Аквафон Апра
Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

С ноября 2014 должность главы республиканского унитарного предприятия "Черноморэнерго" занимал Аслан Басария.

СУХУМ, 17 июл - Sputnik. Приказом вице-премьера, министра экономики Абхазии Кристины Озган генеральным директором РУП "Черноморэнерго" назначен Михаил Логуа.

Михаил Логуа родился 27 июля 1970 года в Сухуме. В 1987 году окончил Среднюю школу № 10 в Сухуме.

В 1995 году окончил Московский государственный автомобильно-дорожный институт по специальности "организация перевозок и управление на транспорте". В 2012 году окончил РАНХиГС при Президенте Российской Федерации по специальности "политология".

С 1995 по 1997 годы работал в коммерческих структурах Москвы. С 1997 по 2003 годы работал в аппарате Кабинета Министров Абхазии референтом отдела административных и правоохранительных органов, старшим референтом экономического отдела, начальником экономического отдела.

С 2003 по 2004 годы работал начальником финансово-экономического отдела администрации Гулрыпшского района, а с 2004 по 2005 годы - первым заместителем главы администрации Гулрыпшского района. В 2005 году он возглавил администрацию.

С 2011 по 2013 годы занимал пост вице-президента республики. С 2014 по 2017 годы работал в коммерческих структурах в Москве.

С 2017 года по настоящее время - руководитель Фонда им. С.В. Багапш.

Участник Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов, награжден медалью "За отвагу".

В декабре 1993 года на базе Управления электрических сетей было создано Министерство энергетики Республики Абхазия.

В феврале 1995 года на базе Министерства энергетики создана государственная компания "Абхазэнерго", которую возглавил бывший министр энергетики Хута Джинджолия. Уже в июне того же года госкомпания "Абхазэнерго" была переименована в Государственное акционерное общество закрытого типа "Черноморэнерго".

 

 

 

Закон «О налоге на добавленную стоимость» был принят Парламентом РА в ноябре 2015 года, а в январе 2016 года он вступил в силу. За годы работы Закон наделал немало шуму: закрыл несколько предприятий, претерпел немало поправок и ожидает очередных изменений. О том, какой «ношей» для абхазских предпринимателей стал Закон о НДС и как планируется его упростить, читайте в нашем материале.

С момента принятия Закона «О налоге на добавленную стоимость» в него вносилось несколько поправок. Они касались увеличения списка товаров, не подпадающих под НДС. Из беседы с председателем Ассоциации предпринимателей Абхазии Вячеславом Библая стало ясно, что Закон не смог реализовать те идеи, для которых он принимался. В.Библая сказал:

– Нам говорили, что Закон будет служить для защиты местного производителя. Но на практике произошло обратное. Так, за перевозку сырья для изготовления продукции предприниматель на границе должен заплатить налоги. А та же продукция в готовом виде может быть ввезена в Абхазию без уплаты налога, так как она попадает в перечень товаров, освобожденных от НДС. Приведу еще один пример: деньги, предусмотренные в рамках Инвестпрограммы, освобождены от НДС. Было бы логичным, чтобы на эти средства товары для строительства или оснащения покупались в Абхазии. Но в таком случае предприниматели должны продать товар без учета НДС. Но это невозможно, так как его уже заплатили на границе. А возмещение НДС в Законе не прописано. НДС нанес большой удар по мелким предпринимателям.

Абхазские предприниматели не отказываются платить налоги, их просто не устраивает выборочный подход и некие аспекты, прописанные в Законе. Например, они предлагают отсрочку платежа НДС на определенный срок или после продажи товара.

