Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Врач сухумской инфекционной больницы Астанда Воуба получила на руки обвинительный вердикт суда, который предусматривает наказание в виде трех лет лишения свободы. Впервые в Абхазии врач может получить реальный срок из-за смерти пациента. Вердикт Сухумского районного суда также предусматривает запрет Воуба заниматься медицинской деятельностью в течение трех лет. Приговор еще не вступил в законную силу, окончательное решение будет вынесено определением кассационной коллегии Верховного суда.

Сухумский районный суд под председательством судьи Александра Степанова 20 июля вынес обвинительный приговор в отношении врача сухумской инфекционной больницы Астанды Воуба. Ей назначено наказание в виде трех лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселения.

Астанда Воуба в ноябре 2013 года приняла пациентку, 28-летнюю Лиану Тодуа. После оказания ей медицинской помощи Тодуа впала в кому. Она была направлена в больницу Дагомыса, где вскоре скончалась.

Начальник Судебного управления Генеральной прокуратуры Даур Амичба говорит, что, согласно материалам уголовного дела, проведением ряда экспертиз установлено, что был поставлен неверный диагноз и проводилось неверное лечение.

Астанда Воуба, получившая сегодня приговор на руки, так прокомментировала решение суда:

«20 июля у меня был суд, на котором судья Степанов вынес мне приговор. Сегодня я получила на руки приговор, с этим приговором я не согласна. Не понимаю, на чем основывается судья Степанов. Говорить о смерти пациента, не имея вскрытия, не представляется возможным. Дальнейшие мои действия – я буду обжаловать данное решение судьи Степанова».

Копию вердикта суда Астанда Воуба продемонстрировать отказалась.

Вскрытие погибшей Лианы Тодуа действительно не проводилось. Однако, по словам Даура Амичба, в ходе следствия была проведена независимая экспертиза на территории Российской Федерации:

«По результатам исследования истории болезни, назначенных лекарств было вынесено заключение о том, что лечение было назначено неверно и выставлен диагноз неверно. Соответственно, человек, который пришел своими ногами, получив какие-то препараты, через некоторое время впадает в кому и на следующее утро умирает. Есть причинно-следственная связь с принятием этих препаратов. Что касается вскрытия – у нас такой менталитет, к сожалению, по ряду многих и особо опасных преступлений родственники в категоричной форме отказываются выдавать труп не только для вскрытия, даже для элементарного наружного осмотра с целью установления каких-то повреждений. В данном случае гражданка Тодуа была завезена матерью через границу, вскрытие не проводилось ни на территории России, ни на территории Абхазии. Она была погребена без соответствующего заключения. В материалах дела имелись данные о том, что она отказывается выдать тело для заключения. Поэтому заключение было основано только на результатах экспертиз, по истории болезни, по показаниям свидетелей, очевидцев, по медицинской карте, на основании этого была установлена причинно-следственная связь между неправильным лечением и наступившей смертью».

В Генеральной прокуратуре еще не получили копию приговора. Амичба подчеркнул, что приговор Генпрокуратура обжаловать не будет, так как позиция обвинения практически совпала с позицией суда: гособвинитель просил четыре года, судья назначил три года.

Существует определенная сложность в доказывании вины медиков в связи с тем, что в случае наступления смерти пациента материалы, на которых основывается заключение, история болезни находятся до определенного времени на руках самих врачей. Даур Амичба продолжил:

«В отношении врачей было очень много нареканий, в частности, в роддоме, где были проверки по фактам гибели младенцев, все эти материалы рассмотрены. Говорить, что мы повально врачей сажали, такого нет. Это единственный случай, когда мы приговорили врача к реальному лишению свободы. Были уголовные дела в отношении врачей городской больницы, был оправдательный приговор. Но практика есть».

По делу о смерти Лианы Тодуа также проходили бывший главный врач сухумской инфекционной больницы Нателла Паписимедова и врач-реаниматолог Нина Дашаева. Три уголовных дела были возбуждены по халатности и причинению смерти по неосторожности.

В отношении Дашаевой приговор оглашен 3 июля 2018 г., она была оправдана, но данный приговор не вступил в силу. «Мы подготовили кассационное представление и в конце недели направим его в Верховный суд», – сказал Даур Амичба. Дело Паписимедовой еще ждет решения Верховного суда.

