Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

В прошлую пятницу, 25 мая, президент Абхазии Рауль Хаджимба подписал указ, согласно которому председателем Госкомитета республики по стандартам, потребительскому и техническому надзору был назначен Саманба Гарик Харитонович. А позавчера, во вторник, вице-премьер Роман Шоуа представил коллективу госкомитета нового руководителя.

Гарик Саманба, Герой Абхазии, 1957 года рождения – человек в абхазском обществе хорошо известный. Он был одним из лидеров ветеранского Союза, а затем ОПД «Амцахара» в период его первого нахождения в оппозиции и лидером «Амцахары» после преобразования ее в политическую партию в июне 2013 года. Тогда «Амцахара» стала главной общественной опорой тогдашнего президента Александра Анкваба, а после отставки его всего через год, 1 июня 2014 года, ушла во второй раз в политическую оппозицию власти. Но уже на грандиозном по численности участников съезде партии 21 октября 2015 года (первом и последнем в Абхазии съезде партии, который проходил на стадионе) ее возглавил Алхас Квициния. А 13 февраля 2017 года шесть членов президиума «Амцахары», включая Гарика Саманба и другого бывшего абхазского парламентария Виталия Тарнава, заявили о своем выходе из партии и опубликовали соответствующее заявление. В нем они отмечали, что ситуация в партии несовместима с их убеждениями и принципами, что с первых дней существования «Амцахары» и по сегодняшний день организацией пытались манипулировать и использовать ее для решения собственных проблем и личных интересов люди, не имеющие отношения к ветеранам войны; партия сейчас «подвергается влиянию извне, что делает ее зависимой от тех, кто не имеет никакого отношения к войне». В общем, они сказали тогда то, что хотели сказать, не вдаваясь в конкретику, и наблюдателям оставалось лишь строить разнообразные предположения.

Но в любом случае в свете произошедшего в феврале прошлого года, после чего Гарик Саманба пропал из поля зрения СМИ, его приход во властные структуры вовсе не выглядит некоей совершенной сенсацией. И «громом среди ясного неба» это могло стать лишь для самых неосведомленных. В то же время некоторые особо въедливые комментаторы стали увязывать это назначение с подписанным еще 17 мая указом министра экономики РА о запрете Госстандарту проводить проверки без ведома министерства…

Позавчера же, 29 мая, исполнилось четыре года со дня создания Временного Совета народного доверия Республики Абхазия во главе с Раулем Хаджимба. Эта дата у нас за минувшие годы совершенно не вспоминалась в СМИ. И потому, наверное, что ВСНД просуществовал всего три дня, до 1 июня, когда он прекратил свои полномочия в связи с уходом Анкваба в отставку, и потому, что это событие изначально находилось в тени другого – 27 мая, которое сторонники предыдущей власти стали именовать «государственным переворотом», а нынешней – «протестным выступлением народных масс» и «волеизъявлением народа». Именно события 27 мая вспоминали и комментировали в абхазских СМИ в 2015, 2016 и 2017 годах, а вот в этом как-то уже, по-моему, и не вспомнили, что тоже симптоматично.

Но именно в этом году мне показалось любопытным обратиться к списку членов ВСНД, который был опубликован в конце мая 2014 года. (Давно, еще в доинтернетовскую эпоху, пришел к выводу, что порой чтение старых газет оказывается интереснее чтения новых.) Так вот, председатель Совета, Рауль Хаджимба, как известно, позднее, в августе того же года, был избран президентом страны, и, несмотря на немалое число передряг и попыток вытеснить его с президентского кресла, до сих пор его занимает и вряд ли уже что-то помешает ему выполнять президентские полномочия до конца конституционного срока. Заместитель председателя Беслан Бутба возглавил в сентябре того года правительство, но был премьером чуть больше полугода; с тех пор в основном находится вне Абхазии, но при этом сохраняет за собой должность полномочного представителя президента Республики Абхазия по торгово-экономическому сотрудничеству с иностранными государствами в ранге вице-премьера республики. Другой заместитель – Даур Аршба, один из самых постоянных и верных соратников Хаджимба – работал в его команде на разных местах, а сейчас является первым вице-премьером правительства. Далее идут уже рядовые члены Совета: Ахра Бжания, Якуб Лакоба, Даур Тарба, Виталий Габния, Леонид Дзапшба, Гарри Бигвава, Шамиль Адзынба, Сергей Пигарь, Адгур Харазия, Сергей Шамба, Леван Микаа, Алиас Авидзба, Теймураз Ачугба, Валерий Кварчия, Аслан Кобахия, Автандил Гарцкия, Роберт Яйлян, Тенгиз Агрба. Как бы ни хотелось мне проследить тут судьбу каждого за минувшее четырехлетие, воздержусь: слишком уж это было бы долго и утомительно. Отмечу только, что некоторые из названных находятся во властной команде, некоторые покинули ее и пополнили ряды потенциальной оппозиции, некоторые, похоже, просто отошли от политики…

