Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Апсадгьыл-инфо, 12 октября 2020 г. Глава Администрации города Сухум Беслан Эшба подписал распоряжение об установлении ограничительных мероприятий в управлении социального обеспечения Администрации города Сухум.

Карантин введен в связи с ростом числа зараженных коронавирусной инфекцией COVID-19, угрозой распространения заболевания среди работников управления социального обеспечения, а также в соответствии с рекомендациями главного санитарного врача столицы Аллы Беляевой.

Работники управления социального обеспечения Администрации освобождены от обязанности присутствовать на рабочем месте с 12 по 26 октября 2020 года.

В связи с этим приостановлен личный прием граждан в управлении социального обеспечения с 12 по 26 октября 2020 года.

Ранее частичный карантин в Администрации Сухума был введен 21 сентября.

 

 

 

Ведущая и корреспондент Абхазской телерадиокомпании Арда Джапуа и члены ее семьи, включая двоих детей, в настоящий момент борются с коронавирусной инфекцией. В условиях Абхазии делать это сейчас нелегко – число больных резко выросло и медицинские службы явно перегружены работой. О своем личном опыте и опыте других больных Арда рассказала «Эху Кавказа».

– Арда, скажите, как вся эта история с ковидом у вас начиналась?

– Начиналась история легко: был легкий кашель один раз в день, позже кашель становится тяжелее, и я уже обратилась в городскую поликлинику, где мне сразу выписали направление на тесты и рентген, потому что работаю на телевидении, а у нас уже был подтвержденный ковид. Поэтому они сразу направили меня. Доктор, как увидела рентген, просто сразу сказала: «Надо пить азитромицин».

– На какой день вы сделали рентген?

– Рентген я сделала на четвертый день, после того, как стала кашлять.

– Были ли у вас проблемы при обследовании легких? Какое обследование вы делали и где?

– В первый раз рентген я делала в Республиканской больнице и в городской. Вернее оказался рентген, который я сделала в Республиканской больнице, он был платный. Тот, который я делала в городской поликлинике, доктор не приняла, потому что он был распечатан на бумаге формата А4, информация на нем была недостоверная. Этот рентген показал двустороннюю пневмонию, но на самом деле у меня на тот момент ее не было. Вторично рентген я делала через 12 дней после лечения. У меня давило грудную клетку, и мне нужно было делать рентген, но я не смогла сделать рентген в Сухуме, потому что в республиканской не делали, а в инфекционной больнице, куда меня направил доктор, не успели установить аппарат. Благо, на следующий день его установили, и я смогла сделать снимок. Он показал, что у меня пневмония в начальной стадии, и это после 12 дней приема антибиотика.

– Как вы делали тест ПЦР?

– По направлению пришла во 2-ю городскую больницу, очереди не было, сразу у меня взяли мазок, но я ждала семь дней ответ. Это было 10 сентября, доктор Анжела Арчелия меня приняла, прослушала и сразу назначила мне азитромицин. Я пила азитромицин уже семь дней, когда мне пришел ответ, что у меня подтвержденный ковид.

– Когда врач вас принимала, она была в защитном костюме?

– Да, она была в защитном костюме, все как положено. Я сама тоже была в маске. С момента, как я стала кашлять, на работу или по городу, если у меня были какие-то дела, я везде ходила в маске.

– Арда, а почему вы передвигались по городу, с чем это было связано?

– Я же вначале легко кашляла, это могла быть аллергия, которая меня мучает последние полгода. Я этот начальный кашель восприняла как проявление аллергии, но с момента, как я была у доктора и мне прописали лечение, я уже никуда не ходила. С 10-го числа у меня была изоляция – как только я сделала рентген, и как только меня прослушал доктор, потому что она мне сразу сказала: «Арда, у вас кашель, вы должны сидеть на изоляции, пока вам не придет ответ из лаборатории», что я и сделала.

– Как ситуация развивалась в вашей семье дальше?

– Первой заболела я, потом стали подкашливать дети. У детей только сейчас стали проявляться такие симптомы, как подташнивание, головная боль, последние 2-3 дня у мальчика стабильно держится температура 37, а девочка сегодня побледнела, ей было нехорошо, ее тошнило, все это только сейчас у них стало проявляться. Супруг, как только у меня подтвердился ковид, на второй день сдал на антитела в лаборатории «ЛабКвест». На тот момент приехать к нам домой из санэпидстанции и взять у всей семьи мазки для ПЦР-теста уже не могли, так как у них была новая инструкция, по которой, если в семье один заболевший с подтвержденным ковидом, то у семьи нет смысла брать мазки. Они считают, что мы все уже автоматически положительные. У него анализ на антитела был отрицательный, и симптоматики никакой нет.