Отметим, что если приговор в отношении Астанды Воуба вступит в силу, то она проведет в колонии лишь один год, так как из-за условий содержания наказание исчисляется «один к трем».

Анаид Гогорян

Эхо Кавказа

 

На территории АГТРК 17 октября 2016 года произошел взрыв. Следствие установило личность мужчины, погибшего в результате взрыва, им оказался гражданин России Сергей Тарасенко.

СУХУМ, 24 июл — Sputnik, Бадрак Авидзба. Верховный суд Абхазии под председательством Генри Гамисония вынес оправдательный приговор Адгуру Корсантия по делу о подготовке покушения на жизнь экс-депутата Парламента Кана Кварчия.

Однако, суд признал виновным Адгура Корсантия в незаконном пересечении государственной границы Абхазии и Грузии 5 ноября 2016 года и приговорил его к отбыванию наказания в виде лишения свободы сроком на три года, девять месяцев в колонии поселения.

"Срок наказания Корсантия исчислять с 21 октября 2016 года, срок отбытия наказания Корсантия зачесть время предварительного содержания его под стражей. В связи с фактическим отбытием срока наказания Адгура Корсантия меру пресечения в виде содержания под стражей отменить и освободить его из-под стражи. Оправдать его по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного частью 5, статьи 32 и статьей 275 Уголовного Кодекса по основанию пункта 1, части 1, статьи 27 Уголовно-процессуального Кодекса республики", — сказал председательствующий судья Генри Гамисония.

Приговор может быть обжалован в Кассационную Коллегию по уголовным делам Верховного суда Абхазии в течение 15 рабочих дней со дня вручения полного текста приговора.

"Корсантия вправе ходатайствовать об участии в рассмотрении уголовного дела в суде кассационной инстанции", — подчеркнул судья.

По данным следствия, гражданин России Сергей Тарасенко погиб при подготовке покушения на депутата пятого созыва Народного Собрания Абхазии Кана Кварчия. По подозрению в причастности к этому преступлению 5 ноября 2016 года был задержан гражданин Абхазии Адгур Корсантия, 1979 года рождения, который отказался участвовать в судебных заседаниях.

Экс-депутат Парламента Кан Кварчия – ветеран Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов, инвалид войны II группы, кавалер ордена Леона, награжден медалью "За отвагу" и медалью "За освобождение Кодора". Был депутатом Парламента пятого созыва с 2012 по 2017 годы. Родился 1 июля 1974 года.

 

Очередное слушание по делу об убийстве жителя села Гумиста Рафика Чолакяна и покушении на жизнь его супруги Людмилы Матосян состоялось в четверг 19 июля. О том, какие ходатайства адвоката не были удовлетворены судом и по какой причине, почему заседание завершилось без обвиняемого, читайте в материале корреспондента Sputnik.

Бадри Есиава, Sputnik

Несостоявшийся отвод

Судебное слушание по делу об убийстве жителя села Гумиста Рафика Чолакяна и покушении на жизнь его супруги Людмилы Матосян, которое произошло в апреле 2017 года, длилось больше семи часов. Ранее адвокат подсудимого Эдуарда Адлейба заявила об отводе всего состава суда и стороны обвинения.

Адвокат Инга Габелая обосновала свое требование тем, что суд удовлетворил ходатайство стороны обвинения о воспроизведении записи телефонных переговоров в нарушении уголовно-процессуального закона и в отсутствие согласия людей, чьи переговоры прослушивались, в то время как защита настаивала на оглашении результатов прослушивания переговоров в закрытом судебном заседании.

По мнению защиты, эти записи телефонных разговоров носили личный характер, и они не должны были обнародоваться в ходе открытого судебного заседания. Более того, она заподозрила прокуроров в заинтересованности в исходе дела.

Судебная коллегия решила, что представленные для исследования аудиозаписи не носили личный характер, и их оглашение в суде не противоречит Уголовному кодексу Республики Абхазия.