«Монолитными» по истечении прожитых лет ряды политических команд не остаются никогда, но вряд ли кто-то оспорит тот факт, что в последние годы «броуновское движение» в абхазской внутренней политике проявляется неизмеримо больше, чем оно было в первые годы после «большого раскола» 2004 года. Об этой тенденции я уже рассуждал не так давно на «Эхе Кавказа». Нет смысла оценивать это в категориях «хорошо» или «плохо», это данность. Но один плюс, по-моему, очевиден: в ходе будущих выборов главы государства уже наверняка не будет того разлома общества, который полтора десятка лет назад проходил порой через семьи, тех безоглядности и размаха страстей, который доходил чуть ли не до безумия.

Но это не значит, конечно, что нас не ждут новые альянсы в ближайшем преддверии к выборам 2019 года и новые разделения общества – на два или большее количество лагерей. Кстати, хотя президентские выборы в Абхазии еще ни разу не проходили в два тура, все равно, чаще всего, все сводилось к противостоянию, как водится, двух политических лагерей.

При этом совсем не исключено, что некоторые «отошедшие от политики» в нее в ближайшее время вернутся. Один из активных членов Временного Совета Леван Микаа на несколько лет полностью исчез с политической авансцены. Говорят, он занялся строительством... Но недавно Леван вошел в число организаторов нового общественного объединения «Апсхара», о создании которого они заявили более месяца назад на встрече с журналистами. Однако тогда структура организации и ее руководители еще не были определены. Вчера, 30 мая, на презентации организации было заявлено, что в структуру «Апсхара» входит высший совет организации и исполнительный комитет, которые возглавили, соответственно, историк, замдиректора АбИГИ Гурам Гумба и Леван Микаа. В своем выступлении на презентации Микаа сказал: «Мы решили создать интеллектуальную площадку для ученых, институтов, организаций и всех заинтересованных лиц, чтобы на этом этапе проанализировать основные теории и учения, которые могут стать методологической основой для разработки новой национальной идеи».

Не будем гадать, какую роль сыграет «Апсхара» в ходе предстоящих президентских выборов. Непонятно и то, какие из новых политических партий и общественных движений, бурный рост которых наблюдался года три назад, выйдут-таки к тому времени из летаргического сна.

Если же вернуться к теме «броуновского движения» в абхазской политике, то не хочу строить из себя всезнайку и пытаться объяснить все переходы из лагеря в лагерь и прочие движения политиков. Если политик имеет такое желание, то у него сегодня есть все возможности, чтобы самому объяснить их через СМИ или социальные сети. А если не имеет, то какой смысл пытаться у него что-то выведать? Он всегда найдет возможность уйти от откровенного разговора.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

Сухумский городской суд продолжил рассмотрение гражданского иска бывшего премьер-министра Абхазии Леонида Лакербая о защите чести, достоинства и деловой репутации. Ответчиками являются авторы учебника «История Абхазии», известные абхазские ученые – Станислав Лакоба и Олег Бгажба. Перед судом выступили четыре свидетеля, которые под присягой подтвердили тот факт, что Леонид Лакербая обещал уйти в отставку в феврале 2013 года. Несмотря на это, Леонид Лакербая продолжал утверждать, что он никому ничего не обещал.

Судья Бела Хасая попросила истца уже в который раз объяснить суду, чем конкретно его порочит фраза в параграфе 13 учебника «История Абхазии» – «обещавшему покинуть свой пост еще в феврале 2013 года». Лакербая сообщил, что эта фраза представляет его трусом и обманщиком, который обещал подать в отставку и не сдержал свое слово.

