Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Движение "Мы – Вместе" создано предпринимателями Абхазии для оказания помощи республике в борьбе с коронавирусом.

СУХУМ, 22 мая - Sputnik. Движение "Мы – Вместе" собрало для оказания помощи Абхазии 56 миллионов 668 тысяч рублей, сказал на пресс-конференции в пятницу 22 мая один из учредителей движения, меценат Николай Ачба.

Он отметил, что "Мы – Вместе" - хороший пример взаимодействия людей в непростой ситуации, основная сумма, по словам Николая Ачба, была собрана очень быстро. Меценат подчеркнул, что пожертвования делали как крупные компании, так частные лица.

"Были компании, которые внесли значительный вклад, например, компания Важика Чачба - 15 миллионов рублей, это большая сумма", - заметил он.

Один из инициаторов движения, бизнесмен Алхас Аргун также подчеркнул, что была проведена колоссальная работа."Мы можем очень многое, когда понимаем, что у нас общая проблема", - сказал Аргун.

Координатор движения "Мы - Вместе" Борис Барциц напомнил, что 26 марта прошла встреча и.о. президента Валерия Бганба с представителями абхазского бизнеса, где было решено создать движение, для которого открытость и прозрачность стали главными понятиями.

Уже 27 марта на специальный счет в Министерстве здравоохранения стали поступать средства, отметил Барциц.

Барциц сообщил, что к движению "Мы – Вместе" присоединилось 88 участников, оказавших финансовую поддержку.

Также он подчеркнул, что учитывая ситуацию с закрытием границы, запретом на вывоз из России определенного перечня медицинских изделий, трудностями с закупкой и наличием в свободной продаже необходимых медтоваров, движение "Мы – Вместе" взяло на себя инициативу поддержать оперштаб и в этом вопросе.

"На тот момент, многие поставщики оборудования и медикаментов в России отказывались работать с нерезидентами напрямую, и в том числе с Минздравом. Нам нужен был надежный партнер в Москве, который готов был взять на себя вопросы, связанные с поиском, закупкой, складированием товара а также транспортной логистикой, таким партнером выступила Московская Абхазская диаспора", - сказал Барциц.

Как отметил координатор движения, общая сумма расходов составила 54 миллиона 942 тысячи рублей.

Деньги были потрачены на приобретение медикаментов, медицинского оборудования, эксперсс-тестов и томографа для Гудаутской больницы, сказал Борис Барциц. При этом оставшаяся на счету сумма, по словам министра здравоохранения, уже распределена в счет будущих поэтапных уплат за томограф.

Предприниматель подчеркнул, что большую работу проделала Московская абхазская диаспора, которая помогала в закупке и доставке медицинских изделий в республику.

Основная цель движения "Мы – Вместе" – оказание финансовой помощи в борьбе с распространением коронавирусной инфекции в Абхазии.

По данным оперштаба по защите населения от коронавируса на 21 мая, в Абхазии с начала пандемии зафиксировано 25 случаев COVID-19. Шесть человек выздоровели и один умер.

 

 

Один из главных инициаторов принятия в Абхазии антикоррупционного закона Астамур Какалия прокомментировал выступление депутата Астамура Логуа в эфире АГТРК, в котором 16 мая обсуждалось вступил ли в силу закон «О декларировании доходов, расходов, имущества и обязательств имущественного характера публичными служащими и депутатами».

«Уважаемый Астамур Логуа во вчерашнем интервью сказал: «Я и сам думал, что закон вступил в силу». И правильно думал, уважаемый Астамур!

Астамур Логуа, и его коллеги депутаты, да и вся страна видели и слышали как поправку за поправкой приняли все предложения инициативной группы и протестующих голодающих. То есть Астамур, в интервью АГТРК подтверждает, что депутаты большинством голосов приняли решение, о том, что закон о декларировании вступает в силу с момента его опубликования.

А теперь самый главный вопрос – кто составил, спустя 7 дней канцелярский документ на подпись и.о. президенту, в котором волеизъявление парламента было искажено? Кто составил документ так, будто депутаты проголосовали не за вступление в силу закона о декларировании, а за вступление в силу закона о поправках к закону о декларировании? Кто этот храбрец? И самый большой вопрос, на который не хочет отвечать ни один юрист, как случилось так, что волеизъявление парламента смог подменить ошибочно составленный документ? Я все ещё надеюсь, что депутаты парламента публично заявят, что 12 марта они голосовали за вступление в силу закона о декларировании и не позволят канцелярскому трюку подменить своё решение. То есть мы должны знать на чьей стороне парламент – на стороне голодающих тысяч граждан страны или парламент не против того, чтобы канцелярская ошибка подменила их решение».