Так, предприниматель Аббесалом Кварчия рассказал следующее:

– Мы понимаем, что НДС государству нужен. Мы готовы его платить, но хотя бы после реализации продукции. У нас нет кредитных ресурсов. На этом фоне принимать жесткие фискальные меры нельзя. При разработке Закона не были учтены мнения предпринимателей. И НДС сильно ударил по всем нам. С момента введения НДС закрылись несколько предприятий, которые были крупными налогоплательщиками: «Зетастрой», «Флагман», в сложной ситуации оказался «Каскад М». На данный момент для перевозки товара на территорию Абхазии, с учетом всех налоговых платежей, мы должны заплатить 13% от общей суммы товара. Если наша продукция будет стоить дороже, чем за границей, то мы потеряем покупателя и будем неконкурентноспособными. Легальному бизнесу тяжело конкурировать с теневым. Государство должно установить одинаковые правила для всех и контролировать их жестко. Все мы должны быть на равных.

Председатель парламентского Комитета по бюджету, кредитным организациям, налогам и финансам Натали Смыр рассказала предысторию принятия Закона о НДС:

– Предпосылкой введения «ввозного» НДС явилось Соглашение с РФ. Россия настаивала на отмене таможенных пошлин. Нам нужно было по аналогии с Россией ввести некий другой вид платежа. Эта была синхронизация, которая, по логике вещей, правильная. Мы государство, которое не производит много продукции. Основным видом деятельности является торговля. Но мы получили другой результат. В течение двух лет в качестве председателя профильного комитета я занимаюсь работай над поправками в Закон о НДС. Несколько раз создавали рабочие группы. У нас не было единства в понимании, каким должен быть новый закон. Перечень товаров, не подлежащих налогообложению, огромный. Действие Закона необъективно. Одни участники внешнеэкономической деятельности платят в полном объеме, другие освобождены. Государство, которое вводит «ввозной» НДС, должно предоставлять кредиты по низким ставкам. У нас этого нет. Образовывается задолженность у предпринимателей. В других странах гарантом платежа во внешнеэкономической деятельности выступает банк. В случае неуплаты предпринимателем НДС, банк выставляет платежные требования и списывает со счета предпринимателя деньги, поскольку банк выступал гарантом. У нас ничего подобного нет. Нам надо упорядочить всю систему внешнеэкономической деятельности. Мы не можем принять изменения в Закон о НДС и Закон об упрощенной системе налогообложения без экономического обоснования исполнительной власти. Мы пригласили в Парламент министра финансов Владимира Делба и министра экономики Кристину Озган. Я попросила их дать заключение двух законопроектов.

В первом мы предлагаем дифференцированные ставки, отказ от практики использования перечня товаров, ввоз и реализация которых не подлежит налогообложению, установление отсрочки таможенных платежей сроком на 2 месяца, внедрение механизма вычета суммы НДС, предъявленной налогоплательщику при приобретении товара на территории республики и уплаченных им. А что касается второго законопроекта, то мы предложили упрощенную систему налогообложения, то есть ввести налог с оборота, оставляем патент и предлагаем общий режим налогообложения. По упрощенной системе определяем ставки. Но главное условие – это применение контрольно-кассовых машин в режиме онлайн. Недавно в Кабинете Министров Республики Абхазия под председательством Премьер-министра Александра Анкваб прошло совещание, на котором были выслушаны все участники. Уже есть положительное видение решения вопроса.

О том, что встреча прошла в положительном русле, подтвердили представители бизнес-сообщества. «Самое главное, что нас начали слушать, а диалог должен быть. Мы обсудили все моменты, смогли высказать свои предложения», – заключил Вячеслав Библая.

Мадина Чагава

Газета "Республика Абхазия"

 

Ресторанный бизнес в Абхазии переживает трудные времена. В связи с пандемией все рестораны закрылись в конце марта и около двух месяцев не работали. Как отразился на них и их клиентах карантин? С какими потерями они выходят из ситуации? Какой поддержки ждут от государства? На вопросы ответил главный акционер и директор ресторана «Апра» Руслан (Пуся) Джопуа.

– Руслан, скажите, как ресторан пережил время карантина? В чем состояла основная проблема момента?

