Аквафон Апра
Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Уголовное дело возбуждено по статьям "Изнасилование" и "Насильственные действия сексуального характера" Уголовного кодекса Абхазии. Наказание по этим статьям предусматривает от трех до шести лет лишения свободы.

СУХУМ, 4 мар - Sputnik. Прокуратура Сухумского района возбудила уголовное дело по факту изнасилования гражданки Узбекистана в селе Гумиста, сообщает сайт Генеральной прокуратуры Абхазии.

Дело возбуждено в отношении Альберта Жирайровича Киносьяна, 1979 года рождения.

"Согласно материалам уголовного дела, 1 марта 2020 года Киносьян, применив физическую силу, усадил в используемый им автомобиль марки "Ниссан" гражданку Республики Узбекистан, 1976 года рождения, после чего отвез ее в нефункционирующее здание в селе Гумиста Сухумского района, где, сломив волю последней, совершил изнасилование", - говорится в сообщении.

Личность потерпевшей в интересах следствия разглашению не подлежит.

Киносьян после совершения преступления скрылся, по решению следственных органов он объявлен в розыск.

Расследование уголовного дела поручено следователю прокуратуры Сухумского района.

 

 

 

Распоряжение исполняющего обязанности президента Абхазии Валерия Бганба об ограничении въезда на территорию Абхазии граждан Таджикистана, Узбекистана, Китая, Северной Кореи и Киргизии из-за вспышки коронавируса вступило в силу в пятницу 7 февраля.

СУХУМ, 11 фев – Sputnik, Асмат Цвижба. С 7 февраля Миграционная служба Абхазия запретила въезд на территорию республики 47 гражданам Таджикистана и Узбекистана, сообщил Sputnik начальник службы Андрей Бобуа.

Ограничительные меры по въезду в Абхазию для граждан Таджикистана, Узбекистана, Китая, Северной Кореи и Киргизии из-за вспышки коронавируса продлятся до 7 марта.

"Люди не возмущаются, они входят в положение. Мы им объясняем, ставим в курс дела, что такие меры продлятся до 7 марта, и через месяц они могут въезжать обратно. Ограничительные меры не распространяются на мигрантов и туристов из других республик", - объяснил Бобуа.

Временные ограничения на въезд мигрантов на территорию Абхазии из-за распространения коронавируса были введены на КПП "Псоу" и "Ингур" 4 февраля.

С 15 января на Ингуре также работает санитарно-карантинный пост для проведения противовирусной терапии. Всего с 15 января по 3 февраля через границу на Ингуре в обе стороны проследовало около 11 тысяч 900 человек, было выявлено пятеро заболевших гриппом.

Согласно приказу министра здравоохранения Абхазии, бригады врачей будут работать на абхазо-грузинской границе до 1 марта.

 

С 4 февраля мигрантам запрещён въезд в Абхазию, такое решение было принято на межведомственном оперативном совещании для недопущения проникновения коронавируса в Республику Абхазия.

Сухум. 6 февраля. Дамей Касландзия. Апсныпресс. Начальник Государственной миграционной службы РА Андрей Бобуа проинформировал Апсныпресс о реализации мер по недопущению проникновения коронавируса в Республику Абхазия, которые были утверждены на межведомственном оперативном совещании.

По словам Андрея Бобуа: «На основании Распоряжения и.о. Президента Абхазии, в наши функциональные обязанности будет входить контроль границы с Российской Федерацией, совместно с СГБ Абхазии. Задача – запретить въезд гражданам Китая, Кореи, Таджикистана, Узбекистана и Киргизии. Но список может быть изменен в любое время, в зависимости от ситуации. Гражданам Южно-Африканских стран – например, к нам очень часто приезжают из Конго – въезд не запрещен, а также граница открыта для представителей Армении, ДНР и ЛНР. Ограничения носят временный характер».

Андрей Бобуа сообщил: «С 2015 года в Абхазию заехали 64 гражданина Китая и, конечно, они все выехали. В 2019 году приехали 2 китайца и тоже уже покинули нашу страну. Граждан Китая на территории Абхазии на сегодняшний день нет».

При этом, начальник Службы подчеркнул: «Прежде чем выдать разрешение на работу иностранным гражданам, они обязательно проходят медицинское обследование. При выявлении серьезных заболеваний мы депортируем их из страны».

 

 

Временные ограничения на въезд мигрантов на территорию Абхазии ввели на КПП "Псоу" и "Ингур" во вторник 4 февраля.

СУХУМ, 5 фев – Sputnik, Сария Кварацхелия. Для граждан Таджикистана, Узбекистана, Кореи, Китая и Киргизии будут действовать временные ограничения на въезд в Абхазию из-за вспышки коронавируса, об этом корреспонденту Sputnik сообщил начальник Миграционной службы Андрей Бобуа.