Нужная газета

 

15 марта в пресс-центре Абхазского государственного телевидения председатель государственного комитета по стандартам, потребительскому и техническому надзору Гарри Саманба и его советник Виталий Тарнава рассказали о работе ведомства в период карантина и задачах, стоящих перед комитетом.

Саманба отметил, что меры, предпринятые правительством республики по борьбе с коронавирусной инфекцией, были крайне своевременными. Уже на следующий день после первого Распоряжения и.о. президента Валерия Бганба гостандарт приступил к усиленной работе по контролю за соблюдением всех предписанных норм в торговых точках. Было создано шесть рабочих групп, которые проверяли супермаркеты, магазины, рынки в каждом районе страны. Одна группа оставалась в комитете и оперативно реагировала на поступающие на горячую линию звонки, выезжала по каждому запросу на место для проверки. В целом, за все это время было обработано более 600 звонков.

По словам Саманба, сначала население относилось с подозрением, владельцы торговых точек не проявляли понимания, что значительно усложняло работу ведомства. Но со временем ситуация изменилось, в особенности, после регистрации первого случая коронавируса в Абхазии.

За время проверки соблюдения предписанных распоряжениями норм, госстандарт выявил большое количество просроченных продуктов в магазинах. По утверждению руководителя ведомства, совместная работа с ОБЭП МВД и госстандарта дала свои результаты, были изъяты просроченные товары. Саманба подчеркнул, что планируется продолжать сотрудничество с ОБЭП, чтобы не допускать продажи продуктов, с истекшим сроком годности в магазинах и на рынках республики.

Саманба сообщил, что работа по предотвращению попадания просроченных товаров на прилавки абхазских магазинов началась еще до введения чрезвычайного положения. Так, госстандарт проверяет большегрузные машины, везущие товары в Абхазию, на границе.

«У нас в прошлом году при проверках обнаружено большое количество товаров на прилавках с просроченным сроком годности. Без нашей сертификации таможня не имеет права растаможить груз. Вы представьте себе, мы находимся в городе Сухум, а груз находится на границе, для того, чтобы его растаможить, кто-то должен приехать в Сухум, получить сертификат и поехать обратно. Это нецелесообразно. И, конечно, мы поставили туда людей, чтобы качество ввозимой продукции в разы улучшилось», – пояснил Саманба.

В результате за несколько месяцев обнаружено 1600 кг мясной продукции, 250 кг муки, 630 кг сырной продукции, 507 кг творожной продукции, 34 кг кондитерских изделий, 407 кг рыбы, около 50 кг кур с истекшим сроком годности.

«Есть и другая проблема. Завозились товары, срок годности которых пройдет, предположим, через три дня. Важно отследить эту продукцию», – сказал Саманба.

Он пояснил, что такая схема уже давно отработана – в России продукция с истекающим сроком годности продается по бросовым ценам, но, попадая на прилавки абхазских магазинов, она продается по своей обычной цене.

Саманба сообщил, что на границе по реке Ингур также работают сотрудники комитета. По его словам, из Грузии в Абхазию завозится большое количество продукции, содержащей нитраты. Госстандарт сегодня обладает портативной лабораторией для проверки всей этой продукции.

В ходе пресс-конференции была затронута тема повышения цен во время ЧП в Абхазии. Как подчеркнул Саманба, с торговыми точками, завышающими цены на продукты, проводилась работа, в том числе, их показывали по телевидению, что, уверен руководитель госстандарта, возымело большой эффект, и цены снизились.

«Мы и в последующем продолжили проверять объекты, в которых завысили цены», – заверил Саманба.

Он также подчеркнул, что горячая линия продолжает свою работу, и обратился к населению с просьбой обращаться в госстандарт, в случае обнаружения каких-либо нарушений.

Что касается объектов общественного питания, контроль за соблюдением предписанных норм будет продолжен. Обязательные условия – соблюдение дистанции, ношение масок и перчаток. В салонах, тренажерных залах и спа-центрах также будет проводится проверка соблюдения всех необходимых норм.