Руслан (Пуся) Джопуа: 27 марта мы закрылись, и, конечно, целую кучу продуктов пришлось выкинуть и раздать. И это были первые финансовые потери. Охрана была, которой мы платили. Мы этот вопрос пока не решили, но я хочу хотя бы среднюю заработную плату работавшим людям заплатить. Может быть, если будут туристы, я смогу это сделать в августе, ведь у всех дети, у всех очень тяжелое положение. Мы фактически открылись 15 мая, когда разрешили.

– Как вы из карантина выходили? С какими потерями? И каково положение в настоящее время?

Р.П.Д: С 15 мая к нам стали приходить люди, но, к сожалению, у всех денег нет: пьют только кофе и, может быть, заказывают мороженое. А у нас все же люди работают за зарплату, и мы пока в минус работаем. Я из своих средств стараюсь людям помогать, хоть я не Абрамович, потому что все видят, что денег нет, но у кого дети – что им делать? Даем деньги в долг, записываем и так далее. В общем, если бы у меня совсем денег не было, то было бы очень плохо. Сейчас, конечно, легче, мы потихоньку что-то выплачиваем. За время, которое мы были закрыты, наша аренда была 5000 рублей вместо 65 000 рублей. Нам фактически убрали оплату за эти два месяца, что было, конечно, большой поддержкой, но сейчас уже выставляют счета в полном объеме. Я знаю, что президент дал поручение правительству разработать меры по поддержке и дал срок до 1 июля. Может быть, действительно что-то будет, что нам поможет. Когда мы открылись, первые дни нас очень активно контролировали, приходили из проверяющей организации, заставили убрать много столов, чтобы соблюдать социальную дистанцию. Маски, перчатки – все это у нас было и сейчас есть, пока еще не отменили. Я не слышал, чтобы государство что-то платило, поэтому все перешли в эконом режим. Я иногда сам хожу по другим ресторанам, кафе и смотрю: там тоже заказывают в основном кофе и мороженное – у людей действительно нет денег. Мой ресторан уже задолжал мне крупную сумму денег, но я иду на это и надеюсь, что эти деньги вернутся. Пока что кроме мизерной арендной платы за эти два месяца не было никакой другой помощи, но, может быть, она будет. Мы все надеемся на это. Да, объективно ресторан был закрыт, но все равно здесь работали холодильники и прочее оборудование, был счет за электричество и охрану. Все это дорого.

– В чем должна заключаться помощь государства бизнесу, чтобы он удержался на плаву?

Р.П.Д.: Я считаю, что надо, где это возможно, до минимума сократить арендную плату, потому что по сравнению с прошлым годом мы сейчас торгуем в среднем на 7000-10000 рублей в день, если учесть это, то мы зарабатываем тысячу или две. Мы не успеваем расплачиваться. Значит, какая помощь может быть? Сделать в три раза меньше арендную плату, уменьшить платежи за электричество, за воду, за коммунальные услуги. У нас мусор увозят, мы платим 8000 рублей за вывоз, но такого количества мусора сейчас уже нет. Хорошо бы это учли. Когда особой прибыли нет, то и брать неоткуда, приходится свои деньги тратить, задерживать платежи, чего мы не любим. Вот у нас почему-то оборудование и холодильники стали портиться, и приходится платить за ремонт из своего кармана, из каких-то своих запасов плачу, но они когда-то кончатся… Мы же платим налоги, пусть экономисты, это блок Кристины Озган, пусть они поинтересуются и уменьшат налоги и платежи. Я же не говорю, что надо совсем отменить. Наши власти иногда делают проверку, приходят и день-два сидят у нас и подсчитывают количество посетителей. Пусть увидят, что сейчас у нас пусто, если и приходят люди, то чеки очень маленькие: кофе выпить, воду, мороженое съесть. В общем, работа провалена, по сравнению с прошлым годом обороты у нас упали в 4-5 раз. У нас сейчас есть еще и долги по зарплате за март.

– Исходя из нынешнего положения, какие вы видите перспективы? Что должно произойти, чтобы бизнес удержался на плаву и развивался дальше?