На одном из заседаний стороны определили список свидетелей. Истец Лакербая попросил вызвать в суд экс-президента Александра Анкваба, нынешнего президента Рауля Хаджимба, вице-премьера Даура Аршба, бывшего депутата Ахру Бжания, историка и декана исторического факультета АГУ Алика Габелия и методиста Ирину Кокоскир. Станислав Лакоба назвал троих свидетелей – депутатов первого абхазского парламента Давида Пилия, Климентия Джинджолия и Олега Дамения.

Президент Рауль Хаджимба направил суду заявление, в котором сообщил, что не может явиться по причине занятости. Анкваб и Аршба были извещены судом, но не явились. Представитель Лакербая Анна Званбая просила суд обеспечить явку свидетелей Анкваба, Хаджимба и Аршба. На что судья ей указала, что суд только извещает, а обеспечить явку своих свидетелей они должны сами.

Первой свидетельствовала методист учебника и директор Института педагогики Ирина Кокоскир. Она сообщила суду, что при первом издании учебника созывался экспертный совет, который рекомендовал учебник для школ. Для переработанного и дополненного издания процедура упрощается, экспертиза текста не проводится. Ее задача заключалась в подготовке методического аппарата учебника. Она работала над предыдущим изданием, новое ей не направляли. 13-й параграф она не видела и над ним не работала. На вопрос о том, могут ли авторы учебника сами подготовить методический аппарат данной главы, Ирина Кокоскир ответила, что такая практика является обычной.

Следующим в качестве свидетеля выступил абхазский ученый, декан исторического факультета Абхазского государственного университета Алик Габелия, который является автором рецензии на последнее издание учебника истории. Он сообщил суду, что перед тем, как дать положительную рецензию, досконально прочел учебник и не увидел в нем ничего, что противоречило бы тем событиям, которые описаны в данной главе и очевидцем которых он сам является.

Остальные свидетели давали показания о событиях 28 февраля 2013 года, которые стали поводом для судебного иска Лакербая.

28 февраля 2013 года в Сухуме проходил митинг оппозиции. В этот день состоялось несколько встреч между представителями власти и оппозиции. В кабинете министров проходили переговоры между представителями митингующих и премьер-министром Лакербая. Позже в кабинете секретаря Совета безопасности Станислава Лакоба по просьбе Лакербая была организована встреча с депутатами первого абхазского парламента. И уже вечером в Министерстве обороны прошли переговоры между представителями власти и оппозиции.

Первым о событиях 28 апреля рассказал бывший депутат парламента Ахра Бжания, который был сначала участником переговоров между представителями оппозиции и премьер-министром Лакербая, а потом – участником переговоров в Министерстве обороны. Ахра Бжания сообщил:

«Я присутствовал на заседании в Минобороны, организатором которого был Станислав Зосимович Лакоба. Там присутствовали Мираб Кишмария (министр обороны), ряд депутатов, спикер парламента Валерий Бганба. Темой разговора был кризис, в частности, обсуждалась отставка кабинета министров, конечно же. Речь шла о сроках этой отставки. Наша аргументация, в частности моя, была следующая: по результатам встречи, которая проходила в кабинете министров, я расценил ситуацию таким образом, что отставка состоится в течение нескольких дней. А на этой встрече Станислав Зосимович говорил, что с точки зрения политкорректности и сохранения престижа власти давайте растянем этот процесс. Станислав Зосимович вел с нами переговоры от лица исполнительной власти. По нашему мнению, отставка должна была состояться в течение нескольких дней. По крайней мере, мы так восприняли наши переговоры с вами (Л. Лакербая)».

Лакербая спросил, и Ахра Бжания ответил следующее:

«Если я обещал людям 28 февраля, что я уйду, но не сделал этого, если бы это было так, почему никогда, ни разу это не прозвучало? Были новые митинги, были съезды, были встречи в районах, но ни разу не прозвучала фраза о том, что премьер-министр обещал уйти в отставку и свое обещание не выполняет.

Ахра Бжания: Насколько я помню, такая фраза в ваш адрес звучала неоднократно.

Леонид Лакербая: Что я обещал уйти?