"Мигранты у нас также есть из Армении и южноафриканских стран, но мы решили не вводить ограничения, так как очагов заболевания там не обнаружено", – отметил он.

Ранее в беседе со Sputnik главный санитарный врач страны Людмила Скорик говорила о том, что ведомство будет рекомендовать ограничить въезд туристам. Вместе с тем, как уточнил начальник Миграционной службы, временные меры не затрагивают, к примеру, граждан России, ДНР, ЛНР и Украины, а лишь граждан пяти названных стран.

По словам Бобуа, отслеживать ситуацию на российско-абхазской границе будут сотрудники Миграционной службы республики совместно с СГБ и пограничниками. Въезд для названных категорий граждан в Абхазию будет ограничен до тех пор, пока Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) не снимет чрезвычайную ситуацию.

Ограничение на въезд мигрантов и лиц, приравненных к мигрантам, связано с обширным распространением коронавирусной инфекции. Число заразившихся новым типом инфекции превысило 24 тысячи случаев.

С 15 января на Ингуре также работает санитарно-карантинный пост для проведения противовирусной терапии. Всего с 15 января по 3 февраля через границу на Ингуре в обе стороны проследовало около 11 тысяч 900 человек, было выявлено пятеро заболевших гриппом.

Согласно приказу министра здравоохранения Абхазии, бригады врачей будут работать на абхазо-грузинской границе до 1 марта.

 

 

 

 

На днях одна из известнейших в мире газет – американская «Вашингтон пост» – посвятила статью Абхазии. Конкретнее – гастарбайтерам в ней из КНДР. Поскольку по ряду причин я это ежедневное издание с почти полуторавековой историей, выходящее полумиллионным тиражом, не читаю, познакомился с текстом журналиста Ами Ферис-Ротмана в ней в пересказе некоторых русскоязычных изданий, в частности, Александра Пятина в публикации «The Washington Post нашла в Абхазии «лазейку» для Ким Чен Ына» в интернет-издании «Новый Взгляд».

Мы на «Эхе Кавказа» уже не раз в последние год-два рассказывали о северокорейских гастарбайтерах в Абхазии. Например, недели три назад я приводил данные Миграционной службы Абхазии о том, что в республике сейчас трудится около 3 400 иностранных рабочих. Почти половина из них – это посланцы солнечного Узбекистана, на втором месте по численности находятся посланцы не менее солнечной Армении. Работает в Абхазии (на строительстве отеля близ Красного моста в Сухуме, в Гагре, в овощеводческих теплицах в селе Адзюбжа) и около 250 приезжих из дальнего зарубежья – граждан Корейской Народно-Демократической Республики. Корейцы отличаются высоким качеством производимых работ и дисциплиной, почти что военной.

Но автор статьи в «Вашингтон пост» приводит несколько иные количественные данные; согласно им, в Абхазии в настоящее время работает около 400 северных корейцев. Все они – мужчины, многие из которых оставили на родине своих жен и детей, которых теперь поддерживают из-за рубежа. И, кроме того, американский журналист добавил к теме такие любопытные пояснения. В декабре 2017 года ООН ввела санкции, в рамках которых к концу 2019-го все страны, входящие в ООН, должны выслать северокорейских работников. Резолюцию, в том числе, подписали Россия и Китай, на которых приходилась их львиная доля. (Кстати, в РФ остается еще 10 тысяч северных корейцев, которые к Новому году должны ее покинуть.) Смысл этого ограничения в том, чтобы не дать Пхеньяну доступа к валюте, которого он лишен из-за санкций. Чтобы обойти запрет, северокорейские власти отправляют за рубеж десятки тысяч своих граждан, которые работают от зари до зари, но обеспечивают валютные поступления на родину. Согласно докладу ООН от 2015 года, таких работников из Северной Кореи по всему миру было не менее 50 000, и они приносили КНДР валютные поступления на $1,2-2,3 млрд.

Однако Абхазия в ООН не входит, что создает для северокорейских трудовых мигрантов лазейку. Абхазские чиновники, пишет «Вашингтон пост», утверждают, что власти КНДР сами к ним обратились. «Они предложили нам сотрудников для ручного труда. Это то, что они могут экспортировать», – цитирует американская газета президента абхазской Торгово-промышленной палаты Тамилу Мерцхулава. Газета пишет, что ее пригласили в Пхеньян, а группа представителей Северной Кореи приехала в Абхазию, где дегустировала местное вино, киви и мандарины…

Если быть более точным (а я сам около года назад был на совместной пресс-конференции в Сухуме руководителей ТПП Абхазии и КНДР), то корейские гости не просто так дегустировали названную продукцию, но и обсуждали перспективы экспорта из Абхазии в их страну субтропических фруктов, поскольку климат в КНДР слишком суров для их произрастания.