Р.П.Д.: Если граница не откроется, то можем смело закрывать ресторан. Маленьким кофейням, которые на улице работают, легче, потому что там один владелец и двое-трое работников. А у нас человек восемь работают полноценно, им надо платить. Самое главное, что у местных нет денег, а граница закрыта. И если ничего не изменится, это будет наше «лебединое лето». Так можно сказать, потому что мои деньги закончатся, а как быть дальше, я не знаю. Вчера вот пришла компания человек тридцать, и они посидели на 2700 рублей – это тридцать человек с детьми. Они выпили воду, кофе и мороженое поели чуть-чуть, причем не по три-четыре шарика, а по одному. И у людей денег нет, и у нас тоже. Вот такая история. Нам надо помочь, было бы хорошо рассмотреть эти три позиции: аренду, коммунальные платежи и налоги. Их бы надо снизить до минимума. Мы все киваем в сторону коронавируса, но я скажу, что, начиная с конца сентября, мы все время работаем в минус. И для того чтобы не работать в минус, надо за лето накопить определенный жирок. Если этим летом жирок не накопится, надо будет закрываться, потому что платить зарплаты будет нечем. Мы все время платили зарплаты с опозданием примерно в два месяца. Начиная с 25 декабря по 15 января, есть какая-то работа и можно зарабатывать какие-то деньги. Это не сейчас, так было всегда. Но с каждым годом последние четыре года все хуже и хуже. И мы видим, что ситуация ухудшается не только в Абхазии, но и в Москве тоже. В Москве, в том районе, где живет моя семья, вокруг все рестораны позакрывались, они не могут платить даже аренду. Значит, с одной стороны, спасение в том, чтобы открыли границу, а, с другой стороны, надо как-то поднимать местную экономику, тогда у людей деньги появятся. Специфика нашего заведения такова, что процентов восемьдесят людей, которые к нам приходят, – это местные, и летом, и зимой. Потому что приезжие в основном хотят ходить по апацхам, где готовят национальные блюда, а у нас все же европейская кухня. Так что отсутствие денег у местных граждан, то есть отсутствие экономики, мы чувствуем самые первые…

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

На въезде в Очамчыру, Гулрыпшский и Сухумский районы огорожены большие территории и ведется их расчистка под строительство объектов. Еще недавно на этих территориях господствовали трава и кустарники, а сейчас они окружены одинаковыми заборами, внутри которых ускоренными темпами ведутся строительные работы. Официальной информации от правительства о массовом строительстве заправочных станций и причинах бензинового бума не существует. Однако общественность выражает удивление, что в условиях финансового кризиса, невыполнения обязательств по выплатам бюджетникам и пенсионерам, страну захлестнула кампания по строительству заправочных станций и нефтяной базы в Гудаутском районе.

Мы обратились в местные администрации, чтобы узнать так ли это и, что на самом деле строится на въездах в города и районы.

«За Келасурским мостом строится заправка, – сообщил глава администрации Гулрыпшского района Аслан Барателия. – В двух местах администрацией района выделена земля под строительство заправочных станций – там и в районе профилактики. Там огородили только. Когда начнут строить, я не знаю. Они уже нам маленькие неудобства доставили: там шла труба, случайно задели ее, исправляют, но у нас не было воды весь день. Заправки принадлежат компании “Апсны-Ойл”».

В администрации Очамчырского района также подтвердили информацию о строительстве заправочных станций компанией «Апсны-Ойл». В районе под строительство выделен 1 га земли.

«У нас строится заправка компанией «Очамчыра-Ойл», владелец Абшилава Г.Х., генеральный директор Кама Ашуба – «Апсны Ойл», разрешение у них есть от администрации района», – сообщил и.о. главы администрации Очамчырского района Станислав Амичба.