Ахра Бжания: Да! И на всех последующих мероприятиях ставилось в упрек власти, что это было обещано, что это было обговорено, но не выполнено. На этой встрече с Леонидом Ивановичем нам было четко дано понять, что кабинет министров уйдет в отставку, и было сказано вами: «Я согласен с большинством ваших аргументов, единственное, о чем прошу, – не форсировать события, дать возможность сохранить кресло как абхазу, чтобы это не выглядело так, что я ушел в отставку под давлением». Это было сказано вами даже несколько раз».

Следующим о событиях 28 февраля 2018 года рассказал Давид Пилия:

«В 2013 году, 28 февраля, примерно к обеду мне был звонок секретаря Совета безопасности Лакоба Станислава Зосимовича, который просил прийти к нему в кабинет на встречу с Леонидом Ивановичем по его же просьбе. Я пришел на эту встречу. Лейтмотивом всего разговора было то, что митингующие требуют отставки премьер-министра. Леонид Иванович был, конечно, очень возбужден. Я его понимаю. Леонид Иванович сказал: «Мне надо разобраться в своих делах, мне надо разобраться со своим руководством, мне нужен на это месяц. Да, он сказал, что я закончу свои дела и через месяц уйду в отставку. Ибо и мои близкие этого требуют, и ситуация, в которой я оказался, ноги моей здесь не будет. Это слова, которые слышали мои уши».

На вопрос о том, носила ли их встреча с Леонидом Лакербая официальный или кулуарный характер и была ли это встреча друзей, Давид Пилия ответил:

«Встречи друзей, как правило, происходят не в официальных учреждениях, они происходят в ресторанах, в кафе, где-то еще в другом месте. Я чувствовал, что нахожусь в здании администрации президента, мое присутствие там было официальным, и я вел себя соответственно: я не шутил, не рассказывал анекдоты, а внимательно слушал и давал соответствующие разъяснения».

По словам Климентия Джинджолия, 28 февраля 2013 года ему поступил звонок от Станислава Лакоба, который попросил его прийти в Совет безопасности для встречи с Леонидом Лакербая. Последний просил своих коллег по первому парламенту поддержать его в сложившейся ситуации. Климентий Джинджолия сказал:

«Леонид Иванович просил месяц. Митингующие в ультимативной форме ставили вопрос об его отставке. Он дословно сказал, что для него это неприемлемо. «Учитывая мои заслуги, вот так уйти, для меня это – конец всему, поэтому мне нужен месяц, я должен в течение месяца решить кое-какие свои вопросы, тем более что этого требуют члены моей семьи», – так он нам сказал. Мы восприняли это нормально и решили, что необходимо его поддержать, тем более надо было разрядить обстановку. Он обещал, что уйдет добровольно сам, не под нажимом митингующих. Сказал: «Я решу в течение месяца эту проблему и уйду сам добровольно в отставку. И моей ноги больше в этом здании не будет».

Третий участник встречи – Олег Дамения подтвердил и дополнил показания остальных свидетелей.

Представитель ответчиков Руслан Чамян спросил его:

«Эти сведения о возможной отставке премьер-министра соответствуют действительности? Леонид Иванович говорил, что он покинет свой пост?

Олег Дамения: Да, естественно, он об этом говорил достаточно четко и однозначно, не допуская каких-либо сомнений.

Руслан Чамян: Какой характер носила ваша встреча? Это был частный разговор - мы вот все время пытаемся это установить, - или это была встреча государственного характера?

Олег Дамения: Я думаю, что это понятно и вам, и всем присутствующим. Разговор происходил в здании администрации президента в кабинете секретаря Совета безопасности. Мы были на тот момент равноудаленными как от власти, так и от оппозиции и обладали определенным влиянием. Мы могли на самом деле повлиять на ситуацию, и мы это делали. В противном случае, зачем было весь этот огород городить?»

Леонид Лакербая настаивал, чтобы суд вызвал заявленных им свидетелей – Александра Анкваба, Даура Аршба и дополнительно спикера Валерия Бганба. Но судья Бела Хасая сочла, что в этом нет необходимости, и приняла решение ограничиться теми показаниями, которые суд уже заслушал.

Хасая назначила судебно-лингвистическую экспертизу фразы «обещавшему покинуть свой пост еще в феврале 2013 года», несмотря на то, что сам истец и ответчики возражали против ее проведения, считая, что такой необходимости нет.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Страница 2 из 2