Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Программа формирования общего социального и экономического пространства между Россией и Абхазией была подписана во время встречи президента республики Аслана Бжания с президентом России Владимиром Путиным в Сочи 12 ноября. В ней 46 пунктов, содержащих перечень законов и норм, которые должны быть приняты в Абхазии, чтобы гармонизировать ее законодательство с российским. Один из пунктов касается инвестиций в энергетическую отрасль. Своим видением этой темы поделилась депутат парламента Абхазии Натали Смыр.

– Натали, в программе есть четвертый пункт, в котором предлагается разработка и принятие нормативных правовых актов, регулирующих привлечение инвестиций российских электросетевых компаний в целях развития и модернизации электросетевой инфраструктуры и обеспечения энергобезопасности Республики Абхазия. Что вы, в общем, знаете об этом документе и как оцениваете этот, четвертый, пункт?

– С точки зрения привлечения инвестиций, – это прерогатива исполнительной власти. Свою точку зрения парламент, конечно, выскажет, если это будет интересно государству.

– Натали, как это соотносится с запретом на приватизацию объектов энергетической отрасли, который есть в законодательстве Абхазии?

– Я хочу, чтобы было понято, почему мы приняли закон в 2017 году, на тот момент главой государства был Рауль Джумкович (Хаджимба). Вы думаете, тогда не поступали эти вопросы? Как раз тогда они и поступали, шли переговоры. В рамках Межправкомиссии обсуждался вопрос привлечения инвестиций. Поверьте мне, это вопрос не сегодняшнего дня. И тогда был принят специально такой запретительный закон о невозможности продаж. Генерирующие и передающие сети мощностью более пяти мегаватт проданы быть не могут, это – собственность государства. Сделано это было для защиты энергетики, чтобы она осталась в собственности государства.

– После обсуждения и негативной реакции на предложение о приватизации объектов энергетической отрасли, которое было в предыдущей версии этого документа, ранее опубликованного в Абхазии, в нынешнем варианте «приватизация» заменена на «инвестиции» в энергетическую отрасль. Насколько важна эта поправка, с вашей точки зрения?

– По инвестициям я, например, точно знаю, у меня есть инсайдерская информация, что теперь речь идет об аренде. Давайте обратимся к фактам. Вот, СухумГЭС была отреставрирована, в нее были вложены большие деньги, и она взята в аренду. А какая выгода от этого государству? Что оно получает от работы СухумГЭС? Я хочу сделать запрос о том, какие платы прошли и что происходит в результате передачи СухумГЭС в частные руки с точки зрения пользы для государства? Хочу выяснить КПД СухумГЭС в пользу государства. Если таковая выгода есть, то надо просто хлопать в ладоши и кричать «ура»!

Чтобы вы понимали, есть в с. Шешелет перепадные ГЭС – вторая, третья и четвертая. Чтобы их восстановить и эти инвестиции окупить, надо понять цену вопроса. Электричество не будет стоить сорок копеек, как сейчас. Не надо быть ни энергетиком, ни экономистом, чтобы это понять, надо просто уметь считать. Если вы привлечете крупного инвестора, он захочет окупить все свои инвестиции, а что будет на выходе? Повышение цены на электроэнергию. Если они это могут, почему мы не можем? Скажите мне! Я вообще не могу понять наше государство в этом вопросе. В чем выгода государству, людям, простому народу, в чем? Объясните, я просто понять не могу, что происходит?

– У местных людей в Абхазии совсем нет денег, чтобы вложиться в реконструкцию ГЭС? Как местные инвесторы могли бы это сделать?

– Даже при цене сорок копеек за киловатт/час, сколько мы собираем этих платежей? 30%? Давайте начнем лучше администрировать, давайте улучшать качество! Мы приняли то злополучное постановление кабмина о легализации майнинга в рамках сорока мегаватт. Я хочу спросить, а кто получит эти сорок мегаватт? И что, это будет только плата за электроэнергию? А где доходы, облагаемые в пользу государства, скажите мне?