"Таким образом, суд не усматривает нарушений в оглашении вышеуказанных телефонных записей в открытом судебном заседании и, следовательно, нет оснований полагать, что прокуроры заинтересованы в исходе дела", — зачитал окончательное решение судебной коллегии судья Верховного суда Абхазии Роман Кварчия.

Защиты выступила с ходатайством о назначении судебно-технической экспертизы давности документов, приобщенных к уголовному делу. Адвокат аргументировала это тем, что выявила факт подлога и фальсификации со стороны следствия.

По словам Габелая, на стадии исследования документов на одном из судебных заседаний обвинение огласило постановление о признании предметов вещественными доказательствами, датируемые от 18 апреля 2017 года, но при ознакомлении адвоката и его подзащитного с материалами уголовного дела в марте 2018 года этот документ отсутствовал.

"В связи с этим, мы полагаем, что документ был составлен не в то время, которое было указано, а после того как адвокат и обвиняемый были ознакомлены с материалами уголовного дела. То есть после 26 марта 2018 года", — заявила Инга Габелая.

Габелая также подчеркнула, что в качестве доказательства своих слов она может предъявить пронумерованные фотографии каждого листа уголовного дела на флеш-карте.

Так как в Абхазии не проводятся судебно-технические экспертизы, по которым можно определить давность составления документов и когда именно были поставлены подписи, Габелая предложила использовать абхазо-российский договор о взаимном правовом сотрудничестве и обратиться в одно из экспертных учреждений на территории России. Она также добавила, что родственники обвиняемого готовы оплатить все расходы по этой экспертизе.

Прокуроры посчитали ходатайство адвоката необоснованным, так как, уверены они, такие процедуры не могут быть проведены на территории другого государства на основании общего договора о правовой помощи – необходим конкретный ведомственный договор. Другие моменты, смутившие обвинение, были связаны с тем, что эта экспертиза затянет судебное разбирательство и не сможет определить точную дату составления документа.

"Мне также не понятно, как будет направлен сам предмет на исследование. Материалы уголовного дела расшивать не представляется возможным. После того как дело поступило в суд, мы не можем его расшить, изъять оригинал. По логике, надо будет все уголовное дело отправить в Россию для проведения экспертизы. Это нецелесообразно", —сказала прокурор Эльвия Хазириши и подчеркнула, что она категорически против этой экспертизы.

После совещания судебная коллегия огласило принятое ею решение о том, что ходатайство адвоката не может быть удовлетворено, так как изложенные в нем доводы об отсутствии в деле постановления о признании предметов вещдоками на момент ознакомления с делом адвоката и ее подзащитного ничем не подтверждены. Без удовлетворения осталось и ходатайство адвоката о судебно-технической экспертизе.

Техническая ошибка

Сторона защиты обратила внимание суда на то, что в протоколе осмотра, прослушивания телефонограммы был неправильно указан телефонный номер абонента одного из операторов местной сотовой сети, который приходится подсудимому близким родственником. Она также отметила, что эта судебная процедура не проводится по общим правилам, а регулируется частью 7 статьи 186 УК Абхазии, согласно которой при осмотре и прослушивании записей должны присутствовать при необходимости специалисты и те, чьи разговоры были обнародованы. Трактовка этой статьи закона вызвала полемику в зале судебного заседания.

Габелая выдвинула очередное ходатайство о признании недопустимыми доказательствами и исключения их из числа протоколов телефонограмм, составленных в ходе предварительного расследования.

Разрешение на контроль и запись телефонных разговоров, парировали прокуроры, было дано судом Сухумского района в мае 2017 года. Что касается неточности в номере одно из абонентов, сторона защиты объяснила это технической ошибкой следователя.

"Более того, в Уголовном процессуальном кодексе Абхазии нет императивной нормы, согласно которой обязательно участие лица, чьи телефонные переговоры прослушиваются. Права обвиняемого нарушены не были, и он ознакомился со всеми материалами уголовного дела", — отметила Хазириши.

Прокурор попросил суд приобщить к материалам уголовного дела письмо на имя начальника службы госбезопаности оператора сотовой связи, в котором следователи просили сообщить, созванивались ли абоненты, фигурирующие в судебном процессе, и кому принадлежит телефонный номер, который был указан по ошибке.