– Арда, вот вы все эти дни сидите дома, самочувствие у вас неважное. Как вы обращаетесь за медицинской помощью – по вашему поводу и по поводу детей тоже?

– Когда я только начинала кашлять, то сразу позвонила на горячую линию и спросила у девушки: «Вот, я кашляю, что мне делать? Имею ли я право сегодня пойти на работу?» И она мне сказала: «У вас только кашель, симптоматики нет, поэтому вы можете надеть маску для спокойствия сотрудников и себя самой и пойти на работу», что я и сделала. В принципе, я была на работе всего один день. Когда у меня подтвердился ковид, с санэпидстанции мне позвонили и сказали, что нужно делать, дали инструкцию, что я не должна выходить и соблюдать режим самоизоляции. Следом позвонили из нашей районной поликлиники, позвонили из детской поликлиники, узнали, где учатся дети, в какой садик ходят, все записали. Назначение они мне не стали делать, потому что меня уже вела Анжела Арчелия. Детей дистанционно вела доктор из детской больницы Марина Чиковани.

– Насколько я понимаю, у вас возникла проблема с детьми, которую вы несколько дней не могли решить и до сих пор не можете решить. Если можно, расскажите, что это за проблема?

– Когда у среднего поднялась температура и они оба уже кашляли, доктор, который нас дистанционно ведет, – наш педиатр, – нам сказала, что нужно детям обязательно сдать кровь на ферритин, на D-димер, общий анализ крови. И моя проблема началась именно с того момента, потому что я стала обзванивать инстанции, ответственные учреждения, но мне никто не мог дать ответ, где можно сдать ребенку анализ.

Сначала я позвонила в городскую санэпидстанцию, т.к. мне сказали, что они могут прислать машину, чтобы осуществить забор крови у детей. Они мне сказали: «Мы этим не занимаемся, звоните в поликлинику, участковому доктору». Позвонила доктору, она попыталась мне выбить машину, но дело в том, что у них нет лаборатории и никто выехать на дом и сделать забор крови не может. Потом мы дозвонились до Людмилы Скорик (главный санитарный врач Абхазии), и она нам сказала: «Республиканская больница должна вам выделить машину, из лаборатории республиканской могут приехать, забрать у детей кровь и проверить». Также она сказала, что могут со скорой приехать и забрать кровь. Я позвонила в республиканскую, мне сказали, что больница на карантине и лаборатория на дом выезжать не может. Я позвонила в скорую, там тоже мне сказали, что у положительных они не берут кровь, на дом не выезжают. Понимая, что мне не могут помочь, я позвонила в частную клинику, объяснила им ситуацию, что я – положительная, что у детей симптоматика, нужно сдать анализы, проверить детям кровь, на что мне сказали, что положительных в лаборатории «ЛабКвест» тоже не принимают.

Естественно, я два дня из-за этого переживала, нервничала, тем более ребенку – старшей – утром стало плохо, и только сейчас, спустя два дня, мне звонит моя знакомая и объясняет, что в инфекционной больнице могут принимать ковид-положительных и брать у них кровь. Сегодня с утра я ходила в инфекционную больницу с детьми, и у всех взяли кровь, чтобы проверить D-димер и другие показатели. Очередь была на сдачу крови небольшая, большая очередь была на сдачу ПЦР-теста. Но проб у них было всего двадцать, а людей по списку было около пятидесяти, поэтому большая часть разошлась, так и не сдав пробы.

– Поясните, пожалуйста, зачем эти анализы нужны детям?

– Предположительно, у детей ковид, т.к. я положительная. Ковид влияет на свертываемость крови, это опасно, нужно следить за показателями крови, поэтому нужно проверить кровь и назначить детям дополнительный препарат. Точно так же, как мне прописали курантил, только у меня кровь никто не проверил – мне просто прописали и я пила.

– Вам повторно ПЦР-тест нужно сдавать? Если нужно, то знаете ли вы, где и как вы должны его сдать?

– Повторный тест обязательно нужен, потому что только так я смогу понять, можно ли мне выходить, заниматься своими делами и не заражать окружающих. Я звонила Алле Беляевой (главный санитарный врач города), и она мне объяснила, что я уже стою на учете и они приедут ко мне домой на повторный тест. У семьи, скорее всего, они не будут брать ПЦР-тест, т.к. в первый раз они у них тоже не брали.