Дорожную карту по передаче в аренду мы уже написали, а дорожную карту по тому, как энергетику реанимировать, возродить постепенно, потихоньку из года в год, мы ни разу не написали. Я знаю, что был такой проект, выстроить параллельно нашим сетям еще одну линию, которая уйдет в Россию, а нам будет плата за транзит. Но это же будут сорок или пятьдесят копеек, а все остальное – все доходы и прибыль – все будет уходить из Абхазии. Нам практически ничего не будет оставаться. Мы все время обвиняем то Хаджимба, то еще кого-то, но за 27 лет, правда, не написана программа по восстановлению нашей энергосистемы. Мы что не могли потихоньку восстанавливать по одной перепадной ГЭС? Не стоит такая цель, понимаете?!

У меня такое дикое впечатление, что мы живем, как при Ленине, надо разрушить все до основания, а затем «мы наш, мы новый мир построим». Какой мы новый мир построим с учетом вливаний российских инвестиций и российского капитала? Даже если не российского, вообще капитала. Ну, какой инвестор захочет вложить деньги и не получать прибыль? А с нашими такими плохими сетями будут большие вложения, но, когда у нас будут отключения света, будет, как при перетоке, мы будем платить по 2 рубля 70 копеек за киловатт/час. Мы будем вынуждены у них покупать электроэнергию по рыночной цене. Мне обидно, что мы себя, наше будущее оставляем без какой-либо надежды, без каких-то активов! Ну, почему так?!

Народ, который готов продать все, что имеет, обречен. У меня вот такое пессимистическое настроение. Энергетику продать, недвижимость тоже сейчас начнем продавать. Зачем, когда можно инвестиции в бизнес вкладывать, и так официально можно СП (совместное предприятие) открывать, для нерезидентов счета открывать можно. То есть можно все делать, может прекратить уже просто так издеваться?!

Вот сейчас эти 46 вопросов стоят на повестке, пусть исполнительная власть весь пакет пришлет в парламент, а мы будем сидеть и принимать. Я вас уверяю, что ряд вопросов из этих 46 необходимы. Если мы приведем ряд положений в соответствие с Россией, там есть хорошие замечания и хорошие предложения, почему нет? Пусть исполнительная власть нам принесет, а мы сядем и будем работать, и депутаты, думаю, готовы. Пусть исполнительная власть начнет делать что-то, а мы готовы с ней взаимодействовать.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Сухум. 20 октября 2020. Апсныпресс. По инициативе секретаря Общественной палаты РА Гули Кичба создана экспертная Комиссия по реформе энергетической системы Абхазии.

В ее работе примут участие члены Общественной палаты РА, эксперты энергетической отрасли, а также сотрудники РУП «Черноморэнерго».

По словам Кичба, основным направлением работы станет разработка «Концепции реформы энергетической системы Республики Абхазия», которая затем будет передана депутатам Парламента.

«Существующие в энергетической отрасли Абхазии проблемы продолжают оставаться в центре внимания как руководства, так и рядовых граждан. Ко мне постоянно поступают вопросы от наших сограждан на эту тему. Нам надо прорабатывать серьезные решения, которые обеспечат энергетическую безопасность страны на годы вперед», - отметила секретарь ОП РА.

Кичба сообщила, что в ИнгурГЭС планируется ремонт, будут восстанавливать деривационные тоннели.

«Единственный вариант запитать республику на время ремонта – это Россия. Наш стратегический партнер в очередной раз пойдет нам на встречу. Ранее, когда у нас возникали сложности с электричеством, Россия всегда помогала. Но нас могут ждать более серьезные проблемы в будущем. Мы можем вообще остаться без света, учитывая прогнозы. Нам нужен партнер, так как сами мы не справимся. Это Грузия, либо Россия. Наше отношение к Грузии всем известно. Конечно, Россия наш надежный партнер и союзник. Поэтому мы надеемся на поддержку РФ», - сказала Кичба.