Что касается туристического сезона, который, по мнению Саманба, все же состоится, тут ведомство проявит строгость и подойдет ко всем вопросам с надлежащей ответственностью. Будет осуществляться проверка объектов размещения и питания, несертифицированная продукция местных производителей будет изыматься из продажи.

Саманба также рассказал о планах комитета. Он отметил, что планируется повышение квалификации и переквалификации сотрудников ведомства в АГУ, так как многие работают не по профильным направлениям, и есть недостаток кадров в определенных сферах. В Абхазском госуниверситете планируется открытие новых специальностей – экспертиза товаров и метрология. Кроме того, министерство образования предоставило возможность бесплатного обучения в российском Вузе по необходимым госстандарту специальностям.

Председатель ведомства также рассказал о случаях обращения в прокуратуру и в суд:

«В суды мы обращались не мало. Но в этом году мы не обращались пока, так как уже год, практически, мы находимся на стадии предвыборной кампании. Очень сложно было какую-то планомерную работу вести. В этот момент мы как раз обнаружили около 20 тонн просроченных мяса и рыбы, на сумму 11,5 миллионов рублей мы утилизировали. Был очень длительный судебный процесс по этому поводу в Арбитражном суде. В течение года были и другие моменты, которые решались в арбитражном суде. Это, в первую очередь, мы защищаем потребителей. У нас есть закон о потребителе, мы этим законом руководствуемся. Но мы и не ущемляем интересы производителя. Мы всегда идем на уступки производителей, если даже что-то не доделано, даем возможность, время на исправление – 20-30 дней».

Виталий Тарнава подчеркнул, что больше года энергослужба ведомства совместно с «Черноморэнерго» занималась выявлением и отключением майнинговых ферм.

«Фактически, возникла новая отрасль экономики, которая работает вне закона. Хотя реально они никакой закон не нарушают. Я хотел бы обратиться к государству, всем участникам рынка – это не нормально, когда мимо бюджета уходят такие деньги. Я знаю, в администрации президента лежит разработанный закон об обороте криптовалюты в Абхазии. Это обязательно надо сделать, это ненормальная история, которая сейчас творится в Абхазии. Не переходя сейчас в специфику этого вопроса, сейчас период, когда меняются видеокарты, новая система возникает, сейчас опять начнутся завозы этих инструментов майнинга. Сейчас это надо узаконить. Можно, в конце концов, увеличить плату за электроэнергию для майнеров. Есть тысячу вариантов», – отметил советник председателя комитета.

Ольга Джонуа

Нужная газета

 

Ну а теперь от пустых деклараций к конкретному декларированию. 12 марта вступил в силу многострадальный закон «о декларировании доходов и расходов и обязательств имущественного характера государственными служащими и депутатами».

Многострадальный потому как его «динамили» достаточно долгое время. До тех пор пока закон не взял под свою «опеку» депутат парламента Астамур Логуа. Но к этому моменту из закона, по какой-то странной случайности, выпали очень важные пункты связанные с перечнем объектов декларирования. То есть круг родственников декларанта был значительно сужен – до супругов и несовершеннолетних детей, исчезла ответственность декларанта за предоставление недостоверных данных и так далее. Но даже в таком урезанном до бессмысленности виде его долго не принимали. И только в феврале 2020 года под давлением активистов закон был принят с уточнением, что он «вступает в силу с момента вступления в силу Закона Республики Абхазия «О государственной службе», что означало – в необозримом будущем.

Такое положение дел не устроило активистов, которые прекрасно понимали, что от них просто пытаются отвязаться. И в марте нынешнего года, в самый разгар предвыборной кампании, три гражданина нашей страны объявили голодовку требуя: расширить круг родственников декларанта, огранить время отведенное на декларирование 30 днями с момента вступления в должность, предусмотреть вопросы связанные с прямым доступом к информации и ответственность должностного лица не предоставившего декларацию или предоставившего недостоверные данные.

Голодающие требовали, чтобы закон вступил в силу с момента его опубликования. Так как все это происходило в разгар предвыборной кампании инициаторам принятия поправок к закону высказывали поддержку должностные лица, депутаты, представители всех существующих партий, все кандидаты в президенты. Более того активистов поддержали 11 тысяч граждан страны, которые пришли на площадь Свободы и поставили свои подписи под воззванием к парламенту. Дело было за малым – принять закон о внесении поправок В ЗАКОН и получить одобрение президента.

