» и «договоримся» с Сорокиным не срабатывает, приходится разговаривать в открытую. Теперь благодарят за сделанное, говорят, дорогу и свет многие обещали, а он сделал. Удивительно.

В мае прошлого года снова по собственной инициативе глава открыл в селе детскую площадку – выстроил сказочный корабль, поставил качели. На открытие устроил праздник с угощением и музыкой. Жители удивлялись, но помогали, чем могли. Зато такой площадки нет больше ни в одном селе.

Дорога в Хашту хорошая, ее отремонтировали на средства комплексного плана. Въездная арка в село заросла настолько, что ее просто не видно среди деревьев и кустов. Нашел средства, организовал местных, дорогу расчистили, арку покрасили, скоро засветится огнями. В процессе расчистки обнаружил заброшенный памятник на месте гибели миротворцев в 1994 году. Привел в порядок, договаривается о переносе его в Музей боевой славы в Сухум. Чтобы помнили.

Около 70% жителей Хашты – люди пенсионного возраста, живет и здравствует даже 103-летняя Кето Табагуа – она до сих пор работает в поле, не теряет бодрости и поучает детей. Более молодые уезжают на заработки – в Грузию, Европу, Россию. Помогают оттуда деньгами, на которые оставшиеся здесь зачастую и нанимают работников для обработки плантаций и сбора урожая. И если раньше требовался минимальный уход за посадками, теперь без многократного затратного лечения урожай не собрать. Администрация района обеспечивает лекарствами, помогает техникой, но без собственных вложений и тяжелого труда заработать на орехе не получится.

Складывается парадоксальная ситуация: одни галцы становятся гастрабайтерами в Европе, чтобы заработать на гастарбайтеров, которые приезжают в Гал. Это ненормальная ситуация, считает Сорокин, но она будет существовать до тех пор, пока экономика Абхазии не заработает.

«Перспективная и активная молодежь в надеже устроить свою жизнь стремиться из села уехать, здесь их ничего не ждет, только хозяйство в деревне. Поступить в российские вузы не позволяет низкий неконкурентный уровень образования и незнание русского языка. Наиболее смышленые поступают в Грузию, этому всячески способствуют льготы для галских абитуриентов, да и язык выучить в окологрузинской среде легче, – рассказывает Сорокин. – Молодых можно понять, оставшись здесь, они не имеют никаких перспектив. Вот недавно из Европы в Хашту к престарелым родителям вернулись трое жителей, немолодые, но еще крепкие. Говорят, что хотят перевезти и семьи. Посмотрим. А буквально сегодня хоронили местного жителя – его привезли из Франции, выполнили его последнюю волю – похоронить в родной земле».

О том, что молодые покидают родное село, говорят и в школе. Впервые в этом году все классы набраны без параллелей, в классах минимальное количество учеников: в первый класс пришли 13 учеников, в выпускном классе 23 ученика. Всего в школе 182 учащихся, коллектив из 30 учителей охватывает все предметы.

За исключением 9-11 классов, где предметы преподают на грузинском языке, обучение ведется на русском языке, с этого года абхазский язык введен и в подготовленном классе. Но отсутствие языковой среды, недостаток общения с носителями языка сказывается на результате обучения: русский язык так и остается только предметом в школе, на нем не говорят ни дома, ни со сверстниками. Именно поэтому выпускники прошлого года в основном поступили в грузинские вузы, поступление в вузы Абхазии или России им не по силам.

Как рассказала завуч школы Лариса Хупония, проблемы в Хаште такие же, как и в других сельских школах: требуется серьезный ремонт помещений, средства на оснащение и отопление классов. На выделенные из Фонда президента средства в школе поставили пластиковые окна. Собственными силами школа и родители поддерживают порядок в классах. Но самая главная проблема – это отсутствие зала для проведения мероприятий. Спортивный зал в школе есть, работают секции, библиотека, организован даже Экологический клуб. Есть просторное помещение для зала, но нет средств на ремонт.

«Наши дети участвуют во всех мероприятиях, и районных, и республиканских, выезжают на экскурсии. Но провести праздник в родных стенах негде, мы только надеемся на помощь», – говорит завуч.

Безопасность в Хаште и соседних селах гарантируют российские пограничники. По дороге располагается несколько городков военнослужащих, проезжающих могут остановить для проверки документов. Хашта село приграничное, у многих участки у самой реки. После того как границу оборудовали и усилили контроль в местах стихийных переходов, местных жителей часто задерживали за нарушение режима, штрафовали. Главе приходилось подтверждать место жительство нарушителей и выручать их. Сейчас уже местные привыкли, что о своих передвижениях лучше предупреждать заранее, а переход совершать через официальные КПП. При этом криминальные происшествия случаются нечасто, позади те времена, когда похищения людей были ежедневной реальностью.

«Вы спрашиваете, какие у главы трудности? – говорит Виталий Сорокин. – Каждая беседа с жителем – проблема: документы, финансы, здоровье… Чем могу, помогаю, для этого и есть глава села. Бывает, заменяю всех – и ветеринара, и участкового, и священника даже… Организовать можно все, надо просто не бояться поработать».

Зоя Чача

газета «Мырзаканаа»

Нужная газета