«Нам надо продумать все варианты. Безусловно, энергетика должна быть абхазской. Эксперты говорят, что один вариант – создание собственной генерации на базе малых ГЭС. Но на это нужны финансы, и самостоятельно мы не сможем это сделать. Когда-то при участии российского капитала и менеджеров были созданы компании сотовой связи Абхазии. Они успешно работают. Поэтому, по мнению экспертов, еще один вариант - при контрольном пакете Абхазии можно проработать создание совместного предприятия с РФ по энергосетям. С Грузией такие вещи делать мы не можем. Российские партнеры всегда помогали нам в создании эффективных механизмов управления. Нашему молодому государству нужна поддержка мощного надежного партнера. Кстати, СухумГЭС - еще один пример успешного сотрудничества с российскими инвесторами. Но все это нужно прорабатывать на экспертом уровне и открыто обсуждать с обществом, затем уже принимать какие-то решения», - подчеркнула Кичба.

Секретарь ОП заявила, что по итогам работы депутатам Народного собрания будет предложено провести открытые слушания по Концепции реформы энергетики.

 

 

 

Своим мнением о том, сумеет ли постановление о регулировании майнинга в Абхазии действительно заставить майнеров платить за потребляемую электроэнергию, в эфире радио Sputnik поделился юрист Алексей Ломия.

Кабмин запретил ввоз оборудования для майнинга в Абхазию на два месяца и поручил Минэку разработать и представить законопроект о нормативно-правовом определении добычи криптовалют. Юрист Алексей Ломия напомнил о так называемом джентельменском соглашении по ИнгурГЭС, согласно которому, по договренности с грузинской стороной, 60 процентов выработанной гидроэлектростанцией электроэнергии забирает Грузия, 40 процентов – Абхазия.

"Если мне не изменяет память, то до 2017 года мы никогда не выбирали свой лимит. Так как сегодня сложилась ситуация, что к октябрю мы свою долю уже забрали, то с большой долей уверенности можно сказать, что свой вклад в кавычках внесли майнеры. Соответственно вывод, что наша энергосистема к этому не готова. Единственное, нет вопросов к майнерам, которые расположились на СухумГЭС, так как она автономная… Майнингом занимаются, думаю, человек 150. Они получают какие-то доходы, их деятельность до сегодняшнего дня была вне закона – у них не было никакого налогооблажения. Получается, что 99 процентов населения попали в кабалу к людям, которые зарабатывают какие-то деньги. Они не должны зарабатывать за счет населения", - считает Алексей Ломия.

Ломия отметил, что попытка власти привести данную сферу деятельности в правовое русло – это хорошо, но при этом он выразил большой скепсис по этому поводу.

"Что сделано? Повысили для них (майнеров – ред.) цену до 1 рубля 50 копеек. Где вероятность, что будет собираемость? Эта сфера очень сложная. Мы понимаем, что наши контролирующие органы не совсем готовы к тому, чтобы жестко пресекать и наказывать неплательщиков. Да, это попытка. Но к чему она приведет – сложно сказать. Я бы, учитывая, что надвигается зима, пошел бы по другому пути – категорически запретил бы на сегодняшний день этот вид деятельности. У нас был пример с игорным бизнесом, когда пошли негативные процессы, президент взял и одним росчерком пера запретил его. Да, это было болезненно для многих, причем, игорным бизнесом занималось намного больше людей, чем сейчас майнингом. В итоге запретили и пережили мы этот момент. Когда мы выровняем ситуацию в энергосистеме, когда будем понимать, что у нас есть какой-то избыток электроэнергии, тогда можно говорить о присутствии этого вида деятельности в Абхазии", - сказал Ломия.

https://sputnik-abkhazia.ru/radio/

 

Майнинг криптовалют в Абхазии запрещен, но процветает. Мы решили выяснить у местных жителей, что делать с этим бизнесом – легализовать или бороться, и если второе – то как именно? Наш традиционный сухумский опрос.

– Как вы считаете, нужно ли легализовать майнинг криптовалют? А если нет, то как с этим бороться?