12 марта закон был принят парламентом, через несколько дней подписан президентом и опубликован в СМИ, то есть вступил в силу. Более того 10 марта исполняющий обязанности президента Абхазии, премьер-министр Валерий Бганба поручил главе министерства иностранных дел Дауру Кове разработать законопроект о присоединении республики к Конвенции ООН против коррупции.

Однако, вскоре после выборов стало понятно, что исполнять закон никто не намерен. После вступления в президента в должность пользователи социальных сетей стали «доброжелательно» навязывать мысль о том, что это поправки к закону вступили в силу с момента их опубликования, а вот сам закон вступит в силу, только после принятия закона о государственной службе.

Можно было бы не реагировать на эти несостоятельные уврачевания в виртуальном пространстве и уловки направленные на то, чтобы дезориентировать участников акции и их сторонников, но есть один момент, который говорит о том, что ни президент, ни премьер-министр не намерены исполнять данный закон. Посмотрите на структуру правительства утвержденную на прошлой неделе. В ней не предусмотрен государственный орган (антикоррупционный комитет), который будет уполномочен заниматься вопросами связанными с декларированием доходов, расходов и обязательств имущественного характера. Что это – простая забывчивость президента и премьер-министра? Любопытно, что о борьбе с коррупцией они забыли сразу, как только завершились выборы.

Ну тогда я возьму на себя смелось и напомню президенту и премьеру, что целью закона о декларировании является «установление мер по противодействию коррупции и предупреждению необоснованного обогащения субъектами декларирования и членами их семей». И мне бы так не хотелось думать, что их сопротивление исполнению закона может означать, что они поощряют коррупцию. Но всякое бывает и признаюсь, что не только меня посещает эта мысль. Но тогда самое время объяснить своим избирателям, которые еще не забыли о предвыборных обещаниях Бжания и Ко, что же они имели ввиду, когда говорили о коррупцией, как зле, которое уничтожает абхазскую государственность? Кстати в программе кандидата в президенты Бжания говорится о необходимости принятия закона «О декларировании доходов, расходов, имущества и обязательств имущественного характера публичными служащими и депутатами». Правда есть там странная неточность – закон был принят 12 марта, а программа появилась спустя два дня – 14 марта. Но это мелкие детали. Зато вступившему в должность президенту даже не надо утомлять себя подписанием этого закона – надо всего лишь приступить к его исполнению. И тут логично было начать с самих себя. Уверена, что после того, как глава государства и глава правительства заполнят и опубликуют свои декларации все их подчиненные поспешат последовать их примеру. Это ж нормально, когда глава государства и глава правительства не виртуально, а на личном примере демонстрируют исполнение законов. Вот так возьмите и ударьте по коррупции личным примером.

Изида Чаниа

Нужная газета

 

Вчера около полудня я побывал на центральном Сухумском рынке. «Вот невидаль! – сказал бы себе еще месяца полтора назад. – Ведь многие годы, как и большинство жителей города, бываю там не меньше раза-двух в неделю». И уж точно мне тогда не пришло бы в голову, что такое посещение может оказаться темой для репортажа…

Но с 28 марта, согласно распоряжению тогдашнего и.о. президента Абхазии Валерия Бганба в рамках вводимых карантинных мер в республике, рынок был закрыт. Правда, вскоре после этого многие из рыночных торговцев сельхозпродуктов предсказуемо переместились на тротуары двух улиц, примыкающих к рынку, и там стала возникать толчея покруче, чем бывала на его территории. Торговки в медицинских масках плачущим голосом рассказывали в телеинтервью, что им надо кормить семьи, и вот, например, свежая зелень с огорода – выбрасывать ее, что ли? Да и покупателям их товар нужен, в соседнем продмаге не все купишь… На пару дней правоохранители вытеснили их с улиц, перекрыли проезд автомобилей, но потом все вернулось в прежнюю колею. Обо всех этих перипетиях могу судить по подробным телерепортажам.

Потом, уже к концу апреля, на правительственном уровне в рамках ослабления карантинных мер было принято решение открыть рынки в районах, а Сухумский – на три дня в неделю. На совещании у тогдашнего и.о. сухумского мэра Кана Кварчия договорились, что рынок будет работать в пятницу, субботу и воскресенье (если дни, когда он открыт и закрыт, чередовать, то это пагубно будет сказываться на морозильной технике). Позже после настойчивых просьб работающих на вещевом рынке «Сухумприбор», расположенном рядом, и им разрешили торговать – в альтернативные этому графику дни.