– Арда, у вас есть страничка в «Инстаграме», вы ее ведете, я знаю, что вам пишут люди, у которых аналогичные проблемы, связанные с ковидом. Вы как-то можете обобщить и сказать, с какими проблемами чаще всего сталкиваются люди, и о чем они вам пишут?

– За три дня я ответила на более чем 250 сообщений, и писали мне не только мои друзья, мои подписчики, но и абсолютно незнакомые люди – молодые мамочки, у которых детей лихорадит. Одна из причин, по которой они не знали, что делать, это неинформированность. Они спрашивают у меня элементарные вещи: «Где сдать анализ?», «Где можно проверить, есть ли у ковид?», «Где есть тесты?» – вот такие вопросы они мне задают. Потом они спрашивают: «А как мне прослушать ребенка – он кашляет, у него температура?» Они все еще пытаются звонить в поликлиники, чтобы к ним приехал доктор. Я объясняла, что это невозможно, потому что к положительным не приезжают на дом доктора.

После того как я столкнулась со всем этим, я уже понимаю, как действовать и что делать, кто приедет, кто нет. Я этим всем делюсь с ними, но большинство мам просто в отчаянии, потому что симптоматика у детей разная. Все переживают. Как могу, успокаиваю, но что тут скажешь, когда доктор не может приехать, а ты не можешь повести ребенка к доктору?

В тот день, когда я не могла сделать рентген, наш очень хороший знакомый сказал, что у него двусторонняя пневмония. Он сам сел за руль и поехал в гудаутскую ЦРБ, потому что только там он мог сделать рентген, там ему подтвердили диагноз, но принять его не могли, потому что не было мест. Его с трудом смогли уложить, начали капать и лечить.

Вчера мне написала, например, женщина, к которой не приехали и не взяли тест, а у нее температура. У сына, у свекрови, у свекра – у всех температура, но к ней домой не приехали и не взяли тест, и она ждет, когда у них получится. Мы все уже знаем, что лаборатория забита, и они просто уже не успевают. В городской больнице, насколько мне известно, выдают очень ограниченное количество тестов, люди стоят в очереди. Моя мама сегодня смогла сдать тест в инфекционной больнице.

Кстати, с направлением тоже проблема, потому что маме сейчас нужно сделать КТ, но т.к. она сдавала только на антитела, потому что к ней не приехали и не сделали ПЦР, она получала лечение, но чтобы сделать КТ, сначала нужно иметь подтвержденный ковид и только потом дадут направление на КТ. Когда придет ответ, неизвестно – сейчас очень долго делают тесты. Все очень долго длится, за этот период ее состояние может осложниться, но другого варианта просто нет.

– Арда, скажите, пожалуйста, вы сегодня понимаете: человек заболел, плохо себя чувствует – он может рассчитывать на то, что к нему приедет бригада, возьмет у него пробы, что ему делать в этой ситуации, как ему бригаду вызывать?

– По собственному опыту могу сказать, что в первую очередь надо звонить на горячую линию, вам дадут номера, по которым вы должны будете звонить. Бригады уже никакие не выезжают ни для забора крови, ни для того, чтобы отвезти вас сделать рентген. Уже не получается из санэпидстанции приезжать и у всей семьи брать анализы. Если вы заболели, по симптоматике вы понимаете, что, скорее всего, у вас ковид, вы должны связываться с участковым доктором, чтобы получить от него направление и самим пойти в городскую больницу, отстоять очередь и сдать тест, чтобы вам его подтвердили и уже дальше вы могли ходить с этим подтвержденным ковидом на тот же КТ или рентген.

Т.е. если у вас нет направления сегодня, вы ничего не можете сделать. Я даже знаю, что уже направление на WhatsApp присылает доктор, и по этому направлению делают рентген. По-другому у людей не получается: они с температурой, понятно, что у них ковид, они не могут стоять в очереди к доктору, чтобы получить направление.

– Как бы вы оценили всю эту ситуацию: является ли адекватной та помощь, которую вы получаете?