Хатуна Шат-ипа: Майнинг криптовалют сегодня ведется нелегально, то есть это теневой сегмент экономики. Постановлением кабинета министров от 28 декабря 2018 года введен запрет на майнинг с использованием сетей «Черноморэнерго», легализацию надо разделить, дифференцированно подходить. Если «СухумГЭС» питает криптоферму, и это замкнутый, автономный процесс, он не является дополнительной нагрузкой для энергосистемы республики, то эту часть надо легализовать, значит, установить налог на доход. Второе, относительно «Черноморэнерго»: надо только с согласия, ведома этого унитарного предприятия. Специалисты сами должны дать квоты, если такие вообще возможны в наших условиях, скажем, 200-300 миллионов кВт/ч, сколько допустимо может принять дополнительную нагрузку энергосистема республики. И они бы могли подключить официально, легально. А не так, что любой желающий будет подключать. Или будем делать вид, что их нет. Время идет, и в итоге мы можем получить, по мнению специалистов-энергетиков, реальный кризис или технический кризис в энергетике.

Денис: В наших условиях, конечно, наверное, стоило бы легализовать майнинг, но, с другой стороны, нагрузка на энергосети очень сильно возросла. И, с одной стороны, хорошо было бы получать налоговые выплаты неплохие от этого вида деятельности, стоит, наверное, поднять тариф на электроэнергию для майнеров. Но опасения, конечно, большие в том плане, что это вызовет чрезмерные нагрузки на энергосети, которые и так у нас ветхие и требуют капитальных вложений. Бороться с этим будет сложно, так как мы слышим разговоры, что криптофермы есть чуть ли не в каждом селе, каждом гараже и тому подобное. Мне кажется, что упущено было время, когда с этим нужно было бороться на корню.

Светлана: Я считаю, что не нужно ничего легализовывать, потому что мы не сможем это легализовать, чтобы они платили то, что нужно. Они будут искать всякие ходы-выходы, чтобы не платить, потому что если бы они платили то, что нужно, то им было бы невыгодно этим заниматься. Как с этим бороться? Путем запрета уже пытались, прошлое руководство «Черноморэнерго» ездили, закрывали, потом начиналось то же самое. Я считаю, что нужно резко поднять цены на электроэнергию, как во всем мире. Сделать льготы, и для тех людей, которые должны платить не 40 копеек и 80 копеек, а гораздо больше рублей, майнинг будет невыгодным. Если объявить борьбу с этим, то появится какая-то организация, которая тоже будет брать деньги. Можно породить еще одну коррупцию.

Бадра Авидзба: На территории Абхазии запретили этот вид деятельности, но, с другой стороны, не запретили завозить оборудование, с помощью которого производится майнинг. Как говорят энергетики, с тех пор потребление электроэнергии в Абхазии не то что не уменьшилось, оно с каждым годом возрастает. Цифры, которые дает Государственный таможенный комитет, говорят о том, что с начала этого года в несколько раз больше завозится этого оборудования. Одна из основных проблем нашей энергосистемы – это то, что люди, особенно физические лица, не платят за потребленную электроэнергию. Если бы энергосистема могла выдержать легализацию майнинга, это было бы положительным моментом, потому что майнинг потребляет большое количество электроэнергии. Соответственно, в случае узаконивания этого вида деятельности, люди платили бы больше налогов, что позволяло бы поднимать энергосистему. Если разрешать, то как это отразится на нашей энергосистеме, сложно сказать, скорее всего, негативно. Но если не разрешать, то мы сами видим, что майнинг только с запретом стал процветать.

Анаид Гогорян

Эхо Кавказа

 

 

Трагический случай произошел 27 августа в районе СухумГЭСа.

При совершении маневра на дороге автомобиль УАЗ сорвался с плотины и упал в воду. Свидетелем этому была одна из сотрудниц гидростанции, которая и сообщила о происшествии в МЧС Абхазии.

Управлявший им водитель погиб. На место происшествия выехали бойцы горноспасательного отряда центра «Пламя» и водолазы ГИМС МЧС РА.

После экстренного сброса воды тело погибшего было поднято на сушу.

 

 

Страница 1 из 3