Руководство этой компании ответило на запрос следователей и подтвердило, что абоненты, чей разговор был представлен в суде, созванивались 11 мая 2017 года в 17:27. Звонков с номера, который был, по словам прокурора, ошибочно включен в материалы уголовного дела, не было.

Суд снова удалился на совещание. Подсудимый резко почувствовал себя плохо и стал жаловаться на сильные головные боли. Медики скорой помощи, прибывшие на вызов в зал судебного заседания, измерили Эдуарду Адлейба давление. Оно оказалось сильно повышенным. Сделали укол и порекомендовали покой. В итоге Адлейба увезли в СИЗО поселка Дранда, при котором есть медпункт.

Судебная коллегия совещалась около двух часов. Итогом длительного обсуждения ходатайства адвоката о признании недопустимыми доказательствами и исключения из их числа протоколов телефонограмм, составленных в ходе предварительного расследования, стало то, что судьи его не приняли, ссылаясь на УК Республики Абхазия.

 

Убийство Рафика Чолакяна и покушение на его жену Людмилу Чолакян произошли 5 апреля 2017 года в селе Гумиста Сухумского района, в совершении преступлений подозревается Эдуард Адлейба. О том, как 11 июля прошло очередное судебное слушание, читайте в материале Sputnik.

Сария Кварацхелия, Sputnik

Слушание в среду по делу об убийстве жителя села Гумиста Рафика Чолакяна и покушении на жизнь его супруги Людмилы Чолакян началось с ходатайства адвоката Инги Габелая. Защита посчитала незаконным использование в открытом судебном разбирательстве записей телефонных разговоров родственников обвиняемого.

"Оглашение телефонных разговоров, переписок, телеграфных, почтовых и иных сообщений возможно в открытом заседании только с их согласия, то есть с согласия Нади Квачахия-Адлейба. В противном случае указанный материал исследуется в закрытом судебном заседании. Такое требование применяется и к аудио- и видеозаписи, носящих личный характер. Сторона обвинения не брала согласия у Нади Квачахия-Адлейба на оглашение записи телефонных переговоров. Сторона обвинения использовала записи в открытом заседании, тем самым сделав их общественным достоянием", – аргументировала свое заявление защитник.

Еще одним нарушением адвокат посчитала использование записи телефонного разговора Эрика Адлейба, сына подсудимого, с адвокатом Ингой Габелая.

"Эрик Адлейба является доверителем адвоката Габелая, в связи с чем адвокат возражал оглашению записи телефонных разговоров. Но, вопреки нормам действующего законодательства, сведения были оглашены сотрудниками Генеральной прокуратуры. Это является вмешательством в адвокатскую деятельность. На основании изложенного прошу коллегию судей обратить внимание на нарушения и отказать стороне обвинения в оглашении телефонных разговоров и соответственно прослушивании аудиозаписей и провести закрытое судебное разбирательство", – ходатайствовала адвокат.

Гособвинение настаивало на том, что в записях не была представлена информация, носящая личный характер. А согласно Уголовно-процессуальному кодексу Абхазии, слушание проводится в закрытом режиме, лишь только если используется государственная тайна, рассматриваются дела в отношении несовершеннолетних или преступления против половой неприкосновенности и половой свободы, которые могут привести к оглашению интимной жизни человека.

"А что касается прослушивания записи телефонного разговора Эрика Адлейба, то есть постановление суда, согласно которому разрешается контроль и запись телефонных переговоров", – ответила прокурор Эльвия Хазириши.

После двухчасового совещания суд отклонил ходатайство адвоката.

"Доводы адвоката о необходимости проведения закрытого заседания в части прослушивания фонограммы и телефонной записи Квачахия-Адлейба не может быть обоснованной, так как закрытое судебное заседание назначается в случаях, когда разбирательство может привести к разглашению государственной или иной охраняемой тайны, когда рассматриваются дела, совершенные лицами, не достигшими 18 лет, при рассмотрении дел, совершенных против половой неприкосновенности, которые могут привести к разглашению половой жизни участников судопроизводства, либо сведении унижающих честь и достоинство. Таких доказательств суду не приведено. При этом ходатайство адвоката противоречит принципу гласности судопроизводства", – вынесла решение коллегия судей.

Отвод суд

Защита отреагировала на позицию судебной коллегии заявлением председателю Верховного суда. В нем Инга Габелая попросила отвод состава стороны обвинения и в целом всего суда.

"Прокуратура выполняет функции закона в строгом соответствии букве закона. Так как сторона гособвинения интерпретирует нормы закона не в угоду закона, а в угоду нарушениям, сторона защиты делает выводы о том, что гособвинение: первое – они не знают законы, либо второе – они заинтересованы в исходе дела прямо на стороне потерпевших. Прокуратура не адвокаты потерпевшей стороны, они стоят на защите интересов законодательства Республики Абхазия. Телефонные разговоры должны охраняться Конституцией Абхазии и прежде всего сотрудниками прокуратуры. Нынешнее решение суда идет в разрез с законодательством Абхазии и дает основание, что суд также прямо лично или косвенно заинтересован в исходе дела. В связи с чем мы заявляем о просьбе отвода всего состава суда и состава гособвинения", – сказала адвокат Габелая.

По версии предварительного следствия, Эдуард Адлейба, находясь в состоянии алкогольного опьянения, пришел 5 апреля 2017 года в дом Рафика Чолакяна в селе Гумиста и в результате ссоры убил хозяина выстрелом из огнестрельного оружия.

Чтобы скрыть преступление, пытался ударом по голове рукояткой пистолета убить супругу погибшего Людмилу Чолакян.

 

4 июля 2018 года Верховным судом Республики Абхазия окончено рассмотрение уголовного дела по обвинению Хачатурян Арусяк Саркисовны, обвиняемой в покушении на убийство, общеопасным способом, повреждении чужого имущества и незаконном приобретении и хранении взрывчатого вещества.

Хачатурян Арусяк Саркисовна признана виновной и осуждена за то, что 7 декабря 2017 года, примерно в 11:20 часов, в городе Сухум, находясь по месту своего проживания по улице Басария, на почве сложившихся неприязненных отношений со своим соседом, в ходе очередного посещения домовладения Хачатурян А.С. судебными исполнителями и попытки демонтажа оставшейся части самовольной постройки, проявила агрессию в отношении соседа, скрыто вынесла из своего дома незаконно приобретенную и хранимую боевую гранату конструкции Ф-1, сняла предохранительное кольцо и через забор бросила в его сторону, однако не смогла реализовать свой преступный умысел до конца по независящим от неё обстоятельствам, так как граната отскочила от удара об дверь балкона, в результате чего, сменила траекторию и взорвалась во дворе. В результате взрыва находившийся рядом судебный исполнитель Службы судебных исполнителей Министерства юстиции Республики Абхазия Ахсалба А.П., был доставлен и госпитализирован в ГУ МЗ РА «Республиканская больница» с диагнозом: контузия от воздействия взрывной волны.

Она же, 7 декабря 2017 года, примерно в 11:20 часов, в городе Сухум, проявляя безразличное отношение к возможным последствиям своего преступного поведения, в результате подрыва взрывного устройства - гранаты конструкции Ф-1, умышленно повредила имущество, принадлежащее судебному исполнителю Службы судебных исполнителей Министерства юстиции Республики Абхазия автомашину Мерседес. Причинив ущерб на сумму 100000 рублей.

Она же, в не установленное следствием время и месте, в нарушение требований Постановления Президиума Верховного Совета Республики Абхазия от 04.05.1994 года «Об утверждении Положения о порядке оборота огнестрельного оружия», незаконно приобрела и хранила по месту своего жительства по адресу: город Сухум, ул. Басария, взрывное устройство - боевую осколочную гранату «Ф-1».

Приговором Верховного суда Республики Абхазия Хачатурян А.С., с применением положения ст. 59 УК РА (назначение наказания ниже предела установленного законом), по совокупности преступлений осуждена к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима без штрафа.

Гражданский иск на сумму 100000 рублей удовлетворен.

Полная мотивированная версия приговора будет изготовлена судом в течении 20 рабочих дней со дня провозглашения.

Приговор в законную силу не вступил и названное или озвученное лицо считается невиновным до вступления в законную силу судебного акта.

Генеральная прокуратура Республики Абхазия

Фтоо: https://sputnik-abkhazia.ru/