Напомним, нефтяная компания ООО «Апсны-Ойл» в 2013 году получила от правительства право на геологическое изучение, разведку и добычу нефти на территории Очамчырского, Ткуарчалского и Галского районов, а также восточно-абхазский участок в акватории Черного моря. В марте 2018 года правительство продлило компании сроки геологоразведочных работ с 5 до 10 лет. Гендиректором «Апсны-Ойл» является Кама Ашуба, раньше эту должность занимала вице-премьер, министр экономики Кристина Озган. 100% учредителем «Апсны-Ойл» является российская компания ООО «Апсны-Групп». Однако, кто именно входит в эту российскую компанию неизвестно.

В 2019 году в парламенте работала комиссия по изучению экономической эффективности и экологической безопасности разведки и добычи нефти в Абхазии. Депутат Алмас Джапуа по итогам работы комиссии сообщил, что компания «Апсны-Групп» построена по схеме юридической «матрешки» «…которая головой упирается в офшор на Кипр и, где нет ни одного физического лица. Где одна компания является учредителем другой, другая третей и так далее. С 2013 года у компании ООО «Апсны-Групп» около пяти раз менялись группа учредителей. Все компании, которые участвуют в схеме, занесены в реестр микропредприятий России. Если вы откроете основного учредителя компании «Апсны-Ойл» – «Апсны-Групп», то вы обнаружите, что за последние пять лет их баланс все время минус три миллиона. Директором компании является некий Андрей Поляков, на нем зарегистрировано 38 организаций – «фирм однодневок», все числятся в реестре микропредприятий России, а половина из них недействующие. Из того, что я увидел, это компания “Рога и Копыта”».

Надо отметить, что абхазской общественности до сих пор не известны учредители компании «Апсны-Ойл». По утверждению того же депутата Джапуа, компания принадлежит в том числе и нынешнему премьер-министру Александру Анкваб и вице-премьеру, министру экономики Кристине Озган. В пользу данной версии говорит и то, что ни Анкваб, ни Озган не разу не попытались опровергнуть данную информацию.

Ольга Джонуа

Нужная газета

 

Вице-премьер, министр экономики Абхазии Кристина Озган совершила рабочую поездку в Москву, где она провела ряд встреч.

СУХУМ, 26 июн - Sputnik. Вопросы реализации Инвестиционной программы социально-экономического развития Абхазии обсудила глава Министерства экономики Кристина Озган на встрече с главой Минэкономразвития России Максимом Решетниковым и заместителем председателя российской части Межправительственной комиссии по социально-экономическому сотрудничеству между странами Михаилом Бабичем. Об этом сообщается на сайте ведомства.

Как отметила Озган, на реализацию Инвестпрограммы в 2020 году предусмотрено около 1,5 миллиардов рублей.

Глава Минэка также обсудила сотрудничество в сфере оказания методической, нормативной и иной помощи в развитии государственной экспертизы в Абхазии с начальником Главгосэкспертизы России Игорем Маныловым.

"Мы обсудили переход Абхазии на электронную форму документооборота, а также оказание Главгосэкспертизой РФ методической помощи в вопросах разработки строительных нормативов при формировании сметной документации", - сообщила она.

Абхазская сторона предложила рассмотреть вопрос обучения специалистов в сфере экспертизы и составления смет в учебном центре Главгосэкспертизы России.

Как ранее отмечал президент Абхазии Аслан Бжания, руководство России пошло навстречу абхазской стороне, и с 2020 года экспертиза достоверности сметной стоимости проектов по Инвестпрограмме будет проводиться в России только по сложным в техническом плане объектам. С 2021 года этой экспертизой будет заниматься только Абхазия.

Отдельным пунктом обсуждений с руководством Министерства энергетики России стал вопрос обеспечения Абхазии электроэнергией в период образования острого дефицита электроэнергии во время осенне-зимнего максимума.

С 1 февраля по 24 марта 2020 года из России в Абхазию из-за энергетического кризиса осуществлялся переток электроэнергии. За этот период Абхазией было получено 198,3 миллионов киловатт-часов.

 

 

 

Страница 1 из 5