И вот в минувшее воскресенье, спустя целых пять с половиной недель после предыдущего посещения, я оказался на Сухумском рынке. Все – как обычно. Те же торговые ряды, те же продукты. Но если прежде в субботу-воскресенье между некоторыми из рядов, в узких проходах, было не протолкнуться, то теперь покупателей встречалось много меньше. Так что напрасно некоторые опасались, что уменьшение работы рынка до трех дней в неделю будет создавать там в эти дни чрезмерное скопление народа.

В масках увидел всего трех-четырех покупателей и одну продавщицу, а в перчатках был только я сам. Но майское солнце пригревало уже хорошо; думаю, в летнюю жару у нас «во всей амуниции» ходить было бы совсем трудно кого-то заставить.

Из продуктов на прилавках сразу привлекало внимание множество картонных коробок с клубникой; кое-где на картонных табличках было крупно выведено: «Адзюбжская», «Лабрская». Цена на клубнику у всех продавцов была одинаковая – 180 рублей за кг, только у некоторых, где она смотрелась помельче, – 150 рублей. Помидоры стоили 150-140, огурцы – 90 рублей.

Пройдя дальше, с удовлетворением отметил, что в рядах, где торгуют семенами, другим посадочным материалом, толпится народ.

А выйдя с территории рынка, перешел улицу в направлении продмага «Магнит», рядом с которым вот уже около года «держит точку» знакомая нашей семьи по имени Нанули. Раньше она торговала фруктами и овощами на территории рынка, и мы привыкли покупать фрукты именно у нее, потом, когда она перебралась сюда, оставались ее постоянными клиентами. И вот сейчас, едва поздоровавшись с Нанули, я шутливо погрозил ей пальцем: «Вы заранее знали, что все так будет, когда перебирались сюда!» Ведь торгующих за территорией рынка карантинные меры не коснулись, и она спокойно работала весь этот месяц с лишним. Нанули согласилась дать небольшое интервью:

«Нет, не закрывались мы. Так, как все, в рамках закона.

– Вот я видел по телевизору, что тут в одно время все перекрыли, все подъездные дороги…

– Перекрывали дороги. Только вот цыгане, которые никого не слушают, они продолжали…

– Как сейчас, рынок по три дня в неделю работает?

– Рынок – да».

Тут в наш разговор вклинилась женщина, подошедшая покупать овощи:

«А в понедельник не работает?

– Нет.

– А смысл? Транспорт работает, парикмахерские работают… А рынок – что?

– Наверное, скопления людей не хотят.

– Ну, скопление людей – я вот сейчас прошел по рынку, посмотрел – людей совсем не так много, куда меньше, чем в обычное время.

– Скопление вон там завтра будет, снаружи, куда все перейдут продавать и покупать.

– Я не знаю, не думаю, что это чем-то помогает, что рынок закрытый четыре дня.

– Знаете, наверное, 15 мая полностью рынок откроют, если не будет в Абхазии каких-то новых заболевших. Если только из России сейчас не завезут.

– Да. Вот я вчера не была на работе, а сегодня смотрю: очень много новых лиц.

– Заезжают.

– Хотя официально граница закрыта, но очень много… И на набережной, говорят. И потом мы же тут почти всех знаем».

Уже придя вчера домой, я наткнулся в абхазском сегменте «Фейсбука» на весьма длинное и довольное бестолковое обсуждение этой темы: происходит ли заезд через границу на Псоу отдыхающих-россиян? Почему я говорю «бестолковое»? Прежде всего, потому что никто из утверждавших, что видел туристов, не удосужился убедиться в достоверности этой информации, а полагался только на свои визуальные впечатления, которые могут оказаться и обманчивыми.

Когда сегодня мы с одним приятелем разговаривали об этом интернет-обсуждении, он вспомнил забавный эпизод: летом он выходил на набережную для прогулок одетым по-спортивному – и реализаторы билетов на загородные экскурсии тут же кидались к нему с предложениями. Но это и не означает, что все решившие, что видели приезжих, ошибались. Кто-то в соцсети шутил, что это туристы, оставшиеся с прошлого года, кто-то напоминал, что право заехать в республику имеют и члены семей российских военнослужащих, расквартированных здесь.

Виталий Шария

Эхо Кавказа