Речь на упомянутой пресс-конференции шла и о возможных поставках продукции из Северной Кореи в Абхазию, но пока главным предметом «экспорта» из этой 23-миллионной страны является ее дешевая и очень дисциплинированная рабочая сила. Напомню, что, несмотря на все активно освещаемые мировыми СМИ попытки американского президента Дональда Трампа «поладить» с северокорейским лидером Ким Чен Ыном, КНДР так и не свернула свою военную программу, угрожающую стабильности в мире, так что снятия санкций ООН с этой страны пока не ожидается. И тут для Абхазии выясняется, что у ситуации, когда ее не принимают в Организацию Объединенных Наций (кстати, Республика Косово, несмотря на сотню признавших ее независимость государств, тоже туда не принята) есть свои преимущества: нам запреты ООН не указ.

«Вашингтон пост» рисует такую картину работы северокорейцев в Абхазии: «Рано утром, еще до восхода солнца группы северокорейских работников отправляется по улицам абхазских городов строить дома и прокладывать железные дороги, держа в руках пластиковые пакеты с едой… Работают живущие в Абхазии корейцы и в сфере услуг. Мужчина по прозвищу Доктор Ким делает массаж отдыхающим из России по $7 с человека».

Насчет «прокладки железных дорог» американский журналист, видно, хватил лишнего; может, речь шла о ремонте каких-то участков Абхазской железной дороги…

На днях от друзей-журналистов, работающих в здании кабмина Абхазии по ул. Званба, 9, я услышал, что северокорейцы трудятся сейчас на укладке плитки на фасаде этого пятиэтажного здания. И как трудятся! Даже поздно вечером, при свете больших электроламп… И сегодня утром я решил пообщаться с рабочими из Страны Утренней Свежести, как именуют родину корейцы. Подойдя незадолго до девяти к упомянутому фасаду, загороженному строительным забором, увидел пристроенные к нему металлические леса, а на самом их верху, на уровне четвертого-пятого этажей, фигурки рабочих. К слову, в послевоенные десятилетия забором, пусть и не таким внушительным, эти стены уже давно приходилось огораживать, так как отдельные плитки, срываясь с них (вот с таким качеством работ сдавалось когда-то это здание), могли упасть на головы прохожих. И, кажется, были даже такие инциденты – как в российских городах из-за падающих с крыш сосулек и ледяных глыб. Слава богу, дошли наконец у властей руки до этого облицованного плиткой фасада…

Войдя в здание со двора, я вышел через парадную дверь в огороженный участок перед фасадом и подошел к молодому корейцу, который мешал раствор и подавал его в ведре с помощью блока на веревке своим товарищам наверху. Разговор у нас не клеился, тогда мой собеседник начал кричать кому-то и к нам спустился другой кореец, в очечках и немножко знающий по-русски. Его имя оказалось Кан, и это сразу настроило наш разговор на дружескую волну: объяснил ему, что есть такое и абхазское имя, хотя не часто встречающееся. А еще рассказал, как в Абхазии полюбили футболиста по фамилии Айба, который играл в 2016 году в Сухуме на чемпионате мира по версии ConIFA за сборную «Корейцы Японии». Не уверен, правда, все ли собеседник из сказанного мной понимал. В какой-то момент Кан достал мобильник и позвонил своему соотечественнику, гораздо лучше знавшему по-русски, которого зовут Вон. Судя по всему, они оба решили, что я хочу нанять пару рабочих для ремонта квартиры. Я не стал возражать, поскольку действительно намечаю такой ремонт. А на здании кабмина северокорейская бригада, по словам Кана, будет работать еще месяца два-три.

Уже попрощавшись с корейцами, я купил в киоске свежий, вышедший вчера номер абхазской газеты «Новый День», и, надо же, обнаружил в нем на первой полосе перепечатку публикации Александра Пятина, которую здесь пересказывал. Причем редактора этой газеты Сергея Арутюнова не только привлекла тема статьи в американской газете, но он опубликовал и свой комментарий «От редакции». Сегодня в Абхазии, рассуждает он в нем, привычной стала картина, когда узбеки подметают городские улицы, северокорейские строители ремонтируют дома и квартиры, чернокожие африканцы служат портье и аниматорами в местных здравницах. Это уже часть нашего быта. Причем они не пьют, не курят и не употребляют наркотики. У них нет на это времени, они нуждаются в заработке, им надо кормить семьи. Поэтому и трудятся день и ночь в поте лица, и миллионные потоки денег утекают из страны переводами. А в это время наш человек жалуется на тотальную безработицу, неправильную политику, поругивает президента, министров и начальство в целом. Он должен успеть на свадьбу, похороны, юбилей, причем порой в один и тот же день. Нашему человеку заработок не нужен, ему нужны деньги. Желательно много и сразу. А их катастрофически не хватает. Но Ким Чен Ын тут явно ни при чем.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

 

Страница 1 из 4
Яндекс.Метрика