– Учитывая нашу ситуацию, доктор Арчелия со мной постоянно на связи, она старается по максимуму уделять мне внимание, и я хочу поблагодарить ее и Марину Ражиковну из детской больницы, которые внимательно относятся к моей семье и дистанционно ведут нас. Что касается вопроса, адекватную ли я получаю помощь, в целом, я понимаю, что такая ситуация у нас в стране, потому что у нас разом заболело такое большое количество людей и наши медучреждения уже не выдерживают этот поток. Ну, что же теперь делать? Мое мнение: нужно закрывать учреждения, людей дома сажать, и не 5-го октября, мне кажется, это надо было сделать еще на той неделе, на позапрошлой неделе, когда не было такого количества заболевших людей, потому что сегодня не хватает тестов. Если бы не было такой большой волны заболевших, которым прямо сейчас нужна помощь, то, возможно, санэпидстанция и лаборатория успевали бы обрабатывать тесты вовремя, а не так, как сейчас мы ждем по семь дней. И докторам было бы легче, и гудаутская ЦРБ, наверное, не была бы такая заполненная, и, наверное, я, у которой уже началась пневмония… Например, две недели назад с таким состоянием, как у меня, люди лежали в гудаутской ЦРБ, но сегодня я лечусь дома сама, сама делаю себе уколы. Ну, это наши реалии, я это понимаю и подстраиваюсь под эти реалии, несмотря на то, что это сложно.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

После того, как депутат Левон Галустян победит коронавирус и выйдет из самоизоляции, он планирует отстаивать свое право на конфиденциальность.

СУХУМ, 8 авг – Sputnik, Сария Кварацхелия. Депутат Левон Галустян, которому ранее диагностировали коронавирус, сдал повторный анализ на COVID-19, об этом корреспонденту Sputnik сообщил сам Галустян.

По его словам, при повторном тестировании ни у него, ни у членов его семьи коронавируса не выявлено.

"В четверг, на 10 день после обнаружения в моем организме вируса COVID-19, специалисты городской санитарно-эпидемиологической службы приехали и на дому взяли у нас биоматериал. Вчера мне позвонила главный санитарный врач города Сухум и Сухумского района Алла Беляева и огласила результаты. Спешу поделиться - всех членов моей семьи отрицательные результаты. Это очень хорошая новость. То, что на 10-й день после положительных тестов специалисты установили, что во мне нет вируса, меня, конечно, не может не радовать. Я рад, что самоизоляция и меры, которые были рекомендованы санитарным врачом Аллой Беляевой и главным терапевтом Минздрава Абхазии Анжелой Арчелия, оказались эффективными. Мы их выполняли и вот такой отличный, добрый результат", – сказал Левон Галустян.

Однако это пока еще не окончательные результаты. На 14-й день заболевания депутат снова должен сдать биоматериал.

Как признался Галустян, самоизоляция далась ему непросто, но "радовало то, что она проходила в собственном доме, где есть огород, сад, куда можно выходить, погулять, занять себя в течение дня".

Левона Галустяна медики отнесли к бессимптомным инфицированным. У депутата практически не было признаков заболевания.

"Единственное – у меня было нарушение вкусовых рецепторов, пару дней не ощущал запахи и вкус еды. Но это, слава богу, длилось пару дней. У нас день начинался с замера температуры. В режиме онлайн сообщал ее своему лечащему врачу, но, собственно говоря, лекарственной терапии у меня не было. Был день, когда у меня была высокая температура. Ее я сбил парацетамолом. После этого все было нормально. И никаких признаков наличия вируса в организме я не ощущал", – поделился подробностями Галустян.

Депутат отметил, что благодарен медикам, которые "очень скрупулезно и профессионально относились к своей работе".

После того, как Галустян получит повторное подтверждение об отсутствии у него вируса и выйдет из самоизоляции, он намерен отстаивать свое право на конфиденциальность. По его словам, информацию о том, что он болеет COVID, распространили в соцсетях раньше, чем он сам об этом узнал.

"Моя история болезни состоит из двух частей – медицинской и юридической. В медицинской части, как я понимаю, мы уже на следующей неделе поставим жирную точку. А что касается юридической части, то я, конечно, хотел бы разобраться, кто стал распространителем информации о том, что я заражен. Все-таки мне кажется, что это важно. Если у нас есть закон, который определяет медицинскую тайну, то ему надо следовать. Мы люди публичные и все-таки, если бы подтвержденный диагноз я узнал бы первым, то никто из этого секрета не делал бы. Абхазское общество маленькое. И информация в любом случае расползлась бы. Но я бы хотел, чтобы в первую очередь узнал об этом я. Но я об этом узнал из соцсетей", – пояснил он и добавил, что парламентский запрос по этому поводу будет направлен в Генпрокуратуру.

 

 

Перед тем как взять небольшое интервью у главного государственного санитарного врача Сухума и Сухумского района Аллы Беляевой в ее кабинете, я совершил утреннюю экскурсию по столице Абхазии. Побывал, в частности, на городском рынке. Заглянул в помещение собеса и увидел там плотную толпу пришедших на перерегистрацию пенсионеров, получающих российскую пенсию; среди всех них выделялась всего одна женщина в медицинской маске. Несколько удивила очередь, выстроившаяся перед входом в Сбербанк, - там все были в масках; но позже узнал причину этой ковид-дисциплинированности: оказывается, без масок в здание не пускали…

Невольно вспомнились последние дни марта и начало апреля, когда в республике были введены жесткие ограничительные меры, хотя в тот период «первоначального испуга» не было еще ни одного зарегистрированного случая коронавирусной инфекции, а когда они появились в Гагре, в Сухуме их все равно долго еще не было. Потом только, в мае, стали помещать на обсервацию в столичном пансионате «Айтар» вернувшихся на летние каникулы курсантов российских военных вузов. И вот парадокс: после того как в июле в республике вновь официально появились инфицированные и их число стало расти гораздо быстрее, чем весной, когда можно не сомневаться, что теперь мы ходим по улицам среди коронавирусоносителей, люди уже совершенно расслабились…

И мой первый вопрос Алле Ивановне был такой: «Можно ли сказать, что все предпринимавшиеся весной карантинные меры оказались у нас в основном «тренировкой», а вот настоящее испытание для медицинской сферы и населения наступило сейчас?». Она ответила:

«Ну, можно в некоторой степени назвать и тренировкой. Поскольку тогда в Сухум заезжали организованные группы, можно было их на самоизоляцию поместить и планово взять у них мазочки. Сейчас у нас в последний месяц, когда разрешили однократное пересечение границы, за сутки через границу перемещалось плюс-минус около пятисот человек…

– Это с какой примерно даты?

– Весь июль точно. И рано или поздно количество должно было перейти в «качество». И, к сожалению, получилось так, что вот по Сухуму оба случая были с тяжело больными людьми. Один из них – сразу после стационарного лечения в России. И мало того – там еще были отрицательные результаты обследования на коронавирус, то есть, видимо, заражение произошло где-то в дороге. Поскольку все-таки основной путь передачи этого вируса, как мы видим на практике – и мы, и наши коллеги по всему миру – контактно-бытовой… Не только воздушно-капельный, да, он тоже реализуется, но еще больше реализуется контактно-бытовой путь передачи. …И опять-таки, сколько мы ни просим поменьше посещать больных в отделениях стационаров, очень много было контактов и среди пациентов, и с посетителями. И с медперсоналом. Поэтому появились у нас такие очаги этого заболевания. Вроде бы начинает все это локализовываться потихонечку. Но, тем не менее, опасность остается ежедневной. Наше население уже быстренько забыло обо всех необходимых мерах. Здороваются за руку, обнимаются, целуются. Никто не пользуется антисептиками, и, тем более, боже упаси, никто не носит маски. По-моему, маску сейчас надеть – это пхащароуп (стыдно – абх.)».

Утром, спросив на рынке у пары знакомых торговок, заметно ли уже там появление российских туристов, получил такой примерно ответ: нет, пока заехавшие в августе останавливаются в Гагре, Пицунде, а когда там все заполнят, уже к нам поедут… Там, во всяком случае, им представляется. Но, так или иначе, если заезд туристов после открытия границы будет продолжаться теми же темпами, скоро мы увидим их группы и в Сухуме: на пляжах, рынке, ресторанах…

На просьбу дать рекомендации по общению с туристами, Алла Беляева заверила, что тут нужны ровно такие же меры предосторожности, что и при контактах со всеми остальными. В самом деле, почти тот же поток переходящих границу наблюдается на Псоу в эти дни и в сторону России. Значит, эти люди, жители Абхазии, выезжающие по разным своим делам, вернутся. И могут вернуться с инфекцией. Значит, нужны все те же, может, набившие уже кому-то оскомину, но от этого не ставшие менее актуальными ограничительные меры.

Кстати, из всего можно извлечь какую-то пользу. И то, что в последние недели в Абхазии было выявлено несколько десятков ковид-инфицированных, больше, чем за все предыдущее время, причем двое умерло, уже заставило многих расслабившихся вспомнить об ограничительных мерах. Что очень важно в условиях начавшегося 1 августа массового заезда российских туристов.

Вчера по Абхазскому телевидению бывший министр здравоохранения Абхазии Зураб Маршан, работающий ныне на Северном Кавказе, сказал, что не стоит паниковать из-за роста числа выявляемых в республике коронавирусоносителей: ведь увеличилось и число тестируемых. В ответ на просьбу прокомментировать его слова Алла Беляева отметила:

«Да, существует такое, что с увеличением количества тестов увеличивается выявляемость, но в данном случае у нас это немножко не так: мы идем по эпидрасследованию. То есть мы отрабатываем контакты первого, второго или третьего круга, или поля, их и так, и так называют, и тестируем много народу, чтобы не пропустить инфицированного человека. Но в чем он, безусловно, прав, так это в том, что чем больше тестируется народу, тем больше выявляется положительных результатов. Почему? Потому что у многих, особенно у молодых, здоровых болезнь протекает бессимптомно, либо с такими незначительными симптомами, что человек на них не обращает внимания».

Когда-то, еще в начале лета, Министерство по туризму предложило проект поэтапного начала нынешнего турсезона: вначале впускать организованных туристов, имеющих бронь в крупных объектах размещения на достаточно длительный период, и так далее. Но многие отнеслись к этому проекту скептически: да, на бумаге красиво, но практически как это осуществить: пропускать одних и «заворачивать» других, которые тоже хотят оставить в Абхазии свои деньги? И не стали бы «дикарей» все равно пропускать – но уже с коррупционной составляющей, за все те же пресловутые «пять тысяч»? Сейчас, когда от времени летнего сезона осталось «с гулькин нос», этот план отпал сам собой. Перестали и проверять состояние здоровья въезжающих в Абхазию, и министр здравоохранения республики объяснил вчера в СМИ, почему: «Раньше, когда пересекающих было пять человек, это было легко сделать. Сейчас, когда их тысяча, это сложнее. Люди будут сутками стоять в очереди. Это сделать нереально, потому что человек, который идет пешком от российской границы до нашей под палящим солнцем, нагревается. Ни тепловизор, ни термометр не будут давать достоверную информацию в таком случае».

Отказались и от требования от въезжающих ковид-справок, поскольку в РФ от наших въезжающих граждан их тоже не требуют. К тому же эти справки, требование предоставлять которые на границе, многих потенциальных туристов из России, знаю, раздражало, ничего не гарантируют. Алла Беляева сказала:

«Здесь вы не совсем правы. Ковид-справки частично… Вот у вас, к примеру, есть двор без забора вообще, и двор с хотя бы реденьким, но забором. Кошка, допустим, пролезет, а вот крупная собака уже нет. То есть это хоть какой-то фильтр был бы. Хоть частично мы могли бы отсечь инфицированных.

– Но можно ведь ехать в Абхазию с такой справкой и заразиться по дороге.

– Можно. Я же не говорю, что это полная безопасность. Я говорю, что это хоть какой-то реденький, но фильтр. Что касается наших граждан. Я думаю, что наши граждане процентов на восемьдесят являются и гражданами Российской Федерации. Поэтому они имеют равные права с россиянами и, по идее, имеют право заехать в Россию без ковид-справки. Здесь такой парадокс получается небольшой. А по поводу поэтапного открытия для туристов… Ну, республиканский оперативный штаб принял такое решение, какое принял. Это его право и его ответственность. Значит, мы, как исполнители, обязаны сделать все, чтобы не допустить в республике массового заболевания».

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

3 августа в социальных сетях появилась информация, что среди приходивших на судебные заседания по делу Анзора Тарба есть заразившийся коронавирусом. Последнее заседание по этому делу проходило в среду, 29 июля в Сухумском городском суде.

Официально эту информацию пока никто не подтвердил, но и не опроверг.

Как сказала начальник канцелярии суда, там пока такой информацией не обладают. Суд работает, все сотрудники на месте: «Пока никакой санобработки нет. Наверное, кто-то нам скажет, официальной информации пока нет, по слухам много чего слышно».

Главный санитарный врач Сухума Алла Беляева подчеркнула, что среди работников суда заболевших на данный момент нет: «Я могу сказать только то, что из людей, работающих на сегодняшний день в суде, все здоровы. Если мы найдем заболевшего, мы закроем организацию».

На вопрос, есть ли заболевшие среди посещавших процесс она ответила: «Ничего не могу сказать, личные данные людей – это врачебная тайна».

Нужная газета

 

Страница